Моё политическое кредо

Сегодня я совершила ужасный грех. Я украла журнал. Не представляю, что на меня нашло? Обычный и простой журнал. Мы гуляли с моей дорогой подругой по Кузнецкой улице. Перед нами шел мужчина и случайно выронил его. Прекрасным и юным барышням не пристало поднимать чужие вещи, но я не удержалась, тем более, в знойный полдень на улице не было ни души и наши белые ситцевые зонты прикрывали лица. Кажется, нас никто не разоблачил. В тот момент я почувствовала, что свободу можно подержать в руках. Сделав мою милую подругу соучастницей преступления, я подняла печатный и немного помятый рулон. Это был «Москвитянин». Тот самый журнал, который я видела у отца в кабинете, на столе. Там я бываю редко, папа´ сердится, когда ему мешаю, а присутствие моего старшего брата ему очень даже импонирует. Я все понимаю, ведь девушкам не нужно заниматься серьезными размышлениями и разговорами.

Но тот журнал очень меня заинтересовал. Нередко мне приходилось быть свидетелем ярых споров об особенностях русского духа, о самобытности нашего государства. И «Москвитянин» казался мне тогда, ответом на все вопросы. Подруга даже не стала заглядывать в желтые листы, когда мы оказались дома и незаметно прошли в мою комнату, и занялась вязанием, которое в тайне прятала от гувернантки, считавшей, что «это не для дворянских кровей, имевших и без того шаткое положение в связи со слухами об отмене крепостничества».

Прочитав несколько воспоминаний из статей Константина Аксакова, Ивана Киреевского я осознала, чем так важен был этот журнал. Мне так близка идея о самобытности и исключительности русского народа, несмотря на то, что меня и воспитали на французский европейский манер. Мы другие, мы живем своей жизнью, совсем не как в Европе, о которой так любят говорить. У нас есть крепостные, которых мне очень жаль. Моя тетушка, я так называю женщину, что следит за чистотой в доме, хоть она таковой и не является, искренняя и добрая женщина, которая вряд ли встретиться в другой стране. Она привыкла все делать сама, своими силами, и я люблю так делать. Иногда я задумываюсь, а что будет, если дать «вольную» крестьянам как пишут в одной из статей? Мы станем жить иначе, на равных и будем сами по себе: сами убирать, готовить, иметь твердую кожу на руках и самостоятельно воспитывать детей. Это прекрасно, я в восторге, а папа´ этого страшится, ему непривычно шаткое положение дворянства. Что поделать, если нравится мне в крестьянах другое отношение к жизни, суровый взгляд и каждодневные испытания, из-за которых хочется жить и трудиться, а не воспитывать в себе безупречные манеры и сидеть в широких креслах?

Что нас все-таки способно объединить? Православие, как верно пишут в «Москвитянине». Еще больше убедилась в том, что церковь – это нечто отдельное от государства, но способное объединить власть и народ в одно целое. Почему? Потому что я верю в чудо, брат верит, и гувернантка, и подруга тоже верит – православная вера объединяет нас. И объединит.

Кажется, мне не удается соблюдать правила... 

Продолжение...

+27
21:23
55
RSS
Ваше произведение принято. Удачи в конкурсе!
08:33
Спасибо)
13:35
Браво! очень понравилось! Спасибо!
18:50
Спасибо!