Звёздные приключения Нуми и Ники. В поисках Мало. Глава 2. Часть 2

2.   Высадка. Знакомство. Сезонная жизнь. Следы Мало.

 Примерно так и проходили будни наших космических путешественников. Каждый день они ставили себе различные задачи и с удовольствием с ними справлялись. Наконец их звездолет приблизился к солнечной системе настолько, что они смогли подробно её изучить. Звезда была раза в три больше Земного солнца, поэтому из-за большего тяготения вокруг неё вращалось тридцать планет.

— Буф-ф, Ники! Смотри, кажется, шестая планета обитаема, — обрадовалась Нуми.

— Похоже, что так, — согласился Ники, — из-за такого радиуса орбиты могу себе представить какой там длинный год.

Действительно, планета имела атмосферу. Из-за размеров светила, на ближайших пяти планетах жизнь была невозможна: они представляли собой раскаленные шары. А шестая планета получала от своей звезды примерно столько же тепла, как наша Земля от Солнца. Получив данные со сканера, Нуми и Ники увидели, что диаметр планеты чуть меньше земного, атмосфера вполне пригодна для дыхания. На планете имелся один единственный континент, расположенный в одном полушарии. Подлетев ближе, стали заметны причудливой формы города.

— Ники, милый, похоже на ней живут! – глаза Нуми сияли от восторга, — это первая за такое долгое время обитаемая планета, которая нам встретилась.

— Да, после «райской» планеты прошло много времени, — подтвердил Ники, внимательно разглядывая поверхность планеты.

— Искусственных спутников нет, значит, они ещё не вышли в космос. Но, судя по городам, они всё же цивилизованные. Интересно на кого они похожи? – задумалась Нуми.

— На поверхности холодно, там, похоже, зима, — сказал Ники, — как будем приземляться: на корабле или возьмем челнок?

— Челнок. Корабль пусть висит на орбите, — решила Нуми, — в случае чего он прилетит нам на выручку.

Нуми велела одеть шлемы и взять с собой оружие. Шлемы оборудовались радиосвязью, защитное стекло могло убираться, или наоборот, в опущенном состоянии защищало лицо и обеспечивало превосходную герметичность вместе со скафандром. В этих скафандрах было много чего усовершенствовано: они сильно отличались от тех, что были у них в детстве. Например, в районе левого предплечья был установлен анализатор общего состояния здоровья. В случае инфекции или травмы, микроскопическая игла впрыскивала необходимое лекарство в мышцу. Скафандр полностью поддерживал  жизнеобеспечение человека в любых экстремальных условиях. Любые выделения организма впитывались и перерабатывались. Излишки могли быть превращены в воду или выпущены в виде молекул пара наружу. В районе бёдер, имелись сменные кассеты, которые менялись на новые по мере необходимости. Ники каждый раз удивлялся тому, насколько они были тонкие, причем вмещали себя большой объем вещества. Туда в обезвоженном и сверхсжатом виде накапливались органические отходы. По сути – в этом одеянии можно было находиться долгое время не испытывая никаких неудобств. На спине, в небольшом утолщении, имелся запас кислорода, обеспечивая дыхание в безвоздушном пространстве или в ядовитой атмосфере. И, несмотря на свою мягкость и эластичность, скафандр был пуленепробиваем и устойчив к всякого рода внешним воздействиям.

В такой вот полной экипировке друзья покинули звездолет в небольшом челноке-шлюпке и приближались к таинственной планете.

— Вон, впереди город, — указала Нуми, — давай туда.

  Ники направил челнок в сторону города, который был похож на огромный лабиринт в форме треугольника. Вокруг, куда ни глянь, блестел снег. Температура воздуха была минус 35 градусов по Цельсию. Перед въездом в город обнаружилась небольшая площадь, туда и направил Ники летательный аппарат для посадки. Очень аккуратно, чтобы «не поймать землю», челнок приземлился на чужеродную планету, подняв небольшое облачко снега.

— Воздух здесь просто создан для дыхания, — сообщила Нуми, но поскольку очень холодно, предлагаю не снимать шлем.

— Согласен, да и солнце очень яркое, глаза слепит, как раз стекло можно чуть затемнить, — Ники приготовился к выходу, — ты готова?

— Готова, — ответила Нуми.

Они открыли выходной люк и вступили на планету. Небо здесь было зеленовато-голубого цвета, солнце бело-желтое, ярко освещало окружающий мир, но не грело. Перед глазами расположился большой город. Сразу стало понятно, что здесь основной архитектурный стиль это шестиугольные пирамиды. Иногда, местами были видны прямоугольные башни, но большая часть построек была пирамидального типа. Здания были покрыты инеем, который красиво искрился на солнце.

— Я чувствую движение, — указала Нуми вперед, — там кто-то есть.

Словно в подтверждение её слов впереди появились существа. Издалека они были похожи на людей, передвигались на двух ногах, имели две руки и маленькую голову. Существа подошли ближе – оказалось, что они очень высокие, примерно в полтора человеческих роста. Черты лица заостренные, узкий, острый подбородок, тонкая линия рта и большие, слегка вытянутые глаза. Ники напрягся, ему стало не по себе от этих величавых тихих созданий.

— Расслабься, — тихо сказал ему Нуми в переговорник шлема, — я чувствую волны дружелюбия и любопытства, и никакой агрессии.

— Ауа тиии итаа ке-е, — произнесло стоящее впереди существо. Его голос звучал словно музыка – удивительно, что такие звуки исходили из живого существа.

— Куиа, кии потоо раа, — снова новая фраза, и снова как будто мелодия.

Электронный мозг Нуми молниеносно интерпретировал новые звуки и передавал алгоритмы речевому модулятору, встроенному в шлемы. Наконец, электронный переводчик скафандров закончил анализ странной речи и Ники услышал в микрофон: «Кто вы странные существа, так внезапно упавшие с зеленых небес, на почву Мира, разумные ли вы, мирные ли или несете опасность»? И через секунду: «Если вы с миром, тогда мы с благодарностью раскрываем наши объятия и просим присоединиться к нашему обществу для того, чтобы разделить с нами радость встречи».

— Ничего себе, — восхищенно произнес Ники по внутренней связи, — так мало звуков и такой длиннющий перевод!

— Так бывает, — сказала Нуми, — всё зависит от структуры языка. А сейчас я переключусь на громкую связь и задействую наш модулятор.

Прошло несколько секунд, и вдруг от стоящей рядом Нуми послышалось следующее:

— Ке’е ии-таа иии уаи потоо оие, вао-и.

Переводчик внутри шлема Ники перевел фразу:

— Приветствуем вас, прекрасные создания Мира, мы разумные существа путешествуем через звезды, мы не представляем опасность и очень рады встречи с вами!

— Тии-та-а фаа-о Нуми о Ники, — сказала Нуми.

— Мы вам рады и просим встречи с вами, мое имя Нуми, а имя моего спутника Ники, — услышал Ники перевод фразы. Благодаря переводчику и голосовому модулятору общение пошло быстрее. Ники в очередной раз восхитился инженерами Пирры, которые сконструировали такие умные приборы. Через некоторое время Ники узнал, что туземцы зовут себя Истинными, проживают они в городе с названием «И’и», что означает счастье, а планета у них называлась Мир. Они вполне были осведомлены об окружающих их звездах и планетах. Язык у них был очень сложен и ёмок, а метаболизм их тел был таков, что существовать они могли только при низких температурах. Главным у них был Те-и’г, что-то типа городского главы правителя. Их проводили в одну из пирамид, где в одном из залов устроили торжественный прием. Помещения были очень красивы, полы были выложены из камня, различных оттенков. Стены были яркими, красочными.  Каждое помещение имело свою собственную цветовую гамму. Было уютно и хотелось остаться здесь и жить, но отталкивал холод, который был повсюду.

— Вы похожи на нас, но ваши лица закрыты материалом похожим на стекло, почему? — спросил Те-и’г.

— Мы свободно дышим вашим воздухом, но боимся холода, поэтому мы закрыли лица для тепла, — сказала Нуми, — но это не очень критично для нас, на некоторое время мы можем открыть лица.

Нуми открыла стекло шлема. Истинные смотрели на неё с любопытством и удовольствием.

— Спасибо, за вашу смелость и дружелюбие, — сказал Те-и’г, — это не опасно для вас?

— Не опасно на короткое время, — сказала Нуми.

— Расскажите о вашей жизни, и закройте стекло, если вам так удобнее, — попросил Те-и’г.

  И Нуми вкратце рассказала о том, как живут на Земле и на Пирре, чем занимаются, что для них интересно, а что нет.

Инопланетяне задумались на минуту, потом спросил некто сидящий рядом с Те-и’г’ом:

— Как вы выращиваете ваши яйца, как воспитываете молодняк?

Ники чуть не поперхнулся от удивления, он не как не ожидал такого вопроса. Нуми, наоборот, была невозмутима, казалось, что её трудно удивить:

— Мы живородящие существа, своих малышей воспитываем семьёй.

— Что такое семья? Члены города?

— Семья это родители: мать и отец. Мы двуполые существа.

Эти слова Нуми вызвали оживленную дискуссию. Переводчик едва успевал передавать общий смысл споров. Оказалось, представители этой планеты были однополы. Они были яйцекладущими существами. Но среди них был один ученый, который предположил, что где-нибудь могут быть существа нескольких полов. Истинные на все голоса хвалили своего соплеменника и поздравляли с подтверждением его теории. В это же время Ники с уважением взглянул на свою подругу:

— Ты молодец, — сказал он ей по внутренней связи, — я бы, наверное, растерялся.

— Спасибо, я думаю, что ты нашёл бы что сказать, — улыбнулась она.

Вскоре хозяева пригласили гостей на торжественный обед. Еда состояла из водорослей и всяких других различных морепродуктов. У Ники и у Нуми на левой руке был особый браслет, который мог анализировать любое вещество, включая пищу и послать вовнутрь шлема сигнал опасности. Оказалось, что еда была белковая, и пригодна к пище, но очень горькая. Нуми как можно вежливее отказалась от еды. Но её интересовало следующее: если жители этого мира живут в таком холоде, откуда же берутся продукты питания? Кто ловит рыбу и заготавливает водоросли? И, когда-нибудь наступит весна, как тогда они переживут тепло? И как, при таком холоде высиживаются яйца? Её, казалось бы, обычные вопросы привели в некоторое смятение жителей планеты. Воцарилось неловкое молчание потом Те-и’г начал говорить. Говорил он долго, а если учесть каков ёмкий был их язык, перевод был на порядок длиннее. В общем, зима на этой планете длилась примерно пять земных лет. Поэтому живые организмы адаптировались к жизни в таком холоде. Но на планете следующие пять лет царило тропическое жаркое лето. И другие живые существа адаптировались к жизни в тропиках, но не могли переносить холод. Поэтому жизнь на планете приобрела сезонный характер. Зимние жители, или как они себя звали «Истинные», занимались наукой, у них имелись приборы, и холодильные установки. Чтобы обезопасить себя в пятилетнем жарком лете, они сами себя отправляли в анабиоз. Установки, которые обеспечивали необходимый для этого холод, вырабатывали много побочного тепла. Это тепло использовалось для обогрева потомства летних существ, так как им требовалась высокая температура для высиживания яиц. В свою очередь, зимний народ, оставлял свое потомство в специальных треугольных пирамидах на поверхности. Тепла им хватало без подогрева, и яйца тихонько зрели до следующей зимы. Этот хрупкий симбиоз не мог бы существовать, если бы на планете были бы вулканы или гейзеры. Но на континенте их точно не было. Нуми чрезвычайно заинтересовалась такой сезонной жизнью и очень хотела познакомиться с летним народом.  Между тем, температура заметно снизилась, теперь градусник показывал минус пятьдесят градусов. Все вокруг заметно оживились, по всей видимости, холод действовал на местных жителей ободряюще. Те-и’г объяснил, что скоро представится возможность поговорить с летними, поскольку холода уже на исходе. На вопрос Нуми, где находятся летние на период холодов, Те-и’г ответил фразой, которую переводчик интерпретировать не смог.

— Ну и ладно, — сказал Ники, — дождемся лета и сами всё увидим.

Остаток дня они ходили по городу и осматривали его достопримечательности. Несмотря, что вокруг был снег, а здания и сооружения припорошены искрящимся инеем, в городе было на что посмотреть. В самом центре была установлена огромная статуя какого-то известного туземца. Тут и там были расставлены причудливо замерзшие ледяные фонтаны. Некоторые из горожан передвигались на открытых повозках, которые неслышно скользили над поверхностью. Одно из зданий служило чем-то вроде развлекательного центра. Там было много народа, многие что-то обсуждали, другие любовались висящими повсюду картинами.

— Буф-ф! – вскрикнула вдруг Нуми по внутренней связи, — смотри Ники, там Мало!

На одной картине Ники увидел изображение не то тыквы, не то груши лежащей на площади среди пирамид этого самого города. Определенно, это был Малогалоталотим. Нуми принялась опрашивать рядом стоящих про сюжет этой картины, но никто ничего вразумительного не ответил. Лишь один из туземцев проговорил что-то типа «летние знают». После этого Нуми решила во что бы то ни стало дождаться конца зимы. К вечеру, когда стало совсем холодно, хозяева любезно предложили ночлег, на что Нуми вежливо отказалась. Ники взял её за руку и потащил в сторону площади, где стоял их челнок. Аппарат ожидал их весь покрытый инеем, вид у него был такой, будто на нем не летали лет сто. Ребята задраили люки и включили обогрев кабины. Когда наступило комфортное тепло, они с наслаждением скинули шлемы.

— Взлетаю, — сказал Ники и взял курс на звездолет.

В уютном тепле кают-компании Нуми и Ники обсуждали увиденное.

— Очень странно, — сказал Ники, — как жизнь может поддерживаться при таком холоде?

— Ты прав, что-то здесь не так. Судя по наблюдениям с орбиты, зима и лето сменяют друг друга очень быстро. Нет таких явлений, как осень или весна. Вернее, весна, конечно есть, но очень короткая, — задумчиво говорила Нуми.

— Тогда, давай дождемся лета, и всё узнаем, — предложил Ники, — и давай отдохнём.

 

Продолжение

 

Прочли стихотворение или рассказ???

Поставьте оценку произведению и напишите комментарий.

И ОБЯЗАТЕЛЬНО нажмите значок "Одноклассников" ниже!

 

+4
23:45
199
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!