Иосиф Гальперин
+19

Иосиф Гальперин

Наши авторы Гордость Клуба Золотой фонд Клуба
Стихотворение не ловкое, многое здесь уже подметили. Мне-то, как раз, понравились первые строфы, где присутствуют образы, пусть и не четкие, а вот дальнейшие прописи навеяли скуку, но — до монаха. Теперь, хотя и там не раскрыт особенный взгляд автора, но можно почувствовать, что он есть. Теперь о главном: никто никому не должен — ни автор читателю, ни читатель автору. Читатель — старатель, моет грунт в ручье, если покажется строка ему драгоценной — так и есть в этот момент. Автор не должен стараться понравиться, по статистике это будет значить, что автор постарается льстить большинству, говоря приятные вещи, до которых и сам читающий дошел. Поэзия — открытие нового. Поэтому никогда не буду вышивать по словесной канве и уж тем более — обижаться, что твою вышивку не признали совершенной.
Понятно, что проба пера, потому что если бы ставилась задача сюжетно написать, как у долго собиравшихся не хватило денег в первый же час, то многое было бы лишним: бабушка, детство, сандалики, которые ищут (?) удочки… Не понравился «волосатый чебурек» — синтаксис в предложении с гидропиритом неточен. А самое главное для меня, как бывшего репортера, неточность в понимании ситуации: Абхазия и тогда, и сейчас не идиллическая страна. Попахивает инфантильным эгоцентризмом (как и вся история с вылетом и загаром), что, в принципе, допустимо для героя, но не не для пишущего ретроспективно человека. Развалины и вертолеты никуда не делись…
С днем рождения, Онега! Русские цветы с болгарского нашего огорода!
Для наших мест гостья не редкая! Видел я и больших, до 30 см (не считая хвоста)!
Здесь подробнее, еще и другие. i-galperin.livejournal.com/504120.html
Мне кажется, автор слишком хочет угодить потенциальному читателю, выписывая и стандартные, но не слишком конкретные, детали, и вставляя приметы социальной жизни. Какой-то соцреализм — все как положено, вплоть до обязательной бани. Беда только, что рассказ мог написать любой грамотный человек, запомнивший обороты из современной деревенской жизни. Много в тексте хороших моментов, но на искусственность текста мысль наводит частушка — самая известная из банных. А уж сходу узнать по чужому портрету молодого себя — это штамп не слишком высокой беллетристики.
Лена, прекрасная идея! Свои цветочки-ягодки показал в ЖЖ, а сегодня — вот!
А некоторые редакторы находят у меня недостаточное эстетическое развитие…
Я бы не стал искать в стихотворении технических огрехов, оно написано достаточно свободно, развивается по ходу авторской мысли, по ассоциациям. Другой вопрос, что можно было бы образ сделать поярче — сама мысль нетривиальна, хотя и встречалась, но она абсолютно поэтическая, не пересказ прозы в рифму. Когда-то молодой Иван Жданов написал: «Обволакиваю камень, запотевший изнутри...» (поищите в интернете), там он раскрыл свою мысль, да и потом много раз писал о камне — как о субъекте, не до конца проявленном.
Андрей, мне было приятно судить этот тур, потому что там были созвучные мне прочно сделанные стихи.
Слава, термидор был после якобинцев, а теперь угрожает вариант совмещения…
Посмотрите мой «Действительный залог» — там все об этом.
Тогда это было наивно и выборочно, наследники усовершенствовали. Да и аппетиты прибавились, и цинизм, и ответа не боятся.
Обобщенно говоря, о том, как заглушались любые независимые мысли и движения.
Очень многое в культуре, да и в ментальности, в этической позиции нашего поколения связано с Бродским. Подростком я узнал об абсурдном суде над ним — и потому полжизни был готов к чему-то похожему, хотя, как и он, тунеядцем не был и, как и он, не был диссидентом подобным Даниэлю и Синявскому, суд над которыми проходил в то же странное время, когда самодура Хрущева сняли, а Брежнев еще никак не походил на самодура. Но ясно стало: хочешь говорить — будь готов отвечать за слова, не врешь — значит, не высчитывай, какая кара тебе положена. А уж стихи Бродского казались абсолютным сопротивлением злу, настоящей невиданной литературой, я даже гордился, что в стенгазете МГУ напечатан рядом со стихами Бродского — я же не учел, что этого Бродского звали Александр (потом мы познакомились, он оказался хорошим человеком и поэтом. Но не звездой — как мой тезка). Конечно, пели «Пилигримов» и читали рождественские стихи. А потом Иосифа Бродского выгнали из страны, хотя, если честно, он был бОльшим ее патриотом, чем те, кто выгнал. А потом я помогал издать его первое собрание сочинений в России. А потом он не приехал — и я не мог понять, почему (теперь — понимаю). Мой друг Леша Шишов (давно покойный) снимал его в Венеции, фильм стал классикой документалистики — и памятником Бродскому. Металлический памятник стоит в Москве напротив американского посольства. Думаю, неслучайно: он был послом русской литературы в Америке и послом английского языка — в России. Я несколько раз обращался к нему в стихах, хотя стилистически мы не были близки, написал и в дни его смерти, 24 года назад, в дни, когда в Чечне шел бой за село Первомайское. В его день рождения я разместил старый стих на нашем сайте: pisateli-za-dobro.com/80-let-iosifu-brodskomu.html
Ну, если княгиня Ольга и вправду было болгарской царевной, о чем есть свидетельства, то в чем-то они правы.
Очень интересный текст авторитетного историка религии протодиакона Андрея Кураева о том, какая письменность была у славян до Кирилла и Мефодия. diak-kuraev.livejournal.com/2933197.html
← Предыдущая Следующая → 1 2 3 4 Последняя
Показаны 1-20 из 541