Иди. Конкурсная работа № 5.

— Иди. Господь с тобой — сказала бабушка, провожая Сашку за околицу деревни и трижды перекрестила. Затем отвернулась, чтобы он не увидел, как побежали крупные слезинки по морщинистому лицу.
А Сашка бы и не увидел, он уже шёл, шёл вперёд. Там поезд, огни большого города Ленинграда, училище, новые друзья и целая жизнь впереди. Сашка — большой и взрослый, он только усмехнулся про себя:
— Какие дремучие предрассудки и пережитки.
Он совсем не обиделся на бабушку:
— Ну что с неё взять, она остаётся здесь, в маленькой деревне, в прошлом веке и в прошлой жизни, что с ними поделать, с пережитками, мы другие и всё у нас по-другому, а им, старым, простительно.
Сашка идёт, не оглядываясь, до самого леса и только там бросает назад недолгий прощальный взгляд. Бабушка всё стоит, скрестив руки на груди, и смотрит, как он уходит.

Потом была служба. С полевыми учениями и хозработами, с Ленинскими чтениями и политзанятиями. И наивные, написанные крупным почерком, с огромным количеством ошибок, бабушкины письма.
«Одевайся теплее, Саша, не форси, я тебе послала вязаную безрукавку и шерстяные носки».
И опять Сашка усмехался про себя, представив, как он придёт на службу в вязаной бабушкиной безрукавке.

Впервые в жизни — самолёт. Большой транспортный, военный борт. На посадке в Кабуле трясло сильнее, чем телегу на ухабах деревенского бездорожья. Откуда-то из глубины подсознания выскочили, сами собой, много раз слышанные ещё в детстве от бабушки слова:
— Отче наш, Иже еси на небесах!
Да святится имя Твоё,
да придет Царствие Твоё,
да будет воля Твоя,
яко на небеси и на земли.
Но под ногами, хоть и чужая, но твёрдая земля. И снова Сашка смеётся, уже над собой:
— Крепко же засели во мне бабушкины предрассудки.

Потом были другие войны, антитеррористические операции и операции по принуждению боевиков к миру. Были грязь военных дорог и стоны раненых, были взрывы и кровь из ушей, слёзы бессилия и радость от нового наступившего дня.
И Сашке не было больше смешно над бабушкиными предрассудками и пережитками. Бабушки не стало, а её «Иди. Господь с тобой», осталось навсегда.

0
13:01
313
RSS
Комментарий удален
09:56
-1
Оценка 1 (Один) балл.

*******************

Эксплуатация понятия «слова божьего» в наше время видится лишь как testimonium paupertatius автора. Как неспособность создать нечто свое, конструктивное, не повторяющее сомнительных истин, растиражированных офсетным способом и раздающихся на каждом шагу.
(Именно сомнительных; окружающая жизнь не дает ни одного примера, когда бы это «слово божье» хоть кого-нибудь спасло.)
Сказанное в скобках выходит за рамки судейских оценок; художника нельзя судить за идеологию: еще Алексей Максимович говорил, что человек может верить и не верить.
Художника можно судить лишь за уровень художественного мастерства, но здесь судить нечего, поскольку уровень исполнения ниже всякой критики.
Клишированность темы могла бы быть спасена оригинальностью стиля или живостью языка. Ничего подобного в данном тексте нет, он лапидарен от первой строчки до последней.
В произведении объемом 2 080 ЗСП (= 0,05 а.л.) – тем более с попыткой осветить серьезную тему – должно работать не только каждое слово, но даже каждый пробел между ними. О понимании этого автором я сказать не могу.
Набору штампов позавидовал бы журналист многотиражной газеты «40 лет без урожая».
Не припомню ни одного душещипательного произведения, где лицо старухи не было морщинистым, а слезы – крупными.
И чтобы письма ее не оказались наивными – хотя наивность не является атрибутом возраста или социального положения.
Но даже распоследний из «деревенщиков» мог нарисовать картинку местности мазками более яркими, нежели убогое «деревенское бездорожье».
Повествование ведется от третьего лица, с деревенским внуком «наивной» бабушки в качестве главного героя – слова о «глубинах подсознания» в таком тексте столь же органичны, как стразы «Сваровски» на колхозном ватнике.
Внезапный скачок в настоящее время в 9-10 строках – вероятно, примененный автором для экспрессии – дает ощущение полной неумелости при формировании структуры глаголов, которая является едва ли основополагающей для правильно построенного повествования.
Предпоследний абзац поистине ужасен: под запятую перечислены страшные вещи, под запятую они и вылетают вон из читателя, не отозвавшись в душе.
Стоит отметить, что при развитии стандартной темы автор не удосужился даже посмотреть правильный текст молитвы «Отче наш».
Господь у него не на небесЕх, а просто на небесАх, а царствие не прИИдет, а просто прИдет…
«Молитва» бабушки – и не церковнославянская и не осовремененная, она просто некий воляпюк, слепленный не пойми из чего и поданный как истина.
Такая небрежность свидетельствует о том, что приверженец слова божия на самом-то деле этих слов в самом себе не слышит.
Комментарий удален
19:35
+1
Оценка 7. Ощущение такое, что встретил старого знакомого, а имя его не вспоминается. Точно знаешь, что где-то долго и подробно общались, но при каких обстоятельствах — неизвестно. Идея хорошая, но прочитал и забыл. Как с тем знакомым. Увиделись и прошли мимо, каждый — своей дорогой.
14:23
-1
Оценка 3 (три) балла. Мысль хорошая, но рассказ, да ещё и от третьего лица, не получился. Может имеет смысл попробовать написать от первого?
21:10
+3
Оценка 8 (восемь) баллов. Работа меня тронула. Беспроигрышная тема: бабушки и внуки.
Язык повествования прост, но в этом его прелесть. История-воспоминание, история-рассуждение, откровение. Добрая, искренняя, понятная большинству читателей. С лёгким юмором и глубиной. Спасибо автору!
10:07
-1
Здесь мы видим лишь именно ЭКСПЛУАТАЦИЮ ТЕМЫ, без единой искры б-жьей.
Виктор, это Вы видите «ЭКСПЛУАТАЦИЮ ТЕМЫ, без единой искры б-жьей.» Не стоит говорить за других. Или Вы о себе во множественном лице? Кстати, очередной пример Вашей предвзятости. Всего три работы в конкурсе оценены Вами объективно. О них я уже писала.
Оценка 5 баллов.
Воплощение не на высоте, но достаточно трогательно.
В первом комментарии член жюри открыто продемонстрировал, думаю, ещё далеко не все, свои отрицательные качества. Спасибо за откровенность.
10:08
-1
Этих качеств на порядок больше, нежели Вы можете себе представить, Анатолий.
Мне рассказ понравился. Он на первый взгляд очень прост. Но сколько в этой простоте жизненной мудрости! Сердечной теплотой и верой наполнены слова бабушки, которые защищают автора по сегодняшний день.
11:22
+1
В таком небольшом, добром, душевном искреннем рассказе полностью раскрыта тема! Воистину, краткость — сестра таланта! Это произведение — настоящее, оно находит отклик в душе читателя, а это и есть главное! Полностью согласна с мнением Виолетты Мининой. 22 (1)
11:58
+1
Не претендуя на истину в последней инстанции, напишу своё мнение, мнение рядового читателя. Именно это произведение и произведение №2 запали в душу, а потому запомнились мне. Почему? Попробую объяснить. Я как режиссёр драмы (по первому образованию) увидела в этой миниатюре композиционное построение: завязку, развитие действие, кульминацию и развязку — финал. Кульминационный момент — это как раз спасение силой молитвы на этой жестокой войне. Мой брат, офицер, тоже воевал в Афганистане. И я увидела картину боя в этом произведении, хотя о нём здесь не сказано ни слова. В умении написать так, что читатель проживает вместе с ЛГ его жизненную историю и проявился талант автора. По силе эмоционального воздействия и по раскрытию темы «Нам не дано предугадать, как слово наше отзовётся...» эта работа — самая сильная. Занавес.
Откровенность=честность. Качество всё-таки положительное.