Звёздные приключения Нуми и Ники. В поисках Мало. Глава 2. Часть 4

4. Сколько имен у Мало? Если жизнь на планетах гигантах. Имя звездолета. Полезный планетоид.

 

 Оказавшись в грузовом отсеке ставшего родным корабля, Нуми облегченно вздохнул: — Как хорошо оказаться дома!

— Буф-ф! Ты читаешь мои мысли, — засмеялась Нуми, — Видишь, я ведь говорила тогда, что скоро корабль станет тебе родным, — её глаза светились от счастья.

— Это правда, — сказал Ники, — а как имя этого корабля? Как он называется?

— Но у него нет имени, — растерялась Нуми, — у него есть цифровой бортовой номер. Мы не даем имена кораблям…

— Странно, ведь это красиво и очень романтично, — сказал Николай, — у нас каждый корабль имеет собственное имя. Хоть космический, хоть обычный морской или речной. И бортовой номер тоже имеется.

— Так давай, дадим ему имя! – воскликнула Нуми.

— Давай, только мне в голову пока ничего подходящего не приходит, — сказал Ники.

— Мне тоже…. Давай тогда так сделаем: как придумаем подходящее название, тогда и назовем.

— Ладно, — Ники задумался и спросил: — А сколько у Мало имён, как думаешь?

— Думаю, что очень много, ведь каждый народ называет его по-своему. Мы называем его Малогалоталотим, на земле его, возможно, называли ковчегом, а здесь его зовут Парагон. А во вселенной бесчисленное множество миров и в каждом у него своё имя.

— Тогда я не понимаю, — сказал ей Ники, — как ты тогда с ним общалась. Как он понимал, что ты обращаешься именно к нему?

— Он существо высшего порядка…. Я думаю, ему понятно, что это именно к нему обращение, — смущенно стала объяснять Нуми.

— Тогда ты можешь звать его не Малогалоталотим, — сказал Ники.

— А как?

— Парагон, например. Кричи ему мысленно, мол, спаси нас Парагон!

— Зачем ты так, — на глазах Нуми заблестели слёзы.

— Ну что же ты сразу и плакать, — Ники обнял подругу, — я же не всерьез, просто рассуждаю. Мне кажется, что для такого высокоразвитого существа имя совершенно не важно. Он, должно быть, понимает, что к нему обращаются с просьбой о помощи. Или чувствует, когда кто-то в опасности и спешит на помощь. Извини, я ведь не хотел тебя обидеть.

— Да всё нормально, просто я привыкла, что он Малогалоталотим. Очень странно называть его другим именем.

— Так и называй его, как нам привычнее, — Ники погладил мягкие волосы Нуми, — что там у нас по плану?

— Проверяем системы и двигаемся дальше. Я занесу в компьютер данные, которые мы имеем. Мы можем себя поздравить, Ники. У нас на счету ещё одна обитаемая планета.

— Непривычно ощущать себя первооткрывателем, — сказал Ники, — но очень приятно.

Они направились в рубку управления. Привычно заняв свои места, они принялись за проверку всех систем корабля.

— Всё в норме, — сообщил Николай, — можно лететь.

— У меня тоже всё, — Нуми тряхнула головой, — Буф-ф! Выхожу на гиперпрыжок. Готов?

— Готов. Поехали!

Когда разноцветный тоннель исчез, и появились нормальные звезды, Ники сообщил:

— Прыжок прошел хорошо, мы в спокойном участке вдали от неизвестной солнечной системы.

— Отлично, ты прирожденный космолетчик, — Нуми покинула свой пост и обняла Ники, — Можем оценить, какого типа система?

— Судя по размерам – это звезда класса Ригель. Очень большая и ярко белая. Наше Солнце по сравнению с этим словно булавочная головка.

— Значит тяготение здесь чудовищное, — покачала головой Нуми, — Всякий раз ловлю себя на мысли, что очень хорошо, что конечную точку мы берем не так близко к звезде. Только Малогалоталотим заранее знал куда летит.

— Да уж, большая звездочка, — Ники изучал данные компьютера, — пока непонятно, сколько там планет.

— Значит, будем отдыхать, и ждать, когда будет больше информации, — заявила Нуми, — держим курс на эту систему.

  В этот раз Нуми потащила Ники в бассейн. В конце концов, если есть отличный бассейн, то почему бы в нем не поплавать? Тем более что он был в полном их распоряжении – можно плескаться сколько душе угодно. В душевой имелись в наличии отличные купальники и плавки в спортивном стиле. Как будто специально для спортивных тренировок. Нуми объяснила, что на Пирре очень уважают плавательный спорт, поэтому многие занимаются тренировками в космосе.

  Выскочив из душа в ярко-жёлтом купальнике, Нуми схватила Ники за руку и потащила к бассейну.

— Давай за мной, — звонко засмеялась она, затем разбежалась, подпрыгнула вверх и, описав дугу, изящно вошла в воду.

— Ух ты, — с завистью произнес Ники и кинулся вслед за ней.

Надо сказать, что в воде Нуми чувствовала себя словно рыба. Плавать она могла как угодно, всевозможными стилями, на воде и под водой. Ники как не старался, не мог угнаться за ней. Хотя тоже неплохо плавал. В конце концов, он выдохся и попросту лежал на воде, отдыхая и любуясь Нуми. А она, словно ярко жёлтая рыбка то выпрыгивала из воды, то ныряла, то вытворяла всевозможные фортели, в общем, ни дать, ни взять настоящая морская русалка. Наконец она устала и подплыла к Ники.

— Здорово! – с восхищением произнес он, — ты плаваешь словно амфибия.

— Спасибо! А куда ты так пристально смотришь? – удивилась Нуми, заметив, как Ники внимательно смотрит под воду.

— Да вот смотрю, там у тебя ноги или рыбий хвост?

— Тьфу ты, опять эти твои шутки! Буф-ф, ну откуда там может быть хвост?

— И ничего это не шутки, — засмеялся Ники, — у нас существуют мифы о русалках, которые плавали в морях и заманивали к себе под воду моряков. У русалок вместо ног был хвост как у рыбы, а когда они оказывались на суше, то хвост исчезал, и появлялись ноги. И русалки, между прочим, были невероятно красивы, прям как ты.

— Ой, спасибо тебе Ники, ты меня в краску вгоняешь, — улыбнулась Нуми и, подплыв ближе, растянулась на воде рядом с ним.

— Я просто поразился тому, как классно ты умеешь плавать, — сказал Ники, — ты прямо как спортсменка.

— Было дело, ещё в школе я занималась плаваньем и участвовала в соревнованиях. Но у нас на Пирре почти все так плавают и даже намного лучше, чем я.

— Теперь мне понятно, почему на корабле устроили бассейн, — сказал Ники, — а сначала мне казалось, что это некоторое излишество: на звездолете устроить такое сложное помещение, с системами водоотведения, водными резервуарами, насосами.

— Ты прав, это действительно сложно устроить. Поэтому в кораблях ближнего действия такого конечно нет. А в тех, что предназначены для долгих перелётов, бассейны делают. Иногда они не такие большие как этот. Но и звездолет этот более современной конструкции, всё-таки.

— Вода солёная, прямо как в море! – восхищенно произнес Ники, попробовав воду на вкус.

— Да, это настоящая морская вода, как на Пирре, — сказала Нуми, — очень полезна для здоровья, особенно в условиях долгого пребывания в космосе. В воде содержится много нужных солей и плотность воды очень приятная.

— Согласен, вода сама держит, так и лежал бы тут вечно, тем более ты рядом.

Нуми ничего не ответила, и лишь теснее прижалась к нему. Так они и плавали на поверхности, наслаждаясь тишиной, и друг другом.

Неожиданно их тихую идиллию нарушил сигнал из рубки управления. Это не был сигнал тревоги, иначе бы он раздался по всему кораблю. Сигнал, который они услышали, означал, что компьютер получил какую-то информацию, возможно очень важную.

— Ну вот, — заворчал Ники, — полежать не дадут, нужно выбираться.

— Ничего, — поцеловала его Нуми, — у нас времени предостаточно. Пойдем, посмотрим, что там интересного.

Они выбрались из бассейна, быстро ополоснулись в душе и облачились в скафандры.

На главном мониторе отображалась информация, которую успели засечь сенсоры звездолета. Нуми открыла рот от удивления, а Ники остолбенел. Да и было от чего. Вокруг гигантской звезды вращалось около двадцати планет земной величины и пятнадцать планет-гигантов. И это не считая огромного количества планетоидов, астероидных поясов, комет и прочих космических тел.

— Вот это да! – потрясенно произнесла Нуми, — и это только приблизительные данные.

— Какие же здесь чудовищные расстояния! Ты только представь, — сказал Ники, — орбита самой ближней к солнцу планеты имеет диаметр как орбита нашего Юпитера! И не мудрено, если звезда тут таких размеров.

— Не представляю, сколько же длится там один год, — озадачилась Нуми, — я никогда не видела ничего подобного.

— Но там такие температуры, что жизнь могла бы быть только там, где находятся планеты-гиганты, — сказал Ники, — а на них жизнь теоретически не возможна.

— Теоретически?

— Ну да, ведь реально там никто не был. Мы рассматриваем жизнь со своей точки зрения. А что если существует жизнь в условиях, которые прямо противоположны нашим условиям? При таком чудовищном тяготении и бешеном ветре частиц, может быть некто, кто вполне себе прекрасно живет.

Нуми с удивлением взглянула на Николая и сказала:

— Тогда я не могу представить себе такую жизнь. А твоя, Ники, теория очень интересна.

Появились новые данные. Стали заметны кольца и спутники у многих планет. Конечно, это всё отображалось на экране мониторов, визуально же, не видно было ничего, кроме звезд и яркого белого солнца. Внезапно появились радиосигналы, пока ещё слабые, но они представляли собой сложную какофонию звуков, разобраться в которой не представлялось возможным.

— Что это за звуки? – спросил Николай.

— Возможно чьи-то радиосигналы. А возможно это радиопомехи, которые создаются атмосферами планет гигантов, — ответила Нуми, — я отключу пока звук, а то он разговору мешает.

— Если это помехи, тогда понятно. А если нет? – Ники сосредоточенно защелкал клавишами на своем пульте управления.

— Я создал алгоритм отсеивания хаотичных сигналов и предложил компьютеру отображать только те, которые имеют хотя бы какой-то порядок или закономерность.

Ники включил звук и вместо какофонии они услышали щёлкающие звуки вперемежку с короткими сигналами очень низкого, на уровне субоктавы, тона.

— Буф-ф! Ты просто гений! – Нуми была восхищена и взволнована, — вдруг это и правда жизнь? С чем же мы тогда столкнемся?

— Трудно представить…

— Определим тогда, откуда идут сигналы, — сказала Нуми, — от одной конкретной планеты или от всех сразу. Если от всех, то это, скорее всего такие характерные естественные звуки.

— Седьмая планета-гигант, — объявил Ники, — сигнал оттуда!

— Так, следуем курсом к седьмой планете, — отдала Нуми приказ корабельному компьютеру, — скорость средняя, включить защитные поля на максимум.

— Это от астероидов и тому подобного мусора, — пояснила она.

— Понятно, — сказал Ники, — появилась новая информация о планете. Размер примерно как у Юпитера, имеется двадцать восемь спутников, причем пять больших и один со своей атмосферой.

— Ого, а может оттуда сигналы?

— Выясним, — ответил Ники и сосредоточился на сводке данных о планете.

Тем времени звездолет заметно приблизился к нужной планете. Теперь её визуально можно было наблюдать как маленькую яркую звездочку. Вскоре звездочка превратилась в горошину, а затем уже, планета стала похожа на полосатый теннисный мяч.

— Сигнал идёт с планеты, -  сказал Ники, — на спутниках ничего не слышно. Тот, который с атмосферой, похоже безжизненный.

— Подойдем поближе и будем наблюдать, — решила Нуми.

Планета значительно выросла в размерах. Теперь она визуально выглядела по размерам как Земля, но это был обман зрения. На самом деле до планеты было очень и очень далеко, ведь размеры её были колоссальны. Мощные планетарные вихри образовали на планете полосы, но не как у Юпитера. Здесь они чередовались синим, белым и зелёными цветами. Белое солнце осветило звездолет, и на полосатой поверхности планеты появилась тонкая, словно игла тень.

— Смотри Нуми, какая тень корабля на планете, — указал Ники на поверхность планеты.

— Как будто игла, — сказала Нуми.

— Когда мы подлетали к кораблю на челноке, — задумчиво проговорил Ники, — корабль словно светился серебристым цветом…. Такая вот сребристая игла… Серебряная Игла! Вот и название, — обрадованно заключил он.

— Серебряная Игла, — повторила Нуми, — а что, неплохо звучит. Он стреловидной формы, и пространство может проткнуть, словно иголка. Мне понравилось, ты молодец Ники!

Нуми быстро обняла его и стала вводить данные в командный компьютер.

— Я введу к цифровому обозначению наше новое имя. Теперь так будут передаваться стандартные позывные звездолёта Серебряная Игла C25043.

— Отлично, я просто полюбила это имя. Очень красиво – Серебряная Игла, — не переставала восхищаться Нуми.

— Согласен, — сказал Ники, — звучит. Я чего только не подбирал в голове, но на ум ничего оригинального не приходило.

Между тем, инопланетный радиосигнал обрел постоянную частоту, было понятно, что поступает он именно с планеты с какого-то неопределенного места. Нуми попыталась послать ответный узконаправленный сигнал на той же частоте, в надежде, что они будут услышаны. Но, увы. То ли сигнал с корабля был не слишком мощный, чтобы пробиться сквозь невероятную толщину атмосферы, то ли его просто не поняли. Либо существовали какие-нибудь причины, о которых людям с их человеческим мировоззрением понять невозможно.

— Очень жаль, — вздохнула Нуми, — мы так и не узнаем секрета этой планеты.

— Нам ничего больше не остается: войти в атмосферу мы не можем, потому что нас сразу же разорвет, — высказал свои доводы Ники, — а если бы мы смогли достичь твердой поверхности, то нас все равно бы раздавила масса атмосферы.

— Согласна, у нас на Пирре ученые пробовали исследовать планету такого типа. Запускали сверхплотный зонд, и он в считанные минуты выходил из строя.

— Ну что-ж, — встряхнул головой Ники, — тогда соберем как можно больше информации об этой системе и полетим дальше.

— И назовем эту солнечную систему Загадка, — улыбнулась Нуми, — ты не против?

— Конечно не против!

Нуми развернула корабль и аккуратно стала выходить с орбиты гигантской планеты. В этой системе было довольно сложно маневрировать. Неоднократно попадались астероидные скопления, десятка два комет, метеоритов было вообще хоть отбавляй. Хотя звездолет уже приближался к границам солнечной системы, космические объекты всякого разного рода всё ещё попадались на пути.

Вот и сейчас, прямо по курсу показался одинокий планетоид. Ники отчего-то им заинтересовался.

— Смотри Нуми, — сказал он, — какой интересный планетоид. Когда на него попадают лучи огромного солнца, он сам начинает светиться отраженным цветом, но не серебристого, а желтого цвета. Странно, ты не находишь?

— Я думаю, что необычного ничего нет. Всё зависит от того, из какого вещества он состоит.

— А давай, исследуем его, — предложил Ники, — я ни разу не был на планетоидах. Возьмем образцы грунта, сохраним отчет, может быть, обнаружим что-нибудь важное.

— Давай, — согласилась она, — я направлю корабль в его сторону. Когда синхронизируем наше движением с планетоидом, отправимся на его поверхность, на челноке.

Звездолёт аккуратно завис возле маленькой планетки. Нуми и Ники в полной экипировке погрузились в челнок и стартовали из грузового отсека в открытый космос. Управление челноком взяла на себя Нуми, поскольку Николай не имел ещё опыта полетов на поверхность планетоидов. Аккуратно приземлившись, девушка открыла входной люк, и первая ступила на желтоватую поверхность небесного тела. Вслед за ней вышел Ники. Сквозь стекло гермошлема она видела его восторженный взгляд и от этого ее саму переполнили чувства восторга и радости.

— Ох, Нуми, как же это здорово, — говорил Ники, — это совсем не похоже на Луну. Сила тяжести совсем маленькая, но выглядит как спутник.

— Из-за того, что у таких небесных тел правильная шарообразная форма, их и стали называть планетоидами. По сути – это большой астероид, — объяснила Нуми, — но правда, тут действительно жёлтый грунт.

— Тогда давай возьмем пробы, — предложил Николай.

Они вынули из челнока небольшой ящик с оборудованием. Нуми достала небольшой контейнер, зачерпнула им почву и вставила в специальное отверстие. На дисплее отобразилась диаграмма анализа вещества, которая по мере того как прибор справлялся с обработкой грунта, закрашивалась голубым цветом. Наконец, звуковой сигнал известил об окончании анализа. Диаграмму сменил подробный химический состав образца.

— Буф-ф, это золото, — сказала Нуми, — тогда понятно, почему весь планетоид жёлтый.

— Что? – удивился Ники, — ты сказала золото?

— Ну да, а что ты так удивился?

— Да ничего, просто первый раз встречаю золотую планету, — ответил Ники, — может в другом месте взять пробу? Где-нибудь поглубже.

— Хорошо, давай ещё раз попробуем.

Нуми взяла пробу с помощью манипулятора, который проткнул отверстие в грунте глубиной в три метра. А потом Ники отколол кусок твердой породы, и анализатор каждый раз показывал тот же самый результат.

— Этот планетоид не что иное, как большой кусок золота и золотого песка, — сделала Нуми окончательный вывод. У тебя обалделый вид Ники, что с тобой?

— Все кого я знаю, кроме тебя конечно, нагрузили бы полный звездолет золота и отправились домой, — ответил Ники, — это же несметные богатства. Впрочем, как и контейнер с драгоценными камнями на борту.

— У нас на Пирре золото тоже драгоценный металл, он дорогой и из него делают украшения. Но ни одному космолетчику не пришло бы в голову обогатиться за счет космических находок, — наставительно объяснила Нуми.

— Я понимаю, мне золото и богатство тоже ни к чему, просто в голове не укладывается. Одно дело, когда кто-то расскажет, а другое – когда видишь своими глазами. Тем не менее, я предлагаю взять с собой контейнер золота на борт. У меня такое предчувствие, что оно нам пригодится.

— Хорошо, возьмем. Твое предчувствие нас ещё не обманывало, — улыбнулась Нуми.

Они вытащили большой контейнер, нагрузили его золотом доверху, и отправились обратно на звездолет.

Чуть позже, сидя в рубке управления, Ники провожал глазами удаляющийся планетоид.

— Все ценности относительны, в который раз убеждаюсь, — сказал он, — где-то за грамм золота убить могут, а тут целая золотая планета.

— Ну, может быть, мы сможем кому-нибудь помочь. Ведь не зря мы набрали целый контейнер с этого планетоида, — улыбнулась Нуми, — давай лучше решим, куда нам дальше следовать.

— Давай, — согласился Ники, и они склонились над монитором, изучая окружающее их космическое пространство.

 

Продолжение

 

Прочли стихотворение или рассказ???

Поставьте оценку произведению и напишите комментарий.

И ОБЯЗАТЕЛЬНО нажмите значок "Одноклассников" ниже!

 

+4
11:01
171
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!