Глава 13 Крымское хамство.

Предисловие.

Перед тем, как приступить к изложению чужих преступлений против своего естества, изложу своё личное понятие о своём или чужом потомстве.

         Святая честь и обязанность всех живущих любить и обожать своё потомство. Но, а если возникли сомнения в том, что это потомство не из твоего рода? Бери и радуйся тому, что приобрёл. А  если иначе, то будь ты проклят во веки веков своими предками? А за что? А за то, что посмел поднять руку на чужого ребёнка со всеми его пращурами.

          Вот пример, как вполне современные «Ромео и Джульетта» свалились на шею своих родителей. Хотя те оба и работают и что-то там зарабатывают, но на свою зарплату ещё никак жить не могут. Но им же и свадьбу хочется и много ещё чего. Родители жениха, не долго думавши, залезли в долги и свадьбу хорошую устроили этой нищей невестке и без участия родни той невесты. И  в семью взяли ту девицу, как будто сами её родили и вырастили. А эта молодёжь неблагодарная, так ещё и считает, что всё им положено. Вместо того, что бы продолжать той девице заочную учебу в институте, юная жена взяла академический отпуск, а дальше и совсем забыла о своём обучении, и супруги приступили к размножению. Но, как перестали предохраняться, через месяц обнаружилась менструация, пришедшая точно в срок. Жена прибежала к своей матери, которая ей когда-то объясняла, что как только «трахнешься», то сразу и забеременеешь. Но эта мать только отмахнулась от  проблем дочери. Эта семейная пара продолжила «процесс размножения» и, по прошествии месяца отсутствия менструаций, наконец-то  обратились к гинекологу, где им и  сообщили о наступившей долгожданной беременности.

Вся беременность протекала без проблем, но роды наступили за месяц до предполагаемого срока. Надо сказать, что это было уже то время, когда наши советские слабоумные законно-творчествующие недоумки наконец-то перестали определять чужие продукты жизнедеятельности, декретные стали платить по факту размножения, а не по неприятностям, приведшим к этому факту. 

А то при коммунистах была такая дрянь, что баба должна была доказывать тот день, когда она трахалась, чтоб ей выполнить план по выносу дитя ровно в срок девять месяцев по больничному листу. А что там с теми первородящими, которые ничего и не знают о том процессе родов и когда им там предстояло рожать, то тех бедняг тогда  обманывали на деньги, недовыплаченными по больничному листу. Но в наше время с 1990 г. этого процесса уже не было и эта девица просто не знала, отчего она вдруг «уписалась». 

И стала звонить своей мамаше о том, что ей делать, если она вдруг «уписалась». Это у неё «воды» отошли. И поехала в роддом за месяц до ожидаемого её срока, где разрешилась мальчиком с ярко-желтым цветом кожи типа цвета старой меди, к удивлению медицинского персонала. Вначале они подумали о резус-конфликте и стали исследовать группы крови родителей малыша. Но, к удивлению заинтересовавшихся  свёкра со свекровью, выяснилось, что по группам крови не может быть никакого конфликта, и более того, возможность не отцовства мужа по группа крови  слишком мала, не более процента вероятности. То уже убитые «горем» родители сели между собой обсуждать, откуда у них могло взяться цветное «недоношенное» потомство. Свекровь сумела доказать своему мужу, что у него в роду точно были предки с темным цветом кожи, наверное цыгане. Не думать же на бледнокожую блондинку невестку, что у неё может быть в роду какие-то темно-цветные предки. На том и порешили. 

И ведь никто же и не обратил внимания на странное поведение тёщи, которая по прибытии внучка из роддома, зачем-то его распеленала и громогласно стала заявлять, что её внук доношенный, у него же яйца в мошонке. Только когда у этой семейной пары родился второй ребёнок и тоже цветной и тоже «недоношенный», то дочь приступила к тотальным расспросам своей матери о цвете кожи своих детей в присутствии своей свекрови. А деваться уже было некуда той «умненькой» дочери. Посмотрела на первую «фотографию УЗИ» своего сына в животе и наконец-то углядела ту надпись, что сделал врач на этом УЗИ. Оказывается, врач вместо «положенных двух недель» беременности зачем-то написал полтора месяца беременности. Но у неё же точно была менструация в срок, в результате которой бедняжка была полностью уверенна, что не беременна она. Наконец, глупая дочь догадалась спросить у своей матери в присутствии своей свекрови, почему у её детей такой странный цвет кожи при рождении. 

И как той свекрови было поверить этой теще, что у той тёщи рождались все дети с таким цветом кожи. И сама та тёща родилась с ещё более темным цветом кожи…  Но это ничего, потом все посветлели вплоть до блондинок дочерей. А  это как мулаты все рождаются чернокожими, а потом через несколько дней их кожа может посветлеть до вполне нормального цвета кожи белого человека?

Мораль сей сказки такова: честь и хвала этим родителям своих детей и внуков, но при этом какие же безграмотные шовинисты попадались тем несчастным родителям в облике врачей, обслуживавших почему-то их цветное потомство. Сей пример не единичен в истории человечества и приступим к изложению тех несчастий женщин, с которыми происходил этот «сбой» в менструальном цикле женщины. Этот сбой, конечно, передаётся по наследству, но не обязательно от матерей, может быть и по отцу, его дочери наследуют «сбой» в цикле менструаций. И это явление называется атавизм, вроде как хвост внезапно вырос у современного человека. А то как это было ранее, по предположениям современных ученых. 

Беременели женщины при каждом сношении. И оплодотворенные яйцеклетки складывались  на дозревание в матку. И одновременно могло быть в матке несколько зародышей разного срока зачатия.  А когда какому-то из зародышей приходил срок появиться на свет, то роды происходили без повреждения остальных зародышей, вынашиваемых в матке. И никаких регул у самки рода человечьего не наступало. За год эта самка приносила по несколько детёнышей. Та же система сохранилась, например, и у сумчатых животных Австралийского континента, которые из-за суровости климата тоже приспособились хранить оплодотворенные яйцеклетки в течении нескольких лет без ущерба для организма голодающей матери. А вот когда наступят хорошие времена, тогда те плоды в утробе матери начинают развиваться без ущерба для своей матери. А только так и смогли выживать в суровое время перемен потомство от разных самцов,  Вот и самка человека намного физически слабее самца человечьего. И  самцы доминировали над самками.  И часто менялись доминирующие над самкою самцы, так как вынуждены были обеспечивать свою стаю пропитанием и сражаться за самок с другими самцами. Но их потомство выживало в условиях дикой природы, но в условиях нашей современной цивилизации всё хорошее потомство обречено на смерть от абортов. 

Конец предисловия.

         А теперь сказка… И вовсе не о том, как чудом избежавший расстрела шестипалый  Алмасты в результате Октябрьского переворота загулял в рядах Красной армии. А о том, как его первая и последняя единственная любовь это шестипалое «чудо» бросила и ушла к его командиру. А тем командиром был Мишкин друг хан-гирей. И эта дама тоже посчитала себя беременной от этого своего возлюбленного хана по прошествии дней последней менструации. Но срок беременности нарастал и пришлось её мужу избавить свою жену от тягот походной жизни в рядах Красной армии. Шел 1924 год и ничего лучшего хан не придумал, как отвезти к своим родственникам беременную жену в аул крымских татар.

         Роды наступили внезапно за месяц до ожидаемого срока и женщина разрешилась от бремени мальчиком. Понятно, что сам хан отсутствовал во время родов, так как надеялся приехать на месяц позже к самим родам. Поэтому роды принимала местная повитуха, которая сразу обнаружила и сообщила родне хана о несуразностях в «недоношенности» младенца.  У младенца яички оказались опущены в мошонку, а это и есть наипервейший признак доношенности младенца. Сколько случаев имеется и в современных роддомах, когда глупые мамашки не обнаруживают яичек в мошонках своих новорожденных сыновей. Вот тут и начинается врачебный «скандал» для повода оставить этого якобы «больного» младенца в роддоме, как калеку-инвалида с «крипторхизмом». И дальше тут же возникают бездетные усыновители, желающие иметь хорошего ребёнка от родителей с хорошей наследственностью…   И, если удастся обмануть глупых родителей, то медицинский персонал получит хорошие деньги за продажу здорового ребенка в чужие руки. 

А тогда в ауле родственники хана сразу заподозрили его жену в неверности.  По возникновению сомнений родственники хана сами и вызвали старейшин из числа татарских почтенных старцев для определения родовой принадлежность младенца. Старцы по прибытии стали определять признаки рода хана в этом младенце. При этом немаловажном длительном процессе старцы пили, жрали за накрытым к их приходу столом  и тут же испражнялись в принесенное для них отхожее ведро.

 Процесс сомнений продолжался длительный срок, в результате которого отхожее ведро наполнилось испражнениями, в которых старцы и утопили младенца на глазах обезумевшей матери. После исполненного долга старцы накинули на шею родильницы удавку и придушили несчастную. И опять приступили к своему занятию пить, жрать и испражняться… Тут то и прискакал наконец-то хан-гирей, до которого дошла весть о родах у любимой женщины. Вот и предстала вся эта картина перед убитым горем мужчиной. Ничего нельзя сделать для удавленной жены, а вот новорожденного утопленника ещё можно оживить. Выхватил хан младенца из экскрементов и приступил к искусственному дыханию изо рта в рот и непрямому массажу сердца. Возмутившиеся старцы попытались вразумить обманутого глупого мужа и поэтому конца всей этой процедуры и не увидели. Когда младенец задышал, эти почтеннейшие старцы мирно спали вечным сном, накушавшись навек красноармейского свинца у внешней стены дома. 

Что там сделал хан со своей родней,  история как-то не донесла до нашего сведения, но надо полагать, что никакой  связи хана с его родственниками больше не было. Куда там отвез хан оживленного младенца и где он его растил – неизвестно, но по тому, что хан явно пытался впоследствии безуспешно разыскать Алмасты, надо полагать, что его отцовство хану было хорошо известным. А в 1933 году за самим ханом  в его кабинет на втором этаже в городе Тбилиси пришло НКВД,  но  хан-гирей успел вовремя выпрыгнуть из окна второго этажа здания, благополучно приземлившись на булыжную мостовую и скрылся, после чего о хане ничего не известно из советских хроник по наше время.

 Что за малыш рос у хана где-то — это отдельный вопрос. Утопление в младенчестве не прошло бесследно для ума мальчика и к началу войны 1941 года подросток, уже взрослый юноша, выражено отставал в развитии. Проще говоря, был совсем дурак. Но, хотя и дурак, но всё же считался в народе единственным сыном самого крымского хана-гирея. А все те, кто это отцовство осмелился подвергнуть  сомнению, уже давно почивали вечным сном. 

По захвату гитлеровцами Крыма, некоторые слои татарского населения приступило к попыткам  восстановить  свою какую-то государственность. Для чего им и понадобился свой крымский хан-гирей. Тут и вспомнилось о «наличии» крымского ханства и  у Мишки де Гадля. Вот это им и надо: отвезти наследника ханства, сына хан-гирея к Мишкиной матери за крымским ханством и там эта мать  им выдаст что-то типа ханства.  Вот, и повезли эти политические деятели разысканного ими недоумка к той матери за ханством.

 Вот оказался слабоумный парень в каком-то убогом доме в адыгском ауле Натухай. Перепуганного насмерть дурака поставили перед какой-то очень страшной старой колдуньей, после чего эта колдунья стала тихо что-то такое ужасное выговаривать этим умникам, притащившим ей этого дурака, что те в испуге мгновенно сбежали… А к самому дураку обратилась очень ласково и всё такое ему хорошее наобещала, если дурак будет её слушаться. Вот и остался дурак жить у той колдуньи в ауле.

         Как уже можно догадаться, то была вовсе не какая-то колдунья, а сама Мария Александровна де Гадль  собственной персоной. А вот за каким чертом её занесло в этот нищий аул? Старая женщина обладала политической прозорливостью, поэтому незадолго до начала войны, схоронив мужа, отправила уже взрослых его детей вместе с семьями куда подальше в Среднюю Азию, и сама решила остаться в Адыгее. А так как никакой родни в Адыгее у неё уже не оставалось, решила найти родню своей свекрови, матери Нана Сахиба. 

Вот и заявилась в какой-то дом аула Натухай эта эпатажная старушенция и заявила, что они обязаны додержать её, как невестку их рода за прегрешения их сродственницы в каких-то далёких землях. Те и не сопротивлялись, решив ублажать все капризы образованной старухи. 

Вот и встретила начало войны Мари в спокойном адыгском ауле. А тут ей ещё и для её собственного развлечения и дурака притащили какие-то идиоты, мнящие себя благодетелями своего народа со своей убогой пропагандой собственной политической глупости. 

 Что же она этим татарам сказала такого, что тем пришлось бежать в испуге? Так это элементарно. Сообщила им радостную весть о том, что слухи о смерти их хан-гирея сильно преувеличены. Имеет этот самый хан-гирей сейчас чин оберштурмбанфюрера СС и вовсе не откажется познакомиться со своими соплеменниками, претендующими на его ханство.  А дурак зачем-то ей самой понадобился. Надо сказать, что Мари Александровна была раньше хорошо знакома с другом Мишки –хан-гиреем, и теперь очень хотела наладить связь с самим хан-гиреем. Но при этом так, чтобы не вызвать подозрения в этой своей  связи с оккупантами. 

  Тут надо разобраться и деятельностью этого хан-гирея среди адыгов. По официальной версии гитлеровцев оберштурмбанфюрер СС был занят призывом адыгских народностей к борьбе против коммунистического ига. А на деле просто носился как оглашенный по всем адыгским аулам, как будто что-то где-то потерял и позабыл, где же точно. Но, при этом все его официальные проповеди в пользу Германии заканчивались заявлением на адыгском языке, что Россия-то вон какая огромадная и населения в той России огромное количество. А  Германия на карте такая малюсенькая и малочисленность тех немцев уже давно будоражит весь мир. Поэтому эта Германия однозначно все равно будет побеждена Россией. И нечего сейчас мешать России, победить эту неизвестную адыгам Германию.  Но на эти проповеди находились и возражения среди адыгов. Если тот крымский хан-гирей так уверен в победе России над Германией, то почему крымский хан не отправился в свой народ крымских татар и там их не учит  жизни? Свой народ не учит, а адыгов зачем поучает?

Теперь о причинах, побудивших Марию Александровну вмешаться в этот процесс просвещения малообразованного адыгского народа в её собственной политической борьбе против гитлеризма. Ей-то самой, что могло понадобиться от деятельности хан-гирея против Германии? А причина в прошлых событиях 1938 года. Тогда давно иссяк поток Мишкиных брошенных девиц с детьми, когда к Каторжной Сорбонне в Краснодар заявилась грязная адыгская женщина, притащившая ей мальчонку лет шести с раздробленной бедренной костью правой ноги вместе с письмом от Алмасты на английском языке. Местные эскулапы где-то в Адыгее оказали ребёнку помощь  в районной больнице, но вердикт местных врачей был суров, ребенок больше ходить не сможет. И Мария Александровна определила дитя в Краевую больницу на операцию к лучшим светилам медицины. Сама операция прошла успешно, кость потом прекрасно срослась. Но к концу операции хирурги заметили, что кровь в ране стала темнеть, что означало смерть пациента. Анестезиологов в то время не было, в то время  оперировали под общим наркозом, произведенным под марлевой маской с хлороформом, налитым «на глазок» на марлевую повязку. Тогда  о высокой токсичности хлороформа ещё ничего не было известно и  хирурги ничего не знали о том, что смерть ребенка произошла из-за отравления парами хлороформа. По настоянию Марии Александровны, врачи стали производить простейшие реанимационные мероприятия, которые продолжались более двух часов безо всякой надежды на успех. Но Мария Александровна все равно лишь одно твердила, что пускай хоть какой в умственном отношении этот ребенок останется, лишь был бы жив и дал потомство.  И приводила последний аргумент, что мальчик этот будто бы и был сам маленький Будда. На всё это оставалось хирургам реанимировать ребенка, пока не выветрились из него пары хлороформа и ребенок не задышал.  Вот и возились так с тем ребенком, как никогда не возились ни с каким властным представителем советской власти и с их потомством. И заставила Мария Александровна свершиться невозможному чуду. Стал этот ребёнок подавать признаки жизни. Возможно, это произошло потому, что все эти хирурги верили в эту Марию Александровну, как в бога и во всё их медицинское семейство, что их семейство было просто обязано произвести переворот в современной медицине. Но только так можно объяснить это чудо, что эти врачи бились до последнего за жизнь умершего уже давно пациента. Впоследствии этот случай в медицинской практике Кубанского медицинского института спас немало раненых в госпиталях Великой Отечественной войны, где вместо хлороформа стали использовать эфир, как менее токсичный. 

Ребёнка этого определили в палату и обеспечили наилучшим уходом. Но тут возникла проблема с его матерью. Эта адыгейка ни черта не понимала по-русски и вбила себе в голову, что ребенка у неё украли и обратно ей не вернут. Вот якобы эта Мария Александровна себе решила забрать её сына. Вот представьте себе этот одноэтажный корпус (ныне это глазное отделение детской краевой больницы), вокруг которого носилась с воплями рыдающая адыгская женщина и что-то орала на своём никому не известном языке. Ясно, что с Марией Александровной она говорить совсем не желала. 

Вот и пришлось ведущим профессорам медицинского института успокаивать эту глупую мать на всех языках, что им были известны. И на пальцах ей что-то пытались объяснять. И что-то ей пытались нарисовать, и ребенка показывали, как за ним ухаживают. Но всё это было бесполезно: ничего не понимает эта безумная мать. Заканчивали свои речи все эти профессора «в сердцах»: — «Не понимает!». Вот только это слово и выучила по-русски эта адыгская дама и сама впоследствии стала повторять  на обращенную к ней речь «непонимайт». Кончилась эта история тем, что явно безумная эта женщина выкрала из отделения Краевой больницы своего сына и сбежала. Учитывая тяжесть состояния ребенка, никто не сомневался, что мальчик не выживет без медицинского ухода. 

Но, по-видимому, тогда у Марии Александровны было своё мнение на этот счет, и тот аул ей был хорошо известен, где рос этот ещё один сын от Мишки де Гадля. Вот, наблюдая метания оберштурмбанфюрера СС по адыгским аулам, наверняка она догадалась, что или вернее кого этот  штурмбанфюрер разыскивает и поняла, что ожидает какой-то адыгский аул, если разыскиваемая им персона в нем не обнаружится в живом и процветающем виде. То уже и все обитатели этого аула окажутся в жертвах  гитлеровского геноцида. И ничего того крымского хан-гирея уже не остановит. Кроме как, разве что дурака к нему подослать? 

Но, при ближайшем обследовании этого дурака, Мария Александровна обнаружила, что не такой уж это и дурак. Просто речевая функция у него осталась почему-то полностью недоразвитой. И Мария Александровна приступила к ликвидации этого пробела. Для этого она составила какое-то странное послание, сплошь состоящего из библейских  Ветхозаветных цитат: неудобоваримое по произношению и трудно запоминаемое по смыслу (вернее по своей бессмысленности). И заставила дурака весь этот бред выучить наизусть. Мало того, ещё и записала этот бред на табличке, которую навесила на шею дураку, наказав строго настрого этому дураку не снимать эту «вывеску» ни при каких обстоятельствах. 

Каких трудов стоило дураку вызубрить наизусть это послание, это отдельная история. И чего только ему не наобещала «колдунья» в награду за обучение: и крымское ханство, и какую-то принцессу в жены и какую-то книгу знаний от мертвых и прочую всякую дребедень, вроде Великой Гималайской Шамбалы? Но и без палки тут тоже не обошлось в процессе заучивания этого Ветхозаветного бреда. Всё терпел дурак, а в результате у него самого не только появилась речь, а  даже стихи стал впоследствии сочинять. 

Успел дурак выучить свою речь и тут сам хан-гирей в ауле и объявился. Предстал дурак со своим безумным ветхозаветным песнопением  перед самим хан-гиреем в форме оберштурмбанфюрера СС и передал ему письмо от Марии Александровны. Что было в том письме — неизвестно, но только так можно объяснить последующие события. Дурака погнали под немецким конвоем из двух солдат куда-то на побережье в район дислокации немецкой дивизии Эдельвейс, где дурака представили самому немецкому генералу этой дивизии. Генерал долго хохотал при появлении перед ним дурака с «песнею» и отослал дурака на немецкую кухню, приказав приставить к подсобным работам: колоть дрова, воду носить и прочее. А вот в результате этого похода дурака, появилась ныне забытая адыгская легенда о  Великой адыгской колдунье, жившей на Кубани, напророчившей поражение Германии в войне.

  Где-то в начале войны адыгские старейшины колебались, желая выступить на стороне фашистов, против поработившей их народ, России. Ясное дело, что женщин, даже старых, при этом процессе никто не спрашивал.  Вот и стала являться на эти совещания  слабо-умников страшная адыгская колдунья к адыгским старейшинам и  колдовать им на погибель Германии. И вот, наконец-то она им и объявила, что в ближайшее полнолуние очень далеко, в горах  адыгского Причерноморья, где нет никакого жилья и людей, появится ночью в полнолуние на высокой отвесной скале изображение Гитлера и дальше этого изображения германские войска не смогут пройти. Надо понимать, что только Мария Александровна могла так запугать своими фокусами (а за показ тех фокусов ранее в Краснодаре, Мари Александровна имела ещё одну кличку «Гудини») этих неграмотных старых балбесов, кичащихся только тем, что у них был когда-то свой, какой-никакой и якобы мужской аппарат. Им ведь гитлеровская пропаганда утвердила в  их крепкие лбы, что им даруется полное национальное равноправие с чистокровными немцами после победы Германии над Россией.

И  вот, когда в указанном старой колдуньей месте в указанный срок появилось сияющее в лунном свете изображение Гитлера на отвесной скале, то слух об этом чуде моментально разнёсся среди всего адыгского населения. И все адыги принялись сражаться с гитлеровцами, с которыми у них была уже якобы одна арийская национальность. После этого случая весь адыгский народ  всячески принялся поддерживать бедствующее русское население во время оккупации. И никто не посмел пойти против воли старейшин и оказать какую-либо поддержку фашистам.

Предоставляю вниманию рассказ женщин, переживших оккупацию Краснодара. Есть было тогда нечего, все голодали. И кто-то предложил: ­­- «Айда, бабы через Кубань, там у адыгов кукуруза поспевает.» Голод не тётка, как им бы и не было страшно, но ночью отправились бабы  воровать кукурузу с поля у адыгов с просторными мешками. Ломают початки и складывают в мешок, пока не оторопели от ужаса. Над ними уже возвышаются вооруженные мужики в папахах. Куда было от них бежать? А мужики взяли у них мешки с ворованной кукурузой и стали сами набивать кукурузой: — «Урыс, надо кушать, кукурыз..» Потом помогли донести бабам полные мешки с кукурузой до переправы.

А вот вопрос: а почему на скале появилось именно изображение Гитлера? Так как советские войска уже давно оставили этот регион, тогда намного дальше города Сочи продвинулись по побережью Черного моря немецкие войска и в том районе никаких советских войск не оставалось…   Да уж, вот если бы там появилось бы изображение Сталина – вот это бы было бы воистину «чудо»…

Теперь надо представить себе удивление стрелков горной дивизии Эдельвейс, когда  им дали  задание (в плане подготовки по отработке сигналов в ночное время) выложить на скале изображение Гитлера в зеркалах так, что бы это изображение виделось в лунном свете только из одного глухого места ущелья в горах. А зачем, если и там днем людей почти и не бывает, не только ночью? Что за связь там налаживалась, неужели с шакалами? Впрочем, с течением времени те зеркала облезли, и лик Гитлера померк и совсем исчез где-то в восьмидесятых годах прошлого двадцатого века. И легенда о чуде, сотворенном этой страшной адыгской колдуньей, совсем стерлась из памяти наивного адыгского народа.         

А вот этого дурака вышибли с немецкой кухни при первой же возможности. При отступлении немцев с Кубани, дурак оказался брошенным по другую линию фронта вместе со своим ветхозаветным песнопением и с неизменной табличкой на шее. Возраст-то у дурака был уже призывной, а документов никаких и не было. Вроде бы под расстрел годился бы дурак, как дезертир или полицай, если бы не одно но…

Во время второй мировой войны в гитлеровском тылу действовала  разведывательная сеть под командованием одного  советского товарища под кличкой Трюкач, который нам уже известен по повествованию о Мишке де Гадле. Вот под "начальством" этого самого своего «наставника» Трюкача пришлось натерпеться и Мишке де Гадлю. Это тот самый Трюкач, который выгнал Мишку из Солохаула и погнал на бродяжничество в г. Туапсе. Вот ещё один вопрос, как он один смог "сохраниться" из всей этой исчезнувшей с сокровищами в никуда банды? А этот в никуда так и не сходил. Просто провалился в первую попавшуюся на его пути расселину ледника и, поскольку эта расселина дна не имела, то его спутники тогда недолго пытались спасти неудачника вместе с провалившимся вместе с ним грузом. Тогда только один Алмасты почему-то выругался на этого Трюкача. А ему-то чего? А шестипалому всё было известно о суматрийском племяннике Марии Александровны из города Туапсе и о его единственном сыне, который и получил эту кличку «Трюкач». Поэтому и отпустил с грузом парня.

В этой своей военной разведке Трюкач использовал какой-то очень странный код для связи на основе  Ветхого Завета. Очень удобным оказался этот код для связи в открытую. Ходи себе, где захочешь и пой себе какие-то цитаты из Ветхого завета. А для верности еще и табличку с теми цитатами на груди носили. И только тот, кто знает этот код, тот и услышит и прочтет и дальше передаст эту информацию без проблем. Хоть в рупор по радио прокричат, хоть в громкоговоритель в нацистских пропагандистских передвижных установках через линию фронта начнут «выдаваться» цитаты из Ветхого Завета…   Никто тогда на этот ветхозаветный бред не обращал никакого внимания, кроме разве что русской разведки. Поэтому советские разведчики сразу и схватили дурака вместе с его кодовым сообщением и предъявили самому Трюкачу. Так как это же было явно постороннее лицо в этой разведывательной сети, поэтому и  сам Трюкач сначала испугался, что его сеть провалена, но когда внимательно ознакомился с посланием от Марии Александровны, то уразумел, что сам-то он и не все понял из этой таблички. А остальных успокоил, что тот, кто составил это важное донесение, пользовался этим кодом ещё тогда, когда его самого и на свете-то не было. В двадцатый раз перечитав эту табличку и в сотый раз выслушав песнопение дурака и всё одно и то же на уме у Трюкача: не всё понял. Трюкач снял послание с шеи дурака, положил табличку в папочку, на обложке которой написал название – слово «Двуликий» из той части непонятого им текста своей двоюродной бабушки. А ещё посидел и, ранее долго размышлявший Трюкач над торчащей в его голове немецкой горной дивизией Эдельвейс, зачем-то приписал на папочку и второе слово «Эдельвейс». Вот и появилось название ещё одного агента советской разведки «Двуликий Эдельвейс». И отправивши этого чудо-«агента» на работу в советскую армейскую госпитальную кухню, начисто забыл про эту табличку с этой Гудини,  Марией Александровной, вместе с её странным посланником. 

Тут надо вспомнить и события 1931 года, каким образом тот Трюкач сумел проникнуть в банду и так легко из неё унести ноги и ещё вместе с грузом сокровищ. А после революции его отец стал налаживать связи с родственниками и, конечно же, нашел Микаэля де Гадля в том адыгском ауле. А Мария Александровна сама его нашла после своего возвращения из сибирской ссылки под французским флагом. И все события этого аула, "накрывшего бога", Трюкачу были хорошо известны. Продолжал являться и в дом Сахида и после смерти его отца Микаэля де Гадля, но при этом почему-то представлялся родственником вовсе не самого Сахида, а почему-то его жены Саломеи. Что в общем-то и соответствовало действительности. Вот у неё и узнавал Трюкач все аульские новости, при этом рассказывая Саломее сказочки о несметных сокровищах её какой-то прабабушки, когда-то давно уехавшей в дальние странушки в путешествие за три моря. 

После ухода банды из аула от слушанья тех россказней Трюкача, Саломея  совсем сошла с ума. И про постояльца в доме Сахида неустанно всем рассказывала со всеми подробностями, которые сама и выдумала по своему слабоумному желанию обладать какими-то неведомыми сокровищами. И вокруг этого несчастного Сахида стали сгущаться тучи внимания НКВД. Придумали аульчане, куда спрятать Сахида от кладоискательства  НКВДешников. Кто-то с кем-то договорился, чтобы приняли Сахида где-то в каком-то адыгском ауле в районе Майкопа под чужим именем и фамилией. А Сахидке осталось только пройти по лесу через малый перевал Кавказа и остаться жить в том нам неизвестном ауле.

Вот и отправился Сахид указанным доброжелателями путем. И все бы ничего, да только по пути повстречались Сахидке какие-то лоботрясы, с которыми этот мгновенно и сдружился. И как-то расхотелось Сахидке идти куда-то в незнакомый аул от любимой жены и детей. И расположились лоботрясы всей компанией где-то неподалеку от развилки двух дорог. Из которых дорог, одна вела на большой Кавказский перевал, а вторая на малый, по которому и предстояло идти тому Сахиду в новую жизнь. Удобно расположились эти лоботрясы так, что им было издалека видно, кто идет наверх в горы. Когда кого и видели, то успевали спрятаться.

Но в каком-то одиноком путнике Сахид опознал своего знакомого и сказал, что это родственник его жены и нечего боятся этого человека. И радостно побежал навстречу этому человеку. Тот путник тоже обрадовался Сахиду и заулыбался этой встрече. Товарищей Сахида этот путник не видел, так как эти лоботрясы на всякий случай продолжали прятаться. Когда Сахид подбежал к родственнику, то товарищи увидели, как встретившиеся обнялись. И тут же раздался крик боли Сахида, на который звук его дружки и выскочили из своего укрытия. Сахид уже валялся на земле. А этот путник только расхохотался при виде тех адыгских убогих товарищей Сахида и спокойно зашагал по той дороге, что вела на большой перевал Кавказа.

Испуганные лоботрясы, подбежали к лежавшему Сахиду и обнаружили, что этот пришелец вспорол живот Сахиду так, что кишки вывалились наружу, и Сахид безуспешно руками пытается засунуть свои кишки обратно в штаны. А что теперь делать дальше? Антибиотиков в то время ещё не было, поэтому неминуемая смерть Сахиду предстояла в долгих мучениях.

Сочувствовавшие Сахиду лоботрясы сообщили в родной Сахиду аул о постигшем Сахида несчастье. А там сообразили, как им руками НКВДешников избавиться от всех аульских проклятий вместе со злосчастным Сахидом и немедленно сообщили в НКВД о засевшей в горах антисоветской банде. Лоботрясы были незамедлительно перестреляны бойцами НКВД  и мучениям Сахида настал конец. 

Только три сестры Сахида пошли на место гибели незадачливых оболтусов, чтобы зарыть тело брата на том месте, где его пристрелили. Всё же смерть брата на детской совести трех его старших сестер.

А НКВД рапортовало о уничтожении целой банды антисоветчиков. Но, а куда же шел Трюкач, вспоровший Сахиду брюхо? Неужели шел по следу исчезнувшей в 1931 году банды? Только тот Трюкач больше никогда в том ауле не появлялся, после тех описанных событий гибели Сахида в 1933 году.

А язык Саломеи продолжал своё черное дело. В 1936 году и её стало посещать НКВДешное кладоискательство и дом вдовы Сахида храбрые вояки штыками разобрали по дощечкам. А не найдя ничего ценного, сослали ту неуёмную Саломею в Казахстан вместе с тремя Сахидовыми детишками.

Есть на востоке большой город Мандалай. Только язык Саломеи оказался намного больше, чем весь этот город. С разными людьми ей пришлось ехать в ссылку в Казахстан. И всем она рассказывала о своих выдуманных сексуальных приключениях, в особенности с тем шестипалым постояльцем огромного роста. Вот и придумалось кому-то посчитаться с «шестипалым» через якобы его детей. Но старшего сына Сахида пощадили, не мог этот ребенок быть у Саломеи от шестипалого Гоги, так как тот в это время находился в Средней Азии. А вот двое младшеньких детей Саломеи скончались  в одночасье. Наверное, от скоропостижного воспаления лёгких и скончались оба дитя меньше, чем за полчаса и одновременно с выступившей кровавой пеной на губах. Впоследствии, возвратившаяся из ссылки Саломея хвасталась аульчанам, какая она хорошая, как хорошо к ней относились все встречавшиеся на её пути люди в Казахстан. Как же повезло той Саломее, что встретился ей в Казахстане вдовый аульчанин из этого же аула. А то Мандалай этой Саломеи и Казахстану мог натворить немало бед, не только ей самой.

 

Прочли стихотворение или рассказ???

Поставьте оценку произведению и напишите комментарий.

И ОБЯЗАТЕЛЬНО нажмите значок "Одноклассников" ниже!

 

0
19:34
207
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!