"Миссия в Лондоне"

"Миссия в Лондоне"

«Миссия в Лондоне» (отрывок)

Перевод с болгарского языка

2.

Мэр города Провадии1 энергично раскрутил краны с горячей и холодной водой и дал душу облить себя с головы до пят. Вода хлестала по его широкому татарскому лицу, колотила по его мощной кучерявой груди и с веселыми подскоками стекала по его титаническому брюху. Мэр города Провадии чувствовал себя великолепно, несмотря на слабый туман утреннего похмелья, который все еще обволакивал его мозги. Сознание исполненной миссии преисполняло его. Он посетил-таки этот таинственный и далекий остров, которому когда-то принадлежала половина мира. Осмотрел его дворцы и магазины. Ознакомился с положением народа. Сделал для себя соответствующие выводы и смело мог сказать, что уже имеет представление о состоянии реформы в этой развитой западной стране. Он был доволен собой, что не потерял голову от блеска и суеты Оксфорд-стрит. Но еще больше он был доволен, что уезжает сегодня в родную Провадию – город славного прошлого и плодородной земли.

  — Ола-ла! – заорал он во все горло. – Ла-ла-ла-а-а-а!

Струи воды лились водопадом со всех сторон и создавали у мэра чувство безмятежности и душевной наполненности. Постепенно муть у него в голове рассеивалась и обретала хрустальную ясность.

— Лала-а-лала-лала-лала-а! – продолжал он припевать, интенсивно намыливая свою короткую прическу.

Он не заметил и не мог заметить, как узкий мокрый язык прополз под дверью ванной и стал медленно впитываться в палас.

Посол взял свой чемодан и направился на второй этаж, не проронив ни слова. Судя по его зеленоватому лицу, Коста Баничаров пришел к выводу, что чуда любви с первого взгляда не свершилось. Дальнейшие перспективы выглядели еще мрачнее. Посол уже дошел до середины лестницы, но остановился и прислушался.

— Там кто-то есть, – произнес он, показывая пальцем наверх.

— А, господин мэр… — отозвался повар, по его тону можно было предположить, что речь идет о домашнем любимце, который обитает в резиденции с незапамятных времен.

Мальчишка извивался у него в руках с неподозреваемой силой, корябался и кусался. Он сжал его покрепче и процедил шепотом:

— Поганец непутевый, весь в мать!

— Мэр?! – неспокойно произнес посол.

— Мэр города Провадии – уточнил повар с известной долей сочувствия.

— И как попал сюда… этот человек из Провадии? – брезгливо осведомился посол.

— Его поселили сюда, – ответил Баничаров. – В гостинице не было мест. Он уезжает сегодня.

Посол ничего не сказал. Он уставился на палас, который зловеще промокал, словно находился на борту „Титаника”. Над его головой раздались шлепанье ног и ругань. На верхней площадке, как из-под земли вырос мэр Провадии, небрежно обернутый узким полотенчиком, из-под которого торчали его геркулесовские причиндалы.

— Вишь какие тупые эти англичане! – начал кричать он. — Одну дырку2 в ванной не догадались пробить! Одну простую дырочку! Всего делов-то! Дырка! Труба!

Он согнул пальцы в кольцо и заглянул в отверстие, чтобы продемонстрировать очевидность этого нелепого пропуска. Внезапно в его поле зрения попал мрачный господин, который с болезненным выражением лица изучал промокший палас.

— Здравствуйте – сказал мэр и стрельнул глазами на Баничарова. – Новый гость, а?

— Это наш новый посол – сказал повар без излишнего энтузиазма.

— Молодéц! – громко пророкотал мэр Провадии. – С назначением!

Господин заметно напрягся.

— Очень приятно с вами познакомиться! – крикнул голый амбал с татарским лицом. – Вы же простите меня за этот вид. Это хорошо, что мы с вами увиделись. Жалко, что я сегодня уезжаю, а то я побольше рассказал бы вам об этих лицемерах. Хочу, чтобы вы запомнили только одно. Демократии в Англии нет. Это  ̶  не настоящая демократия!

На лице посла изобразилась откровенная паника.

— Нечего вам больше объяснять – отсек мэр. – Сами убедитесь. И не забывайте напоминать им про ванную. Паласы положили, а про трубу забыли! На первой же официальной встрече. И о клозете! Древние болгары изобрели клозет с водой, знаете об этом? И я не знал, но тут одни археологи приходили ко мне на доклад. Его открыли при раскопках. На целых 600 лет раньше европейцев! В городе Провадии!

Довольный эффектом, который явно произвели его слова на важного господина, мэр Провадии свесился с перил и крикнул Баничарову:

— Братан, от той вкусной пачи3 еще осталось?

— Осталось – сказал повар. – Разогреть?

— Не попробуете ли немного пачи с бутылкой ледяного пива? Полезно на завтрак – любезно обратился мэр к послу.

— Вряд ли – скованно покачал тот головой. Один уголок его рта злобно дергнулся. – Пойду прогуляюсь. Не ждите меня к ужину. Приберите этот свинарник! – последние слова были адресованы Баничарову.

Он резко развернулся и побежал к выходу, бросив свой чемодан на лестнице. Перед тем как переступить порог, он как вкопанный остановился в прихожей и пискливо выкрикнул:

— 93!

— Что это с нашим малым?.. – пожал плечами мэр Провадии.

_____________________________________________________________________________________

1Провадия — небольшой город в Варненской области (примеч. переводчика).

2Ванные комнаты в Болгарии оснащены преимущественно только душем и в полу есть специальное отверстие для стока воды (примеч. переводчика).

3Пачà - жирный суп из свиных ножек. Считается, что помогает при похмелье (примеч. переводчика).

 

«Миссия в Лондоне» (отрывок)

Подстрочный перевод

2.

Мэр города Провадии развертел энергично краны горячей и холодной воды и дал душу облить себя с головы до пят. Вода хлестала по его широкому татарскому лицу, ударяла по его мощной волосатой груди и с веселыми подскоками стекала по его титаническому пузу. Мэр города Провадии чувствовал себя превосходно несмотря на тонкую пелену утреннего похмелья, которая все еще обволакивала его мозг. Сознание выполненной миссии преисполняло его. Он посетил наконец этот таинственный и далекий остров, которому когда-то принадлежала половина мира. Осмотрел дворцы и магазины. Ознакомился с положением народа. Сделал для себя соответствующие выводы и смело мог сказать, что уже имеет представление о состоянии реформы в этой развитой западной стране. Он был доволен собой, что не лишился ума от блеска и суеты Оксфорд стрит. Но еще больше он был доволен, что сегодня уезжает в родную Провадию – город со славным прошлым и плодородной землей.

— Ола-ла! – выкрикнул он во все горло. – Ла-ла-ла-а-а-а!

Вода лилась струями со всех сторон как водопад и создавала у мэра чувство безмятежности и душевной полноты. Постепенно муть у него в голове рассеивалась и приобретала хрустальную ясность.

— Лала-а-лала-лала-лала-а! – продолжал он припевать, интенсивно намыливая свою короткую прическу.

Он не заметил и не мог заметить тонкий, мокрый язык, который проскользнул под дверью ванной и медленно начал впитываться в ковровую дорожку.

Посол взял свой чемодан и направился на второй этаж, не проронив ни слова. Судя по его зеленоватому лицу, Коста Баничаров пришел к выводу, что волшебствa любви с первого взгляда не произошло. Перспективы выглядели еще более мрачными. Посол уже дошел до середины лестницы, но остановился и прислушался.

— Там есть кто-то, – произнес он, показывая пальцем наверх.

— А, господин мэр… — отозвался повар; по его тону можно было предположить, что речь идет о домашнем любимце, который обитает в резиденции с незапамятных времен.

Мальчишка извивался у него в руках с неподозреваемой силой, царапался и кусался. Он сжал его покрепче и процедил шепотом:

— Дерьмецо непутевое, одной породы с матерью!

— Мэр?! – неспокойно произнес посол.

— Мэр города Провадии – уточнил повар с известной долей сочуствия.

— И как попал сюда… этот человек из Провадии? – брезгливо осведомился другой.

— Его разместили, – ответил Баничаров. – В гостинице не было мест. Он уезжает сегодня.

Посол ничего не сказал. Он уставился на дорожку, которая зловеще промокала, как будто находилась на борту „Титаника”. Над его головой раздались шлепанье и ругань. Мэр Провадии возник на верхней площадке, небрежно завернутый в узкое полотенце, из-под которого торчали его геркулесовские атрибуты.

— Посмотри на этих тупых англичан! – раскричался он. — Одну дырку в ванной комнате не догадались пробить! Одну простую дырочку! Тут делать нечего! Дырка! Труба!

Он согнул пальцы в кольцо и заглянул в отверстие, чтобы продемонстрировать очевидность этого нелепого пропуска. Вдруг в его поле зрения попал мрачный господин, который с болезненным выражением лица изучал мокрую дорожку.

— Здравствуйте – сказал мэр и стрельнул глазами на Баничарова. – Новый гость, а?

— Это новый посол – сказал повар без излишнего энтузиазма.

— Хвалю! – громко пророкотал мэр Провадии. – Поздравляю!

Господин заметно встревожился.

— Очень приятно с вами познакомиться! – выкрикнул голый мужик с татарским лицом. – Придется вам простить мне этот вид. Хорошо, что мы с вами увиделись. Жалко, что я сегодня уезжаю, а то я рассказал бы вам побольше об этих лицемерах. Хочу, чтобы вы запомнили только одно. Демократии в Англии нет. Это ̶ не настоящая демократия!

На лице посла изобразилась откровенная паника.

— Нечего мне вам больше объяснять – отсек мэр. – Сами убедитесь. И не забывайте напоминать им про ванные. Дорожки положили, а канал забыли! На первой же официальной встрече. И о клозете! Древние болгары изобрели клозет с водой, знаете? И я не знал, но недавно одни археологи приходили ко мне и мне докладывали. Его открыли при раскопках. На целых 600 лет раньше европейцев! В городе Провадия!

Довольный эффектом, который очевидно произвели его слова на важного господина, мэр Провадии свесился с перил и крикнул Баничарову:

— Браток, та вкусная пача еще осталась?

— Осталась – сказал повар. – Разогреть?

— Попробуете немного пачи с бутылкой ледяного пива? Полезно на завтрак – любезно обратился мэр к послу.

— Вряд ли – скованно покачал тот головой. Один уголок его рта злобно дрогнул. – Думаю пройтись. Не ждите меня к ужину. Уберите этот свинарник! – последние слова были адресованы Баничарову.

Он резко повернулся и побежал к выходу, бросив свой чемодан на лестнице. Перед тем как выйти за порог, он остановился в прихожей и пискливо выкрикнул:

— 93!

— Что это с нашим парнем?.. – поднял плечи мэр Провадии.

 

«Мисия Лондон» (откъс)

Оригинал

Автор Алек Попов

2.

Кметът на Провадия развъртя енергично крановете на топлата и студената вода и се остави душът да го облее от глава до пети. Водата плющеше в широкото му татарско лице, биеше по мощните му рунтави гърди и се стичаше с весели подскоци по титаническото му шкембе. Кметът на Провадия се чувстваше превъзходно въпреки тънката пелена на сутрешния махмурлук, която все още обгръщаше мозъка му. Изпълваше го съзнание за изпълнена мисия. Беше посетил този тайнствен и далечен остров, който навремето бе владял половината свят. Беше разгледал дворците и магазините. Беше опознал положението на народа. Беше си направил съответните изводи и можеше смело да каже, че вече има представа за състоянието на реформата в тази развита западна страна. Беше доволен, че не е загубил ума си пред блясъка и суетата на Оксфорд стрийт. Но още по-доволен бе, че си заминава днес за родната Провадия — град със славно минало и плодородна земя.

— Ола-ла!  ̶  провикна се той с цяло гърло.  ̶ Ла-ла- лаааа!

Водата шуртеше от всички страни като водопад и създаваше у кмета усещане за безметежност и душевна пълнота. Постепенно мътилката в главата му се разреждаше и добиваше кристална яснота.

— Лалаа-лала-лала-лалаа! — продължи да си припява той, сапунисвайки интензивно късата си прическа.

Той не забеляза и не можеше да забележи тънкия мокър език, който се плъзна под вратата на банята и бавно започна да се просмуква в мокета.

Посланикът взе куфара си и се запъти към втория етаж, без да отрони дума. Съдейки по зеленикавото му лице, Коста Баничаров заключи, че магията на любовта от пръв поглед не се е състояла. Перспективите изглеждаха още по-мрачни. Беше стигнал до средата на стълбата, когато спря и се ослуша.

— Там има някой — рече посланикът, сочейки с пръст нагоре.

— А, господин кметът… — отвърна готвачът; по тона му можеше да се предположи, че става дума за домашен любимец, който обитава резиденцията от незапомнени времена.

Малчуганът се извиваше в ръцете му с неподозирана сила, дереше и хапеше. Той го стисна още по- здраво и процеди шепнешком:

— Лайненце непрокопсано, на майка си се метнало!

— Кмет?! — неспокойно изрече посланикът.

— Кметът на град Провадия — уточни готвачът с известно съчувствие.

— И как е попаднал тук… този човек от Провадия? — гнусливо се осведоми онзи.

— Настаниха го — рече Баничаров. — Нямало място в хотела. Днес си заминава.

Посланикът не каза нищо. Беше вперил очи в пътеката, която подгизваше зловещо, сякаш се намираше на борда на „Титаник“. Над главата му се разнесоха шляпане и ругатни. Кметът на Провадия изникна на горната площадка, загърнат небрежно с тясна кърпица, изпод която стърчаха херкулесовските му атрибути.

— Скивай ги тъпите англичани! — развика се той. — Една дупка на банята не се сетили да пробият! Една проста дупчица! Какво му е! Дупка! Канал!

Той сви пръстите си на кръг и надзърна в отвора, за да демонстрира очевидността на този нелеп пропуск. В полезрението му внезапно попадна мрачният господин, който изучаваше с болезнено изражение мократа пътека.

— Добър ден — рече кметът и стрелна с очи Баничаров. — Нов гост, а?

— Това е новият посланик — рече готвачът без излишен ентусиазъм.

— Ха така! — гръмко избоботи кметът на Провадия. Честито!

Господинът видимо се стресна.

— Много ми е приятно да се запознаем! — извика голият мъжага с татарско лице. — Ще ме прощавате за вида. Хубаво стана, че се видяхме. За съжаление аз днеска си тръгвам, иначе щях да ви разкажа повечко за тия лицемери. Искам да запомните само едно. Няма демокрация в Англия. Това не е истинска демокрация!

По лицето на посланика се изписа нескрита паника.

— Няма какво повече да ви обяснявам — отсече кметът. — Сам ще се убедите. И не забравяйте да им напомните за банята. Мокет сложили, а канал забравили! Още на първата официална среща. И за клозета! Старите българи са изобретили водния клозет, знаете ли? И аз не го знаех, но наскоро едни археолози идваха при мен да ми докладват. Открили го при разкопките. Цели 600 години преди европейците! В град Провадия!

Доволен от ефекта, който видимо произведоха думите му върху важния господин, кметът на Провадия се надвеси през перилата и се провикна към Баничаров:

— Братко, остана ли още от оназ вкусната пача?

— Остана — рече готвачът. — Да я притопля ли?

— Ще хапнете ли малко пача е една ледена бира? Полезно е за закуска — любезно се обърна кметът към посланика.

— Едва ли — сковано поклати глава оня. Ъгълчето на устните му злобно потрепери. — Смятам да се поразходя. Не ме чакайте за вечеря. Разтребете тази кочина! — последните думи бяха към Баничаров.

Врътна се рязко и побягна към изхода, като заряза куфара си на стълбите. Преди да прекрачи прага, се закова в антрето и пискливо изкрещя:

— 93!

— Какво му става на това момче?… — повдигна рамене кметът на Провадия.

 

Светлана Попова, Болгария, г. Пловдив

0
17:47
59
RSS
Светлана, Ваше произведение принято! Удачи в конкурсе!!!
Спасибо, Ирина! Держу кулаки, но пусть победит самый талантливый!
08:35
Ирина, чтобы сориентироваться в ситуации, можно узнать, почему мой перевод не был номинирован?
Светлана, мы очень рады, что Вы приняли участие в конкурсе. Ваше произведение достойное. Но к сожалению Вам не хватило одного балла. Члены профессионального жюри выставили вот такие баллы — 7753, всего 22 балла.
09:35
Ирина, все поняла, уже знаю, что буду делать. Большое спасибо за уточнение. Успешного продолжения конкурсу!