Темная материя

… Олег изо всех сил старался не уснуть, однако усталость давила на веки, а прямая пустынная дорога никак не способствовала концентрации. Проснулся он от визга попутчицы, увидел, что едет по встречке, а навстречу ему мчится грузовик. Олег нажал на тормоз и с противным ощущением под ложечкой почувствовал, как нога проваливается вниз, не встречая никакого сопротивления… Олег закричал и проснулся.

 

… Противное ощущение под ложечкой не проходило, а сердце грохотало, как сумасшедшее. Попытался пойти на кухню попить, но ноги не слушались, голова кружилась… потом Олег очнулся и понял, что его несут куда-то на носилках, а девушка, очевидно, фельдшер, взволнованно говорит кому-то в рацию: «Да, это очень серьезно, уже не в первый раз, готовьте...» Что готовить, Олег не расслышал, потому что в кармане у него зазвонил телефон, и звонил, и звонил, и звонил...

 

Наконец, сквозь тяжесть в голове Олег догадался, что это будильник, с трудом встал, умылся, проглотил, не почувствовав вкуса, кружку кофе и отправился в Университет. В автобусе, вероятно, тоже задремал, потому что девушка-кондуктор, удивительно похожая на медичку из его сна (и на попутчицу из кошмара), мягко тронула его за плечо и сказала: «Ваша остановка, молодой человек...» Олег посмотрел на часы, увидел, что опаздывает, забежал в аудиторию, когда лекция уже началась, плюхнулся за парту и начал записывать:

 

«Сперва были Еноты и носились они во внешней сингулярности, скатывая в шар бозоны, мезоны и прочие барионы и утрамбовывая их хвостами. Так они продвигались дальше в макромасштабной сингулярности. Вот давеча из одной чёрной дыры шар огромный выкатился — так это Еноты его упустили — очередной Большой Взрыв готовили. Ибо Вселенных должно быть много хороших и разных...»

 

«Что за...» — подумал Олег и проснулся окончательно.

 

Часы показывали начало десятого, первая пара шла уже вовсю, не было никакого смысла торопиться. Сваял бутерброд, налил себе кофе и уткнулся вконтактик. В паблике университета внимание привлекло объявление: «Подработка по ночам! Вы спите — мы платим! Видите странные сны? Просыпаетесь в сон? Путаете сон и реальность? Собеседование — к. Физфак-406, вт., чт. 11:00 — 12:30 и 15:00 — 16:30.»

 

«Сегодня вторник» — подумал Олег. На пары идти уже не хотелось, а тут — такая отмазка. Физфак находился в другом корпусе, довольно далеко от родного Олегу Исторического.

 

Кабинет 406 оказался большим залом, заставленным совершенно непонятными гуманитарию Олегу установками. Ни очереди, ни стола, за которым сидел бы работодатель, Олег не увидел. На его робкое «Извините, я по объявлению на собеседование» откуда-то из глубины зала послышался женский голос: «Да-да, минуточку» — и действительно, не позже, чем через минуту из-за железок появилась девушка в заляпанном синем лабораторным халате поверх джинсов и футболки — и Олег обомлел. Это была она, девушка из его снов!

 

— Меня зовут Олег, я...

— Да-да, я поняла. Очень приятно, Наталья. — представилась девушка и сразу же взяла быка за рога:

— Расскажите о своих снах.

 

Олег стал рассказывать о повторяющихся сюжетах, о пробуждениях в сон, о том, что часто не может отличить сон от реальности… Наталья делала пометки в блокноте, иногда задавала короткие уточняющие вопросы.

 

— Похоже, Олег, Вы нам подходите — наконец, деловито сказала она. — Вашей задачей будет спать в нашей установке. Не волнуйтесь, у нас удобно. За каждую ночь, ну, то есть, минимум восемь часов, мы утром платим 100 у.е. по текущему курсу. — Олег присвистнул. О такой сумме он не мог даже мечтать.

— Я согласен.

— Вы даже не желаете узнать, во что мы Вас, собственно, собираемся втравить? — с деланным удивлением спросила девушка.

Олег прикусил язык. Действительно, поинтересоваться стоило. Лицо, однако, надо было как-то сохранить, поэтому он собрал всю свою наглость в кулак и пошел ва-банк.

— С такой очаровательной девушкой — хоть… — Олегу очень хотелось придумать какой-нибудь сногсшибательный комплимент, имеющий отношение к физике, чтобы сразить ее своим обаянием, но эрудиции категорически не хватало; в конце концов он вспомнил какую-то научно-фантастическую чушь и выпалил — в параллельную Вселенную!

— Вы почти угадали — улыбнулась Наталья. — Вы слышали что-нибудь о темной материи?

— Вроде бы. Что-то, что астрономы видят, но на ускорителях никак поймать не могут? Только я не очень понимаю, какая связь…

— В первом приближении верно — Наталья была явно удивлена. — А что Вы знаете об Эвереттовой интерпретации квантовой механики?

Олег почувствовал себя идиотом. Вроде, каждое слово (ну, кроме «Эвереттовой», но это, очевидно, было именем какого-то ученого) было знакомым, но общий смысл ускользал.

— Ничего. — Олег удивился сам себе. Признаваться в том, что он чего-то не знает, было не в его привычках.

— И не удивительно. — Видно было, что сейчас Олегу предстоит выслушать небольшую лекцию. — Эта интерпретация для подавляющего большинства ученых так и осталась маргинальной умозрительной конструкцией. Так вот, Хью Эверетт считал, что существует бесконечное множество параллельных и равноправных копий, воплощений физической реальности. Волновая функция (это основное понятие Квантовой механики) описывает единый Квантовый Мир, представляющий собой набор бесконечного числа возможных состояний, который расслаивается на классические проекции, в которых находятся наблюдатели, то есть мы с Вами. Любой возможный результат квантового эксперимента реализуется в этих альтернативных проекциях. Так, если результат измерения — выбор всего из двух вариантов (скажем, спин вверх или спин вниз), то после измерения из-за ветвления волновой функции рождаются два мира, в одном из которых реализуется вариант А, в другом — вариант Б. Параллельные миры осциллируют во времени не в фазе и потому друг для друга как бы не существуют. Есть гипотеза, что темная материя — это нереализовавшиеся миры в Эвереттовой интерпретации квантовой механики. Они имеют энергию, а следовательно, и массу. И больше никак с нашим миром не взаимодействуют. Наш эксперимент поставлен, чтобы эту гипотезу подтвердить.

— А причем здесь… — почти ничего не понимая в потоке умных слов, попытался спросить Олег, но Наталья продолжала:

— Дело в том, что человеческое мышление — во многом квантовый процесс. Транспорт ионов через мембрану синапсов — это квантовое туннелирование, например…

— Я все равно не понимаю, какое отношение мои сны имеют к этому всему?

— Самое прямое. Во сне мы можем видеть параллельные Вселенные.

— Вы тоже? — выпалил Олег.

— Если бы… — рассеянно сказала Наталья. Я вообще никогда не вижу снов…

 

— Итак, Олег, — Наталья встряхнула головой, как будто отгоняла грустные мысли — когда Вы сможете приступить к своей такой трудной, но очень нужной Проекту «Эверетт» работе?

Олега царапнула издевка в вопросе, но он сдержался, и, стараясь придать тону как можно больше безразличия, ответил:

— Да когда угодно. Хоть сейчас могу начать.

— Сейчас время еще детское. А вот к десяти часам вечера будьте добры быть на рабочем месте — строго сказала Наталья. — То есть в постели. Распишитесь здесь и здесь, а это Ваш экземпляр. — Наталья протянула ему папку. — До вечера.

 

Вечером Олег явился в лабораторию гладко выбритым, надушенным, с букетом и коробкой конфет.

— Спасибо. — сказала Наталья. — Будет с чем ночью пить кофе. Мне-то, в отличие от Вас, молодой человек, спать сегодня не придется.

 

Олег переоделся за ширмочкой в смешную полосатую пижаму и лег на удобную кушетку, к которой пришлось пробираться через нагромождение приборов и проводов. Наталья сказала: «потерпите, будет немножко больно» и начала втыкать в кожу головы какие-то иголки. Олег ойкнул и попытался шутливо возмутиться: «Этого не было в моей должностной инструкции!»

— Как это не было?.. Это — маячки для позитронного томографа, чтобы голову Вам не фиксировать и спать было удобнее. Мое изобретение, между прочим. И инструкцию я сама писала и Вам в руки дала, а Вы ее не прочитали. — отпарировала Наталья. — Впрочем, это все равно неважно, Вы же обещали пойти за мной куда угодно, даже в параллельные Вселенные.

 

Крыть было нечем.

 

Наталья засмеялась, поцеловала Олега в лоб и сказала:

— Маленькие мальчики будут крепко спать!..

 

… Как в воду глядела. Олег проспал ту ночь бревно-бревном.

 

Когда Олег пришел в лабораторию спать в следующий раз, в установку его укладывал какой-то прыщавый лохматый парень в очках, по виду — такой же, как Олег, четверокурсник. На вопрос о Наталье засмеялся:

— Сегодня не её дежурство. Она же не может целовать тебя в лобик каждый раз! Дома она, ей сегодня тоже спать полагается...

 

… Олег открыл глаза. Было темно, установка мерно гудела, за столом с компьютером и парой других приборов, который экспериментаторы гордо называли пультом управления, не было никого. Даже настольная лампа не горела. Глаза привыкли к темноте и в тусклом свете лампочек, мигающих на приборах, Олег увидел Наталью, стоящую рядом.

— Надо спать. — сказала Наталья и сняла свой лабораторный халат. Под ним оказалось черное кружевное белье, не скрывающие ни единой детали восхитительного тела. Она подошла поближе и повернулась спиной, чтобы Олег расстегнул застежку лифчика. Потом забралась на кушетку, села на него верхом и, наклонившись, поцеловала Олега в губы...

 

Когда Олег отдышался, он увидел, что Наталья одевается, стоя к нему спиной.

— Наташенька… — позвал он, а она молча вышла из лаборатории и пошла по коридору. Олег попытался ее догнать, но она вошла в какую-то дверь. Дверь оказалась женским туалетом, и как ни старался Олег, он не смог пересилить самое сильное табу современного человека и войти следом. Подождал, стоя босиком на каменном полу, замерз, вернулся в установку, лег, закрыл глаза, но сразу же их открыл...

 

… Было темно, за пультом сидел давешний прыщавый очкарик и при свете настольной лампы читал какую-то книгу. Вдруг хлопнула дверь и в лабораторию вернулась Наталья, принеся с собой запах дождя и искрящиеся капельки в распущенных рыжих волосах.

— Ну, что тут у нас? — спросила она, глядя в экран компьютера.

— Он почти прошел. Энергии чуть-чуть не хватило, вот тут вот большая утечка случилась, всего минут за пять до перехода...

— Ладно, Андрей, иди, поспи. Я подежурю, все равно не спится… — сказала Наталья.

 

Когда за прыщавым Андреем закрылась дверь, Наталья заплакала. Олег попытался встать, чтобы подойти к ней, обнять, успокоить, но не смог ни пошевелиться, ни хотя бы что-нибудь сказать…

 

Наталья услышала его возню и сказала:

— Спи.

Олег вздохнул и провалился в сон без сновидений.

 

Когда Олег проснулся, за окнами едва занималось утро. За пультом дремал очкарик. Олег глянул на часы — четверть седьмого, минимальные восемь часов только что закончились. Олег оделся, потом потряс за плечо прыщавого.

— Доброе утро. Извини, что разбудил, я, пожалуй, пойду.

— Да-да, конечно — встрепенулся тот, достал из сейфа деньги и отдал Олегу. — Хорошего дня.

— Слушай, — вдруг спросил Олег — Тебя как зовут?

— Андрей...

 

На следующий день дежурила снова Наталья. Выглядела она уставшей, цветы молча поставила в вазу; когда Олег, стоически вытерпев установку маячков, попробовал погладить ее по руке, помедлила секунду, но отстранилась. Снов Олег опять не видел; проснулся он от рыданий Наташи за пультом. Бросился к ней, проснулся еще раз и понял, что Наталья спит и плачет во сне. Пока он, шепотом матерясь, выбирался из установки, всхлипывания сменились улыбкой, и Олег на цыпочках, чтобы не потревожить ее сон, вышел в свежее октябрьское утро. Пешком отправился в гуманитарную библиотеку и пришел туда как раз к открытию. Взял «Осознанные сновидения» лаБержа, «Сны» Ледбитера, «Мыслеформы» и «Исследования сознания» Анни Безант и отправился домой.

 

На выходе из гуманитарного корпуса столкнулся с Натальей.

— Молодой человек, Вы деньги забыли. — хмуро сказала она. — Пришлось Вас разыскивать, вместо того, чтобы домой ехать, а я спать хочу.

— Не забыл. Будить те… Вас не хотел. Потом бы забрал.

— Напрасно. Во-первых, деньги подотчетные, а во-вторых, мне на посту спать не положено. Так что — получите и распишитесь.

— Простите. — искренне сказал Олег. — Хотел как лучше, получилось как всегда. Признаю свою вину, меру, степень, глубину — процитировал он. — И готов загладить. Например, пригласить Вас на ужин.

— На обед. — сказала Наталья. — Завтра.  Сегодня я отсыпаюсь. Моя визитка есть в папке с Вашей должностной инструкцией. Все-таки — прочитайте ее, наконец. Полезно.

 

Села в машину и укатила.

 

Утром, после первой пары, Олег позвонил Наталье.

— Я обещал пригласить Вас сегодня на обед...

— Нет, это я обещала Вам с Вами сегодня пообедать — отозвалась Наталья. — Свои обещания надо держать.

— Красивая девушка имеет право, данное ей от рождения, отказаться без объяснения причин в любой момент до начала конца ввода конца. — отчеканил Олег. — Но я рад, что Вы не отказываетесь. Выбор места тоже за Вами.

— Я с машиной, поэтому давайте я приеду в Гуманитарный корпус — смеясь, ответила Наталья. — Там неподалеку есть очаровательное маленькое кафе, в котором неплохо кормят. Студенты туда не ходят, поэтому там тихо. Правда, заведение не самое дешевое, но тут уж Вы сами виноваты — нельзя доверять выбор работодателю, он прекрасно осведомлен о Вашей платежеспособности. До встречи в большой перерыв на крыльце Гуманитарного!

 

За обедом быстро перешли на «ты», работы, по молчаливому согласию, не касались, говорили о всякой чепухе. Олег рассказывал об археологической практике в Старой Руссе, Наталья больше слушала и молчала, хотя весело смеялась над шутками Олега. Как-то само собой получилось, что Олег рассказал, что приснилось ему в лаборатории.

— Переход, энергия… слишком много фантастики читаешь. — поморщилась она. — Мы совсем другое измеряем. — но в ее глазах Олег заметил промелькнувшую тревогу.

— Надеюсь хотя бы, как женщина я тебя не разочаровала… — улыбнулась она после едва заметной паузы.

На прощание Олег хотел поцеловать ее в щеку, но она слегка коснулась губами его губ.

— Спасибо за чудесно проведенное время...

 

Всю следующую неделю Олег не ходил ни в лабораторию, ни на пары, а учился управлять сновидениями. Наталья в снах была где-то рядом, но ему удавалось от нее спрятаться. Наконец, она позвонила сама.

— У меня наука стоит — сказала она. — Приходи сегодня.

— А я думал, у тебя кроликов полный виварий… — ответил Олег. — Кто дежурит сегодня? Ты?

— Обойдешься. Андрей будет.

— Эхххх… — изобразил разочарование Олег. — Хорошо, приду.

 

Перед тем, как отправиться в лабораторию, Олег от души выспался днем и выпил огромную кружку кофе. Когда Андрей пожелал ему спокойной ночи, поймал странное состояние полубодрствования на грани засыпания, встал с кушетки, прошел прямо сквозь стойки с приборами и, как и ожидал, увидел за пультом Наташу. Подошел к ней сзади, обнял, убрал волосы со спины, и начал двигаться поцелуями от основания шеи к правому уху. Когда добрался, нежно зашептал:

— Наташенька… милая моя… давай, колись, чем мы тут на самом деле занимаемся?

— Олежек, я боюсь! — заплакала Наташа, уткнулась в его плечо и стала сбивчиво объяснять. — Я вляпалась по самое не хочу… Мы и в самом деле пытаемся Эвереттовы миры найти. Только… они же равноправны. А значит, реальность меняется. И есть что-то… или кто-то… что этому мешает… Как у Стругацких, помнишь? Научный руководитель мой, он гений был, и идея про связь темной материи и Эвереттовыми мирами его, и эксперимент весь он придумал, и финансирование нашел, он погиб в авиакатастрофе, когда летел на конференцию рассказывать… Я же сейчас сплю, я во сне все понимаю… И реальность помню… А проснусь — сны забываю. Во сне я должна гомеостазис реальности сохранять, в жизни науку двигать… Дура-дурой, шпионю сама за собой, Мата Хари недоделанная… я боюсь, что кончу, как она… трахала тебя, чтобы ты не влез куда не надо, там же все как-то на сексуальную энергию завязано...

— Знаю, читал. — хмыкнул Олег. — Всю неделю. Вон оно что, оказывается...

— Олееееежек… не уходи только… я в тебя и правда влюбилась… и во сне, и… наяву...

 

… Олег нашел губами ее губы, и они долго, нежно и страстно любили друг друга. Прямо на письменном столе, который гордо назывался «пультом управления»...

 

Когда Олег проснулся утром, за пультом сидела Наталья.

— Доброе утро! — радостно сказала она.

— Привет! — сказал Олег. — Мне сегодня ночью твое астральное тело в любви призналось. Причем и за плотное тело тоже, чтобы два раза не вставать. Так я хочу сказать, что и я тебя люблю.

— Я так и знала, что это ты!

— Что я?

Наташа направила ему в лицо настольную лампу:

— Признавайся, ночью меня во сне трахал?

— Да, но… Ты же снов не помнишь...

— А я проснулась, как дура, в пять утра с ощущением, что вот прям только что у меня был оргазм, а я все пропустила. Так что одевайся, едем ко мне, я требую повторения, а то секс, который я не помню, не считается...

 

Теперь Олег почти не появлялся дома, ночевал то в лаборатории, то у Наташи, исправно тратил энергию, чтобы не наворотить чего в тонких мирах и, на всякий случай, во сне старался не открывать никаких дверей. Летал, как на крыльях, учился отлично, поэтому дурные вести буквально свалили его с ног.

 

Наташа разбилась на машине.

 

Поехала на выходные к родителям, не удержала машину в темноте на скользкой дороге и улетела в кювет. Лежит в реанимации. Кома.

 

Олег не находил себе места. К Наталье его не пускали. Пытался напиться — не помогло. Мучила бессонница, и он целыми днями лежал на диване, временами проваливаясь в тяжкую, бредовую полудрему. В один из таких недоснов увидел Наташу, судорожно сжимающую руль и кричащую: «Помоги!..»

 

Очнулся, пошел бегать вокруг микрорайона. Когда не мог уже бегать — ходил. Вечером буквально приполз домой и, наконец, уснул. Проснулся по будильнику в семь утра, отправился бродить по городу, вечером пришел в лабораторию. Никого не было, но как включать установку, он знал и так. Лег, до мельчайших подробностей вспомнил, как они были вместе вечером той самой, роковой пятницы и скользнул в знакомое состояние полусна...

 

— Мне пора… мама будет волноваться.

— Наташ… поздно уже… темно и скользко…

— Олежка, ну что ты делаешь, перестань, я обещала маме, что приеду вечером...

— Наташенька, ну пожалуйста… ты поедешь завтра, честное слово, лучше будет… иди ко мне, любимая моя...

— Миииилый...

 

Утром приготовил ей завтрак, посадил в машину, захлопнул за ней дверцу и посмотрел вслед. Теперь он точно знал, что все будет в порядке.

 

Олега разбудил переполох в лаборатории. За пультом сидела растерянная Наташа.

— О, наконец-то, проснулся, герой-любовник… — облегченно сказала она. — Я уж бояться начала, что в тебе сломалось что-нибудь, когда установка сгорела… голова, она же предмет темный и исследованию не подлежит...

— Наташка, ты! Ты не представляешь… — радостно заорал Олег, но Наташа приложила палец к губам: — Тссс… я все знаю. Я знаю, что было, я теперь помню сны...

 

Прочли стихотворение или рассказ???

Поставьте оценку произведению и напишите комментарий.

И ОБЯЗАТЕЛЬНО нажмите значок "Одноклассников" ниже!

 

+4
15:16
201
RSS
11:36
+2
Ух, здорово!
Я сам чуть не спутал сон и реальность bravo ok
11:48
+1
Сплошная головоломка! smile
11:47
+1
Замечательная вещь! Читаю уже не в первый раз с огромным удовольствием. thumbsup
Очень рад видеть Вас на сайте!