Легенда о Вылко (Волке).

Легенда о Вылко (Волке).

Часть первая.

          ***
Эй, народы разные, все честные.
Хей болгары, братья- славяне!
Вы съезжайтесь- люди не местные,-
Праздник будет на нашей поляне!
Выпьем, закусим-  Бог послал чем.
Слово старой и давней смелости
Молвлю, не тому, кто хочет послаще-
Вина лучшие нужной спелости!
Дружно песни споём о героях
Правда вся сейчас предстаёт
Не потратим время в простоях-
Свет встречает наш хоровод.
Руки к небу легонько воздену-
Вам не сказку скажу, а легенду!

В Истанбуле.

В беспокойстве Высокая Порта,
Недоволен турецкий султан!
Не вздымаются головы гордо-
На Балканах исчез караван.

Снаряжение пушек пропало-
Нанесён топчу- войску урон.
Да и денег теряли не мало,
И турецкий карман облегчён.

Бейлербей из Румелии стонет:
Не сносить от потерь головы!
Наказание пишут в законе,
Отсекут неспособных, увы. 

Соглядатай так просто не бродит
И посланцы доносят в Диван:
Расшалился на Ришки проходе
Из болгаров злой Курт- атаман.

Всех кади в Истанбуле собрали,
Перед ними склонился вельможа.
И Охотник- султан приказал им:
Изловить, наказать, уничтожить!

Исповедь.

Прости же отче, грешен зело,
Прости: зло крови, на руках!
Убийца, видно, не умелый-
Да примет души,- их Аллах.

Я видел, как враги топтали-
Наш мирный труд, отцов могилы. 
Противником считал едва ли,
В поту села лишь тратил силы.

Да, я терпел,- семья, заботы!
Был агнецом среди волков:
По дому нужные работы,
Весной,- манящий пашни зов.

И думал, счастья будет горка!
В достатке тешат до седин:
Отрада глаз- жена Тодорка,
И наш сынок, крепыш Павлин.

Так думал: турки чтят законы.
Один из кметов, в нашей доле
Не трогали по крови стоны-
Деньгами брали, но не боле.

Кади узрел в полях сынка-
Красавчик он, того не скрою.
Чесалась с прибылью рука-
Похитил раннею порою.

Я в поле был, гляжу- бежит
Супружница,- в могиле краше.
"Украли!"- плачет и дрожит,
Была ж прекрасней вилы нашей!

Бросался вслед, но он простыл.
Пошёл я в Шумен, турков крепость,
И милости у них просил:
-Не дОлжно так, одна нелепость.

Смеялись долго над отцом-
На мальчиков большие планы.
Ребёнка сделали скопцом,
Спровадить чтоб в гарем султана.

Судьбы удар тогда сдержал-
Побрёл до дома, с камнем в сердце.
Но та точила свой кинжал,
Открылась только в хату дверца.

Гонец кади уже умчался.
Ребёнка сбросил на порог-
От ран в паху гноищем рвался.
За что же так, Предсветлый Бог!?

Имели люд себе в угоду-
"Не нужно Порте едока."
Он ел всего простую воду
И пил немного молока.

В горячке бился сын, в постели,
Не спас и крест его, из граба.
Весь пятнами пошёл на теле
И бредил тихо: "Папа, папа..."

Ручонки он ко мне тянул,-
Но так не смог ему помочь.
Всю волю я себе согнул...
Он умер, бедный, в ту же ночь.

Мы ж люди- ладим по- людски:
Сыночка- радость схоронили
Настали дни глухой тоски, 
Мы в голос выли на могиле!

Не вынесла моя жена-
Слегла голубушка родная.
Водила ночи все без сна
Смотрю, ан тоже, умирает.

Одежду сына крепко сжала,
Тряпьё рассмотрит, ближе двинет.
Лишь трону- распускает жало,-
И шепчет дико: "Мой  Павлина."

Вся тает- хилый мог нести.
Но перед смертью грудь голила,
Сказала горько: "Им помсти!"
Последний вздох и испустила.

Кади хозяином уж мнился-
За ним империи все силы.
Не прятался и не стыдился,
Тянул с округи всяко жилы.

Гавазов быстро приложил-
Два острых камня и злодейка.
Кади за горло я  схватил-
Сломал куриную ту шейку.

Всю эту лёгкую поклажу
К реке отнёс- от глаз долой. 
Тела бросал в поток Бокладжи.
Что скажешь, отче, весь я твой?

Ты не спеши, мне надо мало,-
За души мёртвых помолюсь.
Моя ж душа совсем пропала-
Потом возьму и утоплюсь.

Отпущение.

(Знавал кади- воловья шея.
Гавазы тоже, как быки...
Вот это сила, впредь робею,
Приняли смерть с одной руки?!)

Юнак, юнак- постой топиться,-
Тебя сам Бог ко мне привёл!
Сейчас святой попей водицы,
Врагов побил- лихой орёл.

Но если прямо рассудить-
С тобой проделали жестоко!
Так виноват во всем кади:
Хранить обязан правду Бога!

Сложилось так у человека:
Законы во главе всего!
Кто не хранит- вовек калека.
Он треснул, как в мороз стекло.

Ты ведь сказал- "терпел бы боле"!
Но меру воли сам пресёк?
Тебе разбили сердце, в горе-
Такое сдержит лишь пенёк!

Закон не чтит- сквернее зверя.
Врагов убил ты кулаком!
На этот раз в себя поверил-
Скрывалась злая тварь в людском!

Но не простят, сам знаешь, Пенко,-
Для их султана,- вечный враг!
А может слабый ты в коленках
И спустишь сам тот гордый стяг?

Так что же будет с Мати нашей?
Взойдёт ли солнце у столицы?
Коль мома, силой волка краше,
Пойдёт сейчас к реке топиться?

Ты волю дай своим рукам,
Терпел и будет- всё угасло!
Один лишь путь- то к гайдукам:
В огонь сольёшь обиды масло.

Не бойся, я тебя не выдам
Так суть да дело- вечереет.
У Церкви всё иные виды:
Смотри, мой брат, теперь смелее!

Пойдём, юнак-, ты делу нужен
Зачем же мокнуть под дождём?
Надеюсь, что разделишь ужин,-
За хлебом речи все сведём.

В лесу.

На мир вокруг открыл глаза-
Тропа меня ведёт вперёд.
Священник так вчера сказал:
"Тебя Болгария  зовёт!"

Кто мог подумать, что в глуши,
Вдали от дома и людей,
Забиться сердце так спешит-
Так брошусь в лес сейчас, скорей!

Меня толкает ветер в спину
Спешит ногами дух свободы.
Теперь сомнения отринул:
Коль в помощь мне сама природа!

Оденусь я в зелёный цвет-
Пускай султан от злости киснет!
Хранить нет смысла тот обет,
Пред Портой долг-  и кость не виснет.

Найти мне нужно быстро Скока:
Всю грязь дорог в воде я смою.
Софрата где-то близко, сбоку,-
Гайдуков лагерь- все там вои!

Теперь один, в семье не трое:
Врага вовек не будет жалко!
Надеюсь- баню им устроим
И пару ласк из дуба, палкой.

Скока.

Планину Стару красит солнце
В лучах играет камень древний.
Каскад  напевом здесь взовьётся,
В хоро собрались все деревья.

Такое место, что рассвет,
Как гость желанный брезжит робко.
Звезды увидишь ясный свет,
Коль ночь огульно топчет тропки.

Шумит  падением река-
Чистейших струй  течёт водица.
И в зной источник холодка-
Прохладой только той напиться!

И Скока струи тонко льёт-
Восторг схватил его за горло!
Как будто червь небесный вьёт
Свой шёлк в листе- на древе горном.

Вдруг голос, вроде, где-то рядом-
Юнак стремглав ныряет в грот.
Теперь не видно беглым взглядом
Вода, как занавес, встаёт.

В пещере этой тёмной, влажной
Упал крестцом на камни, больно.
С любым случится то однажды,
Но так вкушают жизни вольной.

Разделся, как на Горний пир-
Воде предал судьбу свою.
Из- под горы и в божий мир
Юнак матёрый встал в струю.

У молодца сдавило грудь-
Сковал от неба холод мышцы.
И сжало так, что не вздохнуть
Водой омылся, быстро вышел.

На солнце сделал первый вздох-
Душа расправилась крылата.
Сказал себе, как только смог:
"Ты жди меня- моя Софрата!"

К стану.

-Эй, мужичок, чего забрёл?
-Слезай- ка с дерева, орёл
Хочу, чтоб ты меня провёл.

-Здесь много шастает таких.
-А лучше б ты сейчас притих!
Я расскажу библейский стих-
Посмотрим кто из нас двоих.

-Ну всё, молчу- гробом могил,-
Священник, вижу, пригласил!

Испытание.

-Так молвят, ты шуменского кади
С гавазом вольно плавать отпустил?

Давно хотелось этой крови-
Гайдука- брата, не жалел!
Главу он нашего угробил
И всех бы ждали казнь: расстрел.

Теперь вздохнём, наш сказ сведём-
Скуём вождя под солнечным огнём.

Проверка тут, у нас, простая
Потребно раз попытку брать.
Мы камень на пустом бросаем:
Кто дальше- тот возглавит рать!

Бери, юнак,  какой захочешь сам
Как Бог сказал: "Вам должное воздам!"

И Пенко взял пудовый камень-
Ладонь примерил без печали.
Метнул снаряд, как боги пламень,-
Деревья где-то затрещали.

-Вот слава, Богу- выбор не спеша!
Так впредь, нашёлся нам Арамбаша.

-Ты дальше всех метнул, но как?
-Крестьянский труд- не трать в просак:
И чтобы время не терять-
Привык за пашню их бросать.

Арамбаша.

-Выбор сделан,- жить- то как?
Что же скажешь нам, вожак?

-В волчьи годы- время волка:
Мы копили бремя долго!
Нас согнуло это жёстко-
Выя смертных крылась шёрсткой.

Сабля нам клыки заменит,
Встанем, как быки на бремя.
Рогом в землю вновь упрёмся,
С змеем смертно впредь дерёмся.

В рабстве жалкая дорога-
Все и так умрут до срока.
Но терпеть не можем боле:
Людям в жизни нужно Воли!

Выбор ныне мал до боли,
Где нужды огромный столик.
Силам лишь своим поверьте:
Либо воли, либо смерти!

Бранко.

-Ты ладно речи вёл, селянин
Особо мне по-нраву  про "клыки",
Но турок, видишь ли, коварен-
А саблю не упустишь из руки?

-Кто ты, гайдук? Как звать тебя?
-В тревоге что, как будто ранка?
Я Бранислав- отец назвал любя,
Но все гайдуки кличут Бранко.

Мой ратный род земли смолянской
Наш предок- Момчил воевода!
Мы кровушки, одной, славянской:
На службе у болгарского народа-
А больше знать тебе не годно!

Но что, как бабы, чешем лясы-
Пойдём, попляшем с саблей танцы.

На поляне.

-Держи килич, турецкий звон
В доспехах дружно издаёт.
Освоишь всяко- будет стон,
Когда противник твой падёт.

И Пенко брался за эфес,
Бранислав выпад совершил.
Раздался скрежет на весь лес,
А мома саблю уронил.

На раз другой покрепче сжал.
Был выпад новый; как отсох
Исток руки — чуть не кричал,-
От боли выдал тяжкий вздох.

-Ты рукоять держи, как птиц:
Не крепко если,- упустил.
Сдавил- встречай от смерти жниц,-
Она умрёт от этих сил.

Что нужно вам ещё сказать:
Ищи ногами прежде твердь.
И не смотри врагу в глаза-
Ты в них увидишь свою смерть.

Закончен первый наш урок
Надеюсь, будет польза в срок.

                ***
-Вожак, наш друг предупредил,
Что скоро нужно ждать в дороге.
Здесь деньги повезёт амиль-
Монет там будет очень много.


Битва.

Время сечи, время Славы!
Поддержите нас, дубравы!
Сабли весело сверкают,
Супостатов рассекают.
Время это- надо биться:
Кровь польётся, — не водица!
Не веди с врагами речь
Знай- коли, руби, увечь!
Львы сегодня на охоте-
Не скучайте по работе.
Время брани, время биться.
Ох, придётся потрудиться!
Выбор ныне очень прост-
Ты иль враг твой на погост.
Слава будет на века:
Не слабей моя рука!
Между нас святой Георгий
Он на труса дюже зоркий.
Змея на копьё поднял-
Только после ждёт привал!

Смерть гайдука.

Подросток юный и безусый
Мечтал на речке, в водах видел,
Что он с врагом не будет трусом-
Он турок люто ненавидел!

Душа его на бой просилась-
Себя в кустах не берегла!
Свободы мысль в него вонзилась-
Так метко пущена стрела.

И в чету долго он просился:
Молил порукой взять его.
Там с доброй матерью простился,
Да в лес подался- толк всего.

Вот первый бой- весь в нетерпеньи,
Горел восторженным огнём!
Броском на брань- без позволенья
Летел стремглав,- таких не ждём.

Ружьё, что блещет красотою,
Забил недрогнувшей рукой,
Солдат, что опыт взял с войною
Навёл, курок нажал другой...

И пуля тяжестью крылатой
Затмила болью ясный свет.
Как шмель жужжащий и мохнатый-
Разбила тело в красный цвет.

               ***
-Ну что гайдуки, смерти сватья
Султан достойно нас вскормил?
-Сейчас проверим на Софрате
С народа много ль выжал сил!


                ***
Турка выбили с коня:
Выпьем ракии, друзья!

С чаркой.

С полной чаркой сбрось печаль,
С сердца скинь сейчас вуаль.
Не пускай в судьбу тоску.
Жизнь не вечность-  так рекут,
Нам сегодня свой причал.

Лозы  сил берут в лучах:
Сок их бродит, не заснул
Вин с достатком, на веку-
С полной чаркой!

Ждёт восторженная даль-
С другом времени не жаль!
В праздник радости влекут,
Стол накрыт и снедь пекут.
Тост поднимем, все кричат:
С полной чаркой!

Разговор.

-Друг Пенко, мы амиля взяли,-
Лежит он связан и живой.
Сказал, когда его держали,
Что хочет говорить с тобой.

-Пойдёмте, други, будем слушать:
Как эта птица нам споёт!
Так может даст ещё покушать?
Ведь то не знаем наперёд.

Все скопом к дереву подались,
Где связанный лежит чинуша.
Без страха турка развязали
И стали его речи слушать.

-Враги султана, суки дети, 
За дело ваше не простят!
Не скрыться вам, нигде, на свете:
Дождётся вас палач в гостях.

Но если вместе повинитесь-
Все дружно примите ислам!
В войска султана снарядитесь,
Тогда вам должное воздам.

-С таким не будет урожая,
Да что тут долго говорить:
Он нам ещё и угрожает-
Казнить его, скота, казнить!

Но тот подпрыгнул резко к Пенко
Из рукава кинжал достал-
До крови чиркнул по коленке,
Не удержался и упал.

Амиля быстро задавили:
Все зрят- с бебута яд стекал.
Ту рану  ракией омыли,
Но Пенко сильно захворал.

   ***
Вожак впадает в забытьё-
В поту лежит, как мыльный.
На бук слетелось вороньё:
Сквозит пожар могильный.

И чудится ему, как сне,
Вдруг жено пожилая
Пришла, садится в голове
И по лицу  ласкает.


Вещера.

Видение вождя сбылось:
Одета, как на выпас коз,
Волос- воронье крыло,
Сплетёных в девять кос.

-Эй, бродница, не дело тут ходить
Иль хочешь атамана уморить?
-Запрячь язык в свою пещеру
Не бродница,- вещера!

По утренней звезде, ту рань,
Одеть успела лишь передник,
Спустилась трепетная лань-
От бога моего,- посредник.

Шепнула в уши мне: "К Софрато,
Иди, там юнака спасать пора!"
Здесь место для колобра свято-
Алтарь был в древности- Тэнгра.

Не бойся, милый, я с тобою-
Начнём как следует лечиться, 
Но только лагерь ваш прикрою:
Не пролетит лихая птица!


Заговор.

ЧУдно Вида- Самодива
Земли наши защитила:
От конного, от пешего
Лешака зашедшего!
Свои крылья распахнула,
Врагов наших обманула.
Нас, людей, оборони-
Глаза ворогу сверни!


Целительница.

Возьмите травы, заварите-
Здесь донник, пижма, горечавка.
Повязку на ноге смените-
С водой солёной, как прибавка.

Несите мому на Софрату
Спрошу там  помощь у Тэнгра!
Из дуба сделайте палатку-
Надеюсь, будет жить- с утра.

Зажечь смолистый факел,
Все прочь пошли! Здесь мой  удел
Пусть тьма готовится к атаке-
Терпи же мома, как  терпел!

Тебе на дрымбе  поиграю
Пей, милый, сей отвар полезный.
Мольфар дарил, его я знаю-
Юнак- не будешь ты болезный!

                ***
Разошлись облака над Софрато-
Небо чистое звёздами сыплет.
Купол мира украшен богато
И луна, вся в меду, там прилипла.

Дрымба.

Как захлопали крыльями птицы
И шуршат книги жизни страницей.
Там деревья запели листвою,
Соки почвы тянулись травою.
Оживает невидимый мир
И сзывает всех духов на пир.
Но не ветер так завывает-
То вещера на дрымбе играет!

Перевоплощение.

Юнак стонал в палатке тихо,
Но вдруг к нему гигант вломился.
Он одноглазый- точно,- Лихо!
Но мОлодец  не удивился.

Тот встал коленом на груди,
Неспешно вывернул члены. 
Свернул и шею, позади
Он видел, как вздувались вены.

Затем гигант порвал на части
Все тело момы, молодое.
И Пенко в этой полной власти
Стал думать, что сбылось худое.

Куда-то Лихо потащило-
По сторонам стояли люди,
Сказали, знал что до могилы:
"К нам не ходи и мы не будем."

Но не успел моргнуть и глазом-
Гигант бросал его на землю.
Слепил, как есть, слюною смазал
И молвил грозно: "Жди тотема!"

Мир звёзд над ним уже не вился,
Скрипит иного мира дверца.
И волк огромный появился-
Пришёл, лизнул и прыгнул в сердце.

Забилась ровно момы кровь
И разлилась душа морями.
Спасла народная любовь
Того, кто правду сохраняет!

И враг покроется слезами-
Юнак ведь с жёлтыми глазами!

                ***
Вот и утро, солнце стелит,
На верхушках птицы пели.
-Боже милый! Чудо знатно!
Жизнь Юнак вернул обратно!
Имя было на  побывке-
Ты теперь не Пенко,- Вылко!

Перед бурей.

В ночИ лишь тёмной, луноликой
Наш Вылко встанет на Софрато:
Под нос пошепчет так, с ухмылкой-
Душа его вспорхнёт крылатой:

Так та сзывает хищников лесных-
На пир кровавый, беспощадный бой.
Сбирает стай из волколаков боевых-
Несётся над лесами дикий вой!

Там с гор сойдёт обманчивая дымка-
Личины многие находит эта марь.
Проникнет в стан противный невидимка-
Огонь потухнет, сгаснет и фонарь.

Сердца врагов из Азии застынут
И глотки схватит мерзнущая тьма.
А в страхе все полки отхлынут-
В их душах разыграется зима!

 

Картинка в свободном доступе, из интернета.

0
14:11
264
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!