Мир творчества: проблемы и перспективы

Мир творчества: проблемы и перспективы
      Я имею твёрдое убеждение в том, что наиглавнейшей коренной проблемой в сфере отношений «личность-творчество» (в искусстве) является ПОДДЕРЖКА ТВОРЧЕСКИХ ЛЮДЕЙ В РАЗНЫХ АСПЕКТАХ.
Чтобы не говорить совсем абстрактно, следует выделить наиболее важные аспекты и поговорить о самых главных из них.
     1. Недостаточная материальная поддержка (включая материально-техническую базу). Здесь не надо обладать особыми талантами, чтобы понять, о чём речь. Достаточно вспомнить, что искусство (как и многие сферы культуры) финансируется по остаточному принципу, и одной из самых низкооплачиваемых административных должностей является должность директора ДК (что уж говорить о творческих руководителях коллективов т.п.).
 
     2. Проблема культурной социализации и реализации для авторов. Иначе говоря, это проблема возможности авторов делиться своим творчеством с окружающим миром. Немногие люди искусства умеют сами организовывать собственные концерты, выставки или просто творческие встречи. В идеальном варианте у каждого автора должен быть свой импресарио (или продюсер), но ещё и такой, который не будет ставить деньги, славу выше искусства, а позволит автору находить площадки для выступления и стимулы для саморазвития. Ибо «писать в стол» или «вариться в собственном соку» - это плохой вариант для творчества.
 
     3. Проблема культурной самоидентификации авторов.  К этой проблеме относятся ещё две:
 
а. Проблема отсутствия разработанности жанров искусства, критериев.
б. Проблема наставников и критиков в искусстве.  
 
      Третью проблему можно обсудить более подробно, потому что именно её (теоретически) по силам решить специалистам, и она не имеет сильной привязки к экономическому и политическому факторам.
Любой автор в какой-то момент должен выйти из состояния творческого бессознательного («я просто пишу и всё») и определить своё место в творческом мире. Это называется самоидентифицироваться (или же попросить помочь кого-то это сделать). Автор должен понять, в какой нише искусства проявляется его творчество. Казалось бы, тут всё просто. Мол, пишешь стихи – поэзия, пишешь мелодии – музыка и т.п. Но на самом деле всё гораздо-гораздо сложнее. В жанрах искусства существуют поджанры, в которых есть СВОИ КРИТЕРИИ,  по которым произведения будут признавать или не признавать.  Вот, например, человек очень хорошо и красиво поёт. Он идёт к одним, и ему говорят: у вас не академический вокал. К другим – «а у вас не эстрадный вокал», к третьим – «а у вас не народный вокал». И всё…. Идти дальше некуда, ибо официально существует лишь ТРИ ШКОЛЫ ВОКАЛА.
Но тогда кто он, на чьи таланты не существует СПЕЦИАЛЬНОЙ ШКОЛЫ?
Позже он узнаёт, что М. Бернес, Ю. Визбор, Вл. Высоцкий, А. Розенбаум, А. Миронов ПОЮТ НЕПРАВИЛЬНО, а Гр. Лепс считается безголосым певцом!
ПРИВЕДЕНЫЙ ПРИМЕР И ПРЕДСТАВЛЯЕТ ПРОБЛЕМУ отсутствия РАЗРАБОТАННОСТИ  ЖАНРОВ ИСКУССТВА.  Время идёт, искусство развивается, и помимо известных жанров и поджанров появляются новые и даже смешанные, НО ШКОЛЫ И ОФИЦИАЛЬНОГО ПРИЗНАНИЯ, В ТОМ ЧИСЛЕ И КРИТИКОВ, – НЕТ!»  Совсем недавно появился жанр актёрской песни, до сих нет должного внимания к жанру бардовской песни и нет чётких или хотя бы более-менее прозрачных критериев оценки.
      Ещё гораздо сложнее всё в поэзии. Здесь полнейшая пересортица и субъективизм даже в отношении ключевых понятий: «Стихи» и «Поэт». Кто во что горазд, склонен или не склонен признавать или не признавать «стихи за стихи», «поэта за поэта». Существует огромное количество правил, реальных и мнимых, но почему-то НИКЕМ В ДОСТУПНОМ ПРОЗРАЧНОМ ВИДЕ НЕ НАПИСАННЫХ И НЕ ИЗДАННЫХ (хотя, может, кое-кто кое-где на региональном уровне это и сделал). И НЕКИЙ АВТОР СТРОК, делясь с другими авторами, которые могут иметь «корочки» или просто быть «тёртыми в жизни», с огромным удивлением узнает, что его стихи не считаются таковыми или считаются слабыми. Что кого-то раздражают глагольные рифмы, кого-то - «клише», кого-то - отсутствие новизны, кого-то - банальность сюжета или смысла и т.д. и т.п. И ВОЗНИКАЕТ ВОПРОС: ПОЧЕМУ ЭТОТ НЕКИЙ БЕДНЫЙ РАСКРИТИКОВАННЫЙ АВТОР НЕ ЗНАЛ ОБ ЭТОМ ЗАРАНЕЕ? ПОЧЕМУ ОН НЕ ЗНАЛ, ЧТО К ЭТОМУ БУДУТ ПРИДИРАТЬСЯ, ВЕДЬ ОБ ЭТОМ НИГДЕ НОРМАЛЬНЫМ ЯЗЫКОМ НЕ НАПИСАНО????
Здесь проблема не в том, что человека раскритиковали, а в том, что он не знал, «каким аршином его будут мерить». Ему казалось очевидным, что «поэт – это тот, кто пишет стихи. А стихи – это рифмованные строчки. И хорошо, когда есть смысл и подтекст». А в реальности оказалось, что есть другие, непрозрачные ранее критерии.  И всё вышеперечисленное - суть проблемы непрозрачности и отсутствия разработанности критериев. 
          Далее – это проблема КРИТИКИ. Настоящих критиков, которые бы подходили под все критерии, практически не существует в природе. Критик должен быть мудрецом с огромнейшим кругозором, максимальной терпимостью, объективностью. Поэтому наших «приземлённых» Критиков надо слушать, но никогда нельзя принимать близко к сердцу. Критик далеко-далеко не всегда может быть специалистом по вашему таланту и тем более – по вашей открытой творческой душе. В сущности, критик должен быть специалистом ИМЕННО ПО-ВАШЕМУ ПОДЖАНРУ ИСКУССТВА, и должен быть, как минимум, объективен и доброжелателен. А в противном случае, лучше к нему не обращаться совсем. Но иногда проблема заключается в том, что НЕТ СПЕЦИАЛИСТОВ по-вашему поджанру. Например, Вы – музыкант-авангардист. Разумеется, что на ваше творчество просто не может быть СООТВЕТСТВУЮЩИХ критиков. Вместо них будут представители «вчерашней музыки», и многое зависит от того, насколько «их старое способно воспринимать чужое новое». Или ещё один пример – это авторы-исполнители песен. Надо прямо и открыто признать, что не существует реальных критиков жанра и поджанров песни, поскольку они по-настоящему в теории не разработаны. Песня – это не только стихи, плюс музыка, плюс вокал, плюс подача. Это совершенно новое ЦЕЛОСТНОЕ  КАЧЕСТВО.
Не может о песнях судить «чистый поэт» и «анатомировать» песенные стихи.
       Вообще, песенными стихами должен заниматься именно поэт-песенник, а не «чистый поэт», ибо его критика автора песенных стихов будет полной профанацией, несмотря на почётные корочки и опыт. То же самое касается критики жанра авторской песни со стороны «чистых музыкантов» и «чистых вокалистов».  Если поджанр,  где в созвучии стихов, музыки, вокала и подачи доминируют именно стихи, более менее известен, как «бардовская песня», которую, по словам «авторитетных представителей направления», надо «не ПЕТЬ, а ВЫРАЗИТЕЛЬНО, с элементами музыкальности ЧИТАТЬ под гитару», то с другими поджанрами ещё меньше ясности (например, где доминирует или музыка, или подача, или вокал, или же вариант без доминирований).  И ещё один интереснейший пример. Чем является для «чистого поэта» жанр русской народной песни?!  Если им придёт в голову анатомировать «Калинку-малинку», «Во поле берёза стояла» и т.п., то получится невесть что. И кто осмелится сказать о низком или никаком уровне русских народных песен и откажет им в праве на существование в искусстве? И даже подмена понятий «стихи» на «тексты» в песнях не решит проблему. Ибо песня – это союз музыки, вокала и стихов (поэтических текстов, а не просто «текстов») по определению. Кто не верит – учимся пользоваться словарями.
     Часто любители критиковать и оценивать склонны определять «уровни авторов». И это почти всегда типичное заблуждение.  Варианты оценок «Сильно» и «слабо» в творчестве, при выходе за объективные рамки, почти всегда бывают равнозначны категориям «нравится» или «не нравится». Объективные рамки – это общеизвестные правила. Разумеется, что «слабо» можно ставить, если человек пишет с рядом грамматических ошибок; поёт, часто не попадая в ноты; рисует «с кляксами» и т.п. Но когда мы оцениваем при неизбежном выходе за объективные рамки, вот тогда и начинаются проблемы. Банальное, но интересное сравнение: чей номер сильнее (например, песня «Журавли») – у Иосифа Кобзона или Марка Бернеса? Ответ прост, их нельзя так сравнивать, потому что для сравнения надо подводить к единому знаменателю. А у этих замечательных, талантливейших артистов абсолютно разная манера исполнения, и в разных аспектах проявляется величие голоса. И. Кобзон берёт одним, а М. Бернес – другим. Или ещё пример: картины Ивана Шишкина «Рожь» и Казимира Малевича «Чёрный квадрат». Но это уж с одним комментарием: кому что нравится.
     Никогда не надо бояться идти против некоторых официальных устаревших правил в искусстве, если Ваше творчество не вписывается в них. Правила всегда отстают от самой жизни, и они не успевают формироваться для нового, оригинального, авангардного. Правила нужны, они желательны, но если их нет для вашего жанра, формируйте их в искусстве, утверждайте, доказывайте их право на существование. Главное, чтобы они были конструктивными, не противоречили системе общечеловеческих ценностей и не уходили в творческий тупик русского «футуризма», который ради будущего «рвал с прошлым», раздавая «пощёчины общественному вкусу».
     Так однажды, в середине XIX века, поступила целая группа художников, выступивших против академизма и заданных тем в живописи. Они получили название «передвижники» и получили позже добрую славу и признание. Их картины более популярны и интересны для многих, в сравнении с  полотнами академистов, против которых они выступили.    
      Таким образом, сложности в отношениях человек-творчество имеют не только субъективный, но и объективный характер. Отсутствие разработанности жанров-поджанров искусства подразумевает отсутствие чётких критериев в оценке авторов критиками. Всё это выводит на сверхзадачу культурной самоидентификации авторов, которые часто идут туда, не зная куда, интуитивно, на ощупь.  И нахождение путей её решения станет важнейшим шагом в реальной поддержке творческих людей.
 
Андрей Повилайтис, педагог, поэт, музыкант, автор-исполнитель.
+5
968
RSS
Очень интересная статья