Энес Кишевич — поэт планетарного размаха

Энес Кишевич — поэт планетарного размаха

Энес Кишевич — поэт планетарного размаха

автор Иван Беш (перевод Ирина Хутинец)
Всё, что связано с человеком важно и имеет смысл, все народы ценны и единственны в круговороте существования

Почти полвека в языковом пространстве современной хорватской и мировой поэзии слышится, живет и сопереживает, говорит и поет поэтическое слово великого поэта Энеса Кишевича. Его огромный творческий опус из тридцати книг поэзии, переведенных на двадцать языков мира, а также стихотворений, включенных в антологии, недавно увенчался новым печатным изданием — сборником статей, очерков и рецензий, написанных за последнее десятилетие писателями, интеллектуалами и философами об этом боснийско-хорватском поэте с мировым именем.

Сборник статей под названием «Кишевич — поэт с верой в поэтическое откровение» редактировал профессор, доктор наук Сеад Алич, а издан Обществом Босанского национального меньшинства города Загреба и Загребского округа. Творчество Э.Кишевича рассмотрено литературоведами во всех ракурсах и осмысленно со всех точек зрения: эстетических и этических, антропологических и космологических, лингвистических и семантических. Искренно и аргументировано подтверждается феноменальная популярность его поэзии, которая широко представлена на медийном пространстве, что вовсе не умаляет силу его истинного поэтического откровения. Тридцать изданий поэзии, увенчанных вышеупомянутой книгой, многочисленные переводы и поэтические чтения делают духовно-интеллектуальный образ Енеса Кишевича как поэта чрезвычайно важным с точки зрения как тематической широты, так и мифопоэтической глубины мысли. Любое мгновение пространственно-временного мира и жизни, позванное в его стихотворения, становится своеобразной духовной направленностью в бесконечность, открывая тем самым окно вечности, через которое мы смотрим за пределы собственной души.

Его поэзия для сцены, но не для пафосно-театрального декламирования, для публикации в печатных изданиях, но не для поверхностного чтения. Поэт очаровывает и увлекает одинаково мощно, где бы не звучали его стихи — в заводских цехах или на больших сценах мира. Сильно чувствуется, что его душа не заветрена эффектными строками и картинными жестами, она как бы защищена от горя, зла и ненависти, которые преследовали людей и общество этих регионов как в далеком, так и недавнем прошлом. Поэтому абсолютно без патетики звучит слово поэта, одержавшего верх над враждой и ненавистью и показавшего , что истина и красота, к которым стремится человеческая душа в своем космическом происхождении, не может быть разрушена безумием войны и зла. Читая его военную лирику чувствуется особое катарсическое переживание, как-будто его стихи с тяжестью надгробного камня давят на нашу совесть и в то же время с легкостью и меланхоличностью фольклорной боснийской песни-севдалинки возносят мысли в более высокое измерение нашего существования. Бесспорно, что именно такая поэзия собирает в целое рассеянные кусочки разбитых миров и возвращает веру и смысл в существование человечества с его обществами и культурами, и делает это более убедительно, чем научные доктрины и концепции. Его душа, способная удивляться таинственной красоте природы, истинной субстанциальной полноте мира, тайне божества, постоянно оправдывающего смысл нашего тягостного существования и побеждающего зло, живущее на источнике наших заблуждений о свободе, может одинаково сильно резонировать в различных культурных пространствах.

Даже случайно открытая страница показывает планетарность его слова, отражающего мудрость востока, теплоту юга, чистоту севера и игривость запада. Легко ощущаешь как красоту персидского, поэтического и философского наследия, так и теплоту славянской души от далекого азиатского востока через широкие равнины русскоязычных стран, таинственную красоту боснийских гор и величие древности маленьких хорватских островов. Чтобы лучше проиллюстрировать широту и глубину мифопоэтического диапазона Энеса Кишевича, процитируем отрывок из стихотворения другого великого поэта этого края Веселко Коромана: «Придет время миролюбивого народа. Того, у которого есть обилие ран, обилие гордости, обилие грусти. Нация, имеющая более высокую, но благородную власть...»

Если когда-нибудь наступит время планетарного миролюбивого Народа с добрым словом и ещё более доброй душой, который помирит в красивой гармонии все свои разногласия, то будущий миролюбивый Народ уже сегодня имеет своего лучшего поэта и посланника в образе Энеса Кишевича. То, что у нас есть основание полагать и надеяться на то, что есть люди, которые могли бы воплотить в жизнь ту идею миролюбия, красоты и светлости подтверждает стихотворение Энеса Кишевича «Есть люди...» из сборника стихов «Утренняя тьма».

Есть люди...

Есть люди.

Нельзя сказать, что нет людей.

Всё равно, что сказать нет надежды.

И среди мертвых есть люди.

Есть люди сильнее слов,

Сильнее золота,

Сильнее ненависти.

Сильнее своего сердца.

Только эти люди не видимы.

Не говори: Нет людей.

И среди мертвых есть люди.

Есть ещё люди

Чувствительные на добро,

Скорбные на неправду.

Люди сильнее своего имени,

Сильнее своей веры.

Как можешь сказать: Нет людей.

Есть люди.

Всегда в этом мире

Есть люди.

Люди имеющие совесть.

Только не слышно тех людей

В нашем голосе.

Светлость тоже не слышно,

А светит.

Так пишет и говорит Энес Кишевич, поэт веры в поэтическое откровение, поэт света, кротости и красоты.

Bošnjačko-hvatski i svjetski pjesnik Enes Kišević

Gotovo pola stoljeća na duhovnim prostorima našeg jezika kao i na prostorima drugih jezika, osluškuje se i sluša, živi i doživljava, kaziva i pjeva poetska riječ velikog pjesnika Enesa Kiševića .Tridesetak knjiga poezije , prevođen na dvadeset svjetskih jezika uvršten u mnoge antologije, njegov golemi stvaralački opus nedavno je okrunjen i posebnom zbirkom tekstova koje su o ovom bošnjačko-hrvatskom i svjetskom pjesniku u nekoliko zadnjih decenija ispisali brojni književnici, intelektualci i filozofi. Knjigu sabranih tekstova pod naslovom „Kišević – pjesnik vjere u poetsku objavu“ uredio je prof.dr.sc. Sead Alić u izdanju Bošnjačke nacionalne zajednic e za grad Zagreb i Zagrebačku županiju. Od strane uvaženih autora njegova poezija sagledana je iz gotovo svih misaono duhovnih smjerova i kuteva. Estetskih i etičkih , antropoloških i kozmoloških te jezičnih i semantičkih motrišta. Iskreno i argumentirano,pojašnjena je fenomenologija njegove pjesničke popularnosti koju prati i medijsko-scenska nazočnost koja nimalo ne oduzima snagu njegove istinske poetske objave.

Trideset knjiga poezije, okrunjene spomenutom knjigom , brojni prijevodi i nastpi i kazivanja poezije čine duhovno-intelektualnu i poetsku pojavu Enese Kiševića iznimno važnom kako po tematskoj širini tako i po mito-poetskoj misaonoj dubini . Bilo koji fenomen ovog našeg prolaznog vremeno-prostornog svijeta i života dozvan u njegov stih postaje uzbudljiva duhovna smjernica za ono vječno i neprolazno i time za svakoga dostupno okno vječnosti kroz koje osmatramo beskraj naše vlastite duše. Njegova poezija i kazivanje može se služiti scenom ali nije teatralno, može se posredovati medijima ali nije medijski površno. Ono plijeni i osvaja jednako moćno , kako u tvorničkim halama tako i na svjetskim scenama. Jasno se vidi i snažno osjeća kako se njegov duh nije eskapistički sklonio u zavjetrini neke lijepe strofe ili dopadljive geste te se tako se zaštitio od nesreće, zla i mržnje koje je povijesno i u sadašnjosti pritiskalo i ranjavalo ljude i zajednice ovih prostora . Stoga nimalo patetično ne zvuči epitet pjesnika koji je pobjedio rat i mržnju i pokazao kako istina i ljepota kojima ljudski duh teži svom kozmičkom iskonu ne mogu biti razoreni ludilom rata i mržnje. Čitajući njegovu ratnu liriku osjećamo na neki poseban katarzični način kako upravo ti stihovi sa težinom kamenog stećka pritišće našu savjest te istovremeno lakoćom milozvučnog i melankoličnog sevdaha uzdiže našu misao u više dimenzije postojanja. Doista se osjeća kako bi upravo takva poezija uspjela sakupiti razasute krhotine slomljenih svjetova i povratiti vjeru u smisao postojanja ljudskih osoba , njegovih zajednica i njegovih kultura, bolje i uvjerljivije od , ma kako učeno sročenih, doktrina i koncepcija.Začuđenost njegovog duha pred tajanstvenom ljepotom prirode , istinske supstancijske punine svijeta, božanskog misterija koji zauvijek spašava smisao nešeg tegobnog postojanja i pobjeđuje zlo na izvorištu naših vlastitih pogrešno življenih sloboda, može jednako odjeknuti u kulturološki različitim prostorima. Sve ljudsko je važno i sve ima smisao, sve ljudske zajednice vrijedne su i važne u krugu postojanja. Čak i nasumično otvorene stranice otkrivaju planetičnost njegove riječi iz koje odzvanja mudrost istoka, toplina juga , čistoća sjevera i zaigranost zapada. Naslutiti je lako, kako ljepotu perzijske, pjesničke i filozofske baštine,tako i toplinu slavenske duše od dalekog azijskog istoka preko širokih ravnica rusofonskih zemalja , tajanstvenu ljepotu i značaj bosanskih brda i antropološku veličinu malenih hrvatskih otoka. Da bi se još bolje iskazala širina i dubina Enesovog mito-poetskog zamaha, poslužit ću se samo dijelom stiha još jednog velikog pjesnika sa ovih prostora Veselka Koromana i njegove mito-poetske i pjesničke proročke objave kojom počinje svoju pjesmu“ Doći će vrijeme blagog naroda. Onog što ima obilje rana, obilje časti, obilje tuge. Naroda što ima višu a plemenitu moć,.......“ Ako će ikada u budućnosti doći vrijeme planetarnog blagog Naroda s velikim slovom i još većom dušom koji će izmiriti i u ljepoti uskladiti sve svoje različitosti onda taj blagi Narod već sada ima svojeg ponajboljeg pjesnika i glasnika u Enesu Kiševiću. Da imamo razloga u to vjerovati i nadati se da ima ljudi koji bi mogli izgraditi tu blagost, ljepotu i svjetlinu uvjera nas Enesova pjesma „Ima Ljudi“ iz novije zbirke poezije“Jutarnji mrak“

IMA LJUDI

Ne može se reći:Nema ljudi.

To je kao da veliš nema nade.

I među mrtvima ima ljudi.

Ima ljudi jačih od riječi,

Jačih od zlata

jačih od mržnje.

jačih od svojeg srca.

Samo se ti ljudi ne vide.

Nemoj govoriti : Nema ljudi.

I među mrtvima ima ljudi.

Još uvijek ima ljudi

slabih na dobrotu,

gorkih na nepravdu.

Ljudi jačih od svojeg imena,

jačih od svoje vjere.

Kako možešreći:Nema ljudi.

Ima ljudi

Još uvijek na svijetu

ima ljudi.

Ljudi punih stida.

Samo se ti ljudi na čuju

u našem glasu.

Ni svjetlost se ne čuje.

A svijetli.

Eto tako piše i kazuje Enes Kišević pjesnik vjere u poetsku objavu, pjesnik svjetla, blagosti i ljepote.

Ivan Beš

+2
451
RSS
11:57
Очень приятно узнать еще одного человека из другого народа, который мыслит коллинеарно!