Открытое обсуждение рассказа нашего автора - приглашаем всех участвовать

Открытое обсуждение рассказа нашего автора - приглашаем всех участвовать

Надеюсь, все помнят основные правила Открытого обсуждения -
доброжелательность и поддержка;
конструктивность критики;
взаимная вежливость.

Автору интересны как ваши впечатления от рассказа, так и замечания, советы, размышления.

Ночной трамвай

Жаркий день большого города сменился липкой дымкой летнего вечера, и теплая ночь растеклась вязкой пеленой, поглощая притихшие улицы, опустевшие площади, парки, скверы. Город опустел. Только редкие в этот час прохожие спешат укрыться в ненадёжном уюте своих тесных каменных жилищ. За окном уныло моросит дождь и размытые огни ещё не уснувших многоэтажек кажутся футуристическими кораблями пришельцев, медленно плывущими в неизвестность. Мерный перестук колёс и тревожный звон трамвайного сигнала, внезапно вырывают Степана из состояния полусна, и он с трудом осознает окружающую реальность.

Ночной трамвай неторопливо уходит в последний рейс. Полупустой вагон. Только несколько попутчиков, застывших в своих иллюзорных мирах. И он, внезапно вырвавшись из глубокого полузабытья, растерянно оглядывался, наполненный тревогой и состоянием тоскливой безысходности. Редкие пассажиры и далёкий голос кондуктора об очередной остановке, воспринимались иррациональной реальностью. А недавний кошмар, реалистичный и страшный, продолжал удерживать его в состоянии подавленности и обреченности. Минуту назад исполинский каменный монстр неторопливо, капля за каплей, высасывал из него жизнь. А он в оцепенении не мог даже пошевелиться, и только беззвучно стонал.

Влажный ветер из приоткрытого окна стряхнул с него наваждение недавнего сна, и, окончательно проснувшись, Степан облегченно вздохнул — всё в прошлом, каменный исполин больше не властен над ним. Уже год, как ему удалось вырваться, удалось выжить. Грустно улыбнувшись, посмотрел на свое отражение в окне, за которым угадывались размытые очертания спящего города, и события полувековой давности, одно за другим, всплыли в его памяти.

Все началось с той первой поездки ночным трамваем, когда после окончания школы в далёкой сельской глубинке, он приехал в этот город. В такую же, как и сегодня теплую ночь, с вокзала уходил последний трамвай. И в нём Степан, совсем юный, только окончивший школу, полный надежды и веры в другую жизнь в новом мире. В мире, совсем не похожем на тот в прошлом: патриархальный, сельский, неторопливый, где время давно остановилось, где дождь и серые облака так низко, что кажется, они поднимаются за посадками в поле, и оттуда внезапно накрывают село дождливым куполом на несколько бесконечных унылых дней, и тогда наезженная пыль дорог превращается в непроходимую грязь. Часто, именно в такие слякотные дни, он сидел у окна и смотрел, как дождь, уж в который раз, пытается смыть эту ползучую безнадёгу и тосковал по дальним мирам, вычитанным в книгах. С нетерпением ждал взросления в надежде познать другой мир, скрытый за далёким горизонтом, наполненный автомобилями, самолетами, огромными домами, площадями. Где нет грязи, пыли, и, главное, там нет скуки. Нет растянутого до бесконечности времени.

События полувековой давности возникли в его памяти яркой картинкой. В тот поздний летний вечер, после долгой поездки пригородным поездом, он впервые попал в город, в мир, о котором так долго мечтал. И последним ночным трамваем отправился на дальний спальный массив. Вагон мягко качался на рельсах, и он сморенный душной плацкартой, незаметно для себя задремал. И во сне впервые увидел Его. Мрачный исполин тащил за собой огромный невод, в котором плавали тысячи рыбок, и вместе с ними и он, Степан. Рыбки не пытались вырваться на свободу, равнодушно плавали внутри невода. Их вылавливал Монстр и заглатывал. А когда потянулся к нему, отчаянно рванул к краю невода, но разорвать сеть не смог, и ледяная хватка монстра сдавила горло. С немым криком, покрытый холодным потом, Степан проснулся. Но молодость беззаботна, и уже через минуту он забыл о кошмаре. Его мысли были там, в завтрашнем дне, где его ждала новая жизнь.

Воспоминания, волна за волной, накладывались на равномерный перестук трамвайных колес. Перед внутренним взором Степана непрерывным калейдоскопом мелькали прожитые годы. Он растворился в городе: окончил институт, работал, женился, растил детей. Но в то время ещё не знал, что, засыпая в редких поездках ночным трамваем, видит невидимого властелина города.

Наполненный радостными хлопотами в семье, успехами на работе, упорно не замечал, как каменный монстр постепенно подчинял его себе, наполнял мнимыми желаниями и погружал в общий поток горожан, послушно выполняющих Его волю. А короткие сны-кошмары в редких поездках ночным трамваем быстро забывались.

Вскоре дети выросли и стали жить своими семьями, а Степан вдруг начал болеть. Он не мог не только полноценно работать, но даже дорога в офис выматывала и лишала его последних сил. Каждый год он менял врачей и способы лечения, но положение только ухудшалось. Он угасал. Казалось, жизнь закончилась.

И однажды, тяжело больной, измученный лекарствами и больницами, потеряв последнюю надежду выздороветь, Степан понял, что в коротких снах-кошмарах в ночном трамвае он встречается с невидимым правителем города, жестоким каменным монстром. И причина его недомоганий именно в нем — невидимом правителе города. Громкий и агрессивный, наполненный спешащими по своим, только им ведомым делам, жителями, он наслаждается душными испарениями раскаленного асфальта и выхлопами вездесущих автомобилей. Он везде: во сне, в этом трамвае, в каменных глыбах жилых высоток, в летящих навстречу автомобилях, и даже в глубине подземных тоннелей канализации. Циничный и равнодушный, созданный людьми, как убежище от самих себя, он взымал высокую плату за свое существование. Он питался энергией горожан, но главное, жадно поглощал их страхи, переживания, зависть, гордыню и для этого силой удерживал жителей города в бесконечном движении, не имеющим ни смысла, ни цели.

Занятые нескончаемым бегом, навязанным каменным монстром, люди не замечали своей зависимости. Где-то там, в центре города, кипит, бурлит, насыщенная пороками ночная жизнь. А здесь, на дальнем жилом массиве, усталый монстр засыпает, останавливает свой бесконечный бег. Расслабленный, Он не контролирует свои мысли, и они, как туман, наполняют город. И услышать их можно только в особом состоянии полусна в потерявшемся на дальнем жилом массиве трамвае.

Размеренное перестукивание стальных колес навеяло Степану воспоминание об первом отпуске. Он приехал в село к родителям, усталый, наполненный городскими заботами и мыслями. И только вечером в поле, среди звёзд, почувствовал, как уходит от него напряжение последних лет, как исчезло ощущение вечной нехватки времени, потребности куда-то бежать, успевать. Набирал полную грудь воздуха и выдыхал остатки душевного дискомфорта. Земля тянулась к нему теплом прохладного вечера и наполняла желанием бежать полевой дорогой. И вот уже в спину ударил ветер. Над селом кружила буря. Он почувствовал её первозданную мощь, доверился ветру и устремился к далёкому горизонту, сверкающему хищными зарницами молний. Летел над полем, и капли, предвестники ливня, взрывались на его лице! Он не касался земли, буря приняла его, и защищённый ветром, Степан ощущал свою неразрывную связь с окружающими полями, посадками, дождем, полевой дорогой. Радость переполняла его. И вернулся домой мокрый, усталый, но счастливый.

Он редко бывал у родителей, но всегда приезжая к ним чувствовал потребность выйти в поле и отдать себя во власть ветра.

Тогда он ещё не понимал коварность и опасность городского монстра. Он был молод, и стремление к заманчивому новому миру была сильнее. Ведь там другая жизнь! Состязание. Желание быть первым. Где каждый день – новое движение, и рядом с тобой такие же, как и ты, сотни тысяч не дающих усомниться в правильности выбранного пути. И он, каждое утро, врывался в этот безжалостный муравейник забот, обязанностей, долга и прочего, навязанного ему невидимым правителем. Люди не замечали этого, и каменный исполин забирал у них самое ценное, забирал время. Так пятьдесят лет городской жизни Степана пролетели как один день. День безудержной гонки за ложными целями.

Степан в каждой поездке ночным трамваем, все больше и больше погружался в мир мыслей спящего монстра. А просыпаясь думал об этих снах. И задавал себе вопрос, почему именно в этом трамвае приходили кошмары в его сон? Поездка ночным маршрутом всегда успокаивала его, он любил эти поездки, когда пустой вагон, и только плывущий город за окном. Он погружался в свои мысли, воспрминания. Он чувствовал, что трамвай его понимает и даже пытается ему что-то сказать, что-то очень важное. Часто к нему приходили странные видения, сборочный конвейер, суета рабочих, полусобранный трамвай. Он, как будто видел все глазами трамвая. Первые поездки маршрутом, пугающий шум разговоров пассажиров. Но потом Степан засыпал и кошмары заполняли его сон, он попадал в мир монстра.

И однажды, в монотонном перестуке колес, услышал тихий шепот трамвая: «Беги, беги, беги».

Он уехал из города. Да, он успел, вырвался. Вернулся в свое село, в родительский дом.

Прошел год, как он уехал из города. Только иногда бывал в нём короткими наездами на пару дней. И в этот раз он как всегда ехал последним ночным трамваем, вспоминал и слушал каменного правителя города.

После полувекового перерыва, жизнь в родительском доме была живительный бальзамом для измученного болезнями тела. Он приехал один. Приехал с надеждой. И первые месяцы, с трудом передвигаясь подворьем, преодолевая сопротивление немощного тела, выполнял необходимую для выживания работу. Усталость и боль выматывала, и поработав полчаса, падал в отцовское кресло и проваливался в беспамятство. Отходил. И опять упрямо колол дрова, чистил снег, таскал воду из колодца. Боролся с собой, со своим телом, и гнал прочь соблазн вернуться в город, в тёплую квартиру, ванную, на диван у телевизора.

А вечерами стоял у забора, смотрел в поле и просил ветер о помощи. Ветер налетал злой, холодный, и наотмашь бил ветками в лицо, отгоняя мысли сдаться и уехать. И поддерживаемый ветром, Степан смотрел на далёкий горизонт и призывал предков дать ему жизненные силы и победить болезнь. Ждал бурю.

Весной она пришла. Он это понял ещё днём, когда небо с юга окрасилось черной пеленой и мрачная стена понеслась к селу. Соседи с тревогой смотрели в небо. А Степан обрадовался, это ведь его буря, и она идёт, чтобы дать ему силы! Только она, напитанная духом предков, ведомая праматерью его народа, вдохнет в него жизнь. И когда буря ворвалась в село, ломая деревья и круша заборы, он восторженно поднял руки, пошел навстречу, и оглушенный громом, что-то кричал, плакал, растворялся в дожде. Был в гармонии с этой землей, ветром, звёздным небом и связью в тысячу лет, дающей силы жителям села, выбравшим этот край. Рядом неслись обломанные ветки, сорванные листья, и уже не буря, а вечная, пока существует земля, праматерь человечества кружила и ласкала давно забытым танцем единения. Тысячи поколений предков кружили вместе с ним, наполняя смыслом жизни и осознанием своего предназначения. Его обнимал Ветер, его обнимала Праматерь, сила предков наполнила его, и он побежал навстречу буре. И уже нет ни болезни, ни времени, ни земли, ни неба.

Внезапно наступила тишина и Степан очнулся в ночном поле, под ногами упруго покачивался полевой клевер, рядом табун лошадей, пастух у костра, тишина, звезды, и вокруг бешенным водоворотом беззвучно ревет буря.

Подошел, присел, протянул руки к огню, присмотрелся — так это же, дед его, Степан, давно умерший. Дед любил лошадей и пришел к нему с лошадями. И сейчас приподняв голову, с хитрым прищуром глаз, смотрел на внука. Этот взгляд Степан помнил с детства, когда на ночном выпасе, дед учил его, шестилетнего мальца простой жизненной мудрости.

— Долго тебя внучок носило по чужим краям. Что искал там Степка, а? — дед подбросил в костер немного сухих веток.

— Так ведь жизнь, деда, она вся там, чего мне в деревне …Я не последний человек в городе.

— Так если хорошо там, зачем вернулся?

— Болею я, город измучил. Да и жизнь пролетела как миг, будто и не жил, как будто не я это. Вот скажи мне, деда, а зачем мы живем? В чем смысл? Ведь я достиг всего чего хотел, все у меня есть, а жизнь прошла как минута и осталась только болезнь и в душе пустота.

— Ты, Степка, верно подметил, не жил ты. Так пробежался по жизни, и ни ты ее, ни она тебя не заметили. Прежде чем о смысле жизни заговаривать, ты Степка, сначала, жизнь эту проживи. Не бежать сломя голову, и не ждать невесть чего, а жить надо. Ведь пока ты в бегах напрягался и в ожиданиях томился, жизнь мимо тебя прошла.

— Сложно говоришь, деда, а разве стремление к высокой цели не жизнь, а ожидание к примеру рождения ребенка?

— Нет, Степка, это не жизнь.

— А что же это? — Степан растерялся

— Это, Степка, только ожидание и стремление, и пока ты весь в этом, ты не живешь. И стремление, и ожидание, это ведь время, правда?

Степан растерянно кивнул.

— Ну вот, ты ждешь, на часы поглядываешь, время подгоняешь, а жизнь она вне времени.

У Степана от напряжения разболелась голова.

— Ну не понимаю я, деда!

— Ладно, внучек, тогда подумай вот о чём: вот когда ты был маленьким, ну, лет пяти, не более, ты ведь ничего не ждал и ни к чему не стремился. Ты просто жил, и время для тебя не существовало. А когда постарше стал, в школу пошёл — все поменялось, появилось желание побыстрее закончить школу и стать взрослым. И ты стал ждать, считать дни, годы. Ты не жил, ты ждал. А потом во взрослой жизни опять ждал: то квартиру, то повышения в должности, то скорее бы дети выросли, так жизнь мимо тебя и прошла. Тебе вон семьдесят скоро, а будто и не жил, только воспоминания. И помнишь ты только события которых ждал к которым стремился, верно?

— Да… Так ведь это и есть жизнь, деда: профессию получил, работу хорошую, женился, детей вырастил. Что не так, деда?

— Все так и все не так внучек. Все, что ты перечислил, должно быть в жизни, а что между этими событиями было, помнишь?

Степан растерянно хмыкнул и сдвинул плечами.

— Да, как-то так, смутно…

— Вот и я об этом, Степка, жизнь в это время мимо тебя шла. А жизнь должна быть во всем: и в ожидании, и в стремлении. Вот как в детстве, в то время ты конечно же стремился к чему-то своему детскому и ждал чего-то: то лета, то мороженного. Но это было не главным для тебя. Главное, каждое мгновение, ты познавал себя и мир вокруг себя: грыз зеленые яблоки, с восторгом смотрел вечерами на звёзды, и эти мгновения существовали вне времени, ты его попросту не замечал. Подумай об этом.

И пока Спепан пытался уловить смысл сказанного, дед поднялся и ушел к лошадям. Мгновение, и буря поглотила его. А потом взревела с новой силой и понесла Степана в ночную степь. И только под утро, он, как и полвека назад, вернулся мокрый и счастливый. Он выздоравливал. Монстр больше не властен над ним, его мрачные остатки смыла буря.

Полвека он отдал городу, где потерял не только здоровье, но и саму жизнь. И теперь здесь, на земле предков, он вернет себе утерянное. Так жаль ли ему потерянных лет? Ведь это были прекрасные годы. Была интересная работа, семья, дети. У него было всё, чтобы быть счастливым. Так почему тогда на душе тоска и чувство потери чего-то важного? И тот разговор с дедом, в нём, он упустил что-то важное.

Звенит знакомый сигнал, укачивает движение, и Степан, под мерный перестук трамвайных колес, уткнувшись лицом в окно, пытается решить главный для себя вопрос: Так нужен ли ему был город? Ведь город помог ему вырваться из скучного однообразия сельской жизни, познать другой мир, где время как ураган в степи, несется сметая все на своем пути и затягивает в свой бешенный водоворот возможностей и исполнения желаний. И он летел, наполненный восторгом осознанания своего участия в построении чего-то большого и нужного для всего мира. Так может он ошибался? Почему столь велика цена? Потеряно время, здоровье и главное в этом ли смысл его жизни? А может, как сказал дед, смысл жизни в осознании себя в каждой минуте, когда секунда как вечность? И тогда жизнь вечна! Вот она главная цель. Не пролетать ураганом десятки лет, а наоборот, растянуть минуту в года, осознавать себя в этом, и в этом, осознанном времени жить вечно!

Размеренно стучат на стыках рельс колеса, растягивая время, и Степан, растворяясь в каждом мгновении, обретает новую долгую жизнь, и наконец-то, удовлетворённый прощается с городом, с прошлой жизнью. А завтра вернётся в село, ведь там его буря, и силой предков наполненный Ветер.

+5
23:50
357
RSS
10:02
+3
Я первая?.. Прочитала рассказ с интересом. Тема города и жизни в родстве с природой — актуальна. Мне близко такое оздоравливающее восприятие земли, ветра, малой родины. Я имею такую возможность: на всё лето уезжать в свой деревянный дом с садом, землёй, близким лесом… И испытываю те же чувства, описанные в рассказе. Но город не является для меня монстром. Он даёт мне комфорт и полноту творческого общения. В идеале человек должен жить на природе, но со всеми удобствами цивилизации. И главная мысль рассказа верна: нужно любить каждое мгновение жизни, дело, которым занимаешься, людей, с которыми живёшь. Обратила внимание, что в рассказе ни слова о жене, любви. Может быть, этого не хватало для счастья? Образ ночного трамвая, как центральный, интересен в психологическом аспекте: с ним связаны городские ассоциации. Ночной трамвай — и место действия, и характеристика городской жизни в распланированном движении, в темноте.
О многом заставляет задуматься Ваш рассказ.
Можно найти недостатки. Но об этом, я думаю,
скажут другие читатели.
15:14
+2
Спасибо, Надежда. Понравилась ваша фраза: " В идеале человек должен жить на природе, но со всеми удобствами цивилизации. И главная мысль рассказа верна: нужно любить каждое мгновение жизни, дело, которым занимаешься, людей, с которыми живёшь"
19:14
+4
Добрый вечер!
Поделюсь своим мнением по содержанию рассказа, т.к. не совсем компетентна в правильном построении и написании прозы…
Прочитала с интересом… Во многом согласна с автором и с предыдущим комментатором — Надеждой.
Город многое даёт и также многого лишает… И, конечно, каждый делает выбор сам, как ему жить… Радует, когда такие озарения, как у героя рассказа, происходят раньше… А с другой стороны — лучше поздно, чем никогда.
Плоды цивилизации дают блага и упрощают жизнь человека, он забывает порой, что сам частичка всего того, что его окружает…
Он сам — природа, сам в ней и она в нём… Всё едино… Человеку ещё дана возможность творчески мыслить, творить добро во благо или же, что-то другое… Рассказ помогает задуматься о жизни, о её смысле, цели… Спасибо автору, творческого вдохновения и успехов!
15:47
+2
Спасибо, Елена. Вы правы, плоды цивилизации можно создать и в деревне. Вот к примеру я живу в деревне и в моем доме есть и водопровод с горячей водой и канализация, телевидение, интернет. При этом дом большой, но главное моя территория не ограничена его размерами, потому что есть еще участок 20 соток а за участком лес. И это все мой дом. А в городе уют заканчивается за порогом квартиры. То чем город уютнее деревни? Теплым туалетом и ванной? Так у меня это все есть. А ещё что? Театр, концертный зал? Так мне ехать всего полтора часа и я в центре города. Работа? Вот тут конечно проблема. Для молодых. А проблема ли? У нас в деревню переехал молодой парень, лет тридцать, семья дети. Построил огромную теплицу и выращивает чего-то экзотическое и похоже процветает. Второй молодой человек организовал пилораму и поставляет пиломатериал в Германию. Оба строят огромные дома из дерева по канадской технологии. И они сьехали с города.
Вам спасибо, что поняли главную мысль рассказа.
21:53
+3
Добрый вечер! Прочла рассказ. Мне, как человеку, умеющему находить красоту, гармонию и комфорт и в городе, и в деревне, мотив этого мужского стона не совсем понятен. Уже в который раз встречаю в произведениях наших авторов клише негативности в отношении города (типа каменные джунгли и пр.; здесь «ненадёжном уюте своих тесных каменных жилищ»). Откуда это презрение к чистым и уютным квартирам, ваннам с горячей водой, к изобилию продуктов и товаров в городских магазинах, к культурным местам — театрам, музеям и пр.? В деревне свое счастье и радость, свежий воздух, природа, натуральные продукты, темп жизни… Откуда вдруг взялся этот каменный исполин? Этот монстр? 50 лет человек жил в городе, заболел, и вдруг решил, что это город его и убивает! А что, если наш герой заболел от того, что не познал любовь? Что не испытывал радость от общения с женщиной, со своими детьми? Где они в рассказе? Где те семейные ценности, к которым он так стремился? Куда подевалась жена? Надел человек темные очки какой-то придуманной безысходности и общего неудовлетворения жизнью и решил поделиться с нами этой придуманной безнадегой.
Понимаю, что излечение болезни через бурю — метафора. Иначе реально буря бы его убила. Дерево бы упало на слабого и больного человека. И встреча с дедом дана нам для того, чтобы мы поняли, что же именно наш герой пропустил в жизни. Что делал не так? И старый дед объясняет ему, что, мол, ты не жил, а ждал чего-то, вот жизнь и пронеслась мимо… Да, это действительно так. Но эта философская схема не имеет никакого отношения к теме «город-деревня». Есть люди, которые действительно не получают от жизни кайфа, не понимают ценности жизни, красоты, не видят вокруг ничего — ни неба, ни красивого цветка, ни улыбки ребенка, ни радуги над головой…Так уж они устроены.
Но что-то мне подсказывает, что наш герой, если бы не приболел серьезно, то и не вспомнил бы о своей родине, деревне, о своих корнях.
Здесь есть один эпизод, на мой взгляд, чрезмерно киношный, легковесный, и не имеющий под собой той глубины, которая могла бы возникнуть, если бы, к примеру, это был не короткий рассказ, а огромный, серьезный философский роман о жизни нашего героя, где была бы представлена вся его жизнь со всеми подробностями. Если бы он на страницах этого густого на события и яркого полотна боролся со своим недугом и в конце романа нашел в себе силы побороть болезнь. Вот: «Тысячи поколений предков кружили вместе с ним, наполняя смыслом жизни и осознанием своего предназначения. Его обнимал Ветер, его обнимала Праматерь, сила предков наполнила его, и он побежал навстречу буре. И уже нет ни болезни, ни времени, ни земли, ни неба». Как-то это чрезмерно, на мой взгляд…
Теперь о том, КАК ЭТО СДЕЛАНО. Вот смотрите, название «Ночной трамвай». Начало хорошее. Я ждала, что в трамвае что-то произойдет, что ассоциации главного героя будут связаны именно с трамваем, с происшествием, пусть даже с трагедией. Там и «крючок» такой в самом начале имеется: «. А недавний кошмар, реалистичный и страшный, продолжал удерживать его в состоянии подавленности и обреченности…» «Все началось с той первой поездки ночным трамваем, когда после окончания школы в далёкой сельской глубинке, он приехал в этот город…»
Словом, ночной трамвай, как символ города меня не убедил. Совсем.
Я ждала сюжета. Его тоже нет. А если рассказ без крепкого сюжета, значит, он должен быть наполнен эмоциями, чувствами. И они есть. Но их мало, от того очень много «воды» и повторов. Так часто бывает, когда человек, увлекшись, повторяет понравившиеся ему слова. Но не надо забывать о существовании синонимов! Тогда текст будет богаче, ярче.
К примеру: слово «трамвай» в этом коротком рассказе употребляется 20 раз;
«размытые» (огни, потом очертания) — дважды в соседних абзацах, это недопустимо;
«трамвай» – 20 (!) раз (хотя трамвай вообще не причем!);
«растерянно» — 3 раза (я тоже люблю это слово, и часто его использую, но на страницах своих «толстых» романов;
«Монстр»» – 11 (!) раз (он же, каменный город, «исполин» — 4 раза, и «каменный» — 9;
«Предки» — 6 раз.
(Поверьте, я не вредничаю, не придираюсь, просто хочу помочь, подсказать что-то. Можете вообще не обращать внимания на эту рецензию или все-таки, принять мои «придирки» за советы).
Теперь это клише, которое вообще убивает все живое в этом рассказе, формула жизни нашего героя, от которой на самом деле (в том виде, как она преподнесена авторо)м, хочется удавиться: «окончил институт, работал, женился, растил детей».
Но, помилуйте, это же вагоны счастья!!! Получить образование, найти хорошую работу в большом городе, встретить свою любовь (но в нашем случае, любовью как-то не пахнет), стать родителем!!!
Что не так-то? И кто мешал нашему герою время от времени наведываться в свою деревню? «Он редко бывал у родителей, но всегда приезжая к ним чувствовал потребность выйти в поле и отдать себя во власть ветра».
Получается, что и семью свою он не любил (ни жену, ни детей), и родителей. И откуда такая потребность отдать себя во власть ветра?
Все-таки мне кажется, что главным действующим элементом в этом грустном рассказе является боль. Не будь болезни, боли, не появился бы этот новокаиновый ветер, исцеляющий…
Безусловно, рассказ сложный, автор хотел передать ощущение перерождения героя, осознание им истины жизни. Но, повторяю, эта тема могла бы быть раскрыта в более масштабном произведении, а не в коротком рассказе.
И мне не хватило именно РАССКАЗА, какой-то истории. Живой, настоящей, реальной, а не одной аллегории с каменным монстром.
Язык у автора хороший, человек явно талантливый, способный написать великое множество интереснейших рассказов, романов, а, может, и стихов. Не знаю. Он прекрасно владеет словом, работает с метафорами. С запятыми не все в порядке, то маловато, то слишком много.
Думаю, все это поправимо. Успехов!
Во многом согласна с Вами, Анна. Обратила внимание на то, что по мере чтения терялся интерес к повествованию и герою. Как и герою, рассказу не хватает жизни, эмоций, чувств… Больше всего запомнился сонный пассажир трамвая. Несколько раз этот эпизод, вероятно, символизирует эмоциональное состояние героя в городе. Желаю автору творческих удач!
15:24
+1
Спасибо, Анна. Этот рассказ — попытка написать в жанре магреализма. Похоже что неудачная. Спасибо за подробный разбор стилистики. Рассказ нужно переписывать. Согласен.
09:24
+3
Прочла «Ночной трамвай», название интересное. Впечатление странное и неопределённое от повторений, противоречий в словосочетаниях, размытости (или отсутствии) сюжета, самого героя. Мне кажется, у героя рассказа нет физического, то есть органического, недуга, болезни, у него глубокий, давний душевный надлом, возможно, душевное расстройство. Он страшно одинок среди людей. Даже родных и близких. И тогда всё становится более или менее на свои места – и любовь к поездкам в ночном полупустом трамвае, и боязнь шума голосов пассажиров, и повторяющиеся сны-кошмары о каменном монстре, высасывающем из него жизнь, его склонность к одиночеству, и бесполезность лекарств и больниц, смена докторов… Пока читала, вспомнила и «Детей подземелья» Короленко — как камни высасывали жизнь, и «Чёрного монаха» — восторг перед бурей. Как будто у героя «смешались в кучу кони, люди», а это так по повествованию. Есть интересные сравнения, определения, эпитеты, обороты, и автор умеет ими пользоваться, чувствует тему, но, на мой взгляд, произведение сыровато, нуждается «в доведении», потому что здесь гораздо глубже, чем город – деревня, человек – природа. Автору самые тёплые пожелания.
15:49
Спасибо, Татьяна. Рассказ мой. Похоже недоработал.
17:37
+1
Стас, добрый день! Я сразу поняла, что автор Вы. Вас эта тема занимает. Я сейчас иногда пишу короткую, или малую, прозу и поняла, я Вам и раньше писала — мелочей нет! Любая мелочь, не доработанная, срабатывает против автора. Вы только, пожалуйста, не обижайтесь, вот Вы пишите, что впервые юноша приехал в город пригородным поездом, ехал долго в душной плацкарте. Так вот эти поезда преодолевают самое бОльшее 200 км со скоростью около 80 км/час. Сколько времени это займёт? Даже с учётом остановок. Это 1-е, 2-е — в них нет плацкарт. Анна посчитала, сколько раз повторяете слова, это она ещё не указала про рельсы и перестуки… Меня заинтересовал «ночной трамвай» как символ для героя — это как грань между городом и деревней, между прошлой и новой жизнью? Я почему написала о душевном надломе? Ему, т.е. герою, было плохо и в деревне, и в городе, хотя здесь у него всё сложилось — карьера, семья, друзья. Если плохо, почему не вернулся — стыдно перед родными, не захотела жена, не было работы? И ещё, Стас, непонятно — и город каменный монстр, и его властелин тоже. Вот как-то разберитесь для себя. Просто больше, не всегда лучше, иногда это просто много, а вот хорошо ли… Я думаю, у Вас всё получится, Вы можете! Удачи от души!
16:06
+1
Спасибо большое, Татьяна. Понимаю, как ещё много надо сделать для хорошей прозы. Пытался окунуть читателя в психологические переживания героя рассказа. Пока не убедительно, но главное я пытаюсь и надеюсь, что получится.
16:50
Я тоже, Стас, думаю, что всё получится, м.б., не сразу, но если есть желание, то получится. Я вот и написала, что это глубже, чем город-деревня, человек-природа — это человек в себе, его метания, переживания… Ведь бывают такие минуты, что снаружи кажется, всё хорошо, благополучно, все недоумевают — чего ещё надо, а человеку — хоть волком вой, деться некуда, правда. Удачи Вам, Стас!
15:11
+2
Добрый день. Благодарю всех оставивших отзывы к моему рассказу. Этот рассказ написан как творческий эксперимент. Показать дискомфорт сельского по сути человека в большом мегаполисе. Он оторван от своей среды и как рыба на берегу задыхается в каменном мире города. Понимаю, что попытка пока сырая и нужно ещё много работать.
16:16
+1
Удачи!
12:46
+2
На интуитивном уровне у меня как у читателя сложилось впечатление, что написал его человек талантливый, но не совсем опытный. Рассказ читается достаточно легко. Слог хороший. И это, на мой взгляд, самое главное. Всё остальное думаю, наработается и придёт с опытом. По технике здесь опытные авторы высказались.

Чего мне лично не хватило в этом рассказе? Более подробного описания прошлой жизни героя, информации о жене (во время чтения задавалась вопросом, а где же жена и что с ней). Резанула фраза «спешат укрыться в ненадёжном уюте своих тесных каменных жилищ». Если автором городские квартиры воспринимаются ненадежным местом, то для многих (а скорей всего для большинства) городских жителей квартира это как раз таки надежное место и личное пространство, где можно расслабиться, скинуть социальные маски и отдохнуть от дневной суеты. Ну а главная мысль рассказа, на мой взгляд, донесена и понятна.

Желаю автору всех благ и много интересных, новых рассказов!
14:09
+1
Спасибо, Ольга. Наверное вы правы и в рассказе не хватает истории об главном герое. Что касается отношения ЛГ к тесным каменным жилищам-квартирам, так это мнение не автора а его, Степана. Он вырос в большом доме с огромным участком и что важно, территория его уюта, в отличие от городского жителя не заканчивается порогом дома, она больше, и это его приусадебный участок тридцать соток и поле примыкающее к огороду. Все это его территория, а в городе он ограничен метражом квартиры и она для него конечно тесная.
Почему не писал о семье и жене? Это намеренно, хотел сконцентрировать читателя на внутреннем мире его переживаний где разыгрываются два противоречия в одном человеке — мир города и мир деревни. Многие деревенские в прошлом комфортно живут в городе, а многие тоскуют по родной среде и от этого и болезни и душевный дискомфорт и тяга к языческим отношениям к природе.
Еще раз, Вам спасибо за теплые слова. Деревенская тема для меня очень важна и я буду об этом писать.
14:33
Художественная задача автора — сверхсложная, и я бы добавил — сверхзначимая. Это безусловно большой плюс. И каменные джунгли, и тоска, и выздоровление на природе — все это безусловно имеет право быть. И ничего сверх того, что объяснено — объяснять не надо. Но у такой (сверхсложной) художественной задачи — должен быть соответствующий язык. Писательское мастерство в таких случаях должно быть безупречным. А у автора уже в первой фразе — непростительный ляп. Вот он пишет «Жаркий день большого города сменился липкой дымкой летнего вечера...» День по определению не может смениться «липкой дымкой». День может смениться только вечером, а вечер — ночью. Правильнее было бы написать: «Дневной зной (можно тут при желании наподбирать эпитетов » злобный, бессердечный, испепеляющий" и т. д.) большого города (сменился, расплавился и превратился) в липкую дымку (марево) душного вечера". Можно, конечно оставить фразу и в авторском исполнении: все равно ведь понятно о чем речь, но для этого читателю нужно невольно применить волевое усилие. чтобы понять о чем речь. То есть попросту говоря — отвлечь читателя на несущественное, и тем самым не дать ему настроиться на постижение ГЛАВНОГО, что скрыто в таких случаях между строчек. Ведь именно ради постижения ГЛАВНОГО и был написан рассказ.
Мой вердикт: все дело в недостаточном литературном мастерстве: а это уже как талант — от Бога.
15:59
Спасибо, Георгий. Наверное Вы правы и начинающему автору правда о его способностях нужна и как можно раньше. Если нет таланта от Бога то и писать ему суждено для развлечения себя. Я ошибочно предполагал, что неким талантом обладаю и смогу его реализовать в литературе. Думаете ошибался? Возможно. Я тут вспомнил одну историю из своего далекого прошлого. В то время, я, молодой специалист, пару лет как с окончил политехнический, работал в одном НИИ, и там заметили мои рисунки ( развлекался в обеденный перерыв) и предложили оформлять стенгазету. Я конечно с удовольствием согласился. И ко дню рождения В. И. Ленина выпустил газету с его портретом. Народ институтский более сведущ в проблемах материалов и сплавов, мой труд оценили что называется «На ура». А начальник отдела высказал удивление, что мол такой способный к живописи талантище делает в КБ НИИ АК. И я ему ответил, что лучше быть хорошим инженером чем посредственным художником. И до сих пор считаю свой ответ правильным. Сейчас, учитывая возраст, у меня нет профессиональных амбиций в литературе, но писать безумно хочется. Вы вынесли вердикт об отсутствии таланта и для меня это печальое открытие. Ведь талант, как правильно Вы заметили выработать в себе нельзя, он от Бога. Я конечно писать буду, даже для десятка знакомых, читающих мои рассказы.
Спасибо за правду, Георгий. Вы талантливы от Бога, вне сомнения и несомненно увидите талант в другом человеке. Вам желаю творческих успехов.
Стас, ну что Вы такое взяли себе в ум? Ну, право же, Вы, как ребенок (что, впрочем, и хорошо). Когда я говорю, что талант от Бога, то я вижу этот талант в человеке. Увидел я его и у Вас. Повторюсь, Вы взялись за выполнение архисложной художественной задачи. А это уже по умолчанию говорит о не дюжем таланте. Но талант нужно еще откопать в себе. Его, талант. ни только зарывают, но и откапывают. Откапывают за счет нарабатывания мастерства. То жанр (магический реализм), который Вы в данном случаен выбрали, он как сама магия обращен к подсознанию. Все доводы (претензии к вам), которые были озвучены выше — ничего не значат, поскольку обращены к сознанию, поэтому они в маг-реализме легко опровергаются напористой уверенностью автора повествования. Внушить, используя магию, можно все что угодно. А уж тем более, что Город — каменный монстр — это, вообще, как говорится, сам бог велел. Но для этого каждая фраза повествования должна быть подобна магической формуле-заклинанию. Четко, уверенно и не в бровь, а в глаз. И никакой воды, никаких красивостей. Только то, в чем автор абсолютно уверен.
Мой вердикт: все дело в недостаточном литературном мастерстве: а это уже как талант — от Бога. Я тоже эту фразу как отсутствие таланта у автора поняла. Типа литературного мастерства недостаточно, а оно (мастерство) это талант от Бога. Вывод — таланта нет.
Ольга, а если я подам эту свою мысль в такой редакции: талант, читай Бог, в этом произведении не проявился из-за отсутствия литературного мастерства?
Данную фразу, Георгий, можно интерпретировать двояко. Талант есть, но он не проявился. Либо — нет мастерства, нет и таланта. Такая редакция звучит конечно помягче.
21:08
+1
Ольга, а давайте, еще дальше углубимся. Есть — литературный талант, а есть — литературные способности. Способности, скажем — качество врожденное, оно дано изначально, от рождения. А талант — от Бога, то есть — свыше. Талант это когда Сам Бог водит рукой литератора. И для того, чтобы Бог решился проявиться в художнике — художнику нужно развить свои художественные способности до совершенства. То есть, как говорят в среде художников — набить руку. Чтобы писалось в моменты вдохновения на одном дыхании — чуть ли ни абсолютно автоматически. Так вот, лично я полагаю, что талант — это обратная сторона мастерства, то есть талант это врожденные способности плюс наработанное мастерство. Тогда как врожденные способности — это всего лишь ПОТЕНЦИЯ таланта. Так что талант может проявиться (при упорном труде художника), а может и нет. Но можно сказать абсолютно точно: коли нет литературных способностей — не может быть и таланта.

В конкретном случае, у Стаса — безусловно врожденные писательские способности присутствуют. И талант в потенции, понятное дело — тоже есть. А вот реализуется ли он? Тут зависит от множества факторов: первые два из которых — одержимость художника творчеством и её величество Судьба художника…
Извиняюсь, Георгий, за поздний ответ. Мне не приходят уведомления о новых комментариях. Очень интересные размышления и разделение на литературные способности и талан как их дальнейшее проявление. Я всегда думала, что талант — он от рождения (или есть или нет), а развиваешь его или нет это уже другой вопрос. То есть в моем понимании это выглядит так. У человека есть талант, но он при этом может писать корявые стихи и/или прозу, потому что не совершенствует и не развивает его. А если учится, много пишет, то со временем приходит и мастерство. То есть в моем понимании мастерство это продолжение таланта, его раскрытие. Интересно было посмотреть на данное понятие и Вашими глазами.