Глава 16 Алмаз-Шах.

Далее пойдёт пересказ «древнейшей кавказской» сказки-легенды о мертвом розенкрейцере и о его прекрасной креолке.  Странная какая-то эта легенда была напечатана в сборнике какого-то этнографа, изданного в столице Адыгеи Майкопе, если не сказать, что какая-то совершенно бессмысленная. Как-то невозможно себе представить, что на Кавказе появился когда-то и в древности рыцарь-розенкрейцер в полном боевом вооружении на боевом коне, и к тому же ещё и мертвый. Но и причём там, на Кавказе, ёще и какая-то креолка оказалась, при всей своей прекрасности? О чём же тогда велась речь среди адыгов, что и записал этнограф, как древнюю легенду?

 Оказывается, когда-то и может быть и не так уж и давно, в семье у папы с мамой розенкрейцеров родился сын, мальчик-розенкрейцер, который с раннего детства начал требовать от своих родителей показать ему свою невесту. Поскольку  мама с папой никакой невесты сыну на примете не имели, то стали сыну-розенкрейцеру разъяснять, что надобно ему ещё подрасти, чтобы поискать себе свою невесту. А крошка сын сказал отцу, что уже есть на свете у него невеста, осталось только его родителям её найти там, где она сейчас живет. В процессе подрастания сын рассказывал своим родителям о своей невесте: какая у него распрекрасная невеста, какие у неё растут косички, какого цвета у неё волосы, и какая она распрекрасная. Ну, и что могли сделать с такой детской блажью родители малыша? Только разъяснять, что никакой невесты у мальчика нет. А когда мальчик подрос, то в подростковом возрасте это стало навязчивой идеей у подростка, найти свою невесту. Где и как мальчишки искали невесту этому розенкрейцеру, то тоже неинтересно, но эти розыски привели только к несчастью с самим розенкрейцером. Он получил страшное ранение, несовместимое с жизнью. Но рыцарь-розенкрейцер вот как-то наотрез отказался умирать, пока его родители не найдут и не приведут и не покажут ему его невесту. Вот тут начались бедствия для его родителей. Сам тот розенкрейцер вовсе и не жил, а гнил заживо в течение шести лет, но при этом требовал от своих родителей показать ему его невесту и требовал в течении шести лет. Мол, де он и не умрет и будет и сам мучиться, и своих родителей мучить до тех пор, пока его родители не покажут, наконец-то, ему  его невесту. 

И не всё так просто в этой юношеской блажи по отношению к своим родителям. Ведь они же ранее разъясняли своему неразумному сынишке, что эта его невеста слишком стара для него и имеет темно-желтый цвет кожи от своих темнокожих предков оттого, что сама она по происхождению креолка. И уже якобы знали его родители, насколько эта невеста некрасивая и старая, что  недостойна даже их умирающего сына, как потомка из рода розенкрейцеров. Только в ответ они получали от сына одни обвинения в том, что они ещё и виновны в его мучениях и смерти, и всё потому, что ещё в детстве сразу же не разыскали и не предоставили ему его невесту. Поэтому его родителям пришлось довериться каким-то совершенно посторонним людям, чтобы те нашли и привели к постели умирающего сына именно его и именно эту самую невесту.

  И, только когда их сын увидел приведённую этими людьми свою невесту, то сразу же сказал своему отцу: «А ведь в действительности-то она прекрасна». И сразу умер. Только одна эта его невеста ничего не знала и ни о чём не догадывалась.

 Но и не так уж бессмысленна эта современная сказка о розенкрейцерах, если вспомнить о высокомерной спеси у высокородных рыцарей рода розенкрейцеров Мо-енов. Значит, не хотели даже и в смерти сына принять в своё семейство темнокожее потомство от мертвого буддиста Нана Сахиба. А вот поглядеть бы ещё на ту девицу, что прочил им сын в невестки? Так это просто будет.

В посёлке Лазаревском есть ЦРБ, куда высокомерные Мо-ены в середине июня 1978 года доставили умирать своего сына при «предоставлении» ему его невесты. Занимать целую палату для этого процесса, они как-то постеснялись, а сотрудники ЦРБ освободили маленькую комнатку от одного из бухгалтеров больницы напротив кабинета главного врача, куда любому можно было пройти прямо с улицы. Где и установили большую двуспальную кровать, наверное, это ложе умирающему сыну Мо-ены притащили с собой из дома. Вот в той комнатушке родители розенкрейцеры и остались торжественно дожидаться явления именно этой невесты заживо гниющему мертвяку-сыну. Но, а кто же она, невеста мертвяка? Нужно сказать, что именно к этому моменту, к появлению Мо-енов в Лазаревскую ЦРБ понаехало множество студенток третьекурсниц Краснодарского медицинского института для прохождения медсестринской практики. И мамаша умирающего сына любой бы из тех девиц обрадовалась, лишь бы не сбылись её худшие опасения, что в потомстве от Нана Сахиба, для его сына окажется темнокожая тридцатипятилетняя старуха с потрепанной жарким климатом Индии морщинистой кожей.

Вот оттого с этими родителями и случился весь этот фарс. Ждали родители взрослую девушку-невесту в гости к своему умирающему сыну. А вместо того к ним в комнату к умирающему двадцатичетырехлетнему сыну вбежала какая-то малолетняя девчушка-подросток, не старше четырнадцати лет. И наглая такая эта девчушка оказалась, что сразу же и уселась на приготовленный родителями стул у ложа умирающего, для невесты умирающему сыну. И ещё эта бесстыжая нахалка молча стала улыбаться и зачем-то наклоняться к их умирающему сыну. А что будет, если придёт вдруг настоящая невеста к их сыну и, увидев самозванку, обидится и уйдёт навсегда? Тогда опять придётся кого-то просить прекратить мучения их сына и его  родителей? Вот мать и прекратила это безобразие. Эта женщина молча схватила в охапку нахальную девчонку и вытолкала её вон в коридор. После чего вернулась обратно к своему сыну. Но их сын был уже мертв. Только ошеломленный отец передал матери последние предсмертные слова их сына: «А ведь в действительности-то она прекрасна!». 

Неужели их сын перед смертью посмеялся над своими родителями? Придя к такому выводу, убитые горем родители направились к выходу в коридор, ну надо же было им приступать к долгожданным похоронам несчастного сына… А в коридоре и на том  самом месте, куда поставила её неудавшаяся свекровь, продолжала стоять та самая девчушка-подросток. Только она уже вовсе не улыбалась, а имела весьма скорбный вид. Ошеломленные родители молча взирали на эту девицу, не зная, что ей сказать. Успели рассмотреть, что она весьма красива какой-то необычной восточной красотой, ничего общего не имеющей ни с какими национальностями Кавказа. Только несчастная мать нашлась, что сказать в назидание их несбывшейся невестке, в отличие от серо-зелёного, слившегося с больничной стенкой от горя, отца. Как только мать сказала девице следующие слова в приказном тоне: «Надо жить! Жить надо!», так эта девчонка злобно топнула ножкой, ответила: «Надо!» и исчезла с глаз убитых горем родителей куда-то в коридорах ЦРБ.

Вот тут и вышла неувязочка с этой невестой мертвого розенкрейцера. На похороны сына, зачем-то родителям Мо-енам понадобилось представить людям его невесту. А где её искать? Обыскались все их друзья и среди больных и среди персонала ЦРБ, только этой девчонки и след простыл. Мол, де как фантазийное видение это было у обезумевших от горя родителей умиравшего сына. Только близкие Мо-енам люди разыскали подходящую под описание студенточку, так и эта девица наотрез отказалась признаваться, что ей что-нибудь известно о смерти сына Мо-енов. Даже матери умершего сына  эту девицу показали, но и мать печально сказала только: «Но и не она же это была». А как же так? Ведь девица же сбежала в сторону больничных палат? И на ней был надет белый больничный халат, под которым (по случаю июньской жары 1978 года) ничего одето не было? Куда же она могла так бесследно исчезнуть?

Поэтому на похоронах сына Мо-енов роль невесты мертвяка пришлось исполнить однокласснице их сына, которая приходилась этим Мо-енам ещё и дальней родственницей. Как только схоронили сына, новая напасть свалилась на Мо-енов. Какие-то идиоты спириты-экстрасенсы стали вдруг распространяться в слухах, что эти родители захоронили своего сына якобы заживо потому, что эта исчезнувшая невеста их сыну всё равно остаётся их невесткой розенкрейцеров. И поэтому-то их сын точно свою жизнь продолжает и в могиле, потому что он Великий Серый колдун, который родится один раз в тысячелетие. Ну и пришлось несчастным Мо-енам через полгода разрыть могилу сына, чтобы удостовериться в его смерти. Конечно, это тяжкое зрелище для родителей наблюдать, что осталось от их сына через полгода после захоронения. Что же подвигло этих идиотов экстрасенсов так жестоко поиздеваться над Мо-енами с их семейным родовым проклятьем? А для собственного престижа в этой романтическо-поэтической истории. Впрочем, какая там им могла привидеться поэтика в смерти? А, убогие? Но, они же проповедовали, что они белые маги-спириты, значит… уайт-спирит, продукт переработки нефти. Раньше называли скипидар и получали из смолы-живицы хвойных деревьев. Вот бы им в свою славу и обмазаться бы всем этим скипидаром, чем над людьми так издеваться.

Невероятно, но давайте-ка вспомним, что происходило на похоронах дяди этого розенкрейцера Сергея в 1956 году. Что кинула девка в лицо нечастной матери убитого Сергея? Правильно, свои менструальные тряпки, за что жестоко поплатилась, родив доношенного сына в срок восемь месяцев. Тогда её мужу быстро надоело смотреть на этот подрастающий портрет убитого им Сергея. И весёлая деваха осталась одна со своими двумя сыновьями. Так вот что там могло показаться  тем экстрасенсам нечто такое, чего они не смогли потом понять и разгадать. А ведь эта несчастная глупая женщина потом долго продолжала разыскивать этих Мо-енов по всему побережью Черного моря, чтобы предъявить им своего сына от Сергея. Только так и не нашла. А вот оттого и возник ещё один ответ «о невестке» рода розенкрейцеров. Где их сейчас искать всех этих «невесток» рода розенкрейцеров с их сыновьями и проклятиями от тамплиеров?  

Но сейчас подвергнем сомнению и слова умиравшего сына, потребовавшего от своих родителей показать ему хоть раз в жизни свою невесту. Что-то ему так хотелось доказать своим родителям, отказавшим сыну иметь невесту по своему выбору. Неужели он точно знал о существовании у него невесты? Значит, он её и раньше где-то видел. И совершенно не стеснялся предъявить эту красотку своим родителям, чтобы доказать им всю их неправоту. 

А если увязать все эти события с их географическим месторасположением, то ничего сверхъестественного в тех событиях вовсе и не обнаруживается. Всё те  события происходили как раз рядом с тем аулом, в котором когда-то была убита жена Мишки де Гадля, и где осталось его «поместье». Ну, сменили Мо-ены свои имена и фамилию, но зачем-то они избрали место жительства поближе к тому аулу, в котором что-то могло остаться от Мишки де Гадля. А может, решили поселиться поближе к местам обитания своего покровителя Трюкача? Чтобы он помог их тихому существованию?

Только с тем Трюкачом неувязочка какая-то произошла ещё тогда, в городе Туапсе, когда Трюкач приволок туда силой Мишку де Гадля и бросил там его на произвол судьбы. И этому факту может быть только одно объяснение, так как впоследствии настырный Трюкач прекратил все попытки к достижению своей цели. 

Значит, Трюкач нашел-таки потомство от Нана Сахиба. А почему бы и нет? Как же так, что этот Нана Сахиб в Индии, среди ислама, мог бы обходиться без восточного гарема? Конечно же, там,  в индийском гареме найдётся от Наны Сахиба достаточное количество потомков, которые смогут обеспечить всё семейства розенкрейцеров невестами в огромных количествах. Наконец-то, тогда и оставили Мишку де Гадля в покое: улыбаться солнышку на Туапсинском пляжу аж до самой своей смерти.

А со временем, Трюкачом и невеста была предопределена для Сергея Мо-ена от рождения приблизительно 1946 года точно из гарема Нана Сахиба. Но отчего-то погиб Сергей, самовольно и самолично избрав себе невесту. Но на то у Мо-енов ничего такого, вроде сомнений в умственных способностях самого этого Трюкача возникнуть никак не смогло. И только на эту индийскую даму родители Мо-ены возлагали все свои надежды на спасение сына от неминучей погибели. Она же точно и есть потомство от Нана Сахиба. А чем же был в то время занят главный факир всего этого жанра? Что же Мари Александровна не прервала этот нелепый фарс? Только не смог ничего прочесть и понять Трюкач из этой самой таблички, что принёс ему дурак во время войны и больше никакой связи с ней уже и не поддерживал. Мол, де стара сильно стала, совсем из ума выжила, что предполагает нечто такое…типа двуликого… Только это не значит, что Мари Александровна напрямую не пыталась обращаться к тем Мо-енам. Да только бесполезно всё это было. Зачем Мо-енам старческий бред какой-то старушенции, когда сам генерал от СССРа наконец-то разрешил все их проблемы. А каким образом у него это могло получиться? Раз он нашел-таки невесту от самого Нана Сахиба?  Надо полагать, что никакого наследства от Нана Сахиба не оставалось, поэтому вся эта кутерьма по розыску потомства от Наны Сахиба происходила под эгидой и КГБ. Как же было тем Мо-енам отказаться от такой невесты от КГБ от самого настоящего мусульманина Нана Сахиба, если партия и правительство с этим выразили своё согласие?

Так и случилось эта подлость, что когда в 1957 году эта безумная старуха Мари Александровна потребовала вдруг от Мо-енов забрать из роддома с Кубани какого-то младенца-девочку, как жену их сыну с рождения… Совсем старая из ума выжила.  И за это потребовала с них ещё и огромные по тем временам деньжищи? И для кого же те Мо-ены должны были выкупать это сокровище? Ведь Сергей уже погиб в 1956 году? А это «лекарство» для его трехлетнего племянника, тоже Сергея, ведь вроде бы как нужно было думать про лекарство от проклятия тамплиеров? А зачем тем Мо-енам было нужно ещё какое-то лекарство, у них же есть уже «лекарство», прописанное коммунистической партией и правительством Советского Союза? Значит, все остальные невесты могут быть только самозванками. 

А это деньжата не иначе как самой этой старухе Мари Александровне зачем-то могли понадобиться. Или какую-то свою адыгскую родственницу решила пристроить получше в хорошую обеспеченную  семью. Вот так и рассуждали эти родители Мо-ены долгие годы после предложения Мари Александровны, а их маленький сынишка ко всем тем взрослым разговорам и прислушивался. И стал со временем высказывать свое мнение на этот счет. Начал требовать от своих родителей предоставить ему маленькую его жену с рождения. Вот ещё морока возникла для родителей, разъяснять малышу, что не жену надо ему требовать, а для начала хотя бы невесту. А все прослышавшие об этой странной блажи у малыша посторонние дяденьки, посмеявшись, стали предлагать Мо-енам свои услуги, украсть девочку-младенца как куклу для  ребенка-розенкрейцера, и так бережно перенести в дом Мо-енов, как носят «переходящее Красное знамя». Посмеяться-то посмеялись, а может зря эдак и не сделали? А сама Гудини вдруг им и воспротивилась. Мол, де надо было сразу за деньги младенца выкупать, когда она предлагала им заплатить калым. А сейчас ничего сделать уже нельзя, опоздали, значит. И Гудини наотрез отказалась открывать тайну места нахождения этого ребенка. А, кроме неё этот секрет наверняка никому не был известен, кроме разве что давно «умершего» в 1938 году шестипалого Гоги.  Мари только посмеялась над заявлениями самоуверенных мужчин, что наверняка старуха за ребёнка что-то себе хочет от Мо-енов. Иначе бы эта девка вела себя по-другому, по-индийски, что если бы это действительно была внучка Нана Сахиба, то не посмела бы так выделываться перед высокородным семейством, иначе вместе с мертвым мужем сама она  «на костре окажется» по древним обычаям Индии. На что вдруг старуха напомнила им о том, что вроде бы как Нана Сахиб не только тем Мо-енам предлагал девочку-жену с рождения, а что ещё, присутствовавший при этом обещании Нана Сахиба, старик-капитан вроде бы, как и ни от чего и не отказывался. Поэтому и не хочет старая коммунистка больше вмешиваться в обещания мертвого буддиста. Правнучка Нана Сахиба сама теперь выберет себе мужа, когда вырастет.

И осталось тем родителям Мо-енам приводить в порядок разум своего малыша-сына чтобы, когда пойдёт в школу, не жену себе разыскивал, а невесту себе искал, это всё же намного приличней звучит для первоклассника, чем жена. Вот и рассказывал школьникам их сынишка, какая где-то у него растёт невеста.

А теперь вернёмся к географии их места действия последующих событий. Проживали те Мо-ены в своём частном доме вблизи дороги в горы, ведущей в этот самый проклятущий аул, где была убита жена Мишки де Гадля. Вот по той дороге и бежали летом 1967 года двенадцати-тринадцатилетние мальчишки стайкой в сторону Черного моря. Через санаторий бежали эти по каким-то своим неотложным мальчишеским делам. И на пути встретилась им какая-то девчонка лет десяти. А вдруг их друг остановился, как вкопанный и сказал, что это она и есть, его невеста. И молча пошел в её сторону, рассмотреть поближе, какая же она есть, его невеста. Стоял  молча, и смотрел, во все глаза рассматривал, что же она такое есть, его невеста. Ни слова не проронил. А девчонка видно,  тоже застеснялась, что её так рассматривают, и тоже ни слова не сказала. Только у пацанов терпение быстро кончилось. Стали торопить своего друга идти с ними по своим делам. Ещё и уговаривали, что его невеста очень бедно одета, значит, она не из отдыхающих. А такую нищенски одетую девчонку они потом быстро отыщут в этом посёлке Лазаревском. Местная она, значит. Наверняка, из тех нищих, кто живет на третьем километре горной дороги. И так же молча, наш глупый жених отошел подальше от своей невесты и побежал с мальчишками в сторону моря. Подождёт наверняка эта девчонка, когда освободится ей жених от своих важных мальчишеских дел. Только вот что, когда пацаны освободилась, то на том месте девчонки уже не было. Не стала, значит, ждать своего суженого. И за всё лето пацаны её больше нигде и не видели. Стали сами тогда её разыскивать. Всю эту дорогу облазили, вплоть до жителей аула, только нигде ничего подобного так и не нашлось. Как призрак это был. Только одна деталь убеждала мальчишек, что это видение никак не могло быть призраком. Девчонка на верёвке тащила за собой собачонку, из тех, из дворовых псов беспородных. А таких в посёлке великое множество. Пришлось пацанам гоняться за всеми псами, бегающими без присмотра по дорогам посёлка. Даже в Солониках замечали тех несчастных пацанов, пешком бредущими за каким-то неприглядным кобельком  к немалому удивлению местных таксистов. Добрые дяденьки и выспрашивали, зачем тем пацанам тащиться за премерзким кобелём в такую даль. На что мальчишки отвечали, что им тот кобель настолько особоценный, что не хотят упустить ни единого шага от этого кобеля. Когда те расспросы взрослых мальчишкам изрядно поднадоели, то они придумали такую версию своего внимания именно к поселковым кобелькам. Вот якобы этот кобель проглотил у них алмаз, и теперь они за тем кобельком и бегают, чтобы в его какашках найти свой алмаз по кличке  Шах. А поскольку это мальчишечье внимание целиком и полностью свелось к одному единственному кобельку, то этот их излюбленный пёс к своим хозяевам и не соглашался приводить несколько лет. Злобным оказался тот полубродячий кобелёк, даже своим хозяевам в руки не давался, а не то, что каким-то там посторонним. Значит, никакая чужая девчонка его тащить на верёвке никак не могла. А привёл, наконец, этот кобелёк мальчишек во двор к их однокласснику, в обычную хорошо им знакомую семью местного таксиста, в семью сына этого самого Сахида, что когда-то убил Мишкину жену.

Чтобы подвергнуть сомнению в этих умозаключениях деревенских мальчишек? Например то, что девчонка тащила на верёвке за собой пса. Вывод, а это значит, что она местная. А если принять обратное, что девчонка эта была не из местных, и что тот пес тащил её за собой на верёвке, чтобы она не заблудилась? Значит, в этой местности она оказалась случайно, и пес точно приведёт её обратно. Странно как-то она была и одета для невесты. Если хотела бы соблазнить себе жениха, то наверняка должна бы и приодеться как-то поприличней. А то пацаны и насмехались над женишком, что у него такая убого одетая невеста оказалась. Вместо косичек на голове какая-то грязная кепка, а штаны с футболкой как будто из мусорки достала. Не говоря уже об их насмешках над тем беспородным псом. Ну, не дама с собачкой перед ними предстала?! Женишок-то тоже презрительно воспринял явление перед ним нищей девчонки. Чего это ей понадобилось к нему являться в таком убогом виде? Где её лучшее красивое платьице с косичками в бантиках? Привыкший к восприятию окружающего мира с высоты своего положения представителя рода розенкрейцеров, женишок и не сомневался, что объявилась ему его невеста только с одной целью,  чтобы впоследствии он взял её в жены. Вот и пошел по своим неотложным мальчишеским делам мол, де такая нищая невеста точно была его обязана подождать. В том, что девчонка очутилась в нужном месте в нужное время, на самом деле-то никаких чудес-то и не было. Мари Александровна вполне могла дать ей координаты тех Мо-енов когда-то давно, ещё до своей смерти в 1964 году. Но, зачем же девчонка тогда искала встречи, если замуж выйти срочно и не собиралась?

Как бы спросить с той девчонки, а зачем же она его искала? Вспомним-ка, а какой это был год на момент встречи? А вскоре после объявления в СССР шестипалого Гоги с наследственным состоянием Мо-енов, которое кто-то потом украл. А кто? Даже сам Трюкач, не говоря уже о Мо-енах, не стали разыскивать эту пропажу. А почему? Может потому, что наверняка полагали, что это имущество предназначалось умершему родственнику Сергею. А значит, его жена от Нана Сахиба должна была это состояние получить? Стоп, а если всё вовсе и не так, и обкраден был его племянник? Тогда эта девчонка от Мари Александровны точно должна была вмешаться и предупредить парнишку о чем-то. Неужели эта девчонка разгадала, что пропавшее состояние где-то рядом с этим парнишкой, и это всё создает угрозу для его жизни. Вот и вырядилась нищенкой. Мол, де я нищая и тебе не пара. И ни о какой невесте со свадьбой тут речи и быть не может, и не тешь свои амбиции. Какой-то «деловой» разговор предстоял этой девчонке с подростком. Только мальчишки всё переиначили и обсмеяли явную нищету девчонки. А в том возрасте мальчишки только о женитьбе и способны думать, но как настоящие "мачо" хотят себе только самых настоящих принцесс. Надо же, какая нищенка замуж собралась за настоящего принца крови из рода розенкрейцеров. Больше получаса девчонка ждала, что те пацаны наконец уберутся по своим делам, чтобы поговорить с парнишкой без лишних ушей. Но, вместо этого выслушала только насмешки над собой и псом. Обиделась, конечно, и ушла. А опасность-то рядом с тем парнишкой и осталась. Зря побежал за глупыми пацанами. Жив бы остался, только если бы с детства имел привычку выслушивать свою ещё незнакомую подружку.

А почему она сама больше не искала встреч с тем парнишкой? Так не её же эти пацаны потом искали. А какую-то невесту от самого Нана Сахиба. А ещё когда и алмазы стали на ходу из-под хвоста у пса по кличке Шах вылетать, то и спряталась как можно подальше. В мешке у шестипалого Гоги их точно было множество тех алмазов или бриллиантов, так что и кобелёк вполне мог их накушаться. Как-то ей не верилось, что именно сам шестипалый Гоги мог что-то там украсть из тех сокровищ. Клевета это. А с остальным пускай те сами умники мальчишки разбираются в своем придуманном умственном превосходстве над какой-то девчонкой у этих будущих мужчин. Только лгали те мальчишки, что не смогли якобы найти эту, ту самую невесту своему другу, мертвому розенкрейцеру. Высказали эти самые, деревенские парнишки летом 1970 года ей самой в лицо  обвинения, как лживой аферистке, желающей самой выйти замуж за потомка из рода розенкрейцеров. Ведь все же уже давно определено коммунистической партией Советского Союза насчет исламского гарема у Нана Сахиба. И этой девчонке нечего даже пытаться себя выдавать за его потомство.  Впрочем,  на это девчонка даже и не обиделась. ей-то чем мог помешать давно умерший нищий буддист Нана Сахиб? Только от всего этого старалась держаться как можно дальше. Только не удалось. Выстрел раздался вдруг в начале 1972 года… И тот выстрел докатился и до неё.

Придётся возвратиться в тот дом одноклассника мертвого розенкрейцера. Значит, сын Сахиба возвратился из Казахстана, со своей матерью Саломеей и её семьей, и сам поселился в посёлке Лазаревский. Женился и обзавелся двумя детьми, старшей дочерью и сыном. У Сахидки уже внук подрастал. И, как положено настоящему джигиту, ему папаша на шестнадцатилетие самое настоящее ружьё подарил. И, первым, на ком этот джигит испробовал это отцовское оружие, был этот самый домашний кобелёк, что привел пацанов, гонявшихся за какой-то там невестой.  в их дом. Нет кобелька и нет никаких проблем. Только проблема там была отнюдь не в кобельке, а в агрессивной наследственности от дедушки Сахида. 

Вот ранней весной 1972 года пошли эти десятиклассники в лес на охоту и о чем-то там повздорили. Да так, что это ружьё и выстрелило ещё разок в упор из обоих стволов в живот ничего не подозревающему тому самому потомку рода розенкрейцеров. В чем он там пытался разубедить этого внука Сахида, то никакого отношения к делу и не имеет. Вроде бы как опять о каком-то крымском ханстве шла там речь. Но, что могло так взбесить внука Сахида, что этот разрядил оба ружейных ствола несчастному парню прямо в живот, причем в упор? Явно же, и ни о какой-то девчонке и не шла там речь. А вот пропавшее состояние Мо-енов вполне могло послужить причиной этого зверского поступка. Тем не менее, мещане так и рассудили, что во всём эти бабы виноватые. Надо же, хоть эта девчонка ещё сама-то совсем мала, а ей уже вроде как захотелось, чтобы из-за неё парни перестрелялись на дуэли.  Вроде как бы именно и она послужила причиной дуэли.  Ну, и что за чушь? 

Только этому самому стрелявшему всё сошло с рук. Надо же, в какого-то там немца он там стрелял? Так этих немцев вон столько перестреляли во время войны, чего же там ещё из-за одного какого-то немца переживать. Помер и тудыть ему и дорога, этому немчуре.  А ведь точно, состояние Мо-енов где-то там рядышком находилось все эти годы.

Понятно, что сами Мо-ены приняли версию Лазаревского прокурора о несчастном случае на охоте и никак не стали разбираться с  убийством их сына. Только их сын отказался так просто умирать, несмотря на всю безнадёжность своего состояния. Ведь заряд мелкокалиберной дроби вместе с пыжом и несгоревшими мелкими частицами пороха пронзили насквозь тонкий и толстый кишечник и засели в забрюшинном пространстве. И вычистить оттуда всю эту грязь не смог бы ни один самый лучший хирург. Началось заражение крови, остановить которое не смогли и самые сильные антибиотики в Краевой больнице Краснодара. Впрочем, эти Мо-неы куда только не обращались. Поэтому и гнил парень заживо до 1978 года. А всё это время его убийца прекрасно себе жил, и даже выучился на хирурга в Кубанском медицинском институте. И в 1978 году праздновал получение им диплома врача. А в это самое время, убитый им парень погибал в мучениях. А,  когда этот убийца своего одноклассника приехал с новеньким дипломом врача к себе домой, то и на похороны своего убитого одноклассника никак не захотел прийти. Зачем же новоиспеченному дипломированному врачу портить свой праздник по поводу окончания института всякими эдакими пустяками, вроде им убитого одноклассника?  

Так тем Мо-енам и надо с их высокородностью, встала матерь на зашиту своего убийцы-сына со скандалом с собственным мужем. А он пошел хоронить страшную жатву амбиций сына своего. Куда потом подевались те Мо-ены, это вроде как уже и неважно. А вот их украденное состояние наверняка продолжает оставаться в том же самом месте, где его и украли.

А что? Ту девчонку и сам Трюкач не смог потом найти? Ну, на этот вопрос лучше всего смогла ответить сама та девчонка, когда выросла, досужим любопытствующим обывателям на вопрос, как же так с ней могло произойти, что она же ничего и не знала. И ответила одной фразой-вопросом, а что бы это её знание или незнание могло изменить в судьбе незнакомого ей человека, который уже умер и похоронен. 

Нашел её тогда же, в 1978 году этот Трюкач, только сам говорить с ней побрезговал, слишком незначительная для самого генерала Трюкача у девчонки персона была.  А вот через деревенских жителей этого самого аула, в котором была убита жена Мишки де Гадля, решил кое-что ей передать из непонятного ему самому текста о «двуликом». Как потом пересказывали ему этот разговор малообразованные обыватели того аула? А сами они по дороге позабыли о том, что им велел передать Трюкач девчонке. Вот и рассказывали Трюкачу о явной глупости у этой девчонки, что там, где ей надо было бы  смеяться по их слабоумному разумению, она слушала что-то уж слишком очень серьёзно. Но, а там, где ей надлежало испугаться и плакать, её разбирал весёлый смех. Ничегошеньки из устного послания от самого Трюкача, она так не поняла и понять никак бы и не смогла из откровений советского генерала. Может, сам Трюкач ничего и не понимал в том, что хотел свыше передать в приказном порядке какой-то девчонке, а может его посланцы взялись за миссию не по своему уму-разуму? С Мари Александровной надо было раньше тому Трюкачу поговорить, а не пытаться кого-то запугать чем-то, что ему самому было неизвестно, и именно того, кто совершенно на всё это плевать хотел. А девчонка смеялась не только тому, что посланцы Трюкача позабыли название цветка, который вовсе и не роза или пион, но растет высоко в горах. И наотрез отказалась говорить название немецкой дивизии «Эдельвейс». Зато очень внимательно она выслушала координаты сына Гоги, как будто он мог ей зачем-то понадобиться. А вот история о крымском ханстве с показом скалы с изображением лика Гитлера в лунном свете привела её в неописуемый восторг. Хотя предполагалось, что она обязательно испугается и заплачет. После чего эта глупышка искренне принялась благодарить собеседников за предоставленные ими ей сведения.

Только эта девушка никаких встреч ни с кем больше не искала и со временем вся эта история как-то забылась. Осталась только нелепая песенка: «Белый шиповник, дикий шиповник, краше садовых роз. Белую ветку юный любовник графской жене принес». Сочинил эти стихи краснодарский местный поэт. И наутро пошел разыскивать героиню сомнительной баллады. А та, заслушав эти стихи, возмутилась, что никаких шалей уже давно нет в обиходе. Поэт ей  разъяснил, что это всего лишь аллегория. А насмешница опять возмутилась, что поэт ни к чему церковь зачем-то припутал в эту историю, ещё бы коммунистическую партию Советского Союза в песню приплел. И в окончательном варианте звучать стало «старинный вал», а не «церковный». Вот оно то и лучше, а то кто теперь разберётся, что там творилось во Франции во времена тамплиеров и при чём там ещё и мертвый буддист Нана Сахиб оказался.

Какое-то странное переплетение человеческих судеб и лишь  только из-за своих собственных амбициозных заблуждений, помноженное на ложные домыслы окружающих тщеславных глупцов.

 

Прочли стихотворение или рассказ???

Поставьте оценку произведению и напишите комментарий.

И ОБЯЗАТЕЛЬНО нажмите значок "Одноклассников" ниже!

 

0
19:40
189
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!