Смядово. Легенда о Смеде и свободном народе Болгарии

Смядово. Легенда о Смеде и свободном народе Болгарии

Среди высоких холмов, поросших бурым кустарником, и бескрайних полей, покрытых густой лавандовой щетиной, перемежающихся с алыми латками маковых островков, вьется, словно атласная лента, с северо-востока к югу Болгарии Смядово — большая дорога. Дорога жизни. Дорога истории народа. С чем можно сравнить такой протяженности путь? С рукописным свитком, наверное. День за днем, год за годом, век за веком вписываются в него разные по значимости события.

Что слышит одинокий путник, пылящий уставшими ногами? Какую историю поведает ему эта дорога, пока он отдыхает на ее обочине в тени развесистого дерева, прислонившись к его старому, покореженному временем, стволу?

Может, убаюкает тихой песней степного ветра, может, заставит свернуть в соседнее село, чтобы в горбатом, полуразрушенном от невзгод доме, поведать историю о событиях, произошедших так давно, что о них почти никто уже точно ничего не помнит. И от этого она превратилась в легенду; в одну из сотен других легенд, которыми изобилуют эти сказочные места с запахом розы и вкусом янтарного винограда.

Легенду, которую хочется поведать миру.

В окрестностях города Сливен, где небольшие, обмазанные белой глиной, домики теснятся маленькими семейками, где рано встает над горизонтом горячее солнце, где повсюду белым цветом цветут яблоневые сады и ровными прямоугольниками зеленеют пышные огороды, где слышно неугомонное ржание, хрюканье и кудахтанье домашней живности, жила обычная болгарская семья. Такая же, как и многие другие семьи. Смеда, Христо и их дети.

***

Смеду растили всем селом, потому как была она круглой сиротой. Родители ее оставили этот мир, когда девочке едва исполнилось десять лет. Погибли от рук неизвестных лесных разбойников как раз в тот день, когда остались ночевать в поле, чтобы засветло начать сенокос. Нашли их не сразу; мужики долго блуждали в поисках по полям и лесным опушкам. Так и остались они навечно спящими, держа друг друга в крепких объятиях. Следов разбойников не нашли, не нашли и лошадь с жеребенком, и глиняных горшков с незамысловатой едой, и кос, и точильных брусков. Некоторое время за девчонкой приглядывала ее старая бабка, которой и самой в скором времени потребовались помощь и уход. Да и та недолго пожила и ушла вслед за погибшими дочерью и зятем.

Выросла Смеда на глазах у всего села и стала первой красавицей. Была она высокая и статная, черноглазая и темноволосая, с уложенными вокруг головы в несколько рядов толстыми и длинными косами. А еще была она крепкой и сильной. И телом, и духом. Такой же сильной, как и ее имя – Смеда. Была открытой, честной и отзывчивой, помогала каждому всем, чем могла – кому словом, кому делом. Прислушивались к ее слову все селяне — и старики, и молодежь, и детвора несмышленая. В работе Смеда всегда была первой и в веселье не отставала от других. Все парни мечтали заполучить ее в жены, ведь такую хозяйку еще нужно было поискать. Но девушка была гордой и неприступной. Хотела встретить такую же любовь, какая была между ее отцом и матерью. Поэтому уже несколько лет все женихи, какие только сватались к ней, получали, как говорят, «от ворот поворот».

***

Христо был младшим сыном в большой дружной семье. С малых лет он был малоразговорчивым и замкнутым. Мог подолгу бродить по склонам сопок, размышляя, или сидеть на берегу реки, наблюдая, как отражается в ее водах небо с плывущими в одном направлении с ними пушистыми облаками. К тому же, в отличие от старших братьев и сестер, которых кроме работы ничего по большому счету не интересовало, рос он очень набожным. Надолго задерживался в храме после литургии, изучал церковные писания и в беседах со священником не замечал, как проходил весь день, и нужно было возвращаться домой. Родители смирились с таким чудным характером мальчика и решили, что это и есть его судьба — «нести крест», служить Господу, ведь неспроста они дали ему такое редкое имя – Христо.

***

Однажды к Смеде и Христо пришла любовь. Настало и их время. Встретившись на празднике роз, они уже не разлучались ни на минуту. Им в тот год исполнилось по восемнадцать лет. Праздник роз повсеместно в середине лета празднуют жители Болгарии, чтобы насладиться ароматом этих, удивительных по красоте и многообразию форм и окрасок, цветов и приступить к изготовлению розового масла. Маслянистый запах будоражит молодые сердца, и они зажигаются любовью и устремляются навстречу друг другу в порыве слиться в единое целое. Смеда тогда танцевала вместе с другими девушками. Алые цветы, вплетенные в разметавшиеся на ветру кудри, глаза, горящие как угли, изящные гибкие руки и заразительный смех – все это пленило парня и заставило не сводить с нее восторженного взгляда.

Смеда и Христо не стали исключением и после сезона розового, лавандового и виноградного масла, как и многие другие молодые люди, сыграли скромную свадьбу и стали жить в доме, доставшемся девушке от родителей.

Были они разными, но эта непохожесть притягивала их друг к другу с магнетической силой, и с такой же силой разгоралась любовь. Молодая семья была дружной; дни проходили в заботе друг о друге, в работе по хозяйству, в домашних хлопотах. В воскресенье Смеда ходила в храм, где Христо исправно служил послушником. Одно только тревожило сердце женщины – не было у них с Христо детей. Тогда и обратился молодой муж к священнику за помощью, и тот благословил их на рождение сына молитвами. В тот самый год и родился их первенец Александр, который по воле Божьей должен был стать защитником людей. Каждый последующий год Смеда дарила Христо ребенка. Четырнадцать сыновей росли настоящими соколами и вскоре стали опорой матери и помощниками отцу. Хозяйство их расширялось и крепло день ото дня. Неподалеку выстроили и новый дом для старшего сына.

***

Александр вырос сильным, смелым, независимым и пошел характером в мать. Он был ловким охотником, знал, понимал, любил лес, и лес отвечал ему взаимностью.

Жили на лесной поляне феи. Лесные красавицы. В невесомых полупрозрачных одеяниях летали они между деревьями и следили за порядком в лесу. То утихомирят растревоженных сорок, то помогут бельчихе в поисках любопытного бельчонка, оставившего дупло, то вместе с зайцем запутывают следы, то незаметно укажут заблудившимся правильную тропинку. Дел в лесу много. Встретить весну, подготовиться к зиме, нарядить лес осенью. А летними ночами собирались все на поляне, плели веночки из луговых трав и пели грустные песни о любви, которую им не суждено испытать. И только один раз в году феям позволялось посетить человеческое жилище, чтобы насмотреться на юношей, которых они выбрали себе в мужья. Но еще до рассвета каждая из них должна была вылететь через печную трубу, чтобы остаться незамеченной. Вот такая печальная судьба была у этих фей.

Однажды Александр был ранен в неравной схватке с вепрем. Зверь увернулся от охотника и нанес ему смертельный удар клыком. Долго бы лежал воин, истекая кровью, если бы не заметила его одна из лесных фей по имени Силвия. Она приложила к его кровоточащей ране листья, от которых та незаметно затянулась, напоила отваром, возвращающим силы. С помощью волшебства наградила охотника силой, равной силе дикого кабана. Вскоре Александр открыл глаза и увидел прекрасный лик, склонившейся над ним Силвии. С первого взгляда он полюбил свою спасительницу. И Силвия ответила ему любовью. А, как известно, феи могли выходить замуж за людей в том случае, если те их увидят. Так и случилось. Привел Александр в дом Силвию, и стала она обычной женщиной. Только иногда по ночам, когда Александр крепко спал после трудной охоты, улетала в лес, чтобы поведать своим подругам о людской жизни и своей любви.

***

Смеда и Христо к тому времени состарились, но не утратили силы и бодрости духа. Сыновья подрастали один за другим. У Александра и Силвии родилась дочь Радка, которая стала утешением и отрадой бабушке и деду, не имевшим собственной дочери. Ежеминутно она радовала всех окружающих своей лучезарной улыбкой.

Ничто не предвещало беды...

Беда пришла нежданно. Беженцы из соседнего села Медлен оповестили жителей Сливена о ней. Беду называли Горем, она вытекала из глаз слезами, вопила и кричала, заламывала руки, прятала детские тела за взрослые, зажмуривалась и тряслась от страха. Турецкие завоеватели нещадно жгли селения, уводили плененных женщин и детей, мужчины сотнями и тысячами гибли от их быстрых стрел и острых сабель. Животные метались в панике, забивая друг друга копытами, истошно визжали и бились в предсмертных конвульсиях. Горе было большим, величиной с море.

Христо, будучи к тому времени священником, призвал селян и рассказал им об освободительном движении, про которое слышал еще от своего наставника – бывшего сельского священника. Всем миром они решили восстать против турок и выступить на защиту своей независимости.

Этой ночью никто в селе не мог уснуть в ожидании врага. А на утро с первыми лучами солнца все поняли, что сил справиться с турецкими завоевателями ни у кого не хватит и что не остается иного выхода, кроме как сдаться в рабство добровольно.

Смеда и Христо посовещавшись с сыновьями, приняли единственное приемлемое для себя решение — в плен не сдаваться; укрепили двери, закрыли окна ставнями и приготовились, помолясь, к неминуемой смерти от вражеских рук.

Силвия впервые за долгие годы вспомнила о своей волшебной силе и, взмахнув рукой, в один миг обратила всех в черных птиц. Птицы радостно затрепетали крыльями, и в одночасье вылетели в дымоходную трубу, как обычно вылетают феи, покидая жилище человека. Огромная стая вознеслась к самым облакам и, закружив над самым домом, прощаясь с родными местами, устремилась прочь. Громкий выстрел разорвал тишину, и последняя птица, не успев подняться вслед за остальными, упала на землю замертво. Это был Христо. Он, как истинный христианин, закончил свой жизненный путь непорабощенным и остался навеки свободным.

Стая же, не оглядываясь, полетела далеко на север и, добравшись до самого подножия Рижского Предбалкана, ударилась оземь и вновь обрела человеческий облик. Здесь жили Тишина и Покой. Смеда призвала сыновей к себе и наказала им построить селение для свободных болгар, куда никогда не ступит нога турков.

Так и вышло.

Петар, одним своим прикосновением к скале, превратил ее в небольшие каменные кирпичи, из которых начали строить новое жилье. Огниан, договорившись с огнем, повсюду разводил костры, у которых грелись и жарили дичь, добытую в лесу охотником Александром. Димитар, «любящий землю», разбил виноградники, огороды, льняные поля и занялся выращиванием роз. Филиппу, с детства любившему управляться с лошадьми, удалось развести целый табун резвых скакунов и тяжеловозов. Овцы обеспечивали семью шерстью, козы – молоком, кролики – мясом и пухом. Иозиф ежегодно приумножал богатство семьи. Андрей, Никифор, Чавдар в совершенстве овладели военной сноровкой и встали на защиту нового поселения. Богдан стал оружейных дел мастером. Калоян научился намешивать масляные краски разных цветов и занялся рисованием, чеканкой и резьбой по дереву. Благодаря Живко и Радко, которые виртуозно играли на всевозможных музыкальных инструментах, жизнь семьи стала счастливой и веселой. Любомира – самого младшего из сыновей — все любили за его доброе сердце и чувственную душу. Он сочинял сказки для Радки, за которой присматривал по поручению Смеды и Силвии. Совершая ежедневные прогулки по окрестностям, дети любовались красотами ставшего для них родным края. Собирали на лугах цветы, травы, колосья, придумывали орнаменты для украшения ковров, дорожек, полотенец и поясов, которые ткали женщины. Вскоре Радка стала шить нарядные блузки и юбки, расшивала их разноцветными нитками, а Любомир выделывал шкуры животных, из которых шил тужурки и сапоги.

***

Много лет прошло с тех пор, в селение приходили странники из разных уголков Болгарии и оставались там навсегда. Выросли внуки, правнуки и праправнуки Смеды и Христо. Не раз отражали защитники нападки врагов, не раз казалось, что от села не оставалось и кирпичика. Однако оно снова возрождалось, и жизнь начиналась заново. Свободная жизнь по завету Смеды.

Как-то войско, собранное Александром для защиты селения, отражало очередное нападение турок. Врагу неожиданно удалось перетянуть инициативу боя на себя, и поражение было неминуемо. Тогда взревел Александр, словно дикий зверь, собрал в едином порыве свою волшебную силу, встал во весь рост и, превратившись в дикого кабана, повел за собой остальных. Враг был повергнут, а Александр навечно застыл в образе вепря. Так и стоит он на страже, изображенным на гербе города, выросшего на месте маленького селения, построенного Смедой и ее четырнадцатью сыновьями. Город носит название Смядово, что означает «большая дорога», ведущая к свободной счастливой жизни.

+1
06:42
113
RSS
15:38
+1
Прочла на одном дыхании. Интересная история, великолепна изложена. Увлекает с первых минут и уже не отпускает сердце. Спасибо, Ирина.
Онега, спасибо огромное! Писала специально для конкурса. Моя выдумка. Мало, что известно на самом деле. Если она удалась, то я очень рада этому!!!
Ирина, отличная легенда. Очень близка к легендам о Смеде, хранящихся в памяти народа.
Отправил мэру города и главе района Иванке Петровой. Разместил в группе www.facebook.com/groups/509409949485134/
Спасибо, Михаил! Интересно было бы узнать мнение болгар — знатоков истории. Буду счастлива, если им понравится.
18:40
Ирина, преподнесено так убедительно, что этой (сказке, легенде, были?) невольно начинаешь верить… Очень понравилось! 22 (1)
Спасибо большое!!! Люция, такие слова дорогого стоят! Ведь очень важно, чтобы тебе верили.