Литературное кафе. Георгиевская лента

Литературное кафе. Георгиевская лента

Идущие с песней в бой,

Без страха — в свинцовый дождь.
Вас Георгий ведёт святой —
Крылатый и мудрый вождь.
Пылающий меч разит
Средь ужаса и огня.
И звонок топот копыт
Его снегового коня…
Он тоже песню поёт —
В ней слава и торжество.
И те, кто в битве падёт,
Услышат песню его.
Услышат в последний час
Громо́вый голос побед.
Зрачками тускнеющих глаз
Блеснёт немеркнущий свет!

Н. Гумилёв. 1915 г.

Близится День героев России, который проводится под символом Георгиевской ленты. Наверное, нет человека, ни разу не читавшего где-либо об этом. А все ли знают историю появления и значения самого понятия…

Мне хочется без политизирования поговорить о героях, о нашей памяти о них, ведь героев немало и в других странах, не говоря о семьях, связанных с Георгиевской лентой…

26 ноября (9 декабря) 1769 года императрицей Екатериной 2 была учреждена награда для офицеров Русской Армии за личную храбрость, проявленную на полях сражений – орден Святого Георгия, который надлежало носить на «ленте шёлковой о трёх чёрных и двух жёлтых полосах», что, как считалось, сочетали в себе огонь и дым сражений. Вот за этой лентой и закрепилось название Георгиевская лента, в честь Святого великомученика Георгия, глубоко почитаемого на Руси ещё со времён Куликовской битвы.

Родился и вырос Георгий в 3 веке по Рождестве Христовом в христианской семье в Каппадокии. Поступил на службу в римское войско, где за свою храбрость был выдвинут в старшие военачальники. По приказу императора Диоклитиана, после многократных бесплодных попыток склонить Георгия к отречению от православия, он был подвергнут жестоким пыткам и мукам, а потом « усечён мечом». Мощи Святого великомученика Георгия Победоносца покоятся в храме его имени в палестинском городе Лида, а глава Святого, усечённая мечом, в Риме, также в храме его имени.

Одно из его чудес – поражение змея, жившего в озере около Ливианских гор, спасение прекрасной принцессы, отданной змею на съедение, произошло как раз 26 ноября.

Изображение Св. Георгия, поражающего змея – это герб Москвы. Святой Георгий почитается не только как покровитель православного воинства, но и как помощник Земледельцев в полевых работах, т. е. сугубо мирном труде, обеспечивающем благосостояние, благополучие всей семьи. Не даром и девиз ордена Св. Георгия « За службу и храбрость»!

Одним из значений «службы» является « работа, занятия служащего», « отрасль производства, какая-нибудь специальная отрасль работы», «исполнение воинских обязанностей» и др. В Московской Руси было даже «Служилое сословие» - служи-лые, занятые на государственной, военной службе.


Одним из первых, награждённых орденом Св. Георгия 1 степени, был граф Орлов А.Г. в июне 1770г. за одержанную победу русской эскадры над превосходящим по численности турецким флотом.

Георгиевскими Кавалерами были А.В. Суворов, М.В. Кутузов, М.Б. Барклай де Толли, И.И. Дибич.

Первые медали на Георгиевской ленте вручены в августе 1787г. – отряд под командованием А.В. Суворова отбил атаку турецкого десанта, Суворов был дважды ранен, но не покинул поля боя. Впервые в российской истории медаль вручалась не всем участникам боя, а тем, кто проявил наибольшую личную храбрость и героизм и кого награждать решали именно солдаты, сами принимавшие участие в бою. Из 20 награждённых гренадёр Шлиссельбургского полка Степан Новиков, лично спасший Суворова от напавших янычар.

Участникам штурма Очакова и взятия Измаила вручались медали на чёрно – оранжевых лентах.

В 1807г. Император Александр 1 ввёл специальную награду для низших чинов Русской Армии за личную храбрость в бою – Знак отличия Военного ордена с ношением на ленте, цвета которой соответствовали цветам ордена Св. Георгия – жёлто – чёрным. Именно с этого момента популярность и любовь к Георгиевской ленте стала всенародной, т.к. простой народ эти награды видел чаще, чем золотые ордена офицеров.

В дальнейшем его стали называть солдатским Георгиевским крестом или солдатский Георгий (Егорий), Егорий празднуется 6 мая. Кстати, имена Георгий, Егорий, Юрий и даже в Польше Ежи считаются как одно и то же.

В войне с Наполеоном были награждены более 16 тысяч солдат и офицеров Русской Армии Георгиевскими крестами, а из союзнических армий «Солдатским Егорием» с 1813г. по 1815г. Были награждены: прусаки 1921 чел., шведы 200 чел., австрийцы 170 чел., представители разных германских государств 70 чел, англичане 15 чел.

19 августа 1844г. император Николай 1 учредил особый Георгиевский крест для магометан (мусульман) и иных лиц нехристианского вероисповедания, на котором христианский сюжет о Св. Георгии, поражающем змея, был заменён чёрным двуглавым орлом. Причём мусульмане, награждённые этим Георгиевским крестом часто настаивали на выдаче им Георгиевского креста со Св. Георгием, т.к. считали его как «награду с джигитом, как они сами», а не « с птицей» (Джигит – смелый человек, искусный наездник, хорошо владеющий оружием на скачущем коне).

С 1855 г. офицерам, получившим наградное золотое оружие «За храбрость» предписывалось для более видимого отличия носить темляки из Георгиевской ленты (тесьма с кистью у эфеса ручного холодного оружия).

В том же 1855г. учреждена медаль «За защиту Севастополя» - впервые медаль не за героическую победу, а за оборону русского города (серебряная) и предназначалась как для военных чинов, так и для штатских лиц, участвовавших в обороне. Для генералов, офицеров, солдат и матросов гарнизона – медаль на Георгиевской ленте.

Кроме обороны Севастополя Георгиевским крестом ещё ранее были награждены штатские лица именно «за службу: в 1810г. кольский мещанин Герасимов Матвей Андреевич – с группой из 9 человек он смог дать отпор солдатам английского военного корабля, напавшего на них при перевозки груза муки.

Ещё в 1790 г. вышел Указ о пожаловании военных священников за подвиги при участии в военных сражениях Наперсным золотым крестом на Георгиевской ленте. Одним из первых полковой священник Трофим Куцинский, который при штурме Измаила после гибели командира батальона безоружный с крестом в руках ринулся на врага и увлёк солдат за собой. Всего 111 священников были награждены, а ведь они прежде всего исполняли свои обязанности духовных пастырей – утешить, поддержать, отпустить грехи, отпеть…

Как не вспомнить о женщинах! О прекрасных женщинах, которые не только « кричали УРА! И в воздух чепчики бросали!» Ведь всё в женщине самой её природой настроено на режим нежности, любви, оберегания и защиты, будь то её дитя или муж, мужчина, отчизна, в которой они все живут. И какой силой духа надо обладать, чтобы женщине встать на защиту того, кто или что ей дорого! А ведь далеко ходить не придется:

Кавалерист – девица Надежда Дурова из Сарапула, родилась в 1783г., ушла в Русскую Армию под именем корнета Александра Александрова. В 1807г. была награждена Георгиевским крестом, умерла в 1866г. в возрасте83 – х лет.

В войне с армией Наполеона награждена в 1813г. София Доротея Фредерика Крюгер !!! – унтер – офицер бригады Борстелла Прусской армии.

Сестра милосердия З.Ф. Смирнова под именем унтер – офицера Евгения Маркова за свою храбрость была награждена Георгиевской медалью и Георгиевским крестом 4 – й степени.

В русско-японскую войну награждены Георгиевскими крестами:

Людмила Черноусова в армии по документам брата – близнеца

Кира Баширова

Александра Данилова

Антонина Пальшина – под именем Антон, Георгиевские кресты 3 – х степеней.

Мария Бочкарёва – кому сейчас не известно это имя?! Кавалер Георгиевского креста, первая женщина – офицер в Русской Армии, командир женского батальона!

С 1807г. медаль « За храбрость» на чёрно - оранжевой ленте в 1913г. была причислена к ордену Св. Георгия и наряду с Георгиевским крестом стала самой массовой солдатской Медалью за личную храбрость. Для низших чинов был учреждён Георгиевский крест 4 – й степени.

Кстати сказать, «Святым Георгием» 4 – й степени за ночную разведку перед сражением приказом № 30 от 24.12.1914г. по Гвардейскому кавалерийскому корпусу был награждён Николай Гумилёв, чьё стихотворение « Георгий Победоносец» служит эпиграфом к моей публикации.

Василий Иванович Чапаев был награждён 3-мя Георгиевскими крестами и Георгиевской медалью.

А прославленный командарм Маршал Семён Михайлович Будённый был полным Георгиевским Кавалером. Кстати сказать, город на Ставрополье, откуда я родом, назван в его честь (ранее был Святой крест, затем Прикумск).

Почему в наши дни я пишу о Георгиевской ленте и её героях? Уважение и память к своим предкам, к героям нашей отчизны, нежелание перекраивания истории, замалчивание славы героев – вот основные причины. Мы, наши дети, внуки должны знать, помнить, передать эту священную память своим потомкам. Россия, к сожалению, всегда была беспамятная страна, но сейчас это беспамятство достигло уровня извращения. Такая степень потери памяти (амнезии) иногда бывает после тяжёлой черепно-мозговой травмы, да и то не всегда. Так что же, у нас вся страна ушибленная, «больная на голову»?

Почему переместились полюса понятий «белое» и «чёрное»? Современные школьники (не все, конечно) не знают не только о Зое Космодемьянской, но не знают или с трудом вспоминают кто такой Юрий Гагарин, уверены, что первым в космосе был американец.

Нужно, чтобы люди помнили и знали прежде всего о своей семье, своих дедах и прадедах, чтобы не повторилась постыдная история, когда на «Поле чудес» внук прославленного летчика Маресьева не мог ответить ничего на вопросы Л.А. Якубовича о своём прославленном деде. И так и другие, зато знают имена попзвёзд, рокпевцов, создают фан – клубы…

А началось с того, что всё чаще упоминается знаменательная дата – 75 лет Великой Победы. И я вспомнила, что ко мне на приём в канун 50-летия Победы пришёл старик со «свежим» удостоверением Участника Войны, в военном билете записи об одном лёгком и двух тяжёлых ранениях. На мой вопрос – почему не обращался раньше – отвечает: «Да стыдно было (!!!), деточка. Я же живой пришёл. Потом говорит: «Я ещё что покажу» – и вытаскивает три потёртых листка, читаю - а это на него похоронки, три года подряд. У меня слёзы молча полились, а старик ещё вытащил тряпицу, развернул – а там Георгиевский крест. Я была настолько потрясена, что от растерянности не записала его данных. И вот уже 25 лет вспоминаю об этом и прошу прощения. Рассказала об этом детям и внукам. Меня не оставляет мысль – насколько же человек был нужен своей семье, своей стране, что пройдя такие испытания, остался жив и какое в нём было великое человеческое достоинство!

А тут как-то рассказываю про этот случай, и вдруг моя знакомая говорит: «А мой дед, отец моей матери был награждён 3-мя Георгиевскими крестами!» Я в краеведческий музей, в архив, в военкомат – нигде никаких сведений! Зашла в районный краеведческий музей… Посетителей нет, сумеречно, у окна две сотрудницы пересматривают какие – то бумаги .Спрашиваю у них и у директора, есть ли какие данные, экспонаты о Георгиевских кавалерах, можно ли посмотреть стенд героев Советского Союза, данные о Герое России Соловьёве Д.А.

Переглянувшись и недоумённо пожав плечами, сотрудники музея мне объяснили, что музей по площади мал, места не хватает, стенда нет… О герое России Соловьёве Д.А. идёт сбор сведений (в городе проживают родители и брат с семьёй, стоит на старом месте школа, где учился, проживают в городе одноклассники!)

Да, музей мал. Но для ГЕРОЕВ нет места?! Это дико, потому что мы не разбазариваем своё культурное, духовное и национальное наследие, нет, мы о нём забыли, мы его не замечаем.

Неужели в городе и районе ГЕРОЕВ пруд пруди, что так относятся к их святой памяти? Или не хватит места для частных магазинов?!

Говорят: мёртвые сраму не имут. А мы, живущие? Нельзя вспоминать о ГЕРОЯХ только перед датами. Ведь мы – не Иваны, родства не помнящие.

О ГЕРОЯХ надо помнить всегда!

Разыскать сведения помогла (спасибо ей огромное!) сотрудник районной библиотеки Светлана Михайловна Масленко. Оказывается, три уроженца нашего района имели Георгиевские награды:

1. Шишов Иван Пименович родился в 1888г. Унтер – офицер, участник Брусиловского прорыва с22 мая по 20 сентября 1916г. Имел 3 Георгиевских креста. Умер в 1969г. в возрасте 81 года. Живут в городе 3 его внучки, одна из которых рассказала., что один крест был утерян, другой в годы войны бабушкой был обменян на муку, а третий бабушка после смерти мужа, т.е. дедушки носила как нательный крест, но дальнейшая его судьба не известна.

2. Кривенков Иван Григорьевич участник русско-японской и 1- й мировой войн, был награждён Георгиевским крестом 1–й степени и Георгиевской медалью 4–й степени.

3. Ильютенко Павел Иванович унтер офицер, имел Георгиевскую медаль.

Да, не скудеет народ силой духа! Наш район входит в состав области Партизанской славы.

Население города и района насчитывает едва ли около 50 тысяч человек. Так вот на это количество 8 Героев Советского Союза, в их честь 9 Мая 1988г. открыта Аллея Героев. Вот их славные имена:

1. Волков Евдоким Денисович звание Героя от 30.10.1943г.Погиб в 21год на Гомельщине на переправе под г. Лоев

2. ЛяпкинАнатолий Гордеевич разведчик в 28 лет, звание Героя от 22.07.1944г.

3. Мельников Василий Емельянович военный лётчик, 152 боевых вылета, сбил 11 самолётов, в 1954 г. звание Героя при исполнении служебных обязанностей

4. Подлузский Сергей Владимирович 24г., переправы на Днепре, звание Героя в 1943г.

5. Середа Игорь Емельянович военный летчик, 27воздушных боёв, сбил 17 самолётов, участник 9 бомбардировок и 18 штурмовок, звание Героя в мае 1945г.

6. Тупицын Иван Никитович командир самоходной артустановки. Звание Героя от 22.03.1945г. под Кезелином в Померании (посмертно) погиб, спасая экипаж из горящей самоходки. Ему было 30 лет, учитель сельской школы.

7. Дыскин Ефим Анатольевич, наводчик пушки, звание Героя в 19 лет. Когда началась война, он был студентом Московского института философии, литературы и истории. С августа 1941г. был призван в Армию, а в апреле 1942г. ему было присвоено звание Героя Советского Союза за то. Что в январе 1942г. в тяжёлом бою у деревни Горки он, будучи четырежды раненым, оставшись один из всего расчёта, подбил четыре вражеских танка. Звание Героя ему было присвоено посмертно, и несколько лет никто не знал, что после длительного лечения в госпитале, он выжил и продолжал воевать. А сам Ефим Анатольевич не знал, что он Герой! Всего за годы войны им были подбиты 8 танков, награждён и др. орденами и медалями. Пусть меня простят другие, что именно о Дыскине Е.А. пишу более подробно – это мой коллега: после войны закончил медицинский институт, доктор медицинских наук, профессор, Заслуженный деятель науки РСФСР, начальник кафедры нормальной анатомии Военно-медицинской академии имени С.М. Кирова, генерал – майор медицинской службы. Мною посвящено ему стихотворение

На фотографии военных лет
Четвёртый справа - видите - мой дед!
В шинели не по росту и в ушанке.
А дед подбил в бою четыре танка!
Совсем мальчишкой дед на фронт ушёл,
Домой писал: "Всё будет хорошо!"
Он всю прошёл войну и верил свято
Что дома мама сына ждёт, солдата,
Ведь он один в её окошке свет -
Для матери дороже сына нет.
Вернулся дед с войны домой героем,
Сады растил, пшеницу сеял в поле...
Наденет в День Победы ордена.
Сияет солнце, празднует страна.
А дед, седую голову склонив,
Слезу скупую в рюмку уронив,
Возьмёт гармошку и споёт как стон:
"С берёзы лист слетает невесом..."
Подхватят песню старики-друзья.
Дед скажет внукам - а вот это - я.
Четвёртый справа, во втором ряду...
Как подрасту, я в армию пойду,
Вслед дедам и отцам идут сыны,
Чтоб в нашей жизни не было войны.

Умер Ефим Анатольевич в 2012г. в возрасте 89–ти лет.

8. Шишков Даниил Кузьмич, звание Героя с ноября 1943г. военный летчик, после ранения воевал в пехоте, прошёл путь от рядового до полковника. Звание Героя получил за форсирование Днепра и удержание плацдарма для переправы (помните, Тёркин у Твардовского - переправа – переправа, берег левый, берег правый?). Помимо других наград был награждён орденом Суворова, орденом (один из первых!) маршала Жукова. Является Почётным гражданином нашего города и г. Познань в Польше. Умер в 2002г.

Уроженец нашего района полный Кавалер ордена Славы Чернявский Фёдор Васильевич – до войны работал в колхозе. Воевал в миномётной роте на Западном Буге на Украине, в районе польского села Миюшувка, под городом Бреслау. После демобилизации вернулся в родной колхоз и ещё долгие годы продолжал мирный труд пахаря. Умер в 1984г.

А сколько ещё не указано имён, но которые должны стать известными…

Вечная светлая память погибшим и уже умершим героям! Низкий земной поклон!

Им посвящено моё стихотворение « Героям почепской земли».

В нашем городе родился и жил автор легендарной « Катюши» Матвей Блантер! Домик, где проживала вся семья, до сих пор сохранён, находится на территории гимназии№ 1, наискосок от моего дома, в 2 – х минутах ходьбы, на стене его укреплена мемориальная доска, имя композитора носит одна из улиц города и музыкальная школа.

Все данные о Героях Советского Союза вы можете найти в интернете и в сборнике члена Союза журналистов России Козяра А.Т., жителя города, который проделал большую работу по сбору материала и изданию сборника « Герои земли почепской»

Но не только военное время рождает героев. Мирные дни насыщены героическими поступками и ситуациями не меньше. В нашем городе живёт замечательный человек (моя соседка) Анна Семёновна Ковалёва (Чуйко). Она 17–летней девушкой вступила в партизанский отряд имени Фурманова. Ходила в разведку, выполняла боевые задания, стойко переносила холод и голод, потерю боевых товарищей, сама не раз рисковала своей жизнью. Награждена орденом Отечественной войны 2 степени и многими медалями. Ей без малого 96 лет, но она находит в себе и физические и моральные силы для встреч с подрастающим поколением, где рассказывает о своих товарищах, о партизанском сопротивлении. После одной из таких встреч, очень расстроенная мне поведала, что на встрече спросила у школьников – подростков (таких по возрасту, какой сама стала партизанкой) - знают ли они, кто такая Зоя Космодемьянская? А в ответ тишина. Потом кто – то поднял руку и сказал – она спортсменка, но не помню в каком виде спорта. Я её еле успокоила, но с каким чувством стыда… Ведь Г.К. Жуков писал: «Время не имеет власти над величием всего, что мы пережили в войну. А народ, однажды переживший большие испытания, будет и впредь черпать силы в этой победе». Это слова прославленного полководца, маршала Советского Союза!

Другой маршал Советского Союза К.К. Рокоссовский: «Только тот народ, который чтит своих героев, может считаться великим».

Я думаю, эти слова должен помнить народ любой страны, любой национальности и вероисповедания. Чтить своих героев и на их примерах растить и воспитывать наше будущее.

Да, богата героями наша земля, не водица в жилах, а кровь. В июле этого года вся наша страна и весь мир был потрясён трагедией с нашими подводниками. Так вот – офицер, капитан 2–го ранга, который помог из горящего объекта выйти гражданскому специалисту, а потом вернулся к своим товарищам, мой земляк Соловьёв Дмитрий Александрович, посмертно удостоенный звания Героя России. Какой силой воли, каким мужеством надо обладать, чувством человеческого достоинства, чтобы вернуться к погибающим товарищам, зная, что в сентябре, т.е. через два месяца, в семье должен родиться второй ребёнок?! Родился сын, который будет знать отца только по фотографиям и по рассказам… Неужели сам Дмитрий и его подросший сын ничего не знал и не будет знать о Зое Космодемьянской?! Не верю!

Не поверю!!! Нам не грозит «анемия национальной гордости»!

Вот поэтому я пишу, может быть, кто-то прочтёт, кто-то откликнется, кто-то что-то знает или вспомнит… Пожалуйста, делитесь информацией.

И я хочу предложить к обсуждению тему – противопоставление храбрости и инстинктивного чувства страха. Как вы думаете, что побуждало этих людей поступать именно так? Оставаться верными долгу? Переступить через страх? Давайте поговорим об этом.

Татьяна Юдина

+14
573
RSS
Тема очень мощная и, действительно, актуальная. Это нужно — не мертвым, это нужно — живым, как сказал Р.Рождественский. Надо, надо писать, говорить о Великой Отечественной войне, вспоминать, переосмысливать, искать без вести пропавших… В каждой семье есть свои герои! И в нас течет их кровь и мы должны быть достойны их славы, их подвига. И в нашей жизни есть место подвигу, мы видим примеры тому.
Я вот хочу вспомнить и солдатских вдов, которых осталось полстраны.
Вдова солдата

В маленькой ветхой избушке
На краешке села
Тоненькая старушка
Тихо себе жила.
Мужа она схоронила,
Деток не нажила.
Тихо так в дом входила:
Тонкая, как игла.
Утром она молилась,
Выпив стакан воды,
Чтобы опять не случилось
Той проклятущей войны.
Только свадьбу сыграли
Только сняла фату,
Мужа на фронт забрали,
Ждала его всю войну.
Не верила похоронке,
Ждала, проглядев все глаза.
Вернется к родимой сторонке,
Ведь ей без него нельзя.
Так и состарилась, глядя
На горизонт полей.
Только охрипшее радио
Днем говорило с ней.
Только одна фотография,
Тусклая, на стене…
На которой она все гладила
Мужа по голове.
И для чего ты, милая,
Жизнь свою прожила?
Стала тебе могилою
Старенькая изба.
Жила она мужниной тенью
И хлеб пекла на двоих,
И был каждый божий день её
Общей судьбою их.
10:34
+1
Благодарю Вас. Светлана, что тема не оставила вас равнодушной. да — это надо живым.Спасибо, что вспомнили о солдатских вдовах, а сколько невест так и не познали радостей семейной жизни, материнства, вспомнить только как пела В. Толкунова — если б не было войны…
Спасибо Вам, Татьяна!
Сильно.
спасибо, Анатолий!
Спасибо, Вам.
Татьяна, спасибо вам огромное за статью — такую насыщенную историческими фактами и реальными судьбами героев разных времён. За каждой строкой — и проделанная вами большая поисковая работа, и искреннее неравнодушие к теме.
А сама тема так многогранна и непроста, что рождает множество мыслей и чувств, которые даже как-то сразу и не упорядочить в слова.
Начну с темы сохранения памяти о героях.
Нам, рождённым лет через 15-20 после окончания войны, кажется сейчас совершенно естественным знать и помнить её героев. Ведь те, кто прошёл военными дорогами, были живы и мы слушали рассказы очевидцев. И боль народа была ещё сильна, и раны не залечены. Но — знали ли мы тогда так же хорошо героев других отечественных войн, кроме тех сведений, что были в школьных учебниках? Помним ли их сейчас и передаём ли эту память своим детям? Нет, увы. Герои прошлого для большинства остаются именно страницами учебников истории и кадрами хроники.
То, что современные дети не знают этих имён, наверное в первую очередь проблема школы, которая превратила процесс познания, изучения в натаскивание на доведенное до автоматизма заполнение разных тестов. Из школьной программы исчез человек, его судьба, его внутренний мир. Историю Великой отечественной войны я и мои одноклассники учили по рассказам ветеранов 9 гвардейской краснознамённой стрелковой дивизии под командованием А.П. Белобородова, чьё имя носила наша школа. Фильм «День командира дивизии» снят именно об Афанасии Павлантевиче, с которым я была знакома лично, под его началом воевал мой дед Д.П.Веселов. Дивизия прошла от Волоколамска до Берлина, и мы, школьники, вместе с ветеранами играли в «Зарницу» там, где был исторический рубеж обороны — в Снегирях (сейчас там музей, в котором есть и фото нашего домашнего архива). Я всё время думаю о том, что именно непосредственное знакомство с ветеранами, живое прикосновение к истории сыграло решающую роль в моём личном восприятии войны и подвигов её героев. И это чувство сопричастности мы бережно храним в своей семье. Я допускаю, что мой младший сын, который не в ладах со школьной программой, не ответит на вопрос о том, кто такая Зоя Космодемьянская. Но он помнит имена и подвиги своих прадедов, с чьими портретами шёл в строю Бессмертного полка по болгарским улицам. И если он сохранит хотя бы это — память о них не умрёт. Я думаю, что сейчас всё зависит от нас самих — что помним мы, что передаём нашим детям. внукам.
Очень правильные слова Вы сказали, Елена, и очень нужную тему затронула Татьяна. Думаю, именно патриотическое воспитание и даёт человеку тот стержень, который поможет выстоять при любых жизненных испытаниях. В нынешних школах этому не уделяют никакого внимания. Нет национальной идеи: каждый сам за себя. Наши дети подчас не умеют любить, дружить. А ведь у нашего поколения всё это было. Немало говорится о том, что русский народ — самая разобщённая нация в мире. Но имеется в виду именно географическая составляющая этой проблемы, и мало кто задумывается над тем, что русский народ разобщён в духовном смысле. А это уже не трещина, а разлом…
13:09
Сейчас у молодёжи, к сожалению. другие ценности.Очень хочется надеяться, что, повзрослев, вникнув, прислушавшись что — то поймут, сделают выводы. Ведь им жить, растить и воспитывать соих детей и внуков!
Надежда всегда умирает последней…
13:48
Надо, чтобы жила и поддерживала огонь в душе и сердце!
Знаете, Татьяна, я совсем не своих детей имела в виду, а говорила о проблеме в общем. И молодёжь разная. Есть поразительные примеры, а есть поражающие. И тут, хоть обнадейся, никаких выводов они не сделают. Но это мы уже уходим от темы…
Давайте будем в них верить.
15:22
+1
Анатолий, одной веры мало, надо прилагать силы и немалые, чтобы было как у Николая Васильевича — чтоб не нашлась сила, которая пересилит нашу!
Верно.
12:03
+1
Спасибо, Елена за не равнодушие к памяти героев. Добавляю ещё имя в список Героев России:20.10.1972г. — 10.08.1996г.
Ермаков Вадим Константинович ( посмертно) — солдат, участник Первой чеченской войны в составе воинской части № 3724 Северо — Кавказского округа внутренних войск.В многодетной семье был он один сын, остались у родителей три дочери, окончил в 1995г.сельскохозяйственный институт, занимался спортом.В память о нём на школе, где учился, укреплена мемориальная доска, Почтой России выпущена марка. В память героя проводятся спортивные турниры. Родители живут в пос. Московский.
13:20
+4
Я вспомнил сразу своего отца.Офицер прошедший всю войну, был ранен, награжден орденами и медалями. Он освобождал Одессу, Севастополь, Будапешт…
Безгранично любил свою Родину и нас учил этому.



Это об отце



Бой местного значения

Бой местного значения

Это было в Будапеште-

Был приказ вперед идти,

И не думая о смерти,

Если нужно, то пошли.

Дом жилой- внутри фашисты,

Превратили его в дзот,

Нет возможность пробиться.

Крикнул я :«За мной, вперед!»

Больно, вдруг, мне очень стало,

Белый снег, кровавым стал.

Значит все-пора настала…

Шутишь брат и вмиг я встал.

И вперед, что было мочи,

Несмотря на боль и страх…

Дом мы взяли, а уж после-

Избавлялись мы от ран.
13:53
Анатолий, я не сомневалась, что Вы отзовётесь. Помните «а на груди его светилась медаль „За город Будапешт“За Вас отцу поклон!
Спасибо, Татьяна, да жаль его нет уже.
Мне кажется, сегодняшний рассказ Ромашки — pisateli-za-dobro.com/tri-voiny-za-plechami.html — как раз по теме.
Да, Елена, очень хороший рассказ.
Вспомню несколько военных страниц из истории моей семьи — и грустных, и победных, и героических…
Мой дед по материнской линии, Кукляев Дмитрий Петрович, работавший в сельскохозяйственной академии им. Тимирязева, человек мирный и не имевший никакой военной подготовки, в июле 1941 года вместе с сотнями своих сослуживцев ушел в народное ополчение… Единственное сохранившееся письмо он написал моей бабушке из- под Смоленска в декабре 1941 г. Стояли сильные морозы, а у ополченцев не было даже валенок, да и винтовки тоже были не у всех… Известно, что на Вязьменском направлении, где шли тяжелые непрерывные бои, потери среди дивизий ополчения были огромны… Спустя несколько месяцев бабушка получила извещение, что ее муж пропал без вести, и одна поднимала трех дочерей. Ведь никаких пособий семьям тех, кто пропал без вести, государство не выплачивало…
Где погиб мой дед, не известно. Но его имя, как и имена 170 тимирязевцев, не вернувшихся с поля боя, высечены на стеле мемориала, воздвигнутого в парке академии. На памятнике надпись: «Сынам и дочерям своим, отдавшим жизнь за Родину, благодарная Тимирязевка». Именно туда каждый год мы приносим цветы...
Мой двоюродный дед — Веселов Дмитрий Петрович, человек, который научил меня правильному французскому произношению. Выходец из семьи дворян, свободно владевший немецким и французским языками, он прошел всю войну от Москвы до Берлина, служил под командованием А.П. Белобородова, а потом — маршала Жукова. Именно из его рассказов война перестала быть для меня чем-то абстрактным, превратилась из параграфа в учебнике в реальные события, наполненные и болью, и страхом, и гордостью…
В нашем семейном архиве есть одна интересная фотография. Её теперь можно найти и в Интернете, так как запечатлено на ней событие не просто исторического, а мирового значения. Но мне это фото подарил его непосредственный участник, мой дядя Митя, как звала я его всю жизнь. На снимке — тот момент подписания Акта о капитуляции фашистской Германии, когда в зал входит немецкая делегация во главе с Кейтелем. Справа от маршала Жукова, высокий и худощавый- Д.П. Веселов.
С этим событием связана одна интересная история, известная мне из первых уст. В момент подписания Акта у Кейтеля то ли перестала писать ручка, то ли ее просто не оказалось. Возникла небольшая заминка. Тогда стоявший прямо за спинами Жукова и немецкого генерала Д.П. Веселов передал Кейтелю свою ручку, ею и был подписан исторический документ. Кстати, ручку эту дяде Мите так и не вернули...
Но подвиги совершались не только на фронтах. Мой прадед по отцовской линии, бывший матрос броненосца «Потемкин» Петр Ревенко к началу войны был уже не призывного возраста, поэтому вместе со своей семьей, в том числе моим папой — дошкольником оставался дома, в селе Малые Угоны Курской губернии. Территория эта оказалась оккупирована немцами, а рядом, в лесах, находилось большое партизанское формирование. Немцы, понятно дело, за связь с партизанами карали люто. Время от времени в леса сбрасывали грузы для партизан. Один из самолетов был подбит, летчикам удалось на парашютах выброситься из горящего самолета. Оба были ранены и обречены на смерть… Спас их мой прадед, перевезший раненых на телеге под сеном в свой дом и укрывавший их на сеновале. Вся семья рисковала жизнью, но летчиков удалось подлечить и позже переправить к партизанам… Один их них после войны разыскал своих спасителей и даже рассказал об этой истории корреспонденту газеты «Красная звезда». Вырезка их нее также хранится в нашем семейном архиве. Моё стихотворение «Их расстрелять хотели на рассвете», рассказывающее именно об этой истории, стало в прошлом году призёром конкурса памяти им. К.Симонова в Белоруссии.
Мне кажется, если каждая семья ведёт свою Летопись памяти, то связь поколений не прервётся.
14:05
+1
Да, история грустная и героическая, и пока помнят в семье — связь поколений не прервётся. Ведь всё идёт из семьи — любовь, уважение, память! Но всё — таки вопрос пока не затронут — что было основой того, что кто — то мог первым подняться в атаку, увлечь за собой других, с г ранатами кинуться под танк, закрыть собой амбразуру, смеяться фашистам и смерти в лицо? Давайте поговорим об этом!
Ох, Татьяна, это вообще очень непростой вопрос и, думаю, мнений будет много. Я не хочу повторять пафосные постулаты о патриотизме, долге, любви к Родине. Об этом написано много и без нас. Наверное, у каждого солдата в такой момент была своя правда, свой побудительный мотив. И любовь — к жене, детям, матери. И отвага. И понимание, что другого пути нет...
Но была и ещё одна сторона многих подвигов. Имя ей — заградотряды, стоявшие за спинами тех, кто шёл в атаку. С парой гранат на дивизию танков. Лет 15 назад я очень плотно интересовалась этой темой, помогала дочери готовить материалы по штрафбатам, изучала архивные, ранее засекреченные, документы. Поэтому пишу это, так сказать, со знанием дела. Часто альтернатива была невелика: или на амбразуру, или пулю в спину, или в лагеря… Страх часто бывает очень мощной движущей силой для человека.
14:58
+1
Елена, да, и понимание — если не я, то кто же за детей, мать, жену, а ведь это и есть Родина!
но были и другие, правда? Накануне Дня Героев мы и будем говорить о Героях.На Мамаевом кургане( Кстати, коренные сталинградцы его упорно называют Мамаевым бугром) на стеле есть надпись, смысл которой — железный ветер бил им в лицо, но люди шли и шли, не сгибаясь.А это дословно:" Люди ли шли на битву. Смертны ли они«Память о них бессмертна!
15:02
+1
Елена, но ведь среди них были и добровольцы! А Солженицыну(!!!) во Владивостоке установлен памятник напротив памятника героически погибшим морякам!
Татьяна, я и не спорю — про добровольцев и т.д. Просто такое понятие как подвиг не может быть однозначным и шаблонным. Думаю, сами герои не могли бы ответить точно на этот вопрос — почему? Во все времена, у всех народов было принято защищать свой дом, свой род, свою страну. Наверное, именно это в первую очередь двигало всеми — и защитниками Сталинграда, и жителями блокадного Ленинграда, и американскими солдатами на Пирл-Харборе, и французами в маки…
И что? Солженицын — боевой офицер-артиллерист, попавший в лагерь благодаря тем, кто сам под пули не лез. Патриот — иногда и с перебором. Не стоит путать любовь к Родине с любовью к начальству.
15:41
Да, эти две любви не сравнить, Вы правы, Иосиф Давидович!
Я как-то задумалась — одно дело. когда ты реально защищаешь свою родину, свой город, свой народ. Что же тогда движет человеком, если за спиной — не Москва, не Россия? Свои мысли я попыталась выразить в стихотворении «Последний солдат». Оно не совершенно с точки зрения техники, но приведу его здесь, потому что, как мне кажется, в последних строках — ответ на ваш, Татьяна, вопрос:
В детстве он был не особенно сильным и смелым,
В драки не лез и носил за подружкой портфель,
И целовал её как-то весной неумело,
В день, когда всюду звенела капель.
Девочка в платьице белом со светлыми косами
Ждать обещала, всего-то два года, пустяк…
В письмах его засыпала, конечно, вопросами:
Где ты, любимый, здоров ли и служится как?
Он отвечал: все в порядке, служу под Ростовом,
Все здесь спокойно, ребята во взводе — орлы.
Только о буднях солдатских в тех письмах — ни слова,
Фото с учебки, где в кадре берёзок стволы…
Выжжены горные склоны лучами палящими,
Где-то вдали, как в пустыне мираж, караван.
Смерть и потери бывают, увы, настоящими — Кружит и кружит стервятником Черный тюльпан.
Мальчики русские брошены Родиной в пекло
Этой чужой непонятной вражды и войны.
Солнце в дыму от пожаров и взрывов поблекло.
Самый безудержный страх — Это страх тишины.
Тропами узкими движется с полною выкладкой
Наш поредевший в последней засаде отряд.
Там, на растерзанных спинах душманами выколот
Их полумесяц… так выглядит ад…
Над Кандагаром вертушки как птицы над гнёздами,
В копоти небо, а губы в горячей пыли.
Через Саланг, как по Ладоге, долгими верстами
Мальчики русские шли, по колено в крови…
Где-то растяжка сработала, пламя взметнулось,
А впереди капитан, глухо вскрикнув, упал,
И под ногами чужая земля покачнулась,
Глянул в глаза моджахедов звериный оскал…
А он один… за спиной не Москва, не Россия — Горный аул с незнакомым доселе народом,
И девочка та, что ночами ему приносила
Пару лепёшек в платке и студёную воду…
Девочка смуглая, в темном хиджабе, с косичками,
Что на чужом языке тихо пела ему…
Звезды зажглись в вышине обгоревшими спичками,
Мир опрокинулся вверх — И он дёрнул чеку…
Женщина сына качает в Москве, напевая…
В дальнем ауле детишки в кровати сопят…
Родина там, где сейчас у переднего края
Будет стоять ее мальчик — последний солдат…
15:49
+1
Да, Елена! Интересно, а кто был в истории человечества самым первым солдатом? и Будет ли время, что это слово исчезнет, нет, не заменится другим словом, а просто некого им будет называть, потому что исчезнут войны?
15:25
+1
У меня мурашки по коже.
14:02
+3
Герой

Ног у него не было.
Зато у звезды его – пять лучей.
И воля
Прокофия Нектова
боли его мощней.
Мальчишке понять это трудно, да?
Как то, что степь – целина…
У золота, даже нагрудного,
меньше хлеба цена?

И вдруг по Телеграфному переулку,
пропахшему селёдкой и керосином,
мимо барака соседского к нам в полуподвал
вразвалку шагает дядька,
звезда на груди его сильной.
Отец о нём пишет очерк и в гости его зазвал,
Нектов кулак поставил – солнце рыжЕе пышет,
он говорит о хлебе, комбайне – не о ногах.
Отец вспоминает пехоту, в блокнот ничего не пишет.
А я, глядя под ноги, думаю
о протезах, каталках, культях…

Видел: руками — в булыжник
ехал дядька другой,
из половины нижней
только крестец живой.
Подшипников крик смертельный
я буду потом вспоминать,
когда самокат самодельный
захочу на щенка сменять,
Я думал…

Что ж нынче выдумывать?
Был день, золотой, как зерно,
и разговоры дымные,
и белое в рюмках вино…

Не первая в памяти водка,
а первый живой герой –
зарубка на жизни короткой.
Отец, пощажённый войной.

80-е годы.
Сильно… ещё одна грань подвигов…
14:25
+1
Уважаемый Иосиф Давидович! Поклон Вам низкий что так откликнулись на тему, которую я затронула, значит, мысли наши совпадают — нельзя забывать, чтобы не повторилось. 21 июня этого года, накануне Дня скорби я была приглашена в летний пришкольный лагерь. Казалось бы — лето, каникулы, игры… Рассказала о пионерах — героях, их ровесниках, прочла свои стихи о войне, показала фотографии Мамаева кургана, объяснив, что я жила и училась в Волгограде, напомнила, что во дворе школы домик Матвея Блантера, спели вместе " Катюшу", смотрю — глаза разгораются. Спрашиваю — кто что знает, кто воевал в вашей семье — потянулись руки, начали рассказывать, не все, правда… Всё начинается с семьи — любовь, уважение, память, благодарность к людям, отдавшим свою жизнь.
14:31
+1
Я много на эту тему думал, немного писал. И о Великой Отечественной, и об Афгане, и о Чечне, о Беслане и Абхазии. Главное, чтобы спекуляция на кровных, выношенных чувствах не позволяла жуликам и ворам проворачивать новые войны. Они способны исказить до обратного любые светлые чувства.
15:14
+1
Да, это страшно, вот поэтому нельзя молчать, надо давать отпор охотникам всё перевернуть, исказить, замазать. Когда мне говорят, зачем тебе это нужно, меня начинает просто так внутренне корёжить, что, наверное, это по мне видно. но когда находятся единомышленники — такая радость, честное слово! Спасибо Вам, если ещё есть люди, которые об этом думают, пишут — может. не всё потеряно?!
14:03
+1
Мой дед служил в гвардии Преображенского полка у князя Михаила. В первую мировую войну он был за храбрость удостоен георгиевского креста… Пользовался особым уважением у однополчан. Во второй мировой войне, будучи стариком помогал партизанам. Выводил красноармейцев из окружения, прятал у себя на сеновале офицеров и по болотам отводил в партизанский отряд. Многих спас. О нем писали в книге " Партизанскими тропами". Умер через несколько лет после победы в день 9 мая. Я его не видела. Это было раньше моего рождения, но я много добрых слов слышала в его адрес и горжусь дедушкой.
Елена, огромная благодарность за статью, сохранение памяти.
Онега, это не мне, а Татьяне Юдиной спасибо — её задумка, её статья:)
14:13
Татьяна, спасибо огромное за важную статью
14:46
+2
Онега! спасибо, что откликнулись, почему же Вы молчали, как и Елена? Всем, кто честно выполнил свой гражданский и, прежде всего, человеческий долг Вечная Святая Слава! На фото Ковалева А, С,, её старшая сестра тоже была связной партизанского отряда, Надежда, Когда она с двумя товарищами возвращались с задания, попали в " лапы" фашистов, после допросов и истязаний их повели на окраину деревни к берёзовой роще казнить — повесить на берёзах, но партизанам их удалось отбить. После войны с мужем вырастили и воспитали сына и двух дочерей, внуков и правнуков.Ей я посвятила эти строки:
Если бы не бабушкины слёзы,
никогда бы не поверил ей
в том, что наши белые берёзы
эшафотом были для людей. А ведь были же! Может быть, по весне оттого и плачут берёзы?
17:50
Огромное спасибо за эту тему, Татьяна.
15:18
+2
Спасибо всем, кто откликнулся, и тем почтил память Героев! Вечная им Слава и наша любовь!
17:08
-4
Опоздал, был занят работой над романом.
Предчувствую побитие камнями, но имею право высказать свое мнение
Рассуждения о русской государственности вызывают смех сквозь слезы.
Не было никакой «русской» государственности".
Русь сначала правили немытые варяги.
Затеи игори-олеги-ольги — такая же сволота, занятая лишь междоусобной резней.
Слегка сплотили Русь татары, им за это спасибо.
Но начиная с Петра 1 ВСЕ «русские» цари были чистокровными немцами.
После 1917 Россией правили еврей Ленин, грузинец Сталин, хохол Никита…
Не о чем дальше говорить.

Как идти в атаку?
Пьяным до потери самоощущения.
Всем известно, что во всех армиях перед атакой солдатам давали спиртное.
Конечно, всегда есть фанатики, которым «сладостно и почетно умереть за отчизну».
Но нормальный человек трезвым в атаку не пойдет.
Только пьяным.
Атака — это самоубийство, а самоубийцы всегда вводят себя в неадекват.
Правда, в СССР имелось средство, помогающее «наркомпайку: заградотряды НКВД, целившиеся из пулеметов с спины наступающим бойцам.

О героях сейчас пишут много.
Погибших жаль донельзя.
Но писатель на то и писатель, чтобы расставлять приоритеты, быть независимым от среды обитания и видеть вглубь в и вширь.
Сегодня мы понимаем, что

МАССОВЫЙ ГЕРОИЗМ СОЛДАТ НА ФРОНТЕ есть СВИДЕТЕЛЬСТВО НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ СИСТЕМЫ.

Последняя качает соки из граждан, отнимает у них средства на содержании армии — своры дармоедов в погонах — но в момент, когда приходит пора расплатиться с долгами, этих же граждан гонит на амбразуру и в атаку на танки с одной винтовкой на двоих.

Немцы в 2МВ воевали не хуже, чем русские. Но героизма у них не было, была просто работа, потому что их армия имела нормальных командиров, которых разумным образом подбирало и воспитывало государство.

Еще лучше воюют американцы: они не пойдут в атаку, если им не привезли жвачку и кока-колу.
И правильно делают. Потому что для американских солдат воевать значит работать, а хорошо организованная работа не требует подвигов.

Нынешний всплеск военного патриотизма, конечно, на руку антинародной власти, которая опять пытается загнать людей в ментальные пещеры под лозунгом „Лишь бы не было войны“.

Но писатель, повторю еще раз, должен смотреть не туда, куда ему велят.

И в патриотической теме сегодня нужно не возвеличивать, а проклинать.
Проклинать Сталина, Шахурина, Ворошилова — и особенного кровавого негодяя Жукова.
Проклясть их всех, чтобы исключить повторение ошибок.

Впрочем. об всем этом гораздо изящнее мною написано в забаненном тут сборнике антипатриотических очерков, которые имеет сейчас ошеломительные продажи на Литресе.

Это говорит о том, что в нынешней России все-таки есть люди, способные думать.
Люди, способные думать — это вы о себе?.. Все без исключения солдаты пьяными шли в бой?.. Простите, более не буду отвлекать вас — дописывайте свой роман.
21:03
Не все.
Фанатики были, однозачно.
12:43
+1
Из 500 лет существования государства Российского около 350 лет население страны воевало. Это уже генетическая привычка- ибо преимущественно потомство оставляли выжившие воины. И почему-то от вашего внимания ускользнуло такое важное явление, как добровольцы. В том числе- во время ведения боевых действий.
Данной категории отважных воинов я посвятил своё стихотворение:

Ударник.

Заиграй печаль, гармошка:
Завтра поздно будет жить.
Мне на отдых- лишь немножко,-
Нужно Родине служить.

Разбудили волки зверя-
Спал бы век, да зла не знал.
Но лихой бедой отмеря,
Враг поджёг в душе накал.

Жжёт теперь, терпенья нету-
Боль за нас, хоть волком вой.
Как сживу его со свету-
Так наступит мой покой.

И не кровью, не слезами
Не залить теперь огонь.
Словно бес под образами
Вспыхну гневом, только тронь.

Жизнь солдата, что понюшка
Табака на вольный день.
Запущу по кругу кружку-
Тризна есть,- там дребедень.

Батальон у нас ударный,
В блиндажах не кормим вошь.
Называют ведь не даром:
Человек- консервный нож.

Завтра будет перезвону-
Те с утра не ждут гостей.
Мы им вскроем оборону
Прям до мяса, до костей.
12:57
Верно, Маркус.
Ломать не строить — душа не болит.
Добровольцы — это вообще страшное дело.
Еще в советские времена загадили молодежи мозги так, что Зоя Космодемьянская взяла бутылку керосина и пошла на немцев.
(В то время, когда советское правительство уже переезжало в Куйбышев.)

Повторю еще раз. Фанатики найдутся всегда.
Если бы не было отмороженных фанатиков-добровольцев, в мире давно уже не было бы войн и границы давно бы стерли, потому что стало бы некому воевать за политиков и генеральские звезды.

У Ремарка прекрасно написано в «НЗФбП».
Его герои тоже изначально были добровольцами.
Уцелевшие прозрели (еще АС писал, что неизменен лишь дурак, который и сам не растет и жизнь его не учит) и поняли, что война как таковая нужна лишь политикам и генералам.
И что по объявлении войны должны выйти на площадь два премьер-министра, в трусиках и с дубинками, и кто череп другому проломит, та страна и победила.
Вас послушать, Виктор, так все герои были либо фанатиками, либо пьяными вусмерть и с затуманенными властью мозгами. Однако, к счастью, это далеко не так. Вы упорно пытаетесь отождествить понятия «Родина» и «государственная машина», но это разные вещи. Не за власть шли люди воевать и отдавать свои жизни, а за страну, свой город, село, дом и семью. Тема, предложенная Татьяной, гораздо шире, чем те рамки антисоветчины, в которые вы хотите её загнать.
Так что я сейчас как админ настаиваю на возвращении к первоначальной теме и предупреждаю, что все последующие комментарии, от неё отклоняющиеся и имеющие ЛЮБУЮ политическую окраску, будут удаляться.
Всем участникам обсуждения советую прочитать последний комментарий к этой статье от Правления МСП.
И, поскольку мы с политикой закончили. то приглашаю расслабиться и поговорить о поэзии Тютчева и Фета.
Всем добра!
Бравый солдат Швейк- вам не родственник? (Образ мыслей характерный.)
Имхо- порушить разрушителя- это уже созидание.
14:28
Швейка я никогда не любил.
Но воевать никогда ни за кого не пойду.
17:54
+3
Виктор, сегодня мы говорим не о вождях. а о людях. отдавших свою жизнь ради того, чтобы жили другие. Вы в том числе.
Вашу тонкую рекламу своего сборника все оценили — «это говорит о том, что в нынешней России всё — таки есть люди, способные думать».
21:10
Мы говорим о том, что СЕЙЧАС надо писать не о людях, отдавших жизни, а о тех, кто их послал отдавать.
Все детство, отрочество и часть юности мое поколение травили памятью потерь.
Сейчас мы все видим под иным углом зрения.
(Впрочем, о том я в одной из своих книг писал еще в 2003 году...)
Ужас памяти не в том, что погибли 45 миллионов — а в том, что виновники этой гибели до сих пор смотрят со стен домов на улицах и проспектах его имени — маршал Жуков, например.
Кровавый негодяй, подаривший Берлин Сталину в 1 мая и ради этого положивший ДЕСЯТЬ ДИВИЗИЙ просто так — 100 000 человек.

ВОТ ОБ ЭТОМ надо сейчас говорить и писать.
Чтобы по приказу новых жуковых и сталиных в бой за них уже никто не пошел.

Кому нужна война вообще?
Военным, политикам и прочему отребью человечества.
Профессору университета или сборщику на конвейере автозавода все равно, какой герб стоит у него на паспорте и какой флаг висит над муниципалитетом.
Гражданам режим не важен.
Виктор, любая война делается именно так — есть те, кто посылает солдат убивать и умирать, и те, кто исполняют эти приказы. Вся мировая история построена на войнах — захватнических, освободительных, оборонительных. Войны за ресурсы, за сферы влияния, за умы...
Я не чувствую свою память вытравленной осознанием потерь, хотя и соглашусь с тем, что у победы была и та, жуткая и позорная, сторона. Но когда мы сейчас говорим о героизме миллионов, чьи жизни были брошены на алтарь этой победы, мы не должны марать память о них и их реальных подвигах рассуждениями о виновных. Это — отдельная тема.
21:35
Никто не марает погибших.
Но дело в том, что у нас уже 75 лет продолжается победобесие БЕЗ указания виновников катастрофы.
Замалчивается все, что можно.
Например, то, что ВОВ мы выиграли только благодаря США. Без их «Студебеккеров» даже Жукову не хватило бы трупов, чтобы мостить дорогу нашим «полуторкам», непригодным даже для езды по городу.
И даже тот факт, что при неограниченных ресурсах и десятке моделей боевых самолетов один из двух советских асов — Покрышкин — летал не на «яке» и не на «ла» — а на американской «аэрокобре».
Потому что Павел Рычагов, сказавший в 1938 году на совещании у Сталина: «Мы летаем на гробах!» — был прав. Его расстреляли, гробы летают до сих пор.
И т.д.
Как говорил еще в 1943 году генерал Власов, пора и нам посмотреть правде в глаза…
Не знаю, почему вы так настаиваете на «замалчивании», Виктор, когда давно уже открыты ранее засекреченные источники (вы ведь тоже не с потолка берете упоминаемые факты), когда о событиях тех лет пишут много и разное. Вы нам пытаетесь «открыть Америку», выдёргивая отовсюду по кусочку? Не вижу смысла. И на всякий случай напомню, что — по правилам сайта — остро политические споры у нас запрещены.
07:47
Последнее да.
Но — нынешняя тема кафе — это что, не политика?!
Во всяком случае, к литературе она отношения не имеет.

Меня с детства зомбировали «памятью павших» и пр., мы не жили, а поклонялись могилам.
А я не хочу больше ничего этого помнить
НЕ-ХО-ЧУ.

Я хочу помнить свою первую женщину, а не историю не моего поколения.

Но если патриотистам можно говорить все, что угодно, всякие конкурсы победобесические до сих пор идут, то почему постоянно затыкают рот антипатриоту?
Тема храбрости и героизма, заданная Татьяной, намного шире, чем вы её увидели, Виктор. Она не о политике отдельно взятого государства (которого давно не существует), а о человеке, его внутренних духовных и физических ресурсах. В сторону политики дискуссию увели именно вы, и — выступая в данном случае как администратор сайта, я прошу вас и других участников обсуждения обратиться к Правилам сайта и не устраивать политических дебатов. Для этого в Сети есть много других мест, где ваши рассуждения будут встречены благосклонно.
11:47
+2
Кто не помнит прошлого- у того нет будущего. Можете взять, как аксиому.)
12:02
Шалом, Маркус.
Аксиоматики могут быть разные.
В вещественном анализе квадрат числа не может быть отрицательным.
В комплексном может. И ТФКП решает массу задач, неразрешимых на вещественной оси.
Прошлого нет, как нет и будущего.
(Их придумали попы и коммунисты.)
Есть только настоящее — одна точка, вершина пространственно-временного конуса в 4-мерном фазовом пространстве.
13:57
+2
И вам не хворать.
Вы думаете, что такое иррациональное явление, как жизнь, получится обосновать математикой? На данном сайте в большей степени обсуждения носят лирический характер. А для литературы (по Набокову) прошлое- это воспоминания, настоящее- ощущения. И на этих двух слагаемых строится творчество настоящего писателя.
Про свет в конце туннеля (светлое будущее) от коммунистической номенклатуры- все присутствующие здесь узнали в 90-х прошлого столетия. Священники же утверждают… по вере их.
Отец рассказывал, были да выпившие но их было единицы, они мгновенно теряли ориентацию и это уже были не воины, побеждать нужно с трезвым умом, а не быть пушечным мясом, Виктор.
12:04
Эх, Анатолий…
Побеждать надо с нормальным оружием, я не с одной винтовкой на двоих.
И в самолете, а не в летающем гробу.
И не в гробовой колеснице-танке, башню которого (рассказывал дед) прошивал навылет финский пулемет.
Бойцы РККА были смертниками, это же сейчас очевидно.
Сколько лет было тогда стране? Кто одержал победу? Да дух советский.
Свою историю, Виктор, нужно уважать, как свои корни, как самого себя. И Вы не хуже меня знаете, что у каждого народа найдутся позорные страницы, но лично я отказываюсь вскармливать своих детей проклятиями, о ком бы ни шла речь. И не завидую я, честно говоря, названным Вами людям. А гордиться у нас, слава Богу, тоже есть чем. И не лучший выход из нашего тупика марать всё чёрной краской. Я против Вашей злобы. Извлекать ошибки, да! Не врать ни другим, ни самим себе — тоже поддерживаю. Кстати, Вы в курсе, что только каждый пятый курсант военного училища согласен защищать свою страну? Мой муж кадровый военный, и мне как-то не по себе от такой статистики. Вы, кстати, не замечали, бывая на отдыхе, как турки гордятся своей страной? А мы-то чем хуже? И дело ведь совсем не в том, кто там на верху. Важно, кто мы сами. Уж извините, может, сумбурно, но как уж получилось.
21:21
Уважать, Маргарита, можно, если есть за что.
Точно так же как любовь и уважение к родителям лишь за то, что они родили — химера.
Если только пятый — это радует.

Мое отношение к военным высказано в «Ракете».
Если бы солдаты враждующих армий перебили своих генералов — в мире настал бы мир.

История пишется предвзято.
Я не сомневаюсь, что начало 2МВ было спланировано по договору Сталиным и Гитлером.
Гитлер захватил одну половину Польши. Сталин — тут же уничтожил другую.

Ш Рейх и СССР были агрессорами одинакового уровня.
СССР даже больше: послушать советские кровожадные предвоенные песни, так в сравнении с ними гитлеровские марши — музыка для детского утренника.
С точки зрения обоснования агрессии СССР был хуже Германии.
Немцы просто расширяли жизненное пространство для нации, это объективность.
Большевики имели пространства больше, чем достаточно, им нужно было просто сделать весь мир нищими и загнать всех в свои смрадные колхозы.
Агрессия СССР началась на Северо-Запад: подмяли под себя народы Прибалтики, пытались согнуть финнов — но те молодцы, дали советам через 33 света в мутный глаз так, что мало не показалось.
Дальнейшая агрессия СССР намечалась на Запад.
«Освобождение Западной Украины и Белоруссии» было ничем иным, как подготовкой к агрессии против Германии. При всей тупости и неграмотности советского руководства, даже дебил Ворошилов не стал бы оставлять укрепрайоны в глубоком тылу, если «готовились к обороне».

Начало ВОВ — это всего лишь первый удар одного из агрессоров, опередившего второго.

И это — наша история.
Ее я не могу уважать — по крайней мере в таком виде, в каком до сих пор трактуется.

ПС. Читайте мою книгу. там все написано гораздо спокойнее и обоснованнее.
Я родом из Западной Белоруссии, как и мои предки. Считаете её нужно было немцам оставить? Кстати, не стану врать, что они так уж настрадались в оккупации. Как жили, так и жили у себя на хуторе. Повезло им, но даже дед мой — американец, побывший неполных два года в советских подданных, прекрасно понимал, что Германия не ставит целью облагодетельствовать народы СССР. Историю — да, как хотят, так и переписывают. Только, кроме этого, у каждого — она своя. А Вы здесь с нами как с дебилами разговариваете. А здесь дебилов нет. )))
А Вы здесь с нами как с дебилами разговариваете. А здесь дебилов нет. ))) — бешено плюсую, как говорит Виталий.
Спасибо, Елена.
08:02
Писатель (не детективщик, фантомистик, патриословец, афороплет и пр., а ПИСАТЕЛЬ) должен думать.

Думать сам, не соглашаться ни с кем, быть во фронде ко всему, что ему пытаются навязать.
Иначе он не напишет ничего, кроме сказочек о роботах-убийцах в кольцевых подземельях под бабушкиной деревней.

Солженицына не люблю за его позднее мессианство (ему стоило погибнуть в автокатастрофе году в 80-м, тогда остался бы в памяти не как бородатый дурак, пытающийся «обустроить Россию») — но он ПИСАТЕЛЬ.
Он, а не какой-нибудь Сергей Михалков или Александр Чаковский.
09:03
+2
Виктор, а Вы вообще хоть кого — то уважаете? Я не говорю — любите! Да Солженицыну было начхать на вашу нелюбовь к нему по любой вашей причине.Вы, наверное, забыли: поэтом можете не быть, но гражданином — быть обязаны.Перед самим собой, в 1-ю очередь.Быть в состоянии конфронтации со всеми, быть фрондёром было модным всегда, но слышать от писателя(!)слова проклятия, слова о том, что" гражданам всё равно, какой режим«странно, это же не цвет брюк на сегодня! А тема Георгиевской ленты это тема личной храбрости, служения своему народу, личного мужества, о котором попутно говорите и Вы.
09:52
Я не уважаю почти никого.
То есть уважаю, конечно, кое-кого.
Вспомню навскидку имена.

Джеральд Даррелл, Кемаль Ататюрк, Клаус фон Штауффенберг, Николай Пирогов, Валерий Саблин, Иисус Навин, Энн Ветемаа…
Люблю свою жену.
Также Иосифа Гальперина, Айдара Хусаинова.
И Анну Данилову, конечно.

В целом людей я не сильно люблю.
Люблю стрекоз, ящериц, птиц, ондатр, кошек, мышей…
Они, в отличие от людей, никогда не делали мне зла.
Я уважаю и люблю Пушкина.

Реального — не того, который писал пафосные строки на потребу обществу, а Пушкина в письмах.
Где он писал, что за всю Русь не дал бы и 7 рублей, а где хорошо — там и отечество.
Гражданином никто не обязан быть.
Еще Джефферсон говорил, что патриотизм есть последнее прибежище негодяев.

Я математик, мне все равно было, при ком жить — я бы и при Гитлере жил бы прекрасно.
Как писатель я на этой «родине» никому не нужен, здесь в чести не литература, а шелуха. Читают меня в Израиле, в Германии. в Америке.
Прекрасно жил бы в ки-Уэсте, писал бы по-русски и точно то же бы имел, сегодня инет стер границы.

Писатель живет в аду своей души и является гражданином мира.
10:11
Для меня Вы интересный, странный, но искренний человек.
10:26
Я, дорогая Татьяна, тут именно что искренен.
60 лет я врал даже там, где выгоднее было сказать правду.
Теперь больше вру, потерялся смысл.
Вы уверены, что члену семьи высокопоставленного коммуниста и другу кантора из Одессы германский фашизм предоставил бы иной вид развлечений, кроме газовой камеры? Или вы от своих друзей- евреев решили отречься, которых немецкий ультранационализм обрекал на однозначное уничтожение?
12:39
Азохенвей, ну что меня тут все учать жить?
лучше бы денег дали, чтобы выжить.
13:42
+1
Интернет- ресурсы вам в помощь.)
А с учётом того, что вы талантливо создаёте себе враждебное окружение, то не уверен, что у кого-то возникнет желание оказывать вам помощь.)
Часть перечисленных исторических деятелей относятся к категории «националист». Вы когда-то высказали следующую мысль: «Оголтелый патриотизм ублюдочен, а национализм — высшая его степень — омерзителен, как деревенский нужник.»
Вы отреклись от своих мыслей или это у вас «двойные стандарты»?
13:48
Дорогой Маркус!
Сегодня я отрекаюсь от того, во что верил вчера, завтра отрекусь от сегодня.
Еще АС писал, что неизменен лишь дурак, который и сам не растет и жизнь его не учит.
А кто националист? Ататюрк? Возможно. Но он никого не уничтожал на национальной основе.
Мустафа Кемаль вышел из организации «младотурок», которая отметилась в событиях с армянами. Иисус Навин был основным вождём вторжения " в землю обетованную": как минимум 5 народов прекратили своё существование. Про Клауса есть информация, что он обучал штурмовиков Эрнста Рёма- они потом устраивали еврейские погромы. Саблин призывал к продолжению «ленинской революции», которая по малым подсчётам привела к потерям 5 млн.населения России.
С приведенными писателями не знаком- ничего сказать о них не могу.
14:25
+1
Дорогой Маркус! Наш лит клуб обсуждает тему личной храбрости, мужества. героизма вне политики.Да, это трудно, но не отклоняйтесь от темы. Лучше поделитесь мыслями о том, что движет человеком встать первым, закрыть кого — то собой.
Вне политики наград не бывает. Тот же царь Михаил Романов освободил потомков Сусанина от всех видов податей- это пример такого рода, что и награда «святого Георгия», за которую полагались определенные материальные блага.
Но люди, которые совершают подвиг, об этом изначально не думают. Героизм, как таковой, изначальная сущность человеческой общности, высшая форма проявления социального альтруизма. Именно альтруизм, по замечанию биологов и социологов, является первичной основой для создания любого общества.
Но это альтруизм такого рода, который срабатывает только в условиях дихотомии «свой- чужой». Я не думаю, что любой русский захочет рисковать своей жизнью за немцев (этимология слова «немец'- немой, говорящий не понятно ). Зато за братьев- славян кровушку не жалели (славянин от слова, понятный человек.)
Примерно так.
Комментарий удален
Очень многие факты из Вами перечисленных для меня не новость. После полутора лет советской власти немцев действительно встречали с цветами. А партизан потом побаивались, как и полицаев. Но услышьте и Вы кого-нибудь, Виктор, ВСЕГО этого уже не изменить.
Виктор, лучше будет перечитать: «Живые и мертвые», Константин Симонов.
09:06
+1
И " Жди меня" и многое другое, Анатолий!
Да, Тамара, «Белорусский вокзал» какой замечательный фильм. Снимали его совсем молодые, тогда, режиссеры.
09:29
Только вчера вечером пересмотрела, Анатолий Какая сила солдатского братства!
Когда снимался в эпизоде. долго общался с исполнителями главный ролей, как же было интересно это.
12:37
Симонова я любил в детстве и отрочестве.
«ЖиМ», «ТпО», «СнР»…
Он — классический пример сталинского реализма (не зря имел 6 или 7 Сталинских премий).
Симонов безжизнен, у него нет людей — есть лишь бессловесные фигурки, которые суроволицый генерал переставляет по своей доске, потом устало смахивает на пол.
Это — не литература, а идеология.
Симонов был органичен и необходим в военное время — точно так же, как пустозвонная шелуха «Василия Теркина».

(Лубку Твардовского верили полуграмотные солдаты и он помогал идти им в атаку трезвыми.
Хотя на самом деле все, там описанное, полная херня.

Дед моей 1й жены под Нарвой не полез в укрытие, чисто по-Теркински решил сбить «из винтовки самолет».
Раз выстрелил в «Штуку» — фиг вам, это не летающий гроб советского авиапрома. пуля отлетела от металла, как горох от стены.
Второй раз решил пальнуть — уткнулся патрон, у «трехлинейной винтовки на брезентовом ремне) образца 1895 года заклинило затвор.
Немец спокойно сбросил бомбу и улетел дальше — баздякнуло так, что у несостоявшегося героя на всю жизнь одно ухо оглохло, второе полуслышало. Вместо того, чтобы с врагом сражаться, дед Миша всю войну просидел оружейником на бронепоезде там слух не нужен.

Вот Вам этот „Теркин“, его в гробину мать...)

Повторю еще раз.
В военные годы такая пропаганда была необходима.
Но читать Симонова сейчас и ставить его в пример — это все равно, что смотреть какую-нибудь „Петровку, 38“ и свято верить в светлый образ советской милиции.

При том, что даже в те времена (ну, почти в те) существовали уже предпосылки к человеческой литературе о войне.

Из которых вышел, например, Василь Быков.
У него ситуации — не сцена и люди — не манекены. Тот же Сотников. Я не говорю про „АЗзТ“. До сих пор кто-то видит там подвиг и пр. А я всегда видел лишь смертную тоску. Народ 20 лет кормил РККА, одевал и обувал, летчикам платили больше, чем академикам — а пришла война, и оказалось, что воевать некому, кроме девчонок. Это ужас, а не героизм.

Или Бондарев — за его „Берег“, за любовь советского офицера к немке, его втаптывали в грязь.

Сейчас мы понимаем, что Симонов как прозаик пуст и бесчеловечен, у него нет психологии, нет вообще ничего, кроме за родину марш-марш.

Писателю 21 века — человеку, понимающему, что в каждой личности скрыта Вселенная, перед которой меркнут все эти команды, марши, долги перед родинами и прочая идеологическая шелуха — просто смешно ссылаться на дубинногоголового Симонова.

Он никчемен, как и сам соцреализм на 90%.

Тот же Ремарк (»НЗФбП", «В», «ТТ» и особенно «ВЖиВУ») умел писать о войне человечно.
Книги Симонова, Васильева, Бондарева будут читать вечно.
Следуя вашему безосновательному заключению и логике такой государственной структуры, как Древний Рим- не существовало. Ведь это государство возглавил потомок Энея- беженца из разрушенной греками Трои. Не говоря уже о том, что первыми царями нарождающейся империи были этруски. А в более поздние времена «солдатских императоров» какой только нации на престоле не было.
А про средневековые и современные государства и говорить не приходится- так всё смешалось во властных структурах…
И значение для формирования государства имеет не «кто», а «что». А именно- неповторимая культура. Вам ли это не знать, как русскоязычному писателю?
Именно культура служит тем гипертоническим раствором, в котором, благодаря энергичной «точке», выкристаллизовывается структура национального государства.
15:06
+1
Вероятно, что советские войска перед атакой употребляли алкоголь. Война- это действительно страшно и чтобы приступить защитные реакции требовалось употребление. Но не до такой степени, как вы утверждаете. Иначе дубинкой в мамонта не попадёшь, не говоря уже о том, чтобы победить.
Но не всё так было хорошо со стороны германцев. Ведь ещё в 1915 году немецкая фармацевтическая компания «Байер» изобрела средство от кашля- героин. Немецкая химическая промышленность работала хорошо и каждый солдат Вермахта перед боем получал волшебную таблеточку с названием «первинтин».
Да и пропаганда с обработкой населения велась на высшем уровне. Как утверждал один из идеологов третьего рейха и руководитель немецкого трудового фронта — Роберт Лей, «задача состоит в том, чтобы рабочий не понял, что он от станка попал в окопы.» И фашистское искусство тому способствовало.
P.S. Очень сожалею о том, что после проведенной вами эпатажной антирекламы, отпало желание читать ваши книги.(
.Очень сожалею о том, что после проведенной вами эпатажной антирекламы, отпало желание читать ваши книги.(

Просто с языка сняли, Маркус…
Поговорили, обсудили, поделились «своими» героями, о памяти… А тема — Георгиевская лента, День героев России. Все это в одном контексте. Думаю, многое и многие еще могли бы рассказывать… Нет общей идеи, нет идеологии, но память, живая память о незаживающей ране особенно в нашей стране продолжает бередить сердца, волновать души… Я мало что знаю о своих родителях, воспитывался в детдоме, это тоже одна из язв войны. Хотя и в мирное время детей-сирот не становится меньше… Сейчас я в составе городского Совета ветеранов, контактирую с оставшимися фронтовиками, вместе с ними ведем общественную работу в школах, высших уч. заведениях. И тоже, к сожалению, приходится отмечать с каждым годом снижение кровня знаний о недавней самой ужасной войне человечества. Все больше формализма, детей чаще муштруют, но и проводятся конкурсы стихов, песен, рассказов о ветеранах, которых помнят в семьях нынешних учеников — правнуков и праправнуков тех, кто отдавал жизни за их счастливое детство. Виновата система образования в формализме, но наверху будто не слышат. Их устраивает такое положение вещей. Об этом я могу говорить долго. Мы на местах мало что в состоянии изменить. Раньше приглашали в школы, мы сами напрашивались и не только по военным праздникам, несли правду о войне, теперь уже не приглашают. У меня много написано о местных героях войны. В нашем городе 10 Героев Советского Союза, обелиски, Парк Победы. Сейчас все обустроили, «Вечный огонь», обелиски героям… Проведение вахт памяти, шествия на день Победы и Дни скорьби. Братское кладбище… Все в Георгиевских ленточках. Внешне все вроде не так уж плохо. Ведь наш город и край 5 месяцев были в оккупации. Но нет покоя в душе. Остались последние из ветеранов, а что дальше?..
Я посвятил многим стихи, вот одно из них.
Яков Марин
ЯКОВУ МАРИНУ
/солдату Победы/

Опалённый войною
Он отведал невзгод, −
Полыхал над страною
Сорок-памятный год.
Молодым комсомольцем,
Из российской глуши,
Шёл на фронт добровольцем
По призванью души.
Быть пилотом хотелось,
В небо взмыть соколком,
Но пришлось, как велелось, –
Стал обычным стрелком.
В маскхалате, на лыжах,
Там, где танк не пройдёт,
Цель, чтоб видеть поближе, –
Шёл в атаку, вперёд!
И однажды был ранен,
На снегу умирал.
Молодой Яков Марин,
Как закат, догорал…
Но и смерть победил он,
Отодвинув конец.
Вновь почувствовав силу,
В строй вернулся боец.
Чтоб верней бить фашистов,
Стал он «богом войны» −
Классным артиллеристом
Сил зенитных страны.
Будто спорил с судьбою,
Коль пилотом не стал,
Он зенитной стрельбою
Вражьих грифов сбивал.
И сполна всё изведав,
В жизни, словно в кино,
Встретил радость Победы
В славном городе Брно.*
Жизнь, как в бешеной гонке, –
Он держал свой удар,
В девяносто пять стойко
Был в строю, как тогда.
Жизнь промчалась крылато.
Но ушёл навсегда…**
Чтимый Родиной свято.
Спи спокойно, солдат!
Влился в строй беспримерный,
В «Полк Бессмертный» страны.
Сам теперь он бессмертный,
Видит вечные сны…
14. 09. 2012

* Брно – город в Чехии (бывшей Чехословакии)
** 25. 03. 2018 году Якова Максимыча не стало…
18:50
+1
Александр, спасибо, что откликнулись. и за стихотворение спасибо.Городок. где я живу, был в оккупации с осени 1941г. по сентябрь 1943г.Страшно представить, что пришлось пережить населению, раненым, после излечения в госпитале некуда было вернуться.Целыми семьями уходили в лес, в партизаны. На территории области создавались концентрационные лагеря. Нельзя забывать, чтобы не повторился этот ужас.Бывший малолетний узник концлагеря«Шталаг 342» под белорусским городом Молодечно, член СПР, лауреат литературной премии им.Тютчева " Русский путь" Евгений Петрович Кузин, житель области Партизанской славы писал:
И, хотя свой стих я начал
С боли, что живёт во мне,
Я его переиначу,
Потому что сердце трачу
На совсем другой войне.
На войне. где вместо пули
Слово правды бьёт в сердца.
Я стою на карауле,
Чтобы вновь мы не уснули,
Не согнулись до конца.
Вы знаете, друзья, ещё раз перечитав статью Татьяны, выделила из неё один важный момент: Георгиевский крест присуждался в первую очередь за храбрость — отсутствие страха перед опасностью, мужество и решительность в поступках. И эти самые храбрость и мужество, наверное, у каждого свои и проявляются — по-разному. Упомянутый выше А.И. Солженицын мог бы отсидеться в тылу школьным учителем, будучи признан «ограниченно годным», но призвался и достойно воевал. В этом ли его мужество? Может быть… Но ещё большее требовалось иметь, чтобы написать «Один день Ивана Денисовича»,«Архипелаг ГУЛАГ», «Раковый корпус»… Легко быть храбрым постфактум и писать антипатриотические романы, когда за них не бросают в лагеря…
19:56
+3
Вот именно. Елена, за храбрость, мужество и решительность! А говорить о том, что «немцы во 2МВ воевали не хуже русских, потому что для них это была работа»?! Какая работа -убивать, истреблять мирное, беззащитное население — детей, женщин, стариков и подчёркивать, что у " немцев не было героизма"..., т.е. храбрости, мужества — а зачем оно им было нужно.Завоёвывать. уничтожать чужое мужества не надо. Оно нужно, чтобы дав отпор недругу, защитить, спасти своё: дитя, мать, семью, Родину!
Уважать действительно можно, если человек не предвзят, не поет с чужой дудки, не зашорен в сознании псевдодлиберальными взглядами, кто истинный патриот своей Родины. Как получаются мозговые перевертыши, это мы хорошо уже усвоили на примере Украины. Сегодня дети и внуки тех, кто отдавал жизни за их счастливое будущее, кто своим талантом волей вел к победе нашу большую поруганную сапогом завоевателя землю, им сносят памятники и из ада вытаскивают скелеты бандер и шушкевичей, возводя их в ранг своих кумиров.
Виктор Улин сегодня мой враг! Я не хочу с ним дискутировать, доказывать очевидное. Таким бессмысленно что-то доказывать. Подлая душонка, смешавшая память миллионов убитых, замученных в концетрационных лагерях смерти с грязью, поставившая на одну доску с фашиским отребьем… Сталин ли с Гитлером сошелся в рукопашной схватке? Нет, воевали за свое право жить простые люди. Это они совершали массовый героизм, ценой невероятных сил перебороли машину смерти и, разгоняя маховик победы, добили нечить в его логове. Что нам все эти сговоры, Пакты Молотова-Риббентропа? Как техника сама не воюет на поле брани, так и победа совершается все же не в тиши кабинетов. Мир заплатил такую цену, чтобы жить и развиваться, я знаю много людей лично, которые шли не за страх а по долгу совести на смерть. Сколько было добровольцев, женщин, детей — все они далеки от политики и шли на смерть просто потому, что иначе не не могли поступить. Я возмущен до глубины души таким выпадом Улина. Ему нужно забыть русский язык, не высовываться больше на этом сайте.
Я расскажу еще об одном человеке, о котором написал поэму. Это отрывок. Он длинноват, но читается на одном дыхании. Разве можно предать память таких людей? Поэма-сказание с иллюстрациями, снимками героев не выдуманных. Есть еще очерки о других людях. Вообще это сказание о первой на СК ГЭС, война там лишь одна из глав, ноявляется кульминационной.

ЧАСТЬ 4
СКВОЗЬ ПЛАМЯ АДА

− Я к смерти был приговорён не раз.
Теперь не помню точно: умер, жив ли?
Сжигали и расстреливали нас,
Присвоив право на чужие жизни.

Меня водили трижды на расстрел,
И трижды очередь на мне кончалась,
Сгореть в печи я мог, но не сгорел…
Судьба моя, как на весах, качалась.

Я виселицы тоже избежал −
Не цепки оказались лапы смерти.
Её порой я, как спасенья, ждал…
Смерть не страшна в страданиях, поверьте.
Я помню боль.
Не рассказать о ней.
Молчат рубцы на сердце, как зарубки,
А от побоев шрамы на спине
Оставили фашистские ублюдки!
Металась, как в силках, моя душа,
Я сдерживал себя от подлой дрожи.
В аду, где жизнь не стоила гроша,
Бороться приходилось, кто как может…
Из плена трижды делал я побег
В края, где свет родного небосвода.
Где гордое есть имя – «Человек»!
Где сердце ждёт желанная свобода.

О, ты, Свобода − сердцу милый звук!
Тобою до войны не дорожили,
Дышали мы, не думая, что вдруг
Тебя не станет − так беспечны были…

Электриком на станции служил,
Довольствуясь вполне своею жизнью,
С любимым делом знался, не тужил,
Семью имел, коллегами был признан…

Мне б снова с Таней свидеться, с женой,
И с Белым Углем, одолев напасти.
Далёкий уголок земли родной…
Жизнь в мире до войны − вот было счастье!

Работал от зари и дотемна,
Все знали нас в посёлке − Лягушовых.
Всё отняла проклятая война.
За это драться с немчурой пошёл я.

Но воевать недолго привелось,
Поспешно отступали мы с боями.
Был ранен, в плен попал. Осталась злость:
Как расквитаться с подлыми врагами?

Мерцал чужой над нами небосвод,
Но я не сдался, продолжая биться,
Искал момент бежать, да только вот
Собаки охраняли нас и фрицы…
Когда же обволакивала ночь,
Без сил валился я ничком на землю.
Хоть жилист был, но трудно превозмочь
Лишения, коль раненый и пленный.

Лежали мы вповалку на земле,
Спасительным лучом луна манила,
Как будто подавала руку мне,
И ввысь влекла неведомая сила.

Но набегала тень от облаков,
И сердце жгла тоска невыносимо.
Припоминал Кавказ и земляков,
Семью, родных, что дороги, любимы.

Я знаю, там им тоже нелегко,
И некому утешить в целом свете.
Дочурку бы увидеть и сынков,
Хотя бы весть домчал им странник-ветер…

Напел бы, что я жив, что всех люблю,
Пусть ждёт жена, отца пусть помнят детки.
Хоть мочи нет, я трудности стерплю,
Ведь русский дух живёт во мне от предков.

Стонали раненые и просили пить,
Прохлада ночи − малая отрада.
А я шептал упорно: «Надо жить,
Любой ценой бежать отсюда надо!»

Бежать. Но как побег осуществить?
Об этом каждый здесь мечтал, наверно,
И хуже, − думал я, − не может быть
Страданий, навалившихся безмерно.
Но всё, что пережить потом пришлось,
Такое не увидишь и в кошмаре,
От страха будто сердце запеклось,
Глаза затмило, словно едкой гарью.

Врага, Бог, за кощунство покарай!
За лозунг, что над лагерным есть входом
В Освенциме, вещал: «Arbеit maсht frei»*.
Но только смерть давала здесь свободу…

* «Труд делает свободным» − с немецкого.
За Родину мы можем умереть,
И защищать её − дано нам право,
Но нету права нам в печи сгореть,
Как скот на бойне − без борьбы, бесславно…

Расписан чётко лагерный устав.
В нём день и ночь налажена «работа»,
Где смерти жернова, не перестав
Молоть, не знают бедным жертвам счёта.

Но мне, однако, очень повезло:
Был на свинарник я отправлен к фрицу
С напарником. «Вживаясь» в ремесло,
В хлеву мы спали, ели жмых-кашицу.

Здесь, наконец-то, подвернулся шанс:
В неволе, чтоб не сделаться свиньёю,
Решили мы бежать и как-то раз
Рванули в лес дождливою порою.

Сквозь пасмурные тучи в вышине
Луны «фонарь» путь освещал, мигая.
И филин глухо ухал в тишине,
Лесную чащу криками пугая.
Бежали без дорог, едва дыша,
Без сил, шатаясь, шли сквозь сумрак ночи.
Погони нет, воспрянула душа,
Пора бы отдохнуть − устали очень.

Но, чтобы не настигла нас беда,
Как звери, днём в кустах глухих сидели,
А с темнотой − Полярная звезда
Вела нас на восток к заветной цели!

Всё б ничего, но голод донимал,
К жилью мы выходили только ночью.
Однажды петуха мой друг поймал,
Сырым его глотали мы, не морщась…

Стояла осень. На полях морковь,
Картошку, озираясь, мы копали.
Но без еды мы голодали вновь
И, прячась, от бессилья засыпали.

А раз вдоль речки пролегал наш путь,
Бурливой, словно в детстве − на Подкумке.
Вдруг вижу, как во сне, сдавило грудь:
Стоит девица, «Красный крест» на сумке.

Не ожидали мы подобных встреч.
Подходим ближе, просит не бояться:
«Я – «Красный крест», − на русском молвит речь, −
Я выведу вас к партизанам, братцы».

Отстали что ль мы в лагерном плену?
Про «Красный крест» я слышал краем уха.
А вдруг и впрямь вернёмся мы в страну,
И кончатся мученья, невезуха?!

И повела…
Прямёхонько к врагу,
Дошло нам позже – «утка» подсадная.
И снова − плен, побои…
Не могу…
Свобода унеслась, как дым, растаяв.
Прощался с жизнью вновь, судьбу кляня.
Но смерть визит как будто отложила…
И вновь спасла профессия моя,
Ведь до войны электриком служил я.

Припомнил Белый Уголь, речку, плёс,
Мерещился Подкумка мирный рокот.
И водопад, летящий под откос,
У домика близ станции высокой.

Как будто ласточки гнёздо плели
И радостно кричали, вылетая,
Смотрел на них, в душе цветы цвели…
Закрыв глаза, на нарах так мечтал я.

Но растворялся этот сон живой,
И милые друзья, и всё родное…
Маячил с автоматом часовой
На вышке, словно дьявол, предо мною.

Не рассказать про все мытарства мне.
В «Сопротивленье»* лагерном сражаясь,
Мы умудрялись выжить в том огне,
Давя к себе непрошеную жалость.

С друзьями снова я бежать решил,
«Колючку» ночью отключив от тока,
Мы выбрались. Но вновь в лесной глуши
Поймали фрицы нас, избив жестоко…

Потом я в третий раз бежал. Судьбой
Играл, она скупа на милость.
Четыре года ада − за спиной,
Как рыба бился…
Где ж ты, справедливость?!

* Сопротивленье – интернациональное подполье, организованное
в Освенциме русскими, поляками, чехами, немцами – людьми, сильными духом; оказывало помощь заключённым, устраивало диверсии, имело связь через поляков с внешним миром.

* * *
Фронт близился. Я слышал гром в ночи:
Всё громче канонада наступленья.
Но в ров согнали пленных палачи,
Чтоб уничтожить всех, скрыв преступленья.

Под лай собак и свет прожекторов
Из пулемётов пленных добивали,
Бульдозеры закапывали ров,
А сверху огнемёты поливали…

Мир треснул в той траншее пополам,
Как будто воцарился ад кромешный.
На мне лежали мёртвые тела,
Я выбраться пытался безуспешно.

Не зная слов, молитву я шептал,
Как в забытье, валялся без движенья.
Мне чудилось, что призраком я стал,
Что умер я, и что конец мученьям…

А утром в тишине пронёсся крик
Спасительный, услышали впервые:
«Друзья, камрад, пришёл свободы миг!
Вставайте, бедолаги!
Есть живые?»

Над головою нашей покружив,
Смерть отпустила вновь из душегубки.
Лежу, раскинув руки, с мыслью: «Жив...»
Саднят лишь болью на сердце зарубки.

Со злостью думаю: «Скорее встать бы в строй,
Врагу дать перцу, взяв винтовку в руки!
Расправиться с проклятой немчурой
И отомстить за боль свою и муки!»
И вот, едва оправясь, рядовой,
Я в логове врага громлю бесстрашно.
От пуль не прячусь на передовой,
Спасенья нет фашистам в рукопашной!

Но, как ни бей проклятого врага,
Вовек не расквитаться за любимых.
Погибших не вернуть нам никогда…
О ком в душе страдающей скорбим мы…

Я умирал в Освенциме не раз,
Вновь обращаюсь к вам, сыны Отчизны:
«Фашизму − нет!
Я заклинаю вас!
Взывая к памяти во имя жизни!»
Победой зло остановить смогли,
Пришла она, и всем нам стало легче.
Но всё же тлеют на сердце угли́ −
Душой навек войной я покалечен…

Я долго успокоиться не мог.
А тут измену мне ещё пришили…
И повезли, как зека, на восток,
Потом на юг, в Сухуми, на машине.

Я рад, что не в Освенцим…
Мало, знать,
В плену хлебнул я горюшка-кручины…
Пороги долго обивала мать,
Моля начальство, чтоб «простили» сына.

И всё ж дохлопоталась, помогла −
Вернулся я и встретился с семьёю,
Оттаял… Горечь будто отлегла,
Ушёл в работу снова с головою.
ГЭС восстанавливали по частям,
Хоть сами жили в голоде, разрухе,
Но рады были добрым новостям,
Со всей страною возрождались духом.

И я втянулся вновь в рабочий ритм,
Днём некогда скучать мне «в пользу бедных».
Но по ночам вновь снились вспышки битв
И крематория зияющая бездна.
Там лес людских вздымающихся рук,
Безмолвных ртов, как в связке монолитной.
Я видел очередь, а в ней − мой лучший друг,
Он шёл к печи − утробе ненасытной…

Там запах смрада над землёй висел
И воздух духом гари весь пропитан,
Горели штабеля из дров и тел,
Трещало пламя, дым шёл до зенита!

Метался, просыпался я в ночи,
Жена меня, лаская, утешала.
Но лишь засну, как жаром из печи
Мне жутью смерть в лицо опять дышала…

А днём − работа, добрые друзья,
В делах я забывал тот ад кровавый.
Мне думалось: «Знать, выжил я не зря −
За всех судьбой мне жить даётся право.

Сынов двоих бы вырастить и дочь,
На ГЭС служить, трудиться, как бывало.
Я выдюжил, я должен превозмочь
Груз тяжких лет, а это всё ж немало...»

ТРИ ЛИРИЧЕСКИХ ОТСТУПЛЕНИЯ

Герой мой жил в эпоху грозных лет,
Отдав себя «до дней последних донца».
И жизнь его, скажу я, как поэт,
Была ярка, сродни свеченью солнца.

Свой подвиг до конца не осознав,
Ушёл из жизни тихо, незаметно.
Не сломлен стержень, верил в то, что прав,
Служил добру и людям беззаветно.

Два памятника в честь него стоят:
Освенцима погасшие руины…
И Белый Уголь − Мужества маяк,
В них труд и подвиг слиты воедино.

Свершениям его забвенья нет.
Сияла светлячком и ГЭС землянам,
Из Космоса был чистый виден свет,
Как детства незабвенная поляна.

Всем отстрадавшим людям грозных лет
Любви своей вновь гимн пою сегодня.
Пусть в памяти всегда живёт народной
Душ этих чистых, несказанный свет!

А НА ПОДКУМОК ВНОВЬ ПРИШЛА ВЕСНА

А на Подкумок вновь пришла весна,
На разные хоры заголосила,
Рождением своим удивлена,
Являя миру красоту и силу!

Промчались годы табуном коней,
Как воды рек, гривастою волною.
Стальные кони − символ наших дней.
А что придёт за конницей стальною?..

Звончей журчит студёная вода −
Весны всепобеждающая талость,
Кричит о том, что с гор не раз сюда,
В долину жизни, к людям возвращалась!

Как снег − седые горы и виски,
А рядом жизнь бушует молодая,
По всей России, словно светлячки,
Электростанций лампочки сияют!

Я не знаю, как отреагируют форумчане и модераторы на мой выпад. Ясно, что наживу себе врага, может и не одного… Но снести молча, сделать вид, что ничего не произошло, что это выпад Улина всего лишь одно из мнений, что мы должны быть толерантны, я не могу. Воспитание не то да и возраст и совесть не позволяют…
23:42
+3
Вынужден прервать свое молчание (как исключение), чтобы поддержать Вас, Александр. Отныне, Улин и мой враг тоже. Более того, это вообще немыслимо, что на сайте писатели за добро вдруг появляется агитация (а пост Улина — самая ярая, в духе Геббельса — антирусская агитка), открыто призывающая к ненависти. И вывод её ужасающ: мол нынешние писатели должны строить свою литературу на ненависти. Я даже сейчас (в сию секунду) физически ощущаю, как Улин ненавидит меня… чтобы спровоцировать на ответную ненависть. Но одно знаю точно — не дождется. Разве что, может быть вызовет — ЖАЛОСТЬ и СОЧУВСТВИЕ. Пусть же он остается с адом в своей душе. Но мою душу втянуть в свой ад, и даже впрыснуть свой ад в неё ему не удастся. Я строил, строю, и надеюсь буду строить до последнего вдоха своего поэзию исключительно на ЛЮБВИ и ДОБРОТЕ
Ну вот хоть какая-то польза от комментариев Виктора — это услышать вас, уважаемый Георгий! Мы скучали без вас…
09:42
+2
Как ловко Виктор привлёк к себе внимание, чуть не став «центральной фигурой.»
Есть такая болезнь — фурункулёз. мучительная для больного и неприятная для окружающих. Но как бы там ни было — нельзя на себе давить фурункул публично, не этично — гной брызжет на окружающих.
Александр, действительно читается на одном дыхании. Спасибо вам за эту историю, за любовь, которой она пронизана.
Я согласна с Вами, Александр. На почве злобы и выросли эти плоды, которые мы теперь пожинаем. И я тоже уважаю свой народ. Как сказал мой дед (по происхождению поляк ещё и с американским прошлым!):«Навалять фашисту с нашим голым задом — это достойно уважения!» И я тоже так думаю. И для меня высшее достижение человека — остаться человеком после всех испытаний. Ни дед мой, ни бабушка не стали злыми, хоть жизнь подкинула таких бурь, какие нам всем тут не снились!
09:24
Полностью поддерживаю Вас, Александр! Как — то узнала, что на одном детском конкурсе чтецов одной из участниц, самой выбравшей стихотворение о блокадном Ленинграде, были снижены баллы за то, что сюжет содержит " намёк на смерть" — рассказывается о том, что девочка своей блокадной пайкой поделилась со щенком и на утро не стало ни девочки, ни щенка.Я не говорю, что это героизм, нет, но сегодняшняя позиция «жюри» оскорбительна.Выпад — мнение Виктора как какая — то провокация, только цель её мне непонятна — втянуть в спор, чтобы потом использовать материал в своём очередном очерке?
Я думаю, Татьяна, если бы каждый человек, находясь на своём месте, жил по совести, как к примеру эта девочка, которая поделилась со щенком своей блокадной пайкой, то отпала бы необходимость в героях. Виктору нравится провоцировать, это бесспорно, и человек он — талантливый и думающий, то и грустно, что позволил себе опуститься до злобы. Он всех нас упрекает в близорукости, а я бы его взгляд тоже не назвала другим.
сегодняшняя позиция «жюри» оскорбительна — Татьяна, о каком «жюри» вы говорите? Литературное кафе — место для свободного обсуждения, здесь нет судей, победителей и проигравших.
14:15
+1
Дорогая Елена. я рассказала о конкурсе чтецов и о жюри конкурса! Я вынуждена была отвлечься от нашего обсуждения. может, что — то пропустила.Если обсуждение ещё продолжается, я опять призываю участников, не нарушая правил клуба, вернуться к предложенной мною теме — личная храбрость, мужество, героизм не зависимо от страны, возраста. нации, вероисповедания — на это ни у кого нет монопольного права. Не надо поддаваться на отдельные выпады и отклоняться в сторону.
Теперь понятно. Спасибо, Татьяна!
23:11
+1
В этом споре все правы и не правы. В нашей семье двое погибли, трое дошли до Берлина. Они не встали бы не на одну сторону. Все хороши, в самом худшем смысле.
Не стоит становиться врагами, к добру это не приведёт. В самых обычных бытейских вопросах забываем о честности и порядочности, а тут такая страшная война…
Изменить всё равно ничего не можем, но можем помнить о подвигах народа и о подлости власть имущих, и делать выводы для будущего.
Изменить всё равно ничего не можем, но можем помнить о подвигах народа и о подлости власть имущих, и делать выводы для будущего.
Вот с этим я согласна, Татьяна.
Спасибо! drink
Ой, Татьяна, Ваши трое, что дошли до Берлина, под конвоем шли что ли? Неужто встали бы на сторону нынешних недобитков и их выкормышей? Сомневаюсь я сильно. Я не ищу врагов, но и друзей мне таких не надо. И это гораздо порядочнее, чем делать вид, что все нормально, ничего не произошло, просто чувак так фантазирует. А так он хороший, мухи не убил…
Я храню письма деда. Разное там… Одни шли по призыву, другие добровольцами… Ну, про друзей сильно сказано, их обычно 1 или 2 и то с юности. Просто терпимее. надо быть к чужим мнениям. Иногда желания не совпадают с действительностью, или скрытой от народа информацией.
Когда я снимался в фильме Ю. Озерова.:" Освобождение" мы забывали на мгновение о кино и верили что идем в бой и защищает Родину.
Татьяна, ОГРОМНОЕ СПАСИБО.
10:27
+1
Уважаемые члены Литературного клуба «Писатели за Добро»! Дискуссия, развернувшаяся в нашем Литературном кафе в субботу, перешедшая местами в горячую перепалку с переходом на личности и ушедшая далеко в сторону от первоначальной темы, вынуждает администрацию сайта сделать это обобщающее заявление.

1. Сайт является открытой международной площадкой и объединяет пользователей из разных стран, разного вероисповедания, воспитания, образования, политических, социальных и гендерных предпочтений. Это подразумевает множественность взглядов на различные вопросы как литературного, так и общего толка. Недопустимо как навязывание своей точки зрения, так и требования от модераторов цензуры в пользу той или иной позиции.
Для тех, кто забыл, напоминаем про существующие Правила сайта pisateli-za-dobro.com/pages/rules.html, где чётко оговорено, какие публикации и комментарии запрещены.

2. Организаторам дискуссий – предлагая тему для обсуждения, учитывайте заранее её остроту и неоднозначность. Старайтесь избегать вопросов политики, религии, если только они не поднимаются в контексте литературных произведений. Будьте готовы вести ветку обсуждения и аргументированно направлять её без помощи модераторов. Если вы хотите завершить дискуссию или не можете её продолжать по каким-то причинам, напишите об этом участникам обсуждения и предложите закрыть тему.

3. Участникам дискуссий -
Будьте взаимно вежливы, не переходите в комментариях на личности. Помните, что ваша точка зрения может не совпадать с мнением других пользователей сайта. Обоснование своей позиции необходимо делать тактично по отношению к другим участникам обсуждения.
Оскорбление участников сообщества, неуважительные и провокационные комментарии, а также комментарии, содержащие нецензурную лексику запрещены и являются основанием для их удаления и блокировки профиля нарушителя на срок от одной недели до бессрочного.

4. Администрация сайта (админы и модераторы — pisateli-za-dobro.com/users/index/moderators ) также являются участниками Литклуба и имеют право участвовать в обсуждениях как обычные пользователи, высказывая своё личное мнение по тому или иному вопросу. Это не означает, что они поддерживают ту или иную сторону или выражают при этом позицию всего руководства сайта в целом, если об этом не заявлено дополнительно.
Выступая в качестве админов и модераторов, они следят за соблюдением Правил сайта и действуют в соответствии с ними. Если вам кажется, что эти Правила нарушаются кем-то из пользователей, сообщите об этом модераторам и админам в личных сообщениях.
Хочу добавить, что если участники обсуждения хотят обосновать свою точку зрения, то лучше делать это со ссылками на объективные источники информации, а не на своё личное видение.
14:55
+2
Искренне благодарю организаторов сайта за помощь в проведении Георгиевской ленты, за неравнодушие, приношу свои извинения за несдержанность отдельных участников и их попытку изменить тему обсуждения.
Благодарю всех участников дискуссии за искренность, за смелость поделиться своими мыслями, семейными воспоминаниями о своих близких, своим творчеством по данной теме. Значит, среди нас нет равнодушных, и это радует и вселяет надежду на то, что НИКТО НЕ ЗАБЫТ И НИЧТО НЕ ЗАБЫТО!
Комментарий удален
15:12
+1

Послушать здесь:

www.realrocks.ru/songs/1696197
15:14
+2
Вечная память героям, сохранившим нашу идентичность.
Одно из старых стихотворений, написано до того момента, как узнал теорию стихосложения.

Спросил у деда.

Внук деда о войне желал спросить:
" Вы бились с злобой или без?"
«Внучек- и я, и он хотели жить!
Но только я к нему не лез!

А в поле, помнишь, на траве росинка,
(И по другому жить мы не могли!)
Стекала чистая земли слезинка
О тех героях, что здесь полегли.

Досталась сложная от предков сторона.
Чтоб что-то было- силы не жалели!
Но в мире целом лишь она одна.
Души угрюмой дирижирует свирели.

На всем просторе тишина звенела.
Журчанием ручья, ростком пшеницы.
И первый крик ребенка смелый,
И пение весною перелетной птицы.

А так сложилось в нас от века,
Ведь время зверства не возвратно,
В другом мы видим человека-
Пока он не сказал обратное.

И чтоб источник твоей жизни бил,
Лишь содрогая созиданьем тишину,
С друзьями я из дома уходил
С врагами драться- на войну.»
23:32
+1
НА САМОМ КРАЕШКЕ ВОЙНЫ

Ночь темна. В избушке тихо.
Медный крестик сжав в руке,
Там на корточках трусиха
Часто дышит в уголке.

Только слух едва укажет
На пол звука лишь намёк –
По спине со вкусом жажды
Холодка струит песок.

А по стенам шарят тени,
Догорит вот-вот свеча,
Силуэты злых растений
В окна сучьями стучат.

А хозяина всё нету,
А девчушке всё страшней.
Нехорошие приметы
О беде пророчат ей.

Страшно так, что не слезятся
Даже глазок светлячки,
Даже пальчики боятся,
Крепко сжавшись в кулачки.

Где же ты, лесник бывалый?
Может, в лесе заплутал?
Или, выходив немало,
У реки заночевал?

Может, у кумы в посёлке
Ты напился и уснул?
Только б не загрызли волки,
Только б ты не утонул.

Где же ходишь ты без страха
Тёмной ночью по лесам?
Ох, соскучилась бедняга
По твоим густым усам,

По огромным сапожищам
Да по кашлю от махры,
По мозолистым ручищам,
Что боятся комары;

По извилистым морщинам,
По озёрам синих глаз…
Что же думать, в чём причина?
Ведь уже четвёртый час!

Где же ты, лесной смотритель,
Каждой живности знаток,
Полуграмотный учитель,
Слабовидящий стрелок?

Без тебя так одиноко,
Словно в траурной тоске.
В чёрном небе лунным рогом
Жизнь висит на волоске.

Жизнь висит на паутинке,
Паутинка обрыва…
В предрассветной синей дымке
Тяжелеет голова.

Спит на корточках трусиха,
Кулачки свои разжав.
Сон – как тёплая зайчиха
С доброй колкостью ежа.

Но не всем сегодня спится,
Рано встал коварный враг.
Вдруг в избушку входят фрицы:
«Guten Morgen! Guten Tag!

Ничего не понимая,
Испугаться не успев,
Она встала, как немая,
В тот же миг остолбенев.

Три верзилы в камуфляже,
Три противнейших из рож
В полупьяном диком раже
Всё хохочут – не уймёшь.

«Kleines Mädchen, яйко, сало,
Папка, мамка где? Пух-пух!»
И девчушка зарыдала
За всю жизнь впервые вслух.

В этом плаче от бессилья
Было всё: обрывки слов,
Переломанные крылья,
Причитанья русских вдов,

Были выжженные нивы
И порезы ото льда,
Рваные галопом гривы
И болотная вода,

Были змеи под камнями
И кровавые бинты,
Грай ворон над куполами
И разбитые мосты,

Было месиво распутиц,
Жуткий вой железных ос,
Ощетинившихся улиц
Голодающий мороз.

В этом плаче были слёзы,
Словно камни тяжелы,
Словно плакали берёзы,
С горя разодрав стволы.

А фашисты хохотали,
Ржавой брызгая слюной,
Шоколад в лицо совали,
Предовольные собой.

Сколько этот шабаш длился, –
Кажется, что целый век.
Будто бесом обратился
В одночасье человек.

Будто всё нечеловечье
Разом вышло из него,
Разрушая и калеча,
Убивая самого.

Вдруг, как будто свежий ветер
Дверь в избушку распахнул.
С криком «сукины вы дети!»
Из двустволки дед пальнул!

Выстрел! Выстрел! В синем дыме –
Стон, паденье, тишина…
Смерти две, а между ними –
Страх, решимость и война.

Девочка, старик и немец –
Больше в мире никого.
Взглядами как будто целясь,
Каждый видит своего.

Миг, другой – и с криком зверя,
С мощью буйного быка,
В силу молодости веря,
Немец впился в старика.

И нашла коса на камень,
Свет на тьму, огонь на лёд!..
Кто-то пусть и будет ранен,
Но один сейчас умрёт!

И не будет здесь пощады,
Ни прощенья, ни вины.
Лишь убить, чтоб выжить, надо –
Вот закон любой войны!

Два врага в борьбе сцепились
Мёртвой хваткой рук и ног,
Дверь с петель – и покатились
В лязге вёдер за порог.

Перекошенные лица,
Тужный хрип, кипящий пот…
Снова сверху тело фрица,
Снова дед реванш берёт.

Но куда с такой детиной
Старику-то совладать!
И кинжал у немца длинный,
И не время умирать!..

Духу нет, в глазах темнеет –
Душит немец старика,
И предательски слабеет
Стариковская рука.

Вот сверкает сталь кинжала!
Ближе, ближе до беды.
Ах, как больно входит жало
В шею возле бороды.

Ах, каким ручьём горячим
Кровь течёт за воротник!
Не поймал-таки удачу
Этим утром наш старик.

Вкус во рту солёно-сладкий,
Сверлит взглядом смерть в упор.
Только кто это над схваткой
Роковой занёс топор?

Дед едва шепнул: «Танюша…»
Оглянулся фриц: «Мein Gott!»
И топор всю мощь обрушил
На него с истошным «Вот!»

Немец выгнулся и сдулся,
Судороге долг отдав,
С топором в спине качнулся
И упал в объятья трав.

Ранний час. На фоне лета,
С островком седых волос,
На лесной границе где-то,
В пересохших руслах слёз,

Распростившаяся с детством,
Пропустившая рассвет,
Как дражайшее наследство,
Держит девочка кисет.

Ей забыть теперь едва ли,
Как у деда в схватке той
Леденцами выпадали
Её страхи чередой.

Она будет помнить деда
И закон усвоит впредь,
Что не знать тому победы,
Кто боится умереть.

Деда в лоб целует бледный
И, прикусывая грусть,
Тихо шепчет в крестик медный:
«Всё равно я так боюсь».

Ворон сел на топорище,
Пир почуяв под собой.
Впереди – сражений тыщи,
Это был лишь первый бой.

Вот летят на свет востока
Сотни свастиковых птиц,
Но лежит уж под осокой
Её первый мёртвый фриц.
Геннадий, прочла на одном дыхании…
Спасибо Написано было тоже на одном дыхании.
23:59
+1
ПОСВЯЩЕНИЕ МАТЕРИ

Пока ночью утиралась
Материнская слеза,
Над страною собиралась
Чёрной тучею гроза.

Только мать ещё не знала,
И откуда было знать,
Что она сынов рожала,
Чтобы их войне отдать.

А мальчишки подрастали
И навек дружить клялись,
Во дворе в футбол играли,
За подруг своих дрались.

Вырастали молодцами –
Белозубы и стройны,
Наравне в плечах с отцами –
Загорелы и сильны.

И, казалось, будет вечен
Трудодней земных покой…
Но рассвет воскресный встречен
Будет страшною войной.

И кровавым небо станет,
Станет чёрною луна,
И с истошным криком грянет
Неподъёмная война.

Лишь последней мать узнает,
Причитаний не тая,
Что мешки уж собирают
Добровольцы-сыновья.

По машинам – и в дорогу.
— Вдарь «Славянку», гармонист!
— С нами Сталин, слава Богу!
— Ну, держись теперь, фашист!

Улеглось прощанье пылью,
Ночь свела заката пасть.
Началась тревожной былью
Треугольных писем власть.

Лето минуло. Уж осень
Сеет ржавою листвой.
Почтальон, всегда серьёзен,
Молча ходит стороной.

И ни весточки, ни слуха
От сыночков с фронта нет.
Стала мать почти старухой
Сорока каких-то лет.

Год прошёл, второй и третий.
В похоронках – пол села.
«Где же вы, сыночки-дети?
Если живы, как дела?»

Но молчат скупые сводки
О судьбе её ребят.
«Где же вы, сыны-погодки?
Или что о вас таят?

Если сгинули – скажите.
Может, маются в плену?
Если нужно – осудите,
На себя возьму вину!

Ну, хоть что-нибудь, хоть слово!»
А в ответ – лишь тишина.
Над Рейхстагом кумачово
В мае кончилась война.

Мир победно салютует,
Смех и слёзы – пополам!
Всё село поёт, танцует,
Разлезается по швам!

Лишь в одном дому не пляшут,
Отставного не дают:
Нескончаемую чашу
Безнадежной веры пьют.

Уж война уходит в память.
Мать сынов не дождалась.
Сил не стало, чтобы плакать –
Тихо смерти в ночь сдалась.

Может, ей в ином пространстве,
Где вовеки вечен свет,
Будет голос «Мама, здравствуй»,
Что родней и слаще нет.

И вспорхнут из сердца птицы,
И души растает лёд,
И семья соединится,
Снова счастье обретёт!..

Так, наверное, и будет,
Но набатом бьёт сказать:
«Люди, люди, люди, люди!
Прекратите воевать!

Что такое вы творите?
Хватит дьяволу служить!
Заклинаю вас – живите
И любите просто жить!
11:37
Прекрасные слова о матери и святой её призыв, спасибо, что не остались равнодушным! Вчера в нашем городке, как. наверное, и везде, прошёл митинг памяти под символом Георгиевской ленты. Возложение цветов. слова благодарности людям, отдавшим свои жизни за жизни других, за Родину, за нас с вами. Низкий земной поклон ГЕРОЯМ и Вечная Святая Слава!

Спасибо ещё раз организаторам сайта и всем участникам обсуждения темы! Сегодня оно завершено. Всем желаю удачи и мира!
Спасибо огромное, что делитесь этим! Это очень нужно, очень важно.