Под солнцем Лилит

Под солнцем Лилит

Уважаемы читатели, друзья!

Представляю вам мой новый роман «Под солнцем Лилит».

Книга уже поступила во все ведущие книжные интернет-магазины и электронные библиотеки. Например, вы можете найти её по нижеуказанной ссылке в магазине Ridero. 

https://ridero.ru/books/pod_solncem_lilit/

Предлагаю вашему вниманию аннотацию и фрагмент романа.

Главный герой, журналист Андрей Демидов, путешествует с новыми друзьями к морю. Эксцентричная пара байкеров, с которыми он познакомился, оказывается любителями рискованных авантюр, для них не существует никаких табу…
Их совместная поездка превращается в череду необычных приключений. Финал этой истории тоже неожиданный.

Желаю всем увлекательного чтения и жду ваших отзывов!

С уважением,
Дмитрий Смирнов

***

После ужина за счёт заведения они оставили хозяйку заниматься своим бизнесом и пошли прогуляться по ночной набережной. Их компания двинулась в сторону порта. Демидов, привлечённый лучом яркого света какого-то прожектора впереди, никак не мог понять, что это. Источник света медленно приближался к ним, а они к нему. Андрей посмотрел под ноги: они шли по рельсам. Характерный предупреждающий звуковой сигнал подтвердил его догадку.

— Полина, это что, поезд там впереди?

— Ага.

— Прямо на набережной?

— Ну да. А где ему ещё быть? — усмехнулась она. — Это Бердянск, детка. Привыкай.

— Так может же задавить. Если человек, например, вовремя не увидел.

— И давит. В основном, пьянь всякую.

Содрогая землю, обдавая теплом и вибрациями, мощный многотонный тепловоз поравнялся с ними, волоча за собой гигантскую гусеницу товарных вагонов. Троица оказалась зажатой на узкой асфальтированной полосе между гружёными платформами и краем набережной. Они присели на парапет на безопасном расстоянии в ожидании, когда огромное техногенное насекомое проползёт.

Первым заведением, куда они зашли, был ночной клуб «Барракуда». Выдержанное в разбойническо-морской тематике место, по всей видимости, притягивало к себе пиратов всех мастей. Помимо курортников в клубэшнике тусовалось много местных завсегдатаев.

Их группа села за отдалённый стол. Демидов открыл меню. Первое, что попалось на глаза, это завтраки в разделе… «Брекфаст». «Конечно, понятно, что они рвутся в Евросоюз и хотят соответствовать, но это уже доходит до абсурда», — подумал он.

Все заказали выпить.

Скопления человеческой массы были у барной стойки и на танцполе. Играла зарубежная и русскоязычная попса. Когда диджей поставил хит с рефреном «У тебя другая зая, а я запасная» в центр зала вырвалась молодая полуголая блондинистая сучка в коротеньких лайкровых шортиках и чёрных колготках в крупную сетку с пирсингом и татушкой на голом животе и топе, который едва прикрывал сиськи. «Только я всегда могу, когда нужно прибегу…» Блондинка с чёрной подводкой и распущенными волосами призывно крутила задницей (все глаза на неё), ощущая себя королевой дискотеки. «Наверное, Котова из девятого “Б”», — предположил Демидов.

Так как клуб населяла в основном молодёжь, то Андрей удивился, когда увидел пожилого невысокого белоголового мужчину, зажигающего под house-музыку в компании девах. Как бы он ни хорохорился, но старческая моторика сообщала, что ему уже как минимум шестьдесят. По выражению лица и взгляду мужчины, а также по наличию при нём юных женских особей, Демидов предположил, что тот иностранец, секс-турист. Ещё там, окружённый малыхами, пританцовывал блондин с волосами до плеч очень похожий на российского музыкального продюсера Виктора Дробыша. «Хотя почему «похожий»? — подумал Демидов. — Может, это он и есть».

Наблюдения пришлось прервать, так как у бара назревала какая-то заварушка. В заведениях подобного типа, где пасётся много местных, всегда рано или поздно кто-то неугодный, обычно это приезжий, попадает под раздачу. Участники конфликта, который разгорался на глазах у Демидова, были нестандартными. Если один из них был бородатым хачиком, что ещё так себе, то второй неожиданно оказался негром с дредами. Раста пару раз получил по морде, не отходя от кассы, и набежавшие охранники выставили дерущихся на улицу. Демидов с Валерой из любопытства вышли на воздух перекурить и посмотреть на представление. Полина осталась залипать в смартфоне.

Разборки interracial продолжились. Хач хотел дать негру добавки, но его сдерживало окружение, а чернокожий убеждал оппонента с мочалкой на лице и собравшихся, что он за мир во всём мире.

— Whatabloodyfight![1] — услышал Демидов рядом английскую речь. Он обернулся и увидел рядом секс-туриста, который тоже вышел посмотреть на действо.

— I guess nobody’s gonna say no to racism here[2], — прокомментировалДемидов.

— Right. This is so typical for Berdyansk. I’m not surprised.

— Neither am I.

— Your English is good. Where are you from?..[3]

Пока Демидов вёл диалог с чужестранцем, всё шоу успело закончиться. Причём банально: приехали менты, повязали обоих и забрали в участок.

Как выяснилось, Мэтью было семьдесят два года, и он приехал из Лондона. Это было его второе лето в Бердянске. И это был не секс-туризм, а скорее даун-шифтинг (хотя одно другому не мешает). Ежегодно он проводил на Украине время с апреля по ноябрь.

Ему понравился позитивный английский пенсионер. Условившись созвониться (он оставил ему украинский номер Полины) и встретиться ещё раз, чтобы пропустить вместе по бокалу пива, Демидов попрощался с ним и пошёл к своим.

Следующее место, куда они заглянули, было «Наутилус». Они даже не присаживались. Просто постояли растерянно внутри с ощущением, что попали в другое измерение: здесь был не 2017, а 1997. Население пляжного шалмана составляла гопота в спортивных костюмах с барсетками, портовые бляди, барыги в шлёпках, одетых на носки, и прочая нелепая босота. Судя по качеству звука на танцполе, шансон, скорей всего, крутили с кассет. Крепко, словно в тисках, зажав под мышкой голову своей дамы с потёкшей тушью (её тело согнутое буквой «Г», спотыкаясь, поспевало сзади), какой-то парень провёл непослушную на выход. За ними, нагруженная сумками и верхней одеждой, шла подавленная подруга. После выкрика диджея в микрофон «Кто не танцует, тот пидор», трио покинуло это место.

Заведение Mohito резко контрастировало с соседним приветом из девяностых и было вполне современным пафосным коктейль-баром с фейс-контролем и дресс-кодом. Внутри блеск, шик, глянец, звон бокалов с шампанским, модная музыка, мажоры, состоятельные папики, девушки как будто с обложек журналов…

В Mohitoих не любили. Никто им не сказал прямо, что вот, мол, мы вас не любим, потому что вы не с обложки журнала. Но, судя по тому, как изящная администратор в облегающем вечернем платье с конским хвостом чёрных, как смоль, волос неохотно пустила их внутрь, как долго делали и несли им напитки, как безразлично и небрежно официант-лакей ставил перед каждым чашку, понимая, что они здесь ненадолго («Мы будем только кофе»), ничего серьёзного и дорогого заказывать не будут и хороших чаевых, скорей всего, от них тоже не видать, судя по неодобрительным взглядам из-за соседних столов в их сторону, Демидов заключил, что они здесь не к месту. В Mohito приветствовали, любили и ублажали гламурных, платёжеспособных, стильно одетых, красивых людей. Бару нужны были богатые и успешные посетители. Не сидящие с одним чаем на их вай-фае весь вечер, а способные заказать полноценный ужин из двух-трёх блюд с десертом и хорошим алкоголем. Любили клиентов, накрывающих «поляны» с размахом, веселящихся и проматывающих здесь всё до цента, подписывающих снятие с карты, не глядя в счёт, оставляющих щедрый «чай».

В Mohito Демидов чувствовал на их группе те же взгляды, что во время променада по Азовскому проспекту. Вот одна ухоженная девушка с красивым макияжем изучающе посмотрела на них, что-то шепнула подруге, та бросила взгляд в их сторону, недоумевающе пожала плечами, и они обе заулыбались. Демидов понимал, почему. В баре, как и на проспекте, нравились группы понятные, а они были группой малопонятной или непонятной вовсе. «Что делают двое симпатичных парней с этой бабушкой? — должно быть, спрашивала одна другую. Каждый по отдельности не привлекал бы внимание и не вызывал бы вопросов, но вместе они сбивали обывателя с толку. Вместе они образовывали коктейль, который не был популярен в этом заведении.

Ключевым ингредиентом их коктейля, конечно же, была Полина. А если бы её заменить, подумал Демидов. Например, на другого мужчину. Или на такую же девушку, как за соседним столиком. А лучше двух. Естественно, это был бы куда более понятный состав для окружающих. Возможно, официант даже простил бы им «Мы будем только кофе». А так… «Солидная тётка и не можешь потратиться на себя и своих ебаришек?» — наверное, мысленно упрекал её подавальщик, унося пустые чашки.

Не сговариваясь, они действительно не оставили ему ни копейки. И Демидов почувствовал всеобщее облегчение в баре, когда они наконец поднялись и ушли.

Выходя из Mohito, они наткнулись на дежуривших у выхода двух ментов. Кто-то припарковал дорогущий красный родстер Mercedes-Benz SLC с азербайджанскими номерами прямо на железнодорожных путях, не допустив мысли о том, что они могут быть рабочими, и машинист стоящего урчащего тепловоза от беспомощности вызвал мурзиков с кокардами. Теперь те строго спрашивали у выходящих людей, не их ли это автомобиль. У них спросили тоже. Полина ответила:

— Я пока столько не наворовала.

Менты оскалились в улыбке. Им понравился ответ.

Больше на набережной ничего не работало в это время. По крайней мере, они не стали проверять и не пошли дальше, так как там не было завлекающих огней. Валера предложил пойти в круглосуточный супермаркет, взять «топлива» и где-нибудь присесть. Они запетляли тёмными улочками и дворами в сторону центра, вдоль парка Шмидта, в котором на скамейке под фонарём ржало и щёлкало семки быдло, мимо кучкующихся на парапете проституток, попивающих слабый алкоголь из аллюминивых банок, мимо дежурящих таксистов с пластиковым кофе, мимо ларьков с шаурмой и летних кафешек с пластмассовыми стульями и зонтами с рекламой пива, мимо памятника Остапу Бендеру и Шуре Балаганову…

Погуляв по пустынному ночному магазину, они взяли бутылку коньяка, колы, коробку шоколадных конфет, одноразовых стаканчиков и пошли на широкую центральную площадь, где было полно скамеек, клумб, дорожек, и густых кустарников.



[1] — Что за грёбаная драка! (англ.)

[2] — Полагаю, здесь никто не скажет нет расизму (англ.).

[3] — Точно. Это так типично для Бердянска. Я не удивлён.

— Я тоже.

— У вас хороший английский. Откуда вы?.. (англ.)

 

Прочли стихотворение или рассказ???

Поставьте оценку произведению и напишите комментарий.

И ОБЯЗАТЕЛЬНО нажмите значок "Одноклассников" ниже!

 

0
13:58
61
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!