Остров

Капитан Невинный толком не спал уже вторые сутки. Правда, он и сам не помнил, когда ему в крайний раз удалось по-человечески выспаться, но предыдущий день выдался особенно суматошными. Думал покемарить перед сменой, но благоверной приспичило вспомнить, как в субботу он перебрал на дне рождения какой-то из ее подружек; в конце концов, так и не подремав, капитан ушел на службу, хлопнув дверью. 

Ближе к полуночи капитан начал совсем уже клевать носом. Аэропорт, в котором он командовал нарядом пограничного контроля, был маленьким, но международным. Последний за смену рейс должен был прилететь в час ночи; Руслан, молодой летёха, несколько месяцев, как из училища, не гигант интеллекта, но цепкий и старательный, обычно справлялся с ним сам. Капитан решил прилечь в караулке и только закрыл глаза, как услышал испуганный крик девушки-погранконтролера из кабинки: «Товарищ капитан!..»

… Очередь пассажиров почти рассосалась, у средней кабинки стоял уставший интеллигентного вида человек средних лет, а девушка держала в руках его паспорт, открытый на никогда не виданной на захолустном пункте пограничного пропуска ярко-оранжевой визе Острова.

… Остров назывался просто Островом. Лет десять тому назад он внезапно, за одну ночь, возник в Южном океане, примерно на полградуса севернее шестидесятой параллели*, а когда удивленные ученые, наконец, добрались туда, они обнаружили на берегу и в воде поселение странных амфибий, по-видимому, внеземного происхождения — и с тех пор человечество пыталось вступить с ними в контакт. Директор управления ООН по использованию космического пространства высадилась на Остров, но безрезультатно, оставив там, однако, исследовательскую группу. Все государства со сколько-нибудь развитой наукой поспешили сделать то же самое, за ними подтянулись крупные корпорации и прочие частные лавочки, которые, впрочем, тоже ничего не добились, даже не выяснили, как технически можно выполнять положения Договора по космосу 1967 года, согласно которым Землю следует защищать от распространения инопланетян путем их стерилизации.

Намерения пришельцев тоже были совершенно неясными. Разумеется, акватория вокруг Острова патрулировалась кораблями чуть менее, чем всех стран, имеющих военно-морские силы, но никто не мог уверенно сказать, что ни один пришелец не покинул Острова. Положение осложнялось еще и тем, что каждое государство надеялось первым получить выгоду от контакта. В общем, обстановка была крайне нервозной; в конце концов доступ на Остров ограничили только научными целями, договорились, что никакой из полученных на Острове результатов не мог быть засекречен ни одной страной, визы выдавал комитет, созданный постоянными членами Совбеза ООН, и все как-то устаканилось. Тем не менее, в глазах обывателей всего мира Остров был таинственным и страшным местом, а в каждом, кто приехал оттуда, подозревали переодетого пришельца, который выбрался в мир, чтобы его уничтожить.

— Пройдемте со мной, — пригласил мужчину капитан, взяв у девушки его паспорт и пропуская в маленькую каморку, которая служила капитану кабинетом, — Присаживайтесь.

Пассажир удовлетворенно хмыкнул, обнаружив, что стул не прикручен к полу, устроился поудобнее, вытянул ноги, и, пока капитан шарил по ящикам в поисках нужных бланков, прикрыл глаза. Видно было, что первая заповедь опера: «поспи, если можешь, а то не выспишься, поешь, если можешь, а то не дадут» знакома ему не понаслышке.

Ровно в тот момент, когда Невинный, невольно проникшийся к «клиенту» симпатией, собирался тихонько кашлянуть, он открыл глаза.
— Извините, — хриплым от усталости голосом сказал он, — Я готов отвечать на Ваши вопросы.
— Фамилия? — пассажир назвал. Не самая простая.
— А пишется как? 
— У меня есть внутренний паспорт, — ответил пассажир, — Перепишите, так проще будет.

Капитан растерялся. Обычно опрашиваемые возмущались, интересовались, почему задержаны, а этот явно знал, как закончить все побыстрее. 
— Давайте, — согласился капитан, — а какова цель Вашего визита?
— Дочь навестить. Хотя разве для возвращения на Родину нужны причины? — пассажир улыбнулся одними глазами, и капитан не понял, иронично ли или просто радовался скорой встрече с дочерью.
— У Вас есть дети, — полуутвердительно сказал капитан, заглянув в паспорт, — Двое.
— Трое. Старшая взрослая уже, замужем.
— И жена есть, — продолжал капитан, листая паспорт дальше; вспомнил свою и машинально добавил: 
— Кабала, груз этот есть… Семья с Вами живет?
— Нет, в Женеве.
— А Вы там один?
— Нуууу… — протянул пассажир, вспомнив Югги, длинноногую рыжую шведку, биолога, с которой познакомился на Острове. Капитан понимающе улыбнулся.
— Кто Вы по профессии?
— Физик, — и, словно догадавшись о следующем вопросе, добавил, — Доктор технических наук.

В кабинет зашел Руслан. 
— Товарищ капитан, там один со студенческой визой, а ему за сорок.
— Так аспирант, наверное, — ответил капитан, — Я его на семь лет старше, и тоже студент. Ну, аспирант.

Пассажир открыл один глаз и с интересом посмотрел на капитана. Увидев в руках Руслана непальский паспорт, спросил:
—  А знаете первую главу конституции Непала? — и после паузы, сохраняя серьезное выражение лица, сам себе ответил: — Гражданином Непала может быть всякий, деланный не палкой и не пальцем.

Капитан заржал. Когда, наконец, дошло до Руслана, засмеялся и пассажир. Это сразу растопило обстановку в кабинете. 
— Я тоже диссертацию пишу, — сказал капитан, — Гуманитарную. На прошлой неделе доклад делал про Остров ваш, про его особый политический статус...
— Там черт ногу сломит, — не то уважительно, не то иронично сказал пассажир, — Я, например, не понимаю ничего. Любую бумажку подписать — для меня кошмар какой-то...

Капитан быстро заполнял анкету.

— Внешние признаки принадлежности к террористическим организациям? — написал «отсутствуют», но с сомнением протянул, — Хотя борода...
— Вот это сложный вопрос, — вдруг сказал он, — Какие страны посещали? Хм, у меня же есть Ваш паспорт. Он у вас единственный?.. Ох ты ж… а у меня тут всего две строчки… Тааак, а в Грузию с какой целью ездили?
— Вина хорошего попить, — слегка пожал плечами задержанный, — И вкусно поесть. Что еще в Грузии можно делать?
— А как так получилось, что дочь здесь, семья в Женеве, а Вы... 
— Я раньше тоже там работал, дети там учатся… На Острове-то негде...
— Да я не об этом… Вот Вы вина выпить захотели и полетели в Грузию. А где я свернул не туда?
— Вы? — удивился пассажир, — Почему не туда-то? Защититесь, майором станете… Работа хорошая, цель понятна, результат виден. Что еще надо-то?

Капитан не нашелся, что ответить, проводил пассажира до кабинки и отдал ему документы:
— Всего хорошего. Больше Вас на границе дергать не будут.
— Спасибо! — сказал тот, крепко пожал протянутую руку, добавил:
— Вам тоже всего самого хорошего, — и быстро прошел через турникет.

Через пару недель капитана вызвали в Управление. 
— Слушай, Невинный, — сказал ему подполковник, заведующий кадрами, — Тут появилась возможность командировки на Остров. На три месяца. Сейчас очередь России пришла границу там на замке держать. Ты же вроде про них диссертацию пишешь? Должен знать, как там все устроено. На наше Управление одного человека квоту дали, мы решили тебя послать. Поедешь?
— Так точно, товарищ подполковник, поеду!
— Тогда давай, собирайся, оформляй документы...

… Сменившись с первого дежурства и отоспавшись, Невинный решил прогуляться по Острову и встретил давешнего пассажира. Он сидел за столом, заставленном какой-то аппаратурой, на вершине холма, у самой условной границы поселения пришельцев. На фоне черных скал, поросших мхом и редкой травой, картина выглядела чужеродно-сюрреалистичной.
— Старые знакомые, — сказал капитан, протягивая руку, — Здравствуйте. Виктор Григорьевич, если не ошибаюсь?
— Здравия желаю, товарищ капитан! — ответил Виктор, и Невинный испытал дежа вю: как тогда, в кабинете, он снова не смог определить уровень иронии и сарказма, — Георгиевич, с Вашего позволения. Но лучше без отчества, тут так принято. 
— А я — Сергей, — ответил капитан, вспомнив, что в первую встречу забыл представиться.
— Присаживайтесь, в ногах правды нет, — ученый разложил еще один стул, — Давно на Острове? Надолго?
— Третий день. На три месяца, стандартный срок ротации.
— Я же говорил, я не понимаю в этом ничего, — засмеялся Виктор, — Кофе хотите? Или чай? Сейчас мы на работе, а в пятницу вечером приходите к нам, коттедж 15-04, нальем чего-нибудь покрепче.
— С удовольствием приду. А что Вы тут делаете? 
— Пытаюсь понять, как «стены» устроены.
— «Стены»? Зачем?
— Барьеры в воде. Вон, видите, дельфины через них прыгают? «Стены» невидимы, такой же плотности, как вода, жидкие, как вода — по крайней мере, эхолот, радиолокация и все прочее не видят никаких отклонений — и непроницаемые для твердых предметов. Струя подкрашенной воды проходит. Идеальная противоторпедная или противолодочная защита. Представляете, идет себе такая в океане подводная лодка потенциального противника с парой десятков ракет на борту, и на скорости тридцать узлов впечатывается в стенку. И все, ни лодки, ни ракет... 

Капитан взял бинокль и внимательно осмотрел бухточку, где обосновались пришельцы, потом спросил Виктора:
— А Вы знаете, как стены идут по воде? 
— Конечно, — Виктор показал на экране лаптопа карту.
— Эти стены не для того, чтобы никого не впускать, — уверенно сказал Невинный, — они для того, чтобы никто оттуда не выбрался.
— Насколько я могу судить, Вы первый, кто это утверждает, — сказал Виктор, — Надо же, третий день на Острове, а уже сделали открытие… Голову на отсечение, конечно, не дам, но, по-моему, это рекорд.
— Извините, — вдруг сказал Сергей, — но я никак не могу понять, то ли Вы издеваетесь, то ли шутите, то ли серьезно говорите... 
— В качестве первого приближения можете считать, что я никогда не бываю серьезен. Но в каждой шутке, как известно… Вы же умный человек и с психологией наверняка знакомы. Если ко всему в жизни серьезно относиться, свихнуться же можно, 

Невинный с психологией встречался, поэтому отметил про себя, что жизнь Виктора не баловала, но, поскольку дураком, и правда, не был, промолчал.

— А почему Вы так решили? — спросил Виктор, — Про стены?
— Ну посмотрите, как идет наружная стена. И вон там позиции, на которых инопланетяне эти ваши сидят. С них не виден вход в бухту, зато просматривается вся акватория внутри стен. И стены в глубине бухты сделаны так, чтобы рассечь толпу, двигающуюся изнутри, а не задерживать нападающих...
— Интересно… ладно, мне пора уже. У меня  машина рядом, если поможете погрузиться, подвезу до поселка. 

В пятницу, после дежурства, капитан пришел  в коттедж 15-04, который, как и все здания на Острове, был сделан из поставленных друг на друга морских контейнеров. В нижнем находились гостиная, она же столовая, и маленькая кухня, наверху — спальня и санузел. 

Виктор провел Сергея в гостиную и торжественно объявил:
— Дамы, имею честь представить вам капитана Сергея Невинного, который не хотел пускать меня на Родину, а приехав на остров, сразу же сделал открытие — по твоей, Леночка, части.
— Я тебе миллион раз говорила, что меня зовут Элен, — с почти неуловимым интонационным акцентом сказала миниатюрная кареглазая женщина в очках, чье миловидное лицо окружала копна непослушных черных волос в кудряшку, — Я родилась уже в Америке.
— Ведущий контактолог нашей богадельни, — представил ее Виктор. Я уверен, твои наблюдения будут ей крайне интересны.
— Югги, биолог — высокая рыжая женщина, судя по всему, хозяйка дома, мило улыбнулась и, подбирая слова, сказала по-русски: «Присаживайтесь, делайте вам удобно. Что Вы будете пить? Пиво, белое вино?»
— У нас сегодня рыба, — крикнул Виктор, колдовавший на кухне, — все остальные продукты тут — замороженные или консервы, а вот рыбалка замечательная.

Рыба и правда была выше всяких похвал.
— А как ловите? — с интересом спросил Сергей. Заметно было, что слово «рыбалка» для него — не пустой звук.
— Либо на удочки и спиннинг с берега, либо, когда Югги собирает данные для изучения долговременного влияния присутствия наших гостей на экосистему, она отступает от научной беспристрастности и наиболее достойные образцы попадают нам на ужин.

Договорились в следующий раз пойти на рыбалку втроем. 
— Вы тоже рыбачите? — спросил капитан у Югги.
— Я родилась в Стрёмстаде, — со смехом сказала она, — Там даже девочек рождают со снастями в руках...
— Матерям, наверное, больно, — отозвался Виктор, — Впрочем, это ерунда по сравнению с Финляндией.
— А что в Финляндии? — повелся Сергей.
— О! — ответила ему Югги, — я слышала, что детей там рождают сразу с лыжами на ногах...

— А про какое такое открытие говорил Виктор? — спросила Элен; капитан смутился и забормотал, что все, мол, ерунда.
— Капитан, не стесняйся, расскажи. Ленка не кусается, — встрял Виктор, — По крайней мере, меня кусать не хочет, даже слегка, нежно так, за ушко...
— Виктор, перестань, твой друг будет плохо про нас подумает… — мягко сказала Югги.
— Он и так все про нас знает, он меня пытал. Я, весь в слезах, рассказывал ему, что мы с тобой делаем наверху, а он втыкал мне под ногти иголки, кричал «Что ещё?!» и не верил, что мы о науке разговариваем.

— Видите, какой он есть? — встревоженно спросила Югги у Сергея, который уже икал от смеха, поэтому только кивнул. Отсмеявшись, он коротко рассказал Элен о своих выводах.
— Военные здесь, наверняка, об этом уже догадались, — мгновенно оценила обстановку Элен, — но они же с учеными информацией не делятся… впрочем, и мы их близко не пускаем...
— Обижаешь. Капитан не вояка, он from terrible KGB, при воспоминании о мрачных застенках которого у твоих родителей встают дыбом волосы и они просыпаются в холодном поту, шепотом зовя твоих бабушек. Ему однажды даже дали подержать леродуб Меркадера, а это почти так же круто, как пострелять из револьвера Дзержинского. Кроме того, он не просто так, он диссертацию пишет, на тему?.. — Виктор вопросительно взглянул на капитана.
— Долговременное влияние Острова на систему глобальной безопасности, — отрапортовал Сергей.
— Так вам надо статью написать! — сказала Элен. Чтобы приоритет закрепить… у нас есть свой журнал...
— Спасибо, это интересно, надо будет подумать… Виктор, твои карты можно будет использовать?
— Да не вопрос!..

… Больше в тот вечер разговоры науки, да и вообще работы, не касались. Разошлись за полночь, и, несмотря на белые ночи, капитан отправился провожать Элен — она жила аж в соседнем блоке коттеджей...

Когда у всех совпали выходные, отправились на рыбалку. Присоединилась даже Элен, которая никогда не любила отдых на природе и, поскольку всю жизнь провела в Калифорнии, ненавидела холода. Виктор, знавший на Острове каждый камень, рано утром повез компанию на берег неподалеку от бухты пришельцев. Только расположились, как Югги крикнула: «Смотрите!»

Воду стремительно рассекал треугольный плавник… Акула настигла свою жертву, отчаянно гребущую ластами, почти у самого берега. Вода вскипела от смертельной схватки, раздался крик — и плавник исчез.
— На кого это она охотится? Тюлень?
— Нет, — ответила Югги, на правах первой заметившей завладевшая биноклем, — это не есть тюлень.

На берег, оставляя на камнях полосу синей крови, выполз пришелец. Капитан схватил в машине аптечку и рванул к нему. Компания бросилась за ним. Когда они добежали, Сергей уже профессионально наложил жгут на ошметки, оставленные акульими зубами.
— Биохимики будут меня четвертовать, если я не принесу образцы тканей, — пожаловалась Югги, — До сих пор ни одного нет. Но я не знаю, есть ли это этично.
— Если явится делегация выражать ноту протеста, это будет долгожданным контактом, — отмахнулась Элен, — Валяй.

Югги обработала и перевязала рану, взяв попутно образцы.

Через какое-то время пострадавший открыл глаза. Увидев столпившихся вокруг него людей, отшатнулся, снова вскрикнул, очевидно, от боли, а потом быстро заговорил что-то на свистяще-щелкающем языке.
— Насколько я могу судить, молится, — объявила Элен, снимающая все происходящее своим планшетом, в котором был установлен переводчик ка случай внезапного контакта, — жалуется на немилосердную судьбу. 
— Странно. Вроде жив остался.
— Так у нас семантическая модель убогая. Они же либо в воде прячутся, либо в пещерах на берегу. Вход в них тоже из воды, как в бобровые хатки. Мало наблюдений, чтобы со звуками соотнести. Когда они на берегу загорают, они, в основном, о бабах треплются.

— Ладно, надо решать, что с ним делать, — Виктор снова взял инициативу в свои руки, — Что по этому поводу имеет сказать главный контактолог?
— Я думаю, надо вернуть его в бухту. Таким образом мы продемонстрируем добрую волю и мирные намерения. И лучше отправиться туда пешком.

Пришелец был размером с десятилетнего ребенка, а с откушенной конечностью весил еще меньше. Из удочек и курток соорудили носилки, положили на него пострадавшего и мужчины понесли его через невысокий перевал в поселение инопланетян. Югги осталась на гребне, наблюдать и снимать все происходящее. 

Когда пришелец догадался, куда его тащат, он очень возбудился, и, отчаянно размахивая уцелевшей парой ласт и хоботами-щупальцами на голове, все время что-то повторял.

Элен, спускавшаяся по склону во главе небольшой процессии, медленно разводила руки в сторону, демонстрируя открытость, доверие и отсутствие оружия, когда в кармане ее куртки требовательно заверещал телефон. Элен поморщилась, но трубку взяла.
— Он кричит: «Пожалуйста, только не это», — сказала Югги, у которой остался суперпланшет контактолога, — Я думаю, вам надо это срочно знать.

Очередь из какого-то оружия, прочертившая перед их ногами линию, которую, очевидно, не стоило пересекать, показала, что у пришельца были основания не ждать дома теплой встречи.

— Ни фига себе сходили на рыбалку, — изумленно сказал Виктор, вытирая кровь с посеченного каменной крошкой лица, — И нашу демонстрацию доброй воли тоже, считай, разогнали...

Коротко посовещавшись, решили оставить носилки и медленно отойти назад. Вторая очередь, на этот раз выше по склону, попеняла им за забывчивость, а третья, снизу вверх к носилкам, ясно указала, что именно следует забрать.

— Прав был старина Аль Капоне, — рысью взбираясь обратно на гребень, ругался Виктор, — Добрым словом и пистолетом можно добиться большего, чем просто добрым словом, а с пулеметом и доброго слова не надо. А ты на семантическую модель грешила… И без нее все понятно, чего уж тут непонятного-то...

— Интересно, если у них такие стены, то почему обыкновенные пулеметы? — спросила Элен, когда они спрятались за гребнем и перешли на шаг.
— А из чего следует, что они обыкновенные? — удивился Виктор,
— Ну ты же сам сказал!
— Никогда я такого не говорил. Надо же было как-то их назвать. Они могут быть какими угодно — электромагнитными, лазерными, плазменными — мне, знаешь ли, некогда было спектрометрию вспышек проводить, да и руки были заняты. 
— Ну а почему не просто лазерный луч, например?
— Главным образом потому, что импульсное оружие эффективнее. В скважность раз. Ну и потом, с лазером в атмосфере возни много. Глазкам стрелков может быть бо-бо...

Появление инопланетянина в человеческом поселке произвело переполох по всему миру. Официальные лица всех уровней наотрез отказались вести переговоры с изгоем, поэтому он попал, к вящей радости ученых,  в их безраздельное распоряжение. 

Пришелец и его спасители охотно давали интервью, при этом главными героями как-то незаметно стали Элен и Сергей, которые все время теперь были вместе, и глаза их лучились счастьем. Правда, о своей жизни до встречи с акулой инопланетянин не говорил почти ничего. Не делился он ни намерениями пришельцев (кроме общих фраз, вроде «мы не представляем опасности для землян»), ни общественным устройством на родной планете, ни техническими достижениями («я был всего лишь поваром»), ни причинами, по которым  покинул поселение соплеменников. Элен быстренько ушла из НАСА, организовала на Острове Международный Институт Изучения Внеземных Цивилизаций во главе с собой, назначила пришельца своим заместителем и главным консультантом и, похоже, все были довольны.

Командировка капитана подходила к концу, когда его вызвали в отдел кадров.
— Ну что, майор Невинный, поздравляем. Далеко пойдешь, молодец. Ты же теперь у нас герой, всему миру известен...

Большие звезды на погонах шумно отпраздновали, но сначала Сергей собрал маленькую вечеринку для близких друзей: Элен, Югги и Виктора. Девочки шушукались в гостиной, а Виктор и Сергей вышли на улицу.
— Понимаешь, в чем дело: у меня сейчас момент, который надо ловить, чтобы карьера, наконец, поперла. Мне тут пообещали, что про Элен все забудут, это же пятно в анкете. Но мне придется с ней все контакты прекратить, даже научные. А я… мне уже полсотни лет, а влюбился, как мальчишка. И младше она меня почти на двадцать лет. И в Калифорнии этой у нее...
— Да нет у нее ничего в Калифорнии. Она, собственно, от того козла на Остров и сбежала. Так что это не помеха.
— Ну так и я про то же. Я мог бы… но служба...
— Надеюсь, ты не считаешь, что любовь к девушке из страны-потенциального противника — это измена Родине?
— Опять ты ёрничаешь, — разочарованно сказал Сергей, — тут же серьезный вопрос...
— Вот именно сейчас я абсолютно серьезен. Если у тебя есть внутренние барьеры, через которые тебе придется переступать — то и не надо. Ничего хорошего не получится. А если нет, то начинаются сложности...
— Сложности — это не то слово… Мне же со службы придется уходить тогда… и дисер...
— Все на свете имеет свою цену. Вот и спроси себя: готов ты за Элен заплатить карьерой? Или за карьеру — Ленкой?
— Циник ты, Виктор...
— Я практик. И с практической точки зрения важно, что про это думает Элен.
— Я не знаю. У нее же и так все в шоколаде...
— Дурак ты, майор. Как ты думаешь, почему она заварила кашу с институтом этим на Острове? 
— Ну чтобы информацию от зама своего контролировать.
— А именно на Острове почему? — и сам себе ответил: 
— Да потому что это единственное место, где Вы можете быть вместе. И она ждет от тебя ответного шага. Она же не знает, чем ты готов за нее заплатить. Может, для тебя важнее всего звезды на погонах?
— Нет. Элен важнее всего.
— Ты уверен? 
— Да! — твердо сказал Сергей.
— Ленка!!! — завопил Виктор, и когда испуганная Элен выскочила на крыльцо, церемонно сказал:
— Госпожа Директор, разрешите представить Вам начальника службы безопасности Вашего института, майора Сергея Невинного!

 

 

 

*т.е. вне границы зоны действия договора об Антарктике; попади Остров туда, он получил бы особый статус автоматически, а контроль осуществляла бы страна, в чьем секторе Остров бы оказался.

 

 

Прочли стихотворение или рассказ???

Поставьте оценку произведению и напишите комментарий.

И ОБЯЗАТЕЛЬНО нажмите значок "Одноклассников" ниже!

 

+5
13:21
175
RSS
20:31
+1
Всё же сказки хороши, но фантастика лучше thumbsup
Ну вот меня как раз как-то больше сейчас туда несет *8))