Иван Алексеевич Бунин

Иван Алексеевич Бунин

Богиня

Навес кумирни, жертвенник в жасмине
И девственниц склоненных белый ряд.
Тростинки благовонные чадят
Перед хрустальной статуей богини,
Потупившей свой узкий, козий взгляд.Лес, утро, зной. То зелень изумруда,
То хризолиты светят в хрустале.
На кованом из золота столе
Сидит она спокойная, как Будда,
Пречистая в раю и на земле.
И взгляд ее, загадочный и зыбкий,
Мерцает все бесстрастней и мертвей
Из-под косых приподнятых бровей,
И тонкою недоброю улыбкой
Чуть озарен блестящий лик у ней.





150-летие великого русского писателя Ивана Бунина отметят в 2020 

Иван Алексеевич Бунин (1870–1953 гг.) – знаменитый писатель и поэт, первый русский обладатель Нобелевской премии по литературе, академик Санкт-Петербургской Академии наук. Провел много лет жизни в эмиграции, став одним из известнейших писателей русского зарубежья.

Родился Иван Бунин в небогатой дворянской семье 10 (22) октября 1870 года. Затем произошел переезд в имение Орловской губернии неподалеку от города Елец.

Начальное образование Бунин получил дома. Затем, в 1881 году, молодой поэт поступил в Елецкую гимназию. Однако, не окончив ее, вернулся домой в 1886 году. Дальнейшее образование Иван Алексеевич Бунин получил благодаря старшему брату Юлию, окончившему университет с отличием.

Первые стихи поэта были опубликованы в 1888 году. В следующем году Иван Алексеевич переехал в Орел, став работать корректором в местной газете. Поэзия Бунина, собранная в сборник под названием «Стихотворения», стала первой опубликованной книгой. Вскоре творчество Бунина получает известность. Следующие стихотворения Ивана Бунина были опубликованы в сборниках «Под открытым небом» (1898 г.), «Листопад» (1901 г.).

Значительный отпечаток в жизни и творчестве Ивана Бунина оставили знакомства с величайшими писателями (Горький, Чехов, Толстой. и др.).

Выходят рассказы писателя «Антоновские яблоки», «Сосны». Проза Бунина была опубликована в «Полном собрании сочинений» (1915 г.).

Осенью 1909 года писатель становится почетным академиком Академии наук в Санкт-Петербурге. Бунин довольно резко отнесся к идеям революции, и навсегда покинул Россию. И это одна из самых трагичных страниц в биографии поэта.

В биографии Ивана Алексеевича Бунина очень много переездов, путешествий (Европа, Азия, Африка). В эмиграции Бунин активно продолжает заниматься литературной деятельностью, пишет лучшие свои произведения: «Митина любовь» (1924 г.), «Солнечный удар» (1925 г.), а также главный в жизни писателя роман – «Жизнь Арсеньева» (1927–1929 гг., 1933 г.), который приносит Бунину Нобелевскую премию в 1933 году.

Иван Алексеевич Бунин  ушел из жизни 8 ноября 1953 года в Париже.

Факты из жизни:

  • Имея лишь 4 класса гимназии, Бунин всю жизнь жалел о том, что не получил систематического образования. Однако это не помешало ему дважды получить премию Пушкина (1903 г., 1909 г.). Старший брат писателя помог Ивану изучить языки и науки, пройдя дома вместе с ним весь гимназический курс.
  • Свои первые стихи Бунин написал в возрасте 17 лет, подражая Пушкину и Леронтову, творчеством которых восхищался.
  • В 1933 году Иван Алексеевич стал первым русским писателем, который получил Нобелевскую премию в области литературы. На вручении Бунин отметил: “Нобелевская премия впервые присуждена литератору-изгнаннику”.
  • Писателю не везло с женщинами. Его первая любовь Варвара так и не стала Бунину женой. Первый брак Бунина также не принес ему счастья. Его избранница Анна Цакни не отвечала на его любовь глубокими чувствами и вообще не интересовалась его жизнью. Вторая жена, Вера, ушла из-за измены, однако позже простила Бунина и вернулась.
  • Бунин долгие годы провел в эмиграции, но всегда мечтал вернуться в Россию. К сожалению, до смерти писателю так это и не удалось осуществить.

Президент России Владимир Путин подписал указ о праздновании в 2020 году 150-летнего юбилея русского писателя Ивана Бунина. Глава государства отметил «выдающийся вклад в отечественную и мировую культуру» писателя.

Листопад

Лес, точно терем расписной,
Лиловый, золотой, багряный,
Веселой, пестрою стеной
Стоит над светлою поляной.

Березы желтою резьбой
Блестят в лазури голубой,
Как вышки, елочки темнеют,
А между кленами синеют
То там, то здесь в листве сквозной
Просветы в небо, что оконца.
Лес пахнет дубом и сосной,
За лето высох он от солнца,
И Осень тихою вдовой
Вступает в пестрый терем свой.
Сегодня на пустой поляне,
Среди широкого двора,
Воздушной паутины ткани
Блестят, как сеть из серебра.
Сегодня целый день играет
В дворе последний мотылек
И, точно белый лепесток,
На паутине замирает,
Пригретый солнечным теплом;
Сегодня так светло кругом,
Такое мертвое молчанье
В лесу и в синей вышине,
Что можно в этой тишине
Расслышать листика шуршанье.
Лес, точно терем расписной,
Лиловый, золотой, багряный,
Стоит над солнечной поляной,
Завороженный тишиной;
Заквохчет дрозд, перелетая
Среди подседа, где густая
Листва янтарный отблеск льет;
Играя, в небе промелькнет
Скворцов рассыпанная стая —
И снова все кругом замрет.
Последние мгновенья счастья!
Уж знает Осень, что такой
Глубокий и немой покой —
Предвестник долгого ненастья.
Глубоко, странно лес молчал
И на заре, когда с заката
Пурпурный блеск огня и злата
Пожаром терем освещал.
Потом угрюмо в нем стемнело.
Луна восходит, а в лесу
Ложатся тени на росу…
Вот стало холодно и бело
Среди полян, среди сквозной
Осенней чащи помертвелой,
И жутко Осени одной
В пустынной тишине ночной.

Теперь уж тишина другая:
Прислушайся — она растет,
А с нею, бледностью пугая,
И месяц медленно встает.
Все тени сделал он короче,
Прозрачный дым навел на лес
И вот уж смотрит прямо в очи
С туманной высоты небес.
0, мертвый сон осенней ночи!
0, жуткий час ночных чудес!
В сребристом и сыром тумане
Светло и пусто на поляне;
Лес, белым светом залитой,
Своей застывшей красотой
Как будто смерть себе пророчит;
Сова и та молчит: сидит
Да тупо из ветвей глядит,
Порою дико захохочет,
Сорвется с шумом с высоты,
Взмахнувши мягкими крылами,
И снова сядет на кусты
И смотрит круглыми глазами,
Водя ушастой головой
По сторонам, как в изумленье;
А лес стоит в оцепененье,
Наполнен бледной, легкой мглой
И листьев сыростью гнилой…
Не жди: наутро не проглянет
На небе солнце. Дождь и мгла
Холодным дымом лес туманят,—
Недаром эта ночь прошла!
Но Осень затаит глубоко
Все, что она пережила
В немую ночь, и одиноко
Запрется в тереме своем:
Пусть бор бушует под дождем,
Пусть мрачны и ненастны ночи
И на поляне волчьи очи
Зеленым светятся огнем!
Лес, точно терем без призора,
Весь потемнел и полинял,
Сентябрь, кружась по чащам бора,
С него местами крышу снял
И вход сырой листвой усыпал;
А там зазимок ночью выпал
И таять стал, все умертвив…

Трубят рога в полях далеких,
Звенит их медный перелив,
Как грустный вопль, среди широких
Ненастных и туманных нив.
Сквозь шум деревьев, за долиной,
Теряясь в глубине лесов,
Угрюмо воет рог туриный,
Скликая на добычу псов,
И звучный гам их голосов
Разносит бури шум пустынный.
Льет дождь, холодный, точно лед,
Кружатся листья по полянам,
И гуси длинным караваном
Над лесом держат перелет.
Но дни идут. И вот уж дымы
Встают столбами на заре,
Леса багряны, недвижимы,
Земля в морозном серебре,
И в горностаевом шугае,
Умывши бледное лицо,
Последний день в лесу встречая,
Выходит Осень на крыльцо.
Двор пуст и холоден. В ворота,
Среди двух высохших осин,
Видна ей синева долин
И ширь пустынного болота,
Дорога на далекий юг:
Туда от зимних бурь и вьюг,
От зимней стужи и метели
Давно уж птицы улетели;
Туда и Осень поутру
Свой одинокий путь направит
И навсегда в пустом бору
Раскрытый терем свой оставит.

Прости же, лес! Прости, прощай,
День будет ласковый, хороший,
И скоро мягкою порошей
Засеребрится мертвый край.
Как будут странны в этот белый,
Пустынный и холодный день
И бор, и терем опустелый,
И крыши тихих деревень,
И небеса, и без границы
В них уходящие поля!
Как будут рады соболя,
И горностаи, и куницы,
Резвясь и греясь на бегу
В сугробах мягких на лугу!
А там, как буйный пляс шамана,
Ворвутся в голую тайгу
Ветры из тундры, с океана,
Гудя в крутящемся снегу
И завывая в поле зверем.
Они разрушат старый терем,
Оставят колья и потом
На этом остове пустом
Повесят инеи сквозные,
И будут в небе голубом
Сиять чертоги ледяные
И хрусталем и серебром.
А в ночь, меж белых их разводов,
Взойдут огни небесных сводов,
Заблещет звездный щит Стожар —
В тот час, когда среди молчанья
Морозный светится пожар,
Расцвет полярного сиянья.

+22
201
RSS
01:16
+1
Сегодня перечитывала — пересматривала «Траву забвенья» как раз, очень любопытное произведение, и бунинская тема — одна из ключевых, и тут — Ваша статья, Анатолий! День Бунина))).
А мы сегодня с мужем говорили о «Солнечном ударе». Спасибо за статью, Анатолий!
Любовь бывает разная… Спасибо, Елена.
Бунина, сыграл большую роль в становлении Катаева как поэта и прозаика.
09:53
+1
Анатолий, спасибо за статью.
Спасибо, Алла.
10:30
+1
Не так давно мы говорили о творчестве и жизненном пути Николая Алексеевича Островского. Сегодня вспоминаем Ивана Алексеевича Бунина. И у меня возник такой вопрос. Что сказали бы они друг другу при встрече? И стал бы разговаривать Иван Алексеевич с Николаем Алексеевичем вообще?
12:46
+1
Михаил, или наоборот, что сказал бы второй Алексеевич первому? А меня заинтересовало — а что сказали бы друг другу просто два человека, ровесника, Бунин и Ульянов-Ленин? О взглядах на идеи революции, о будущем России.
Кстати, мне кажется, Иван Алексеевич многим мог бы сказать любимую фразу своего отца — Я не червонец, чтобы всем нравиться!
Большое спасибо, Татьяна! Думаю, что Иван Алексеевич спросил бы у Ульянова-Ленина: « Почему ты украл у меня Россию? Но при этом помог увидеть красоту простого русского человека и величие Родины. Правда, за это пришлось заплатить слишком дорогую цену».
А товарищ-лицедей Ульянов-Ленин начал бы провозглашать пустые и мерзкие для нормального человека лозунги.

А вообще-то думаю, что между этими людьми лежит огромная пропасть. Ленин практически никого не слышал. Помрачённый разум не видящий Бога, погружает человека в омут эгоизма и превращает его в животное, которое способно смотреть исключительно себе под ноги и видеть цель жизни только в удовлетворении первичных телесных потребностей, а окружающих вообще не замечать и не считаться с их интересами и ценностями. Пленение силами зла приводит к ненависти к вере, милости и простым проявлениям человечности. А публичные красивые поступки всего самореклама и изощрённый обман.
По-моему, Николай Островский и Ленин — это сводные братья. Практически Ленин — предтеча антихриста, а Николай Островский — Иуда. Точнее, Ленин, злой гений, изощрённый и бесстыдный обманщик, а Островский обманутый, но активный и способствующий распространению обмана в широких массах народа. Как не вспомнить Евангелие от Матфея: «Горе миру от соблазнов, ибо надобно прийти соблазнам; но горе тому человеку, через которого соблазн приходит». Апостол Павел сказал: «Ибо мудрость мира сего есть безумие пред Богом, как написано: уловляет мудрых в лукавстве их».
А Иван Бунин напоминает апостола Петра. Испугавшись и оставив Родину в беде, он всё-таки смог посмотреть на русский народ совсем другими глазами и выразил свою любовь в прекрасных произведениях.
К сожалению, и сейчас прозрение не посетило большинство. Игорь Тальков убит. Но слова его песни существуют и обличают всех нас:
«Я пробираюсь по осколкам детских грёз
В стране родной,
Где всё как будто происходит невсерьёз
Со мной.
Надо же было так устать,
Дотянуть до возраста Христа, Господи…
А вокруг, как на парад,
Вся страна шагает в ад
Широкой поступью.

Родина моя
Скорбна и нема…
Родина моя,
Ты сошла с ума.

В анабиозе доживает век Москва — дошла.
Над куполами Люцеферова звезда
взошла,
Наблюдая свысока, как идёшь ты с молотка
за пятак,
Как над гордостью твоей смеётся бывший твой халдей
с Запада.

Родина моя
Скорбна и нема…
Родина моя,
Ты сошла с ума.

Восьмой десяток лет омывают не дожди
твой крест,
То слёзы льют твои великие сыны
с небес,
Они взирают с облаков, как ты под игом дураков
клонишься,
То запиваешь и грустишь, то голодаешь и молчишь,
то молишься.

Родина моя
Скорбна и нема…
Родина моя,
Ты сошла с ума.
Родина моя
Скорбна и нема…
Родина моя,
Ты сошла с ума».

«Берегитесь лжепророков, которые приходят к вам в овечьей одежде, а внутри суть волки хищные.
По плодам их узна́ете их. Собирают ли с терновника виноград, или с репейника смоквы.
Та́к всякое дерево доброе приносит и плоды добрые, а худое дерево приносит и плоды худые.
Не может дерево доброе приносить плоды худые, ни дерево худое приносить плоды добрые».

В нашем случае плоды — это написанные произведения. Произведения Бунина наполняют душу яркими эмоциями и открывают новые грани бытия сердца человека. А произведения Ленина просто так для души никто в здравом уме читать не станет. И когда я читаю, что главный положительный герой Островского подсыпает махорку в пасхальное тесто, то лично для меня сегодня этот писатель становится не просто не интересен, а исключительно токсичен.
Зло всё упрощает, высокое низводит до смешного, Истину пытается подменить привлекательным для обманутого сознания суррогатом, расставляет многочисленные ловушки и покрывает всё серой тенью безразличия и лжи.
18:28
+1
Спасибо, Михаил, за такой пространный ответ. В последнем номере «Литературки»большой, интересный материал о Бунине, где его называют «Князем русской поэзии» и указывают, что его стихи не оценены по достоинству ни его современниками, ни потомками, то есть, нами.
Всего Вам доброго!
Спасибо, Татьяна!
Всего самого лучшего Вам! angel
Комментарий удален
19:37
+1
Уважаемый Георгий, Господь не посылает, как Вы выразились, супостатов, кои есть посланники и слуги зла, а попускает их приход. Отправляет Он пророков, которые приходят для вразумления народа и дел Истины.
Ваша цитата неполная, Георгий. «Не судите, да не судимы будете, ибо каким судом судите, таким будете судимы; и какою мерою мерите, такою и вам будут мерить. И что ты смотришь на сучок в глазе брата твоего, а бревна в твоем глазе не чувствуешь? Или как скажешь брату твоему: «дай, я выну сучок из глаза твоего», а вот, в твоем глазе бревно»
В ней говорится о брате. Брат — это член Церкви Христовой. За торжество которой пролита Пречистая Кровь. Так вот этими словами Христос через Матфея предупреждает и показывает, как должны общаться между собой христиане. Ибо осуждение в данном случае должно преследовать только вразумление ближнего. А осуждение врагов Церкви и Бога — это святая обязанность православного христианина. Она отделяет нас от зла, показывает наше отношение к нему и вразумляет ближних. Христианин хочет спасения для любого человека, в том числе язычника и обманутого.
То, что эти предтечи антихриста были попущены по причине того, что народ стал развращаться безусловно правильно. Но их осуждение даёт нам увидеть, понять и воздать славу мученникам, которые не пожелали с ними сотрудничать, а во вторых отрезвить народ, который находится в тумане лжи.
Читайте труды Святых Отцов, Георгий. а не полагайтесь только на свои человеческие размышления.
Вот, что говорит о затронутом Вами вопросе Свт. Иоанн Златоуст:
Ст. 1-4 Не судите, да не судимы будете, ибо каким судом судите, таким будете судимы; и какою мерою мерите, такою и вам будут мерить. И что ты смотришь на сучок в глазе брата твоего, а бревна в твоем глазе не чувствуешь? Или как скажешь брату твоему: «дай, я выну сучок из глаза твоего», а вот, в твоем глазе бревно

Что ж? Ужели не должно обвинять согрешающих? Да; и Павел то же самое говорит, или – лучше – Христос через Павла: А ты что осуждаешь брата твоего? Или: И ты, что унижаешь брата твоего? Кто ты, осуждающий чужого раба? (Рим. 14:10, 4)? И опять: Посему не судите никак прежде времени, пока не придет Господь (1 Кор. 4:5). Каким же образом тот же апостол в другом месте говорит: Обличай, запрещай, увещевай (2 Тим. 4:2)? И еще: Согрешающих обличай перед всеми (1 Тим. 5:20)? Равным образом, и Христос говорит Петру: Пойди и обличи его между тобою и им одним. Если же не послушает, возьми с собою другого, если же и при этом не уступает, скажи церкви (Мф. 18:15–17). И для чего Он поставил столь многих обличителей, и не только обличителей, но и карателей, так что кто не послушается никого из этих последних, того велел почитать за язычника и мытаря? С какою также целью вверил им и ключи? Если, ведь, они не будут судить, то не будут иметь никакой важности и, следовательно, всуе получили власть вязать и решить. С другой стороны, если бы это было так, то все пришло бы в расстройство и в Церкви, и в гражданских обществах и в семьях. Если господин не будет судить своего слугу, а госпожа служанку, отец сына, и друг своего друга, то зло будет распространяться все более и более. И что я говорю: друг друга? Даже если врагов не будем судить, то никогда не будем в состоянии разрушить вражду, но все придет в совершенный беспорядок. Что же значит указанное изречение? Рассмотрим теперь внимательнее, чтобы врачевство спасения и законы мира не почел кто-нибудь законами ниспровержения и смятения. Для имеющих здравый ум Спаситель хорошо изъяснил уже силу данного закона в следующих дальнейших словах: “И что ты смотришь на сучок в глазе брата твоего, а бревна в твоем глазе не чувствуешь”? Если же для многих, не так сообразительных, изречение Христово кажется все еще недовольно ясным, то я снова постараюсь изъяснить его. Именно – здесь, как мне кажется, Спаситель не все вообще грехи повелевает не судить и не всем без исключения запрещает это делать, но тем только, которые, сами будучи исполнены бесчисленных грехов, порицают других за маловажные какие-нибудь поступки. Мне кажется также, что Христос указывает здесь и на иудеев, которые, будучи злыми обвинителями своих ближних в каких-нибудь маловажных и ничтожных поступках, сами бессовестно творили великие грехи. За это Господь порицал их и под конец (Своего служения), говоря: связуете “бремена тяжелые и … а сами не хотят и перстом двинуть их”. И еще: “Даете десятину с мяты, аниса и тмина, и оставили важнейшее в законе: суд, милость и веру” (Мф. 23:4, 23). Итак, можно думать, что Христос указывал и на них, желая предварительно упрекнуть их в том, в чем они, впоследствии времени, порицали учеников. Хотя последние ни в чем подобном не согрешили, но иудеям казалось грехом, например, что они не соблюдали субботы, ели неумытыми руками, возлежали с мытарями, о чем Спаситель и в другом месте говорит: “Оцеживающие комара, а верблюда поглощающие” (Мф. 23:24). Впрочем, Христос полагает здесь и общий закон о неосуждении. И Павел в послании к коринфянам запретил не вообще судить, но судить только высших, в виду неизвестности дела; равным образом, не вообще запрещает исправлять согрешающих. Он упрекал и тогда не всех без различия, а укорял, во-первых, учеников, которые так поступали в рассуждении своих учителей, и во-вторых, тех людей, которые, сами будучи виновны в бесчисленных согрешениях, клеветали на неповинных. То же самое дает разуметь и Христос в данном месте, и не просто дает разуметь, но еще внушает великий страх, и угрожает неизбежным наказанием: “Ибо каким судом судите, – говорит Он, – [таким] будете судимы”. Ты осуждаешь, говорит Он, не ближнего, но себя самого, и себя самого подвергаешь страшному суду и строгому истязанию. Подобно тому, следовательно, как в отпущении грехов начало зависит от нас самих, так и в этом суде мы же полагаем известную меру нашего осуждения. Итак, должно не порицать, не поносить, но вразумлять; не обвинять, но советовать; не с гордостью нападать, но с любовью исправлять, – потому что не ближнего, но себя самого предашь ты жесточайшему наказанию, когда не пощадишь его, произнося твой приговор о его прегрешениях.

Видишь ли, как эти две заповеди и легки, и доставляют великие блага покорным, и наоборот, причиняют великое зло непослушным? Тот, кто оставляет ближнему своему его прегрешения, освобождает от обвинения не столько его, сколько себя самого, и притом без всякого труда; и тот, кто с пощадою и снисходительно разбирает преступления в других, таковым судом своим полагает большой залог прощения для себя самого. Что же, – скажешь ты, – если кто прелюбодействует, неужели я не должен сказать, что прелюбодеяние есть зло, и неужели не должен исправить распутника? Исправь, но не как неприятель, не как враг, подвергая его наказанию, но как врач, прилагающий лекарство. Спаситель не сказал: не останавливай согрешающего, но: не суди, т. е., не будь жестоким судиею; притом же это сказано не о важных и явно запрещенных грехах, как уже мною было и прежде замечено, но о таких, которые и не почитаются грехами. Потому Он и сказал: “Что ты смотришь на сучок в глазе брата твоего”? Многие и ныне так поступают: видя монаха, имеющего излишнюю одежду, обыкновенно представляют ему закон Господень, хотя сами постоянно только и занимаются хищениями и лихоимством; или видя, что он употребляет нескудную пищу, делаются жестокими обвинителями, хотя сами каждый день пьянствуют и упиваются, не зная того, что чрез это, при своих грехах, готовят для себя больший огонь, и лишают себя всякого оправдания. И в твоих, ведь, поступках должно потребовать строгого отчета, раз ты сам первый положил такой закон, строго осудив поступки ближнего. Итак, не считай для себя тягостью, когда и сам ты будешь подвергнут такому истязанию.

Беседы на Евангелие от Матфея.
20:07
+1
Теперь про Павку, Георгий!
А партизан взрывающий железно-дорожный путь перед вражеским эшелоном? Судя по всему разрушитель, антисозидатель и вершитель воли Зла?
Своей героической деятельностью Павка утверждал и укреплял антихристианскую державу Зла. Да и деятельность эта была пронизана глупостью, самолюбованием и псевдогероизмом.
Это не инфантильная шалость, а святотаство и беснование перед главным Праздником человечества.
А вот интересный взгляд Николая Андреева:
«Теперь о строительстве узкоколейки. В Советское время этот эпизод из романа подавался как высшее проявление героизма. Но что было на самом деле? Летом где-то под Киевом нарубили дров. И забыли про них. Непонятно, почему нельзя было вывезти дрова в тёплое приятное время года? Почему дотянули до момента, когда белые мухи закружились? В романе, правда, назван виновник – председатель железнодорожного профсоюзного комитета. Судя по описанию, это премерзкий тип: во-первых, лысый, во-вторых, «перебирает проворными пальцами кипу бумаг», в-третьих, у него «маленький ротик с обиженной складкой губ», в-четвертых, «вытирает клетчатым платком полированную макушку, а потом долго не может попасть рукой в карман». Ну, ясно же, что контра. Вредитель чистой воды.

Лысому на заседании губисполкома задают вопрос в лоб: «Что вы сделали для доставки дров?» И вот тут внимание! Вредитель и контра даёт ответ: «Я трижды сообщал в правление дороги».
Казалось бы, надо разобраться, почему на эти сообщения не было никакой реакции? Вместо этого член губисполкома, слесарь и старый большевик Токарев «кольнул лысого враждебным взглядом: «Вы что же, нас за дураков считаете?»

Если б лысый был смелым человеком, то он должен был ответить: да, считаю вас за дураков! Вас трижды предупреждали, что пора вывозить дрова, а вы, вместо того, чтобы энергично взяться за дело в тёплое время года, погрязли в своих партсобраниях и парт учёбе и упустили момент. Но осмелься он на такое – подписал бы себе смертный приговор. Жухрай пишет записку председательствующему: «Я думаю, этого человека надо проверить поглубже: здесь не простое неумение работать. Давай прекратим разговоры с ним и приступим к делу».
И вот дураки приступают к делу. Они посылают на прорыв других дураков, в том числе и Павку Корчагина. Жуть, что им пришлось пережить. Вот картинка: «Одиноко среди леса ютилась маленькая станция. От каменной товарной платформы в лес уходила полоса разрыхленной земли. Муравьями облепили ее люди. Противно чавкала под сапогами липкая глина. Люди яростно копались у насыпи. Глухо лязгали ломы, скребли камень лопаты. А дождь сеял, как сквозь мелкое сито, и холодные капли проникали сквозь одежду. Дождь смывал труд людей. Густой кашицей сползала глина с насыпи».

Герои, конечно. Но герои по милости дураков. И терпели страшные лишения опять же по милости дураков. Вот пример: жили несчастные дорогостроители в здании маленькой станции – без окон, без дверей. Холод такой, что по утрам Павка не мог отодрать волосы от пола – примерзали. Правда, непонятно, почему не сообразили разводить на ночь костры – дров-то было у них немерено. Уже когда заканчивали узкоколейку, Жухрай прислал для жилья четыре спальных вагона. В них были печки, а значит тепло. Да и жизнь в вагоне несравненно комфортнее, нежели на соломе в каменном продуваемом здании. Но непонятно: что мешало Жухраю пригнать эти в вагоны с самого начала строительства? Чтоб не мучился его младший друг. Да потому что дурак он, этот матрос Жухрай.
Дураки отличаются ещё тем, что за их глупости расплачиваются другие — доблестные герои остановили скорый поезд, высадили пассажиров, вручили им лопаты: а ну, буржуазия, работай на благо рабочего класса! Но если дрова не вывезли одни, то причём здесь пассажиры скорого поезда? Почему они должны расхлёбывать дурость партийцев?

Хочу сразу пояснить, все подобные материалы я вставляю с одной лишь целью… Не просто ради журналюшного задора, себяявления, не ради посмеяться над совками люмпенами, но только лишь ради прозрения своих соотечественников на позор и грязь совецкого жалкого обманутого человека, доведенного до скотского состояния к которому мы уже привыкли. Мы все посрамлены и зачумлены до предела. И первый гад я. Выдавить из себя совкового предателя, Швондера, совкодуя. паразита, палача, злобного змееныша, труса, стукачка антихристова духа — вот главная цель выставляемых публикаций».
Комментарий удален
21:09
+1
Георгий, словоблудие часто помещается в нескольких словах. А иногда для вразумления не хватает и целой Вселенной. Всё зависит от состояния разума человека.

И вырванные из контекста цитаты, да ещё притянутые за уши нередко только напускают туману и отводят от Истины.
Комментарий удален


Был разговор

Однажды, была уже ночь,

В подъезд​ вошел писатель Бунин,

Себя стараясь превозмочь,

Он шел к творцу новейших судеб.

— Войду я, можно, Николай,

О Вас рассказывал мне Горький,

Ну как ваш большевистский рай,

Не жаль что сил отдали столько?

Роман успел Ваш прочитать,

Себя до капли не жалея,

Россию вы смогли сломать,

Для лучшего? А я не верю!

Россия царская страна,

Страна Бальмонта и Толстого,

Такую участь не ждала,

Чужое стала для народа.

-Товарищ Бунин, гений Вы,

Стихи и прозу читал Ваши,

Но, извините, Вы слепы,

Не видите задачи нашей.

Хотим что бы страна была,

Для всех людей, душой открыта,

Чтоб в радости, любви жила,

Здоровы были все и сыты.

Что бы учиться все могли,

Дороги всем были открыты…

За это мы большевики

Все мысли отдавали, силы.

Шел от России, он, вдали,

Все говоря: «А я не верю...»

А Николай мечтал в тиши,

В России, новой, был уверен!
Анатолий, большое спасибо за творческий ответ! Я на стороне Бунина. angel
Я, Островского.
11:09
+2
Катаева. был любимым учеником Бунина, и создал «Белеет парус одинокий», «Хуторок в степи», «Сын полка», «Время вперед», «Траве забвения».У них было разное мнение о революции, так что, кто знает, кто знает.
Революцию 1917 года, вспыхнувшую в дорогом сердцу Бунина городе, Иван Алексеевич категорически не принял. Он говорил, что “не может жить в новом мире”, что он принадлежит к старому миру, к миру Гончарова, Толстого, Москвы, Петербурга; что “поэзия только там, а в новом мире он не улавливает ее”. По словам литературоведа Игоря Сухих, в те дни «Блок услышал музыку революции, Бунин — какофонию бунта». «Двенадцать» и «Окаянные дни».
Анатолий,.спасибо вам за то, что вы опубликовали самое дорогое для меня стихотворение (или даже маленькую поэму ) Бунина «Листопад »! У меня с этим произведением связаны очень личные воспоминания.Я искала эти стихи, но не находила, а теперь, благодаря вам, сохраню их.
12:55
+3
Анатолий, спасибо за прекрасный материал о Бунине Иване Алексеевиче! Вот подумалось — да, бывают в жизни необыкновенные совпадения.Иван Алексеевич родился в один год с Лениным, а умер в один год со Сталиным. Может быть, судьбой был предопределён его выезд за границу, во всяком случае его минул 37-й?
Спасибо, Татьяна, заглянули.
12:58
Галина, согласна, произведение чудесное! А я перелистаю «Антоновские яблоки», что-то так потянуло.
“Антоновские яблоки” И.А. Бунин
Cама дата написания рассказа символична: 1900 год – рубеж веков. Она как бы связывает мир прошлого и настоящего.
Галина, В СССР первое собрание сочинений И.А. Бунина вышло только в 1956 году (пять томов в Библиотеке «Огонек»). Сборник стихов Бунина листопад
Комментарий удален
Комментарий удален
17:00
+2
Вчера был юбилей И. А. Бунина. Анатолий, спасибо за статью! Часто перечитываю прозу И. Бунина, нравится(свой особый лиризм). Хочется повторить посвящение И. А. Бунину
Свет незакатный
И. А. Бунину посвящается
д.р.-22 октября 1870 г.

Много зелени, дыханья,
И полей и спелой ржи,
Тишины, очарованья,
Солнца тёплого с межи.

Сонно светится долина:
Синь, дорога, ветерки.
Луч зари зажёг картину –
В ржи медовой – васильки!

Веет лёгкий ветер с поля.
А в берёзовом лесу
Свищут птицы, бродит воля –
Кружевных теней плясун.

Я вдыхаю эти звуки,
Этот сладкий запах ржи.
По волнам скользит мне в руки
Дым прозрачный от межи.

Вижу свет сквозящей дали,
Тлеющий простор равнин,
Непонятный свет печали,
Зорь разбившийся кувшин.

Тем дыханием согреты
Эти сельские поля.
В строках бунинского света
Дремлет русская земля.

7 октября 2020 г.
Спасибо, Татьяна.
17:28
+1
Интересно о поэзии Бунина высказался Владислав Ходасевич.

hodasevich.lit-info.ru/hodasevich/kritika/hodasevich/o-poezii-bunina.htm
Спасибо, прочла, интересно. Да, Бунин целомудрен, и мне это нравится. Он большой мастер пейзажа. Тонкость, вкус и сдержанная сила чувствуется в его стихах.
Но мне больше нравится его проза. Можно читать и перечитывать, и каждый раз находить особое удовольствие от чтения («Митина любовь», «Лёгкое дыхание», и др.)
Спасибо, Михаил.