Гурген Баренц - конкурсная работа, 2 тур - ИЗГНАННИКИ

Пейо Яворов

ЗАТОЧЕНИЦИ 
 

От заник-слънце озарени,

алеят морски ширини;

в игра стихийна уморени,

почиват яростни вълни...

И кораба се носи леко

с попътни тихи ветрове,

и чезнете в мъгли далеко

вий, родни брегове

 

И някога за път обратен

едва ли ще удари час:

вода и суша — необятен,

света ще бъде сън за нас!

А Вардар, Дунав и Марица,

Балкана, Странджа и Пирин

ще греят нам — до гроб зарица

сред споменът един.

 

Рушители на гнет вековен,

продаде ни предател клет;

служители на дълг синовен,

осъди ни врага заклет..

А можехме, родино свидна,

ний можехме с докраен жар

да водим бой — съдба завидна! -

край твоя свят олтар.

 

Но корабът, уви, не спира;

все по-далеч и по далеч

лети, отнася ни… Простира

нощта крилото си — и веч

едва се мяркат очертани

на тъмномодър небосклон

замислените великани

на чутният Атон.

 

И ний през сълзи накипели

обръщаме за сетен път

назад, към скъпи нам предели,

угаснал взор — за сетен път

простираме ръце в окови

към нашият изгубен рай...

 

Горчива скръб сърца ни трови. -

Прощавай, роден край!


 





Пейо Яворов

 

Перевёл Гурген Баренц

 

ИЗГНАННИКИ

 

В горящей закатной зарнице

Алеют морские просторы;

Стихия устала беситься,

И волны рисуют узоры…

Белеет фрегат в отдаленье,

Качаясь при ветре попутном;

Во мгле исчезает, в томленье

Тоскует о береге чудном.

 

Когда приближается время

К родным берегам возвратиться,

Тоска уже вовсе не бремя, -

Он мчится, летит, словно птица.

И Вардар, Дунай и Марица,

Пирин и Балканские горы

Нам будут светить и искриться,

Нам вечною будут опорой.

 

Нас гнёт закалил безусловно,

Наш дух укреплялся веками;

Свой долг выполняя сыновний,

С заклятыми бились врагами.

К нам родина наша взывает;

Чтоб небо над ней голубело, -

Завидней судьбы не бывает -

Мы жизни своей не жалели.

 

Фрегату, увы, не вернуться;

Всё дальше и дальше он мчится;

Луна, как огромное блюдце,

И ночь, как крылатая птица.

Едва очертанья померкнут

На тёмном челе небосклона,

Возникнув, в смятенье повергнут

Высокие склоны Афона.

 

И мы, не скрывая печали,

К родным обращаем пределам

Свой взор и свой возглас прощальный,

К ним рвёмся душою и телом.

С мечтой о потерянном рае

Мы руки в цепях загрубелых

К отчизне своей простираем:

Прощайте, родные пределы!


ПЕЙО ЯВОРОВ

ИЗГНАННИКИ (Подстрочный перевод)

Озарённые закатным солнцем,
Алеют морские просторы;
Устав от буйства стихии,
отдыхают яростные волны.
И корабль несётся легко,
подгоняемый лёгким ветерком, 
И скоро вы исчезнете вдали,
родные берега.

Когда настанет время возвращаться,
Вода и суша покажутся необъятными,
мир станет представляться нам сном.
И Вардар, Дунай и Марица,
Балканы, Странджа и Пирин
будут согревать нас до рассвета,
поддержат нас воспоминаниями.

Мы разрушили гнёт вековой,
мы укрепили в веках свой дух;
Мы выполняем свой сыновний долг,
Мы сражаемся с заклятым врагом.
И мы можем, родной наш край,
отдать тебе весь жар своей души,
Бороться за тебя — завидная судьба.
Ведь родина для нас — святой алтарь.

Но корабль, увы, не останавливается;
он летит всё дальше и дальше,
всё дальше уносит нас.
Ночь простирает над нами свои крылья, 
и в небе видны очертания вечера,
и в Афоне можно рассмотреть
тени замысловатых гигантов.

И мы сквозь слёзы
в последний раз обращаем взоры
к нашим дорогим пределам,
и мы уже в который раз
протягиваем руки в цепях
в сторону потерянного рая... 

Нас отравляет печаль наших сердец.
Прощай, наш родимый край. 

Примечание: по техническим причинам автор не смог самостоятельно разместить работу на сайте и обратился за помощью к админу

0
00:20
107
RSS
Очень хорошо, Елена.
Анатолий, это не моё стихотворение. Автор перевода — Гурген Баренц, я всего лишь помогла разместить его работу:)
Вы делаете как всегда добро, Елена, это очень хорошо.