Семинары по прозе приглашают к новому обсуждению!

Семинары по прозе приглашают к новому обсуждению!

Дорогие друзья и коллеги, участники Литературного клуба «Писатели за Добро»!

Не успели мы разобрать атмосферный рассказ Риты Самойловой на предыдущем семинаре по прозе под руководством Анны Даниловой, как у нас новая задача.

Один из авторов сайта, пока сохраняющий инкогнито, просит вас откликнуться и обсудить его притчу. 

Такая активность радует и подтверждает востребованность рубрики «Рецензии», задача которой — помогать нам совершенствовать писательское мастерство.

Хотя, уверена, представленная притча вызовет у рецензентов желание обсудить не только техническую сторону произведения, но и смысловую. Отступим немного от наших правил и разрешим это.

В остальном же принципы обсуждения всё те же: объективность, конструктивность, доброжелательность, тактичность.

В завершении семинара свой развёрнутый профессиональный комментарий опубликует Анна Данилова.

Текст публикуется в авторской редакции.

Притча о Мудрости.

Пришли к старому царю, готовившемуся к встрече со Всевышним, четыре его самые любимые женщины.

— Я Жадность, — сказала первая из них. — Ты любил меня сильнее всех и поэтому только я достойна привести тебя на суд Божий.

— Нет, — возразила ей другая, — я Совесть. Правитель часто не ладил со мной и пытался обмануть. Я могла бы замучить его до смерти, но мы всегда договаривались миром, поэтому он мой.

— Вы обе неправы, — вмешалась третья. – Я Любовь. И кому, как не мне, лучше всех знать, кого он любил и кому должен принадлежать.

— Не спорьте, — отрезала четвёртая. – Я Власть. Я сильнее Жадности, потому что за меня отдавали всё. Сильнее Совести – сколько раз её продавали ради меня. Сильнее Любви – меня любили больше матери. Я одна распоряжаюсь жизнью и смертью.

Не согласились с Властью остальные. Долго спорили, но ни одна из них не смогла доказать, что именно она главная. Они прыгали друг перед другом, размахивали руками, пытаясь убедить в своей правоте, но, наконец, выбились из сил, и чтобы не упасть, ухватили друг за друга за руки. Не могли они смотреть глаза в глаза, отворачивались и поэтому оказались спиной друг к другу: Жадность — против Совести, Власть — против Любви. Но не получалось у них, как они ни пытались, устоять самостоятельно, без опоры друг на друга. Сразу повалилась бы Власть, не обопрись она на мощную руку Жадности и хилую, но цепкую ручку продажной Совести. Упала бы и Совесть без опоры на Любовь и без надежды на железную руку и справедливость Власти. А что такое сама Любовь, как ни Жадность, сдерживаемая Совестью? Жадность же – это просто злобная химера без Любви к Власти, приносящей богатство.

Застыв на мгновение, образовали они алчущими телами своими четыре оконечности креста, а ухватившись за руки, оказались в одном круге. И пытаясь вырваться из этого замкнутого круга, начинала каждая из них тянуть остальных за собой, но ничего доброго от этого не произошло бы.

И если бы получилось у Власти вырваться на свободу и утащить за собой всех остальных, то первой упала бы за её спиной Любовь. Но не в силах была Власть это сделать, так как намертво вцепившаяся в неё Жадность ни за какие деньги не хотела отпускать её от себя. Не отдавать же продажную девку кому ни попадя и задаром!

Да и Совесть, или то, что от неё осталось, хоть как-то ещё сдерживала Власть в её потугах. Но и Любовь окончательно не исчезла ещё и потому, что отчаянно цеплялась за не сгинувшую пока Совесть.

А если попытается вырваться на волю Жадность, то от этих её поползновений неизбежно должна была рухнуть Совесть. И только потому не исчезла ещё Совесть, что сильная Власть свой железной рукой держала и не пущала обнаглевшую Жадность, не давая ей вырваться на простор и, окончательно распоясавшись, растоптать путавшуюся под ногами Совесть. И пошатнувшаяся было Совесть подавала слабые признаки жизни только потому, что робко поддерживала её Любовь.

Вот так и дёргались они в разные стороны, топчась на месте. Но тут по воле Всевышнего протрубили ангелы и полилась с небес музыка Судьбы, подхватившая и закружившая их в хороводе времени, словно в безумной и бесконечной пляске святого Витта, разрывающей душу на части. И пустились они в пляс, корчась и выписывая ногами затейливые кренделя, гримасничая и дёргая друг друга за руки, пытаясь вырваться. Но с каждым шагом, стремясь вперёд, на самом деле шарахались они все куда-то в сторону и в конечном итоге возвращались на круги своя, то есть к тому месту, с которого начинали свой сумасшедший танец.

И тогда понял царь, что, неся по жизни этот тяжкий крест страстей, он всего лишь бездарно плясал под чужую дудку и что не смог он обуздать этих безумных только потому, что не было в его жизни главной женщины – Мудрости.

0
12:37
778
RSS
13:59
+1
Текст с технической стороны написан добротно. Претензии (сугубо субъективные, вкусовые) у меня только к смысловой (главной для притчи) части. По пунктам:
1. Мудрость, пятая женщина – оказалась беззубой, она никаким образом не проявила себя. И потому завершающая фраза «не было в его жизни главной женщины – Мудрости» — звучит голословно. С чего автор взял, что Мудрость могла бы навести порядок, если бы она изначально была? Да, и царь представления не имеет каковой она должна быть в принципе.
2. Можно было бы допустить, что зато автор знает, что из себя представляет Мудрость, но он даже намека не указал на это, следовательно, и автор тоже не знает, как можно было примирить четырех женщин-страстей.
3. Из этого следует, что данная притча (а без расшифровки мудрости – она не может считаться собственно притчей) – это игра смыслов – «празднословная и лукавая», как говорил Пушкин в Пророке.
4. А чтобы самому не быть голословным, поделюсь своей мудростью, как с моей точки зрения эта ситуация выглядит и как она разрешается.

Испокон веков существуют два качественно разных вида взаимоотношения людей: я их называю – перпендикулярными и параллельными. Первые нацелены друг на друга и вступают в непосредственное столкновение, борясь друг с другом за место под солнцем, и тем самым угнетают, а то и вовсе уничтожают друг друга. Вторые – нацелены идти ко всеобщей Цели, находящейся может быть в бесконечном будущем. И каждый именно с позиции своей личности идет к ней: а потому их пути никаким образом не пересекаются. Следовательно, между ними нет и в принципе не может быть никаких конфликтов. Но вот, что любопытно, по крайней мере, в моей нравственной системе, рулит паралельщиками именно Любовь, а вовсе не Мудрость. Да и путь к Мудрости только через Любовь.

Так что рискну заявить: упование на Мудрость – вовсе не есть Мудрость. А вот упование на Любовь – это действительно Мудрость.
Всегда с уважением отношусь к авторам, рискующим писать притчи. Ведь, несмотря на иносказательность и аллегории, это в первую очередь нравственное поучение. Значит, автор берёт на себя ответственность за моральную составляющую текста.

В данном тексте все жанровые условия притчи соблюдены. Философские размышления плавно вплетены в выбранный для этого сюжет. Понравилась закольцованность повествования, нашедшая отражение в танце персонажей.

Поскольку литературная притча лишь приглашает читателя к размышлению, даёт ему простор для трактовки, для выбора, то каждый узрит в ней что-то своё. Судя по первому же комментарию Георгия, автор достиг поставленной цели, вызвав читателя на диалог.
18:10
+1
Мне, человеку отнюдь не религиозному, бросилось в глаза одно нарушение логики: с каких пор перед Всевышним предстают в компании любимых женщин? Каждый, даже и не перед Страшным судом, а перед людским, да и собственным, отвечает за себя сам, не привлекая адвокатов в лице сопутствующих страстей. Что сделал — за то отвечай. Да и совесть не является страстью.
Вот именно. Некоторые не понимают, о чём пишут
Ну вот тут я рискну поспорить и с Иосифом, и с Ниной.
Притча — это не библия, равно как и не реализм. Это выдуманная история, герои которой символичны и обобщены, а сюжет современной притчи не обязательно должен повторять притчи Соломона или Ветхого завета и вообще иметь под собой религиозную основу. Это, скорее, философское рассуждение автора, прибегнувшего к определённой аллегории и использовавшего для наглядности образ встречи со Всевышним.
Да и откуда нам знать, в чьей компании мы перед ним предстанем, когда пробьёт и наш час?
Если многие современные люди духовно менее грамотны, чем в Царской России ученики младших классов гимазии, незачем браться за такие темы — и писать притчи.
Как всем известно, притчами Спаситель поучал.
Давайте вспомним правила этой рубрики — мы обсуждаем тексты, а не личные качества их авторов, и тем более не опускаемся до оценок их грамотности или духовности.
Хочу напомнить, что у нас светский сайт, и отличить художественный вымысел от текстов религиозных книг несложно любому грамотному человеку.
А поучительный смысл представленной притчи, на мой взгляд, очевиден. Особенно про мудрость и любовь…
Это не качества автора, а уровень знаний и понимания. Кроме притч, других «жанров» нет, где фантазия более безобидна.
А то, что в Царской России большинство было более грамотными духовно, это — данность, а не личные качества.
Сайт, конечно, светский, только Кирилл и Мефодий к Лику Святых причислены.
21:20
+1
Нина, мы с вами не жили в царской России, чтобы достоверно судить об уровне чьей-то духовности, да и задача у семинаров по прозе несколько иная.
Пока я лично вижу какие-то общие голословные обвинения автора в непонимании… непонимании чего? Что именно в его тексте не так?
Возможно, если вы это попробуете объяснить, мы все вместе найдём золотое зернышко в пыли словес.
21:29
+2
Нина Николаевна, Ваши обвинения автора в духовной неграмотности — голословны. Приведите конкретный пример этой неграмотности. Но только ради Бога не путайте этику с эстетикой. Насколько я понял Вас — у Вас претензии именно к этике, Но текст этот — эстетический. И он НЕ ОБЯЗАН соответствовать этическим канонам. Мы тут не на уроке богословия. Хотя лично я очень бы хотел, чтобы в школах преподавали и богословие. Но этика и эстетика — это две большие разницы. и неграмотность, а точнее сказать невежество, проявляется именно в том, когда смешиваются эти два качественно разные понятия.
09:10
+1
Мне очень интересно читать отзывы, чтобы внимательно проанализировать отзывы на художественную силу этой притчи. Поэтому буду ждать отзыв А.Даниловой. Прочитав отзыв И.Гальперина, согласилась и хотела продолжить в непонимании логики автора. В частности, как Любовь и с каких пор стала она страстью? Если Всевышний и есть абсолютная любовь… У меня скорее ощущение от Притчи: «Господи, избавь от Лукавого» — но это мое ощущение. И если бы в притче был Дьявольский суд, логику бы я уловила. Вспоминаю слова Маркуса на мой рассказ:" возможно он гениален, но я не поняла, от слова совсем". Опять же повторюсь, художественный разбор жду с нетерпением.
15:45
+2
Рита, нарушение логики я лично вижу как раз у рецензентов. Поясню. Понятие ПРИТЧА – имеет три разнокачественных толкования: 1. Религиозное (основанное на догматах); 2. Этическое (основанное на научном толковании нравственности); 3. Эстетическое (основанное на «правде вымысла», то есть на предположениях, а предполагать можно все, что угодно, главное, чтобы была соблюдена внутренняя логика). Обсуждаемая притча – заявлена, как эстетическое (художественное) произведение. И относиться к нему как научному трактату (к этике), а тем более как к религиозному произведению, как к догмату, повторюсь еще раз – невежественно.

Теперь касаемо того, что «Совесть не является страстью». Эта проблема решается обычной редакторской (но не смысловой) правкой. Если это ляп автора, то довольно легко можно заменить слово «страсть», на более подходящее слово. Это делается на раз-два. Если это не ляп, то автору предлагается (опять же на уровне редакторской правки) обосновать это. В эстетической плоскости — это тоже делается легко.

Но не могу не отметить, что Ваша художественная интуиция опять Вас не подвела. С Вашей предположительной редакторской правкой так же можно решить проблему в два счета. Достаточно добавить в текст всего одну фразу (специально утрирую): «Но тут пришла Мудрость и сказала: опомнитесь, дамы: вы на страшном суде у Лукавого» И все сразу же встало бы на свои места.

Еще раз мой респект Вам.
16:56
+1
Как Вы мудры и снисходительны… Право автора, вы правы. Мне признаться, после Вашего комментария, еще отчетливее вспомнилась «Встреча на Патриарших...» Ждем художественного разбора.
Комментарий удален