Одна из многих

Одна из многих

  Чем Андрей никогда не грешил, так это потребностью кому-то что-то доказывать. Жил, как говорится, в своё удовольствие, благо, не обидел бог ни умом, ни внешностью. Впрочем, решающую роль в его жизни сыграла всё-таки внешность и рост под два метра. Уже в седьмом классе нарасхват был у девок. Случалось, в подъезде караулили, там и отдаться были не прочь. Так и испортили окончательно. Всякие среди них водились, но дур было большинство. Андрей научился определять их с первого взгляда, потому только вошёл в зал, сразу обратил внимание на молодую женщину, сидящую за ближним столиком, и долго не мог понять, что она делает в ресторане, куда, лет этак уже с десяток, он забегал перекусить наспех, да снять бабёнку посговористей. Он и сегодня преследовал ту же цель. Дружок его торопился в ночную смену, а сам Андрей был совсем не прочь тоску развеять. В последнее время его преследовали неудачи: бизнес, начатый ещё в перестройку, дышал на ладан. Из всех баб осталась только Верка, да и то, хоть родила ему сына, замуж не торопилась, ждала более достойный вариант. Не то чтобы Андрей стремился сунуть голову в петлю, но за этот её выверт был обижен и даже оскорблён. Судьба будто мстила ему за тех девок, что он перепортил. И вдруг посреди этого шума и смрада – невинный взгляд и эта нежная улыбка без намёка на какой-то там интерес к происходящему.

Администратором в этом ресторане, как принято, работала женщина с немалым жизненным опытом, для всех Светлана Георгиевна, а для Андрея – Светка. Уж она никогда не заблуждалась насчёт его пристрастий, перехватила взгляд и, хоть удивилась, не без удовольствия довела до его сведения, что девушки, а незнакомка была с подругой, пришли вдвоём. В зале имелись свободные места, но Андрей ясно дал понять глазами, что хотел бы подсесть именно за этот столик, правда, сам даже взмок от этой мысли. Оно и понятно, до этого больше имел дело с такими женщинами, как подруга незнакомки. Что совершенно точно, та оказалась здесь не просто так, курила, выпуская дым в потолок, и с вызовом озиралась по сторонам. Она сидела спиной к входной двери, и Андрей рассмотрел обручальное кольцо на правой руке. Та, другая, что привлекла его внимание, сидела, сложа на столе руки, как прилежная ученица, и выглядела такой одухотворённой, будто пришла в филармонию на концерт классической музыки. Взгляд её блуждал по залу и ни на ком не задерживался. Один раз она прошлась им по Андрею, и он едва не включил обратный ход, настолько утратил уверенность. Что самое странное, её нельзя было назвать красавицей, встретив на улице, он вполне мог пройти, не оглянувшись. Но здесь была такой заметной, что хотелось не просто смотреть, а любоваться.

Что-то цепляло в ней, как говорят поэты, брало за душу. А он-то грешным делом подумал, что нет у него души, изъедена аморальным образом жизни, как говорила его мать. Нет, Андрей не спорил с ней и даже не обижался, лишь приказал убрать свои фотографии куда подальше, чтоб ненароком не потянуло на самосуд с самобичеванием. Так он называл свои запои. Да что там играть в прятки с самим собой, не тот он уже был, не тот. Сошёл былой лоск, поредели и потускнели волосы, потух взгляд, каким он когда-то запросто, безо всяких предисловий девок в постель укладывал. Сколько их было! Все уже замужем давно, у всех дети, не по одному. Месяц всего остался Андрею до тридцати двух годков, а это, как выяснилось, тот возраст, когда тянет произвести ревизию. Сказать честно, итоги были плачевны. Деньги водились, вроде бы, даже немалые, но он сумел спустить их на всякого рода сомнительные удовольствия. Вот и получалось, что не было у него, ни собственного угла, ни машины, но, самое главное, цели не было. Теперь она вдруг появилась. Он ещё не мог её сформулировать, но ясно ощущал всей своей мужской сущностью, что хочет узнать эту женщину лучше. И нет, не о постели думал, во что так трудно было поверить даже ему самому, он хотел копнуть глубже, добраться до её души, до этого света, что она излучала.

Ансамбль включил приятную мелодию и ушёл на перерыв, когда Андрей и его спутник подошли к столику, за которым сидели подруги.

— Извините, девочки, мы не слишком помешаем вам, — привычно начал он и хотел добавить про то, что все свободные места уже зарезервированы, но подруга незнакомки оживилась и, придав лицу счастливое выражение, воскликнула:

— Что вы! Будем рады. А то что-то скучно пока!

Андрей обрадовался и занял стул рядом с нею, так было удобнее рассмотреть интересующий его объект.

— Будем знакомы, меня Андрей зовут. Моего друга Александром. Он, к сожалению, спешит. Зашёл поужинать.

Как и ожидалось, ответила ему подруга.

— Я – Лилия, а это Карина.

Он улыбнулся.

— Вот повезло вам с именами!

Говоря это, Андрей, конечно, имел в виду Карину. Что до Лилий, те в его жизни случались, однако именно Лилия наградила его покровительственной улыбкой. Карина, напротив, смутилась под его пристальным взглядом.

— Да уж, до сих пор режет слух. Это всё папа, он у нас любил всё необычное. Дома меня Риной называют.

— Ну, извините, Смирнова, — рассмеялась Лилия, — я, как привыкла тебя на работе величать, так и представила. Мы с Кариной коллеги, в школе работаем.

— Училки, что ли? – удивился Андрей. – Вот бы никогда не подумал! – он имел в виду Лилию, а обобщил в целях конспирации. Карина снова смутилась.

— Я сейчас в декрете. Вот, спасибо Лилии, вытащила меня потанцевать. А то сначала один ребёнок, потом второй.

Андрей слушал её и чувствовал у себя под рубашкой мурашки. Всё, её имя, её спокойная речь, тембр голоса и эти её глаза, излучающие тепло, были так приятны ему, что он не сразу смог ответить, сначала проглотил ком. Двое детей! Она не просто была замужем, она находилась за крепостной стеной семьи и брака.

— А как же муж? Как он отпустил вас в эту клоаку?

— Мужа я взяла на себя! – обрадовалась возможности показать себя во всей красе Лилия и добавила, — в каком виде приняла, так и вернуть обещала. А сейчас извините, мальчики, мы потанцуем. Пойдём, Карина.

Андрей остался с Александром, который всё понял и тяжело вздохнул.

— Не парься! Бери Лилию. Она не против, это же видно. Она, кстати, ничего. На артистку похожа.

— На Светлану Лазареву, — торопливо, будто боясь сбиться с мысли, уточнил Андрей и сразу продолжил, — но, знаешь, были у меня уже, и Светланы, и Лилии, Ленок и Танек не считано, а Карины не было. – Он говорил это и не сводил глаз с Карины. Если выбирать женщину по танцу, то и здесь она превосходила свою подругу. В движениях той присутствовало что-то резкое и даже мужское. Карина, напротив, пленяла своей женственностью и мягкостью, двигалась плавно, угадывая телом такт мелодии, и только теперь Андрей почувствовал к ней что-то плотское. Не верилось, что у неё двое детей. Фигура осталась девичьей. Возраст угадывался по взгляду, по опыту Андрея, обеим было чуть за тридцать.

Когда подруги вернулись за столик, Александр уже покинул ресторан. Андрей проводил его и теперь стоял в дверях, пытаясь понять, что делать дальше. В другой ситуации он уже, пожалуй, решил свою проблему и отбыл с миром, но сегодня не стал довольствоваться малым. Докурил сигарету и вернулся за столик.

— О! А мы уж, грешным делом, записали вас в дезертиры! – смеясь, пошутила Лилия. Она была довольна, что Андрей вернулся, и даже не думала этого скрывать. Карина улыбнулась ей и ничего не сказала. Либо ей было всё равно, либо она умела скрывать свои чувства. В этот момент заиграла медленная мелодия, Андрей узнал её по проигрышу и счёл это подсказкой свыше.

— Можно вас пригласить на танец?

— Меня? – немного удивилась она и зачем-то посмотрела на Лилию, потом поднялась и направилась в сторону танцевальной площадки. Андрей шёл за ней следом и чувствовал себя так, будто впервые в жизни пригласил женщину на танец. Он не узнавал себя, и это его немного пугало. В последнее время ему гораздо приятнее было думать, что никакой любви нет, это выдумки недоумков. И вдруг такой сюрприз! Это с его-то бесценным опытом! Руки его дрожали, когда он обнял свою партнёршу за талию. В голову ударило что-то горячее, потом разлилось по телу волнами. Карина доставала ему до подбородка, да и то лишь потому, что была в туфлях на каблуках. Её волосы щекотали ему шею, но он испытывал от этого какое-то странное наслаждение. Солист, которого Андрей знал лично, пел, будто специально для него: «В тёмном зале ресторана средь веселья и обмана пристань загулявшего поэта. Возле столика напротив ты стоишь в пол оборота вся в лучах ночного света. Так близки наши тела и обычные слова, без конца тебе шепчу я. Ах, какая женщина, какая женщина! Мне б такую!» Он слышал эту песню много раз, но лишь теперь до него дошёл её смысл. Сердце налилось болью и стало биться сильными рывками. Зря он полагал, что очерствел от этой пустой и бесполезной жизни. Он снова был полон чувств, как когда-то, лет десять назад. Об этом твердило его тело.

Ресторан закрывался ровно в одиннадцать часов вечера. Гости высыпали на улицу и стали разъезжаться. Андрей заранее позаботился о машине и, махнув водителю, обратился к подругам:

— Не сочтите это наглостью, но мне бы хотелось убедиться в том, что вы добрались домой без происшествий. Я, кстати, забыл спросить, куда едем?

— В Заречный район, — ответила Лилия за двоих. – Сначала Карину. А там уж я как-нибудь.

Андрей не мог поверить в своё счастье.

— В Заречный? Мне тоже туда. Знаете, должно быть, поликлинику водников?

— Ещё бы! Карина там и живёт. Я чуть дальше.

— Тогда сам Бог велел! – бросил он и открыл перед Кариной переднюю дверь. Она смутилась и мотнула головой.

— Я лучше назад.

Когда подруги скрылись в подъезде, Андрей отпустил машину и, усевшись на скамейку, прикурил сигарету. Самое время было подумать, что делать дальше. Идти домой не хотелось. Уснуть сегодня ему не грозило. Его дом находился в трёх минутах ходьбы от этого места. Рядом была школа, в которой он учился. В этом доме когда-то жило много его друзей и даже несколько его девчонок. В этом дворе прошло его детство, вся его жизнь. Здесь ничего не изменилось с тех пор, разве, тополя стали выше и сейчас роняли пух также, как двадцать лет назад, когда он подвернул ногу, перепрыгивая с гаража на гараж.

Лилия отсутствовала не больше пяти минут, вышла, стуча каблучками, и улыбнулась.

— Неужели проводишь?

— Конечно. Командуй, куда идём.

Она ничего не сказала, сунула руки под мышки и, немного сгорбившись, пошла в сторону проспекта. Дорогой доставала дежурными вопросами, скорее всего, просто для поддержания беседы. Андрей отвечал механически и искал какой-нибудь благовидный повод, чтобы продолжить вечер у неё дома. Она упомянула вскользь, что сын у бабушки, а муж в командировке. Но нет, не для того, чтоб удовлетвориться, ради того, чтоб больше узнать о Карине.

— Ты не против, если мы возьмём шампанского и посидим у меня? – спросила Лилия, и Андрей так обрадовался, что не успел этого скрыть. Она истолковала это по-своему, усмехнулась и повернула к ларьку, который работал круглосуточно. – Сама куплю, — заметив его порыв, добавила она и зачем-то обыскала его своим пристальным взглядом. Его смутило это внимание. Как назло, вспомнился момент, когда она спрашивала Карину, нужен ли он ей. Видимо, та ответила отказом, так как сразу после этого он услышал: «Тогда он – мой».

Квартира Лилии оказалась уютным семейным гнёздышком. Повсюду были семейные фотографии. Царил порядок. Оранжевый абажур в форме большой тыквы освещал кухонный стол и скромный, ещё советского образца, кухонный гарнитур. Всё было выдержано в одном стиле. Андрей чувствовал себя не слишком уютно, забился в угол и, слушая рассказ хозяйки о её недавней размолвке с мужем, ждал удобного момента, чтобы спросить о Карине. Он понимал, что весь этот спектакль нужен был для того, чтобы оправдать себя в его глазах. Самого Андрея очень смущала роль духовника. Уж кто не годился для этого, так именно он. И судить Лилию он не собирался. Уже по этой идеальной чистоте в доме можно было сказать, что эта женщина заслуживала большего, чем её гулящий муж или, тем более, он сам. Женщина никогда не пойдёт налево, если её ценят. Хотя, кто их поймёт! Среди мужиков бытует мнение, что все они одним миром мазаны.

— Вот, знаешь, чего я понять не могу, чего вам, мужикам, надо? Среди вас только один нормальный, Каринкин муж. Видел бы ты, как он на неё смотрит! А ведь тоже десять лет женаты. Двое детей. Всякие там материальные трудности. Он с работы бегом бежит. А детей обожает просто. Сына хотел после Катьки, а теперь так счастлив, что две дочки! – Лилия сказала это и с трудом сдержала слёзы.

— Двое детей! Я, конечно, в шоке!

— Ты о фигуре? – оживилась Лилия и неожиданно разоткровенничалась. – Я ведь из-за неё на диету села, но всё равно не могу добиться таких параметров. Ну, ты понимаешь!

Она продолжила, а Андрей слушал её и не понимал. Зачем изводить себя ограничениями, когда у тебя другие данные! Тут хоть совсем есть перестань, не получится достичь идеала.

— Знаешь, я бы на твоём месте не парился с этой диетой! – всё-таки не сдержался он. С его стороны это был некий реверанс в сторону гостеприимной хозяйки, но та истолковала его так, как ей было выгодно, сначала закатила глаза от удовольствия, потом добавила им требовательности.

— Знаешь, иди-ка ты в душ!

— Что? – переспросил Андрей и только потом понял, что имела в виду Лилия. Сказать честно, ещё никогда ему не приходилось отказываться от такого щедрого предложения, но, видимо, всё когда-нибудь бывает в первый раз. Он собрался с духом и, придав взгляду честное выражение, выдавил из себя признание.

— Извини, Лиля, мне Карина понравилась.

— Карина? – переспросила она и, округлив глаза, стала выдавливать из себя смех. – Ах, да, Карина. А я-то дура! Как я сразу не поняла! Тогда проваливай! Мне, кажется, уже хватит. Спать пора! Ну и ну! Ну и Каринка! В тихом болоте, как говорится, черти водятся!

Андрей опешил. Ещё минуту назад Лилия восхищалась своей подругой и её семьёй, а теперь, кажется, была совсем не прочь взять свои слова обратно. А всего-то и делов, что какой-то завалящий, подержанный, никому не нужный козёл ей, уверенной в себе, блондинке с длинными ногами предпочёл серую мышку с добрыми глазами. Сам он так не думал, но Лилия ясно давала понять всем своим возмущением, что имеет на этот счёт именно такое мнение. Видимо, женская дружба заканчивается там, где появляется мужчина. И сорт его не так уж и важен.

— Извини. Тебе и правда хватит, — сказал он и поднялся. Хотел озвучить свои мысли, но не стал, просто пошёл к выходу. — Спокойной ночи.

Вечер выдался долгий, но Андрей совсем не чувствовал усталости, шёл по тёмным улицам и улыбался. Во-первых, он страшно гордился собой и был даже немного рад тому, что преподал урок Лилии. Как говорится, хочешь узнать человека, наступи на его самолюбие. Хотя, как раз в этом случае он прочёл её сразу. Это как с вином, видишь крикливую этикетку, поставь обратно. Красота лишь привлекает внимание. Завоевать сердце может лишь внутреннее содержание. Сам он и без того слишком долго пренебрегал этим правилом, так и достиг точки, откуда вся его прошлая жизнь виделась ему ошибкой. Ему даже казалось, что за эти несколько часов он успел прожить целую жизнь. А всего-то в неё вошёл новый человек, который был ему интересен. Аппетит приходит во время еды, и теперь уже Андрею было крайне любопытно увидеть мужа Карины и Катю с Дашей. Он почему-то был уверен, что обе дочери Карины похожи на неё.

Сам он никогда не мечтал о детях и лишь сейчас поймал себя на мысли, что, будь та его женой, хотел бы ребёнка, лучше девочку и чтоб она была непременно похожа на свою мать. С этой мыслью, промаявшись до рассвета, он уснул. Она же разбудила его и была такого странного вкуса, что буквально выбросила из кровати. Подушка была измята, простыня сбилась к стене. Он совершенно не знал, как дожить до понедельника. Мысли о Карине просочились в кровь и буквально разрывали его тело и его голову.

Андрей уже давно вёл такой образ жизни, что редко поднимался раньше двенадцати. Однако в понедельник проснулся в семь и к восьми часам утра стоял за гаражом у подъезда Карины. Он и сам не понимал, чего ждал. Карина ясно сказала, что находится в декрете. Значит, младшая Даша ещё не ходила в детский сад. А старшая? Он как-то не очень понял, сколько ей лет. Да и лето сейчас, детей обычно снимают с детского сада и отвозят в деревню. Во всяком случае, у самого Андрея было именно такое детство.

Из подъезда время от времени выходили мужчины, иногда с детьми, Андрей жадно обыскивал их взглядом, но лишь сильнее осознавал, что эта его затея не слишком результативна. Правильнее было выяснить номер телефона по номеру дома и фамилии хозяев. К счастью, в соседнем подъезде у Андрея имелся один закадычный дружок, который взамен небольшой суммы легко уступил ему комнату с телефоном. Без сюрприза не обошлось, в справочном Андрею ответили, что Смирновых в этом доме шесть номеров и попросили уточнить адрес. Здесь и пригодился ему многолетний опыт общения с женщинами. Ещё полчаса ушло на то, чтобы обзвонить все номера, и только на последнем ему ответил голос Карины.

— Да, я слушаю. Вас не слышно, перезвоните, — сказала она и, судя по звукам, собиралась положить трубку, как к Андрею вернулась его обычная уверенность.

— Карина? Здравствуйте. Это Андрей. Помните, мы познакомились в ресторане?

Он выпалил это, как из пулемёта и некоторое время ничего не слышал. Потом она подала голос.

— Как вы узнали мой номер?

— Это оказалось несложно. Только, прошу вас, не бросайте трубку. Я просто хочу поговорить. Кстати, Лилия ещё не звонила вам?

— Звонила. Вчера. А почему вы спрашиваете?

— Просто так. Хотя, — он замолчал и долго не мог решить, стоит ли предупредить её о том, что этот человек не может быть ей другом. – Вы осторожнее с ней. Не слишком доверяйте. Женская дружба, знаете ли!

— Вы за этим звоните?

— Нет! Хотел ещё раз услышать ваш голос. Всё хорошо? Муж не ругался?

— Он не имеет такой привычки. Я всё-таки не понимаю.

— Можно на «ты»? Чего тут понимать? Влюбился я, как мальчишка, влюбился! Просто с трудом дожил до понедельника. Не поверил бы, если б кто-то рассказал! – на другом конце стояла такая гробовая тишина, что он испугался. – Карина, алё, вы меня слышите? Мне ничего от вас не нужно, просто иногда слышать ваш голос!

— Я, если вы заметили, замужем.

— Заметил. Хотел увидеть твоего мужа. Он, хоть знает, как ему повезло?

— Вряд ли! – вдруг рассмеялась она и уточнила, — вряд ли повезло. Я ужасная вредина.

— Вот уж не поверю! – сказал Андрей и тоже рассмеялся. Давно он не чувствовал себя таким счастливым, потому ухватился за эту ниточку и двинулся дальше. – Вы себе цены не знаете. Это всегда так с хорошими женщинами. Плохие всегда завышают цену, а потом удивляются, что их мужья бросают.

К себе домой Андрей летел на крыльях и уже составлял план действий. Во-первых, ему следовало обновить свой гардероб, посетить парикмахерскую, выбрать новый аромат. Женщины падки на такие вещи. Ещё он понял, что в общении с женщинами не следует пренебрегать откровенностью. Как она замолчала, когда он признался ей в любви. Первый шаг был положен, и сдаваться Андрей не собирался.

Уже в среду Андрей познакомился с мужем Карины. Встреча вышла случайная, он уже сел в трамвай, когда увидел их обоих, бегущими к остановке. Карина провожала его, обняла, поцеловала, потом пошла в сторону своего дома летящей походкой. Он с трудом отвёл от неё взгляд, чтобы рассмотреть соперника, и понял, что здесь ему ничего не светит. Дело было даже не во внешнем превосходстве, а в той внутренней гармонии, какой у самого Андрея не было. Самому себе он напоминал ковыль и, поняв эту разницу, впал в такое состояние, которое обычно предшествовало его запоям.

Андрей пил уже вторую неделю. Иногда, проспавшись, бежал к дому Карины, и, не дай бог, видел её с мужем и детьми, углублялся в отчаяние. Мать сидела у его кровати, а он метался и стонал, как раненый зверь.

— Сынок, что случилось? Что я могу для тебя сделать? Скажи, я сделаю. Уже не могу смотреть, как ты мучаешься.

Она уже собиралась заплакать, как вдруг он сел и вцепился в неё своим полубезумным взглядом.

— Позвони ей. Её Карина зовут. Пусть придёт. Пусть просто придёт! Уговори её. Меня она не послушает! А мне надо! Я чувствую, что сдохну, если ты этого не сделаешь!

Мать даже закрыла рот рукой, будто увидела перед собой что-то страшное. Хотела сказать что-то, он видел это по движению её глаз, но не стала, взяла бумажку с номером телефона и вышла из комнаты.

Андрей снова лёг и закрыл глаза. Он знал, он верил, что Карина придёт. Он уже понял, что она добрая и не сможет отказать его матери. Для него самого не было выше счастья, чем видеть её в этой комнате, рядом со своей постелью. Это было всё, чего он хотел.

Мать вернулась довольно быстро и, судя по голосам в прихожей, не одна. Они так и вошли в комнату вместе, потом она кивнула ему и, осторожно прикрыв за собой дверь, вышла. Карина стояла в нерешительности, и он выдавил из себя улыбку.

— Садись. Прости, мне нужно было тебя увидеть.

— Ты плохо выглядишь. Что-то случилось?

— Случилось. Я вляпался в замужнюю женщину. Знаешь, мне очень понравился твой муж. И девчонки понравились. Как бы я хотел быть на его месте.

Глаза Карины стали больными.

— Андрей, ты же понимаешь, это невозможно.

Он усмехнулся.

— Будь у тебя один ребёнок, я бы сделал всё возможное, чтобы вас развести. Но я не потяну двоих. Мужчина должен рассчитывать свои силы.

— Я люблю своего мужа и пришла только потому, что мне жаль твою мать.

— А меня, меня тебе не жаль?

Он попал в яблочко и видел, что Карина не собирается врать.

— Жаль, но я должна сказать тебе, раз уж такое дело, что ты нафантазировал себе что-то. Видимо, устал один, захотелось тепла, уюта. Раньше пренебрегал этим, а теперь созрел. Я просто подвернулась под руку. Что во мне такого? Подержанный товар, как говорит Лилька.

— Она о тебе так говорит или о себе тоже?

— Что-то между вами произошло, чего я не знаю, так?

Он не ответил, не хотел унижать себя ложью, но и правды не мог сказать.

— Ничего такого. Просто не понравилась она мне.

— Странно, она обычно нравится мужчинам.

— Вряд ли. Не хочу о ней говорить, и так хочется повеситься.

Карина тяжело вздохнула и ничего не сказала на это. Какое-то время она изучала его лицо тем самым взглядом, каким немногим ранее на него смотрела мать. И от этого у него на глазах навернулись слёзы. Карина сидела на стуле, сложив на коленях руки, прямая, будто только вышла из балетной студии. Волосы были убраны назад, и кудряшки вокруг её длинной шеи были такие забавные, что заставили его улыбнуться.

— Я представляю, какая ты была в детстве. Мальчишки, наверное, прохода не давали? У тебя такая царственная осанка, такой поворот головы, как у богини.

Карина собиралась заплакать и вдруг рассмеялась.

— Не смеши, я самая, что ни на есть, обычная. Что ты придумываешь! Зачем смущаешь?

Андрей уже вошёл во вкус.

— А улыбка, смех, как ручеёк.

— Я уйду, если ты не прекратишь, — сказала она и поднялась, но он успел схватить её за руку и прижался губами к её запястью. — Я поняла, тебе плохо, и ты хочешь, чтоб мне тоже было плохо.

— Нет, я хочу, чтоб ты, хоть иногда, думала обо мне. Мне больше ничего не надо. А теперь иди. Спасибо, что пришла. Я знаю, чего тебе это стоило.

Карина поднялась и улыбнулась.

— Извини, мне действительно нужно бежать. Детей пришлось оставить с соседкой. Подумай над тем, что я сказала. Пообещай.

Андрей кивнул, и она вышла. Он слышал, как мать что-то сказала ей, потом проводила до двери. Щёлкнул затвор замка, затем кто-то вошёл в комнату.

— Сынок, ты сумасшедший. Разве так можно? Она же замужем. Видно, что добрая, вот ты и пользуешься. Грех это!

— Сердцу не прикажешь. – Он с трудом сдержал чувства, и она села рядом и стала покрывать поцелуями его лицо.

— Бедный ты мой, бедный. А я говорила, помнишь? Не надо гневить Господа. А ты, вон, опять за своё! Хоть полегчало?

— Полегчало.

Женский день в тот год совпал с прощённым воскресеньем. Андрей счёл это неплохим знаком.

Уже полгода он только и делал, что боролся с собой. Самое долгое, не звонил Карине десять дней, да и то, большую часть этого времени был в отъезде. Он уже вычислил её окна и, как только пробегал мимо, задирал голову и смотрел вверх. Однажды сидел на детской площадке, пока там не погасили свет. Одному богу было известно, что в этот момент творилось в его душе. Ему было плевать, что это чужая женщина, чужая жена, он просто подыхал от ревности, представляя её в объятиях её мужа.

План на этот день созрел в его голове давно. В последний момент пришла мысль взять с собой на дело маленького сына. Верка отдала его с радостью, видно, тоже имела планы на вечер. Андрей купил бутылку шампанского, конфеты и, взяв сына, отправился в гости к Смирновым. Скажи он что-нибудь матери, она бы запричитала, и он соврал, что идёт к другу.

Несколько последних дней он жил на адреналине, как вдруг у самой двери испугался и едва не повернул назад. Он совсем не был уверен, что ему будут рады, и, взяв сына, придал своему визиту иной, чем было на самом деле, подтекст. Чего он хотел добиться этим, он и сам не знал, скорей всего, хотел убедиться в том, что Лилька тогда говорила правду. Вернее, ему хотелось, чтоб всё оказалось не так.

Дверь ему открыла Карина, которая так и не успела стереть улыбку со своего счастливого лица. Взгляд, полный удивления, скользнул по гостю и медленно опустился вниз, и ребёнок вдруг обхватил отца за ногу и заплакал. В этот момент из кухни крикнули:

— Рина, кто там? – потом показался её муж. В руках он держал сковороду, но смутился не этого своего вида, а незнакомца, стоящего в дверях. – Что ж ты не пускаешь гостя. Зови. Блины почти готовы.

Карина улыбнулась и представила мужчин друг другу.

— Саша, это Андрей, я рассказывала тебе, мы познакомились в ресторане. Проходите.

На лице хозяина не дрогнул ни один мускул, зато брови гостя взлетели вверх. На плач ребёнка из комнаты выскочили две девчушки, и тот сразу перестал плакать.

— Сколько ему? – спросила Карина, и Андрей ответил, не без гордости:

— Ещё двух лет нет. Маленький.

— Ничего, наша Катька – профессиональная нянька, да и Даша любит малышей. Он не голоден?

— Нет, только поел. Мама покормила. А я вот, думаю, дай, зайду. Праздник, всё-таки.

Андрей, наконец, протянул Карине гостинцы, и она улыбнулась.

— Спасибо, раздевайся, проходи на кухню. Будем праздновать.

Александр наблюдал за всем этим с улыбкой, казалось, даже мысли не допускал, что у его жены могло быть что-то с этим человеком. Сам Андрей чувствовал себя так, будто уже бывал в этом доме, более того, дружил семьями с этими милыми людьми, которым вдруг расхотелось делать больно.

Кухня была небольшая, но уютная. Дом, судя по тому, что он видел, когда-то был зажиточный. Хозяева иногда переглядывались и улыбались друг другу одними глазами, и Андрей понял, что Лилька не солгала. Всё было настолько естественно, что и сам он немного расслабился и даже немного забыл о цели своего визита, получая удовольствие от того, что видел и слышал.

Тоска, на этот раз, какая-то совсем уж смертельная настигла его уже дома. Сын спал на двух креслах, составленных вместе, сладко постанывая во сне. Андрей сидел рядом, не в силах заставить себя лечь. В голове не было ни одной чёткой мысли, сплошной хаос. Он прекрасно понимал причину этого своего состояния, шёл с надеждой, что Лилия преувеличила, а получил полное подтверждение её слов. Ему всё понравилось в доме Карины, и он чувствовал себя последним подонком, когда позволял себе мечтать о ней.

Несколько следующих дней Андрей буквально воевал с самим собой. Хотел запить, но вовремя остановился. Не мог вспомнить, когда в последний раз был в церкви, зашёл и долго стоял у какой-то иконы, не смея обратиться к богу с такой страшной просьбой, помнил заповеди. Вода и камень точит, какие-то слова матери всё-таки засели в его голове. Перед глазами все эти дни была эта картина в раме – Карина, Александр, их дочери, которые действительно прекрасно справились с ролью нянек. Кирюха не хотел уходить домой, пришлось применить силу. Он, маленький, не знавший настоящей семьи, и подтолкнул своего отца к правильному решению. Андрей не стал медлить и, как только оказался у телефона, набрал номер Карины.

— Да, слушаю, — раздался её звонкий голос, — алё, говорите. Я слушаю.

Всё было, как в первый раз, но, помня об обещании, данном самому себе, Андрей хотел в последний раз насладиться звуком её голоса.

— Карина, что-то со связью, — сказал он и сам почувствовал, как задрожал его голос. – Надеюсь, у тебя не было проблем, ну, из-за моего появления?

— Нет, но ты меня очень удивил.

— Я сам себе удивляюсь. Прости. – Андрей умолк и даже услышал, как сильно бьётся его сердце. – Я в последний раз звоню. Не хотел верить Лильке. Потому пришёл. Но, нет, ты очень любишь своего мужа. И он тебя. Прощай и не поминай лихом.

Последние слова он почти выкрикнул и сразу отключил аппарат. Хотелось швырнуть его об стену, но он просто завыл. Всё было кончено, но его мучения только начинались. Он не просто знал это, он ощущал это каждой клеточкой своего мозга и своего тела.

Прошло несколько лет. Андрей так и не женился, но использовал представившуюся возможность и вступил в отношения с одной женщиной, у которой был ребёнок. Спустя какое-то время он всё-таки не выдержал этой пытки и позвонил Карине, но там сказали, что этот номер отдан новым жильцам, а прежние переехали в другой район города. И вдруг, когда он уже перестал готовить себя к их случайной встрече и просто скучал в ожидании своей очереди в супермаркете, у него за спиной раздался голос Карины. Сама она была занята разговором с дочерью и не сразу заметила Андрея. Зато он повернулся так резко, что его женщина моментально что-то почувствовала.

Дела у мужа Карины, видимо, шли хорошо, в новенькой шубке из тёмной норки она была необыкновенно хороша. За эти годы, кажется, стала ещё красивее. Наконец обратила на него свой взгляд и, кивнув головой, улыбнулась той смущённой улыбкой, покорившей его в тот памятный вечер. Андрей кивнул в ответ и с трудом сдержал раздражение тем фактом, что заехал сюда со своим самоваром, который уже закипал от ревности. Сам он, пусть был не прочь рассмотреть Карину и даже перекинуться парой фраз, нашёл внутри себя лишь отголосок того сильного чувства. Такова, видимо, была плата за эту беспутую, чужую ему, жизнь, которую он, казалось, взял напрокат, потому не дорожил нисколько.  

 

Прочли стихотворение или рассказ???

Поставьте оценку произведению и напишите комментарий.

И ОБЯЗАТЕЛЬНО нажмите значок "Одноклассников" ниже!

 

+8
18:33
531
RSS
Комментарий удален
Скажу честно, история реальная. Мне везёт, ничего не надо придумывать. Я, кстати, не умею. Пишу, наверное, как чувствую, и чувства для меня важнее всего. Спасибо, Фёдор. inlove
Комментарий удален
Благодарю Вас, Люция. Мне безумно приятно получить от Вас такой тёплый отзыв и высокую оценку. inlove
Комментарий удален
10:57
Полностью согласна с предыдущими комментариями! Прекрасный рассказ, Маргарита, жизненный! И подача замечательная! thumbsup
С теплом inlove inlove inlove
Благодарю Вас, Анжелика! inlove Мне очень приятно!!!
11:27
Очень красиво, интересно и жизненно! Соглашусь с Фёдором, комментарии излишне, говорит само за себя!
Благодарю Вас, Мария. Мне очень приятно, что Вам понравилось. inlove
Очень интересный жизненный рассказ, спасибо.
Благодарю Вас, Анатолий. inlove
ЭТО, ВАС, БЛАГОДАРИТЬ НУЖНО ЗА ТАКОЕ ТВОРЧЕСТВО.
19:20
В последнее время не слишком часто читаю прозу в формате рассказа, но у Вас, Маргарита, как раз тот случай, когда начинаешь читать
и уже не остановиться, повествование идёт легко и естественно, и интересно, жизненно… Понравилось, спасибо!
С уважением, Сергей.
Благодарю Вас, Сергей. Мне безумно приятно! Должна сказать, на этом сайте очень много авторов, которые могут Вас заинтересовать.
20:01
Спасибо, Маргарита, буду понемногу осваиваться, читать.))
14:26
Очень понравился Ваш рассказ, Маргарита, прочитала, как говорят — «на одном дыхании»…
Жизненно, интересно, легко читается — спасибо!
Благодарю Вас, Елена. Очень рада такому тёплому отзыву. inlove