Послушник.

Под дубом, на траве поляны

Общались Вылко и смолянин.
Гайдук суровый к ним добрался
(Оставил ныне пост свой душный)
Сказал:- Принёс опять добра я,
Что дальше делать нам, послушник?
Для Вылко внове было это-
Смотрел на Бранко, ждал ответа.

Но Бранислав не вёл и глазом,
Считал- о чём вести рассказы:
-Да, брат, не скроешь в торбе шило-
Вся правда выйдет где-то боком.
Послушник монастырский, с Рилы,
Сейчас стоит с тобой и Богом.
Гайдук, ты можешь мне поверить-
Не будет больше недоверий!

— Да как же ты, рубаха- парень,
Со мной деливший стол в хибаре,
Таился долго, словно звери?
Давай, поведай атаману.
-Мой друг, ты можешь слову верить-
Ведь нет в молчании обмана.
Не всё расскажешь меж ушами,
У Церкви много послушаний.

-Так слушай, коли есть охота:
Уже ты знаешь- чьей я крови,
Момчил- наш предок, воевода,
От кривды делался багровый
Скрипел зубами, длань сжимал-
В груди горели зла пожары!
И сразу в бой любой вступал,
Неся врагу, как смерть, удары.
В роду так нашем повелось
Несправедливость где какая-
Забили в душу словно гвоздь,
Я тоже сердцем закипаю.
Так слушай повесть жизни, друг:
Давно то было, жил охраной-
Купца из Плевны вёл на юг.
(Спокойно было- даже странно.)
В одном замшелом городке
Привал устроили на сутки.
Решил пройтись я налегке-
Искал к лицу веселье, шутки.
Забрёл на площадь, где базар,
Глазел, как буйвол на ворота,
Пощупал разный там товар,
Смотрю- скопление народа.
В конце построили помост,
На том- посланец Истанбула.
Заезжий тот, премудрый гость,
Вещал толпе большой со стула.
Узнал, что он- фанариот,
И вхож в дворец, в Диван визиря.
Но с ним хлебнули бы забот-
Печаль в душе повисла гирей.
Обман принёс фанариот,
Слова бросал толпе, не дрогнув-
«Болгары, мол, не развитый народ:
Сейчас- доказанная догма.»
Теорию из дома притянул:
«Болгары- от латинского „вульгарис“.»...
Раздался недовольных гул,
Что часто слышим при пожаре.
Смешно, от ропота толпы
Посланец даже не смутился.
Смотрел, как будто все тупы,
А он на благо всех трудился.
Но вывод больше все потряс-
Как будто в истине священной.
Так бьют сейчас не в бровь, а в глаз:
«Несут вам турки просвещенье!»
Вот так он правду турок гнул
И говорил он людям складно.
Для них народ- безмолвный мул,
Но справедливость- будь неладна!
Ушёл бы, перед крепко пил
(С купцами пить- себе дороже!)
И хмель в крови ещё бродил,
На кулаке чесались кожа.
Дедок попался на глаза-
Мотал он головой изрядно.
«Отступник веры, тля- сказал,-
Земля как носит- не понятно.»
Так я всю волю не сдержал,
Мгла сердце сильно защемила.
Язык стал острым, что кинжал,
Рукой махнул с улыбкой милой:
«Позвольте добрый человек,
Вы видно здесь большой учёный
Задать вопрос, чтоб знать вовек
Азы всей истины мудрёной?»
Расплылся он улыбкой зря,
Меня послушать согласился.
" С тех пор в войне края горят,
Когда пастух ваш с гор спустился.
Доколе будут полыхать
Дома, неся одни мученья?
Зачем ломать нам рабством стать
И книги жечь для просвещенья?"
О, как же громко тот орал-
Так женщина кричит, рожая:
«Хватай его, на суд попал
Мятежник, Порте угрожает!»
Гавазы местного кади,
Ужалил словно, подскочили.
Меня пытались окружить-
Они не раз болгар ловили.
Фанариот торжествовал:
«Ах, сукин сын, болтал сверх меры.
Ну что крамольник, сам попал-
Узнаешь, как гордиться верой!»
Обидел очень он меня-
Зачем словами маму тронул?
Народ восстал, кади браня,
Добавив им зубного стона.
Френгию добрую свою
Достал на свет, пропел три раза.
И раньше лил я кровь в бою-
Упали рядом три гаваза.
Врага схватили, как пожар
Снесли к осине, хоть брыкался:
За всех обиженных болгар
Висел на древе- развивался.

Старик седой, как сон пропал-
Ушла за ним былая радость.
И долго я в горах искал
Для душ края святого Града.
Щедра родная сторона-
Нашел покой в горах, на Риле.
Знакомый старец был монах-
Меня молитвой к Богу вывел.
О всём не мог вести речей-
Земное ценность там теряет:
Фаворский свет во тьме пещер
В душе заблудшей воссияет.
Погас в моей душе костер-
Она зажглась небесным светом!
Мелодия семи озёр
Дана с монашеским обетом.

-Так ты покинешь скоро нас-
У Церкви будет вновь монах?
— Всё будет так, как Бог нам даст
Он с нами, мы в его руках.
Селян молвой не огорчу-
О Вылко ходит в Порте слух.
Ещё сражаться поучу,
А то подавят, словно мух.


Вульгарис от лат. vulgaris, простой.

Гавазы- телохранители.

Кади- турецкий законник, судья.

Фанариот- обитатель района Фанарион в Стамбуле, часто по национальности грек, активно сотрудничал с оккупантами.

Френгия- сабля западно- европейского производства.

 

Прочли стихотворение или рассказ???

Поставьте оценку произведению и напишите комментарий.

И ОБЯЗАТЕЛЬНО нажмите значок "Одноклассников" ниже!

 

+1
05:42
21
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!