Непостижимо. Конкурсная работа № 11

(хокку)

Когда-то где-то на Землю упал луч солнца,

он перестал быть светом, но не исчез.

Быть может, в эту минуту он играет в нашем мозгу...

К.Тимирязев

***

В начале начАл

У Бога было СЛОВО.

Непостижимо.

***

В ночном небе

Летящий мотылек.

Вдохновение.

***

Строка на листе.

Устало дрожит перо.

Остывший кофе.

***

Молодой ковыль

под копытами коня.

Не споет песни.

***

Хлебное зерно

Легло в теплую землю.

Руки матери.

***

Лепестки розы

Слетают с твоих губ.

Колыбель сына.

***

О! Хризантема!

Ты раскрыла бутон.

Зимняя роса.

0
17:17
336
RSS
13:09
-2
Оценка 1 (Один) балл.

*********************

Данное произведение именно что непостижимо.
Прежде всего, оставляет в недоумении цитата из Тимирязева, не имеющая отношения к последующему.
Далее хочется сказать, что писать хокку русскоязычному поэту, на мой взгляд, аналогично тому, чтобы намазать щеки «Салтоном», надеть белоснежные виниры и изображать натурального негра.
Дело тут даже не в силлаботонике классического русского стиха, а в менталитете носителей языка.
Человек записывает свои мысли, но во многом мыслит в соответствии со своей письменностью.
Японец пишет иероглифами – по сути графическими знаками, наделенными внутренним толкованием смысла, но лишенными внешних возможностей.
Мало какой язык сравнится с русским по богатству вариаций, создаваемых приставками и суффиксами, падежами и предлогов, знаками пунктуации и даже не строго обусловленным порядком членов в предложении.
Японский язык убог в сравнении с русским; японские стихи – это не «Евгений Онегин» и даже не «Василий Теркин», а всего лишь покачивающиеся какемоно.
Поэт, всерьез выкладывающий «японские» стихи на конкурсе русскоязычных писателей, вызывает аналогию с мужчиной, переодетым в женское платье на каком-нибудь московском корпоративе.
Да и сама эта японистость… Языка я не знаю, среди друзей 19-ти национальностей японца не имел, но все-таки думаю, что эти «русские хокку» имеют к настоящим хокку отношения не больше, нежели калифорнийское вино – к Бургундскому.
А если абстрагироваться от чуждой формы и пройтись по смыслу, то и тут хочется взяться за голову.
«Строка на листе и дрожащее перо…» Уже устал писать, что эти символы прошлых веков сейчас столь же уместны, как керосиновая лампа в супермаркете.
«Хлебное зерно» и «руки матери». Что может быть более затертым в тысячах тысяч вариаций? Даже в «Целине» Брежнева имелись более сильные образы.
«Колыбель сына» — еще один испытанный веками снаряд… Уже давно лишившийся взрывателя.
«Зимняя роса»… Подразумевается оскюморон уровня «Июльских снегов» Юрия Визбора. Но я его не ощущаю.
К русскоязычной словесности текст не имеет отношения.
Он мог быть лишь переводом с приложенным подстрочником.
Жаль, что нельзя поставить НОЛЬ баллов.
15:59
+3
оценка 8 ( восемь). До 17 века на такой вид стихосложения смотрели как на игру. Сейчас правила игры определены количеством слогов, наличием атмосферы и др. Полноценно стихи можно оценивать на языке происхождения. Но нужен ли академический подход? Кому, зачем? Если хочется — играйте, кто может запретить? В хокку важны моменты изображения настоящего — краткие вспышки. Я считаю, Вам это удалось.
Комментарий удален
14:48
Оценка 8 (восемь) баллов. Да, это хокку. Некоторые, даже очень неплохие.
21:21
+1
Оценка 8 (восемь) баллов. Хокку — очень сложный жанр, несмотря на свою простоту. Чтобы писать хокку нужен виртуозный ум, утончённая наблюдательность и художественность восприятия мира. Видеть в обычном тайну, вскрывать многослойность явлений. Это своего рода философия.
Автор достойно справился. Каждое хокку вызвало лично у меня лаконичную ответную эмоцию. Вот так — от первой до последней: непостижимо / трепетно / ёмко / грустно / сложно/ красиво/ загадочно.
21:59
+1
Оценка 2 балла
А это вообще хокку?
09:08
Вот, дорогая Елена!

ПРИПАДАЮ К ВАШЕЙ РУКЕ в знак солидарности.

Хокку ди это?
Да мы никогда не узнаем, что такое «хокку».
Для понимания того нужно знать японский язык.
Вот я даже при переводе с немецкого иногда сомневаюсь, как правильно передать в русской силлаботонике «полуторные» гласные силлаботоники немецкой («Seele») — так что уж говорить о языке японском, который для нас китайская грамота?

Все эти японистости в русской словесности не более чем китайские спелки с Севрского фарфора.

И еще раз повторю, что японский художественный менталитет, порожденный иеротическим языком, принципиально отличается от русского; подобные опыты несерьезны априорно.
Такое расхождение в оценках вызывает только одну мысль — или я дурак или…
Такое расхождение, Анатолий, показывает, что все мы — разные, по-разному воспринимаем мир, по-разному передаем свои эмоции. И это замечательно!!!
Оценка 1 меня успокоила. Всё-таки, дурак не я.
Добавлю. Логика железная. Языка не знаю, но думаю, что… То же самое, что не читал, но твёрдо знаю… Для нормального человека — это стыдно.