​Под Покровом Пречистой.

​Под Покровом Пречистой.

Под Покровом Пречистой.

Предисловие-размышление

Радуйся, Радосте Наша, Покрой нас от всякого зла, Честным Твоим Омофором!

Рождество Пресвятой Богородицы очень скоро после начала Церковное Новолетие – а после День Великий, который лишь на Руси Святой вспоминают – вспоминают почти наравне с Праздниками Двунадесятыми. Покров Пресвятой Богородицы. Память о том Дне Великом в названии и отразилось…

Шоссе с напряжённым, безумным движением, в Волоколамск ведущее, об осени сорок первого прежде всех напоминающее; скорбный стационар, в котором прекрасные доктора трудятся; напротив ещё одна больница — а совсем неподалёку бывшие сёла, от Великого

Дня сего имена свои получившие – Покровское-Стрешнево, Покровское-Глебово. И, конечно, как не быть здесь Святыне Покровской, имена сии давшей. Это не просто Храм цвета неба при восходе солнца – это — целое «пространство» — почти рядом с шоссе – и всё же в иной реальности духовной.

Но об этом позже – потому что должно сначала с молитвой в Храм войти.

Притвор можно назвать Апостольским, можно – Евангельским. С росписи потолка взирают на приходящих Ученики Христовы. А на стене «сюжеты» Главной Книги Христианской – маловерный Апостол, потребовавший от Воскресшего следы от гвоздей на руках показать; напоминание о том, что всякая лепта, от верующего сердца дарованная, богоугодна; возгордившийся фарисей и не смеющий глаза поднять мытарь. И, наконец, Образ, при взгляде на которой вспоминаются знаменитые слова поэта: «сейте разумное, доброе, вечное». Какая притча замечательная! А Сеятель здесь среди колосящейся пшеницы – значит услышано было Слово Божие — и взросло в душах и умах…

Святыня Православная! Мы уж не раз о храмах наших, об Образах Святых беседовали.

И где же нет Образа Пречистой Казанского или Всех Скорбящих Радость, где же нет Образов Чудотворцев – Радонежского и Саровского, где же нет Целителя-Великомученика?! Не может такого быть …

Глава первая «Оживающая скорбная память»

Но вот Образ Пречистой, которого нет более нигде. В руках Младенца Храм. Как же не спросить о нём тех, кто в Храме служит?!

А держит Младенец-Христос известный всем Храм-Мученик, в начале окаянных тридцатых убитый и через шестьдесят пять лет воскресший – время почти целой жизни человеческой. Храм с уничтожением которого «взорвали», осквернили и память о русских воинах, спасших мир от слуги антихриста – Наполеона. Храм-Мученик и в центре известного Образа Новомучеников и Исповедников Земли Русской

Вокруг Образа клейма, говорящие и об изгнании супостата с Земли Русской, и о возведении Святыни, и о самом чудовищном преступлении. На одном из клейм палачи в красноармейской форме пули в соотечественников своих безоружных выпускают – во «врагов народа», среди которых герои Первой Мировой. Вот уж, поистине, пришёл супостат, что хуже любого иноземного завоевателя – и имя ему — антихрист.

Как не вспомнить:

Русь наводнили

Чуждые силы.

Честь опозорена,

Храм осквернили.

Знаменитая белогвардейская песня «За Русь Святую», большевиками украденная и «За власть советов» названная – потому что антихрист созидать не умеет.

Пред этим Образом Пречистой хочется невольно вслед за поэтом А.В.Жигулиным воскликнуть:

Да что ж вы наделали, братцы!

Да как же вы это смогли?!

Только слово последнее уста произносить не хотят.

Вспоминается невольно, как несколько лет назад пришлось детям малым объяснять, что Царскую Семью убили, что храмы по всей России разрушали, что верующих людей расстреливали бесы – и безо всяких кавычек. Те, что личину бесовскую надели, а может быть, «маски» людей скинули – и в истинном обличии своём предстали. Неслучайно же бесами назвал революционеров великий Ф.М.Достоевский.

А ещё – самое скорбное, наверное, что не одно поколение людей невольными «соучастниками» делали. Вот клеймо, на котором бес Храм Христа Спасителя в бассейн толкает – думаю, понятно всем. Вспоминается невольно посвящённая трагическим событиям выставка в галерее возрождённой Святыни – в бассейне Храм, словно Китеж, на дно озеро ушедший. Только бассейн не озеро Светлояр.

Нет, конечно же, не могут быть повинными через десятилетие после убийства Святыни в мир пришедшие и в бассейне плававшие. А «участниками» «оправдания» «классового» подхода к человеку. «Участниками» «оправдания» убийства людей, истории, Святости «во имя идеи»…

И знают, конечно, многие, что не попустил Господь возведения неоязыческого капища, новой «башни вавилонской», «храма новой веры» с палачом на вершине, хоть уже и станцию метро назвали. Давайте в название вдумаемся – «Дворец Советов» — рассуждать не о чем и незачем.

А бассейн на месте зияющей пустоты, от которого картины в знаменитом Музее портиться стали — некий «акт безысходности». Вот и пришло в одночасье всё в негодность, словно Сам Господь сказал, что пора место чужое – не по праву занятое, освободить. И «свершилось Оно», как было сказано в спектакле Русского Духовного Театра «Глас». Да и вообще – всё, незаконно пространство — пространство не своё, пространство освящённое занявшее, в негодность пришло…

Прошу извинения за столь продолжительный уход в трагическую историю века окаянного – но здесь, в Храме бывшего имения Образ этот один из главных – и клейма о трагедии напоминают. Впрочем, может быть, и не уход – для того и написал художник Образ Сей. При взгляде на Икону Пречистой, чем-то Владимирскую напоминающую, на Божественного Младенца с Храмом-Мучеником в руках словно вся боль «генетическая» оживает – и память.

Снова хочется повторить мысль о Новомучениках – пройдут век или два – и, наверное, будут потомки наши кровь за веру в годы окаянные проливших наравне с Мучениками Древними, с Мучениками времён ордынских почитать.

Но сейчас память эта – кровоточащая рана — и ещё не один год кровоточить будет. Наверное, Этот удивительный Образ Пречистой в храме Покрова о том прежде всего напоминает – говорит каждому.

Россия – Русь Святая под Покровом Пречистой – а сколько явлено миру Образов Ея, Одной Ей и ведомо. И неверно всё-таки, что называет кто-то Образ «неканоническим». Матерь Божия явила его кистью художника как сотрясающую душу память, как скорбь всего народа русского, православного. Как духовную «прививку» от беспамятства, бессовестности, безразличия. Для того, чтобы никогда больше не случилось попущения…

Глава вторая «И снова о русской Святости»

А мы ещё к нескольким Образам Святым подойдём.

Четверо Угодников Божиих с Образа взирают – трое с именем Столицы нашей соединённые – одна — с именем Столицы Северной.

О Василии Блаженном все – многие по крайней мере знают. Юродивого сам Царь Грозный в палаты свои приглашал. И в это время увидел Святой Василий пожар в Саратове – и вино в окно вылил. А ещё вспоминается, как вор, польстившийся на шубу, Святому царём дарованную, внезапно умер…

Рядом Блаженный Максим, по земле почти за век до Святого Василия ходивший. Образы такие побуждают что-то прочитать, что-то узнать. А ещё вспомнить о том, что если Святой меньше известен миру земному, то не Творцу, конечно.

А вот Святая Московская, до середины века окаянного дожившая. Слепая от рождения, она зрением духовным пространство и время «пронзала». Блаженная Матронушка. Мы о ней не раз беседовали, говоря о Святынях в зданиях вокзалов, о Храме на шоссе с «проклятым» именем, о возрождающейся Святыне в печально известных Бутырках.

(См. также «Святость рядом с Вавилоном», «Лучик Святости в постсоветском мраке» и «Свершилось…»).

Кстати, там — в Бутырках — тоже рядом с ней Святая Столицы Северной, подвиг юродства после смерти мужа принявшая, — во всех скорбях помощница, солдатам русским в Чечне явившаяся и от взрыва их спасшая. Да кто же Блаженную Ксеньюшку не знает?!

А почти рядом Святая Княгиня Анна Кашинская – супруга Святого Князя Михаила Тверского, в Орде убиенного.

Образы этих Святых Князей — Супругов – вместе или врозь – не могут не наводить на мысли об истинно браке христианском, о том, что соединяет Господь для того, чтобы и скорби – даже, наверное, скорби прежде всего — разделять и помогать друг другу в нелёгком пути земном.

Конечно, миру современному понять «менталитет», жизнь, мысли наших далёких предков почти невозможно, но если всё-таки постараться, если всё-таки хотя бы задуматься… Наверное, скорбей и в каждой семье, и во всей России меньше бы стало….

Что ещё в Храме сем сразу же внимание привлекает? На Царских Вратах рядом с Благовещеньем не Четыре Евангелиста, не Отцы Церкви – Создатели Литургии, а Святые Цари-Пророки – Давид и Соломон, из рода которых Сама Пречистая. Эти же Образы на Царских Вратах одного из подмосковных храмов Святителя Николая – кстати, не очень далеко отсюда...

В честь Святителя Мирликийского – ставшего «своим» и для России, и для Италии, один из пределов освящён, а ещё один — в честь Апостолов Первоверховных, из уважения к страданиям которых мы, как сказал один благочестивый плотник, Петров Пост соблюдаем. Образы их не только в самом Храме – столь почитаемые Апостолы и Святитель взирают на приходящих и с храмовых стен. А надо всеми Образ Покрова Пречистой…

Вспоминается, как во время Рождественского Поста соборовали здесь больных детей. Пошли им, Господи, спасенье. И священникам Храма сего…

В самом начале сказали мы об особом пространстве. Здесь – в парке рядом со Святыней — братья наши меньшие обитают. Даже большой белый гусь…

Вот и всё, наверное. Рядом с шоссе возносится надо всем районом, надо всеми новыми гигантскими домами, надо всем пространством Храм цвета неба при восходе солнца. А главное – возносится молитва.

Пресвятая Богородица! Не отыми Покрова Твоего от нас. От России. 

Аудиофайл:
1-arhidiakon-roman-tebja-prizyvayu.mp3

 

Прочли стихотворение или рассказ???

Поставьте оценку произведению и напишите комментарий.

И ОБЯЗАТЕЛЬНО нажмите значок "Одноклассников" ниже!

 

+1
17:42
69
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!