Проект 2х2. 2 тур. Приём работ.

Проект 2х2. 2 тур. Приём работ.

Дорогие добряне!

Наш соавторский проект «2х2» продолжается.

Авторам предлагается написать рассказ примерным объёмом до 7 000 знаков (если получится больше – не страшно).

Ситуация в этот раз будет такая – бабушка случайно находит у внука-подростка лет 12-15 что-то, что её удивляет. Что она у него находит? Сигареты? Деньги? Пакетик со странным порошком? Или, напротив, благодарственное письмо от руководства собачьего приюта за активную волонтёрскую деятельность (бабушка-то думает, что её лоботряс по дискотекам пропадает, а вот оно как оказывается!). А может, найденная вещь – древний магический артефакт или вообще непонятно что?

Какова реакция бабушки, когда она обнаруживает находку? Устраивает ли они внуку скандал? Хватается глотать корвалол или и вовсе попадает в больницу с сердечным приступом? Или же как мудрая женщина сохраняет спокойствие и предпринимает серьёзные шаги, чтобы отучить внука курить, воровать, употреблять наркотики, вести беспорядочную половую жизнь и т.п.? Или она не очень мудрая, считает, что внук ещё слишком мал, чтобы заниматься магией и держать у себя древние артефакты, и поэтому отбирает артефакт и выбрасывает подальше? А может, узнав, что внук, оказывается, благородным делом занимается, напротив, перестаёт считать его несмышлёным ребёнком и признаёт его взрослым разумным человеком? Или же бабуля – озлобленная на весь свет догхантерша и поэтому отнюдь не приходит в восторг оттого, что внук животным помогает?

А что делает внук? Сопротивляется нравоучениям и попадает в очень нехорошую ситуацию (например, в колонию для несовершеннолетних)? Или же, напротив, проникается, берётся за ум и бросает нехорошие занятия? Или отстаивает своё право на занятия благородные? А может, на деле-то оказывается всё не так, как подумала бабушка? Деньги внук, может, не воровал вовсе, а честно заработал на учёбу в институте. Пакет с порошком ему, возможно, подбросил одноклассник, которого он считал лучшим другом и т.п.?

Но на деле список находок, возможных реакций бабушки и внука и развязки не ограничивается вышесказанным. Авторам вполне могут прийти в голову другие идеи, более неожиданные и более интересные.

Итак, автор, который начинает повествование, вправе выбрать любого из этих двух персонажей, пишет в комментарии к данному посту фрагмент с его участием. Другой автор, по своему желанию присоединившийся к нему, добавляет в ответном комментарии фрагмент, написанный с участием другого персонажа. Диалоги каждый ведёт от имени того, кого выбрал, и так до логической развязки. Каким образом решится конфликт, и чем всё закончится – решают сами авторы.

На написание историй авторам даётся две недели. Работы принимаются с 21 февраля 2022 года по 27 марта 2022 года включительно, после чего готовые работы будут выложены для голосования.

Удачи вам и творческого вдохновения!

+7
529
RSS
Интересно!
22:26
Вне конкурса — для примера и вдохновения:

Олег и его бабушка
(авторы: Галина Скударёва, Ольга Вербовая)
— Боже мой! Что же это такое? – Марья Степановна и сама не заметила, как произнесла свои мысли вслух. – Неужели Олег, мой внук… Стыд-то какой!
Пожилая женщина закрыла лицо ладонями. Кто бы мог подумать? Такой был милый мальчик! Другие бабушки вечно жалуются на своих внуков: и не слушаются, и грубят, и учатся плохо – только и интересов у них, что компьютерные стрелялки, и конечно же, помощи от них вовек не дождёшься. Марья Степановна, слушая их, радовалась, что её Олег не такой. «А мой Олежка круглый отличник, на золотую медаль идёт! — думала она с гордостью. – И по дому помогает с охотой». Попросишь его сходить в магазин – он: да, бабуль, я мигом! А тут… Откуда у него в шкафу вот эта кубышка с деньгами? Неужели случилось то, чего она боялась больше жизни – Олежка, её родной, любимый внук пошёл по стопам папаши? Вот сразу ей будущий зять не понравился – классический бездельник, который вечно «ищет себя» и привык жить за чужой счёт. Пока Света работала, Колька сидел у неё на шее. Но потом неожиданная беременность, увольнение по сокращению. К таким проблемам зятёк оказался явно не готов – собрал вещи и ушёл. К другой женщине. Та, впрочем, недолго терпела его безделье – выгнала с вещами. Кольке бы за ум взяться, но работать по-прежнему не хотелось. Пить и воровать оказалось проще и приятнее. Допрыгался! Хозяйка квартиры, которую он попытался обчистить, вернулась домой раньше и застала вора. Так он её ножом. Теперь в колонии. За воровство дали бы меньше, но покушение на убийство – статья посерьёзнее. И теперь Олежка… Что же Светочке сказать, когда она вернётся из командировки? И ведь папаша с родным сыном даже не общался ни разу. Марья Степановна думала: оно, видать, и к лучшему – не научит сына плохому. Для верности ещё и покрестила Олежку, чтобы Боженька от кривой дорожки отвадил. Но видимо, крести – не крести, воспитывай – не воспитывай, а гены в итоге возьмут своё!
Сердце неприятно закололо. Накапав себе волокордина, Марья Степановна принялась тревожно мерить шагами кухню. Что же делать? Как внука от пути дурного отвадить?
Тем временем раздался звонок в дверь. На пороге стоял Олег с сумкой.
— Ба, я купил хлеб, но чёрного не было, я взял ещё буханку белого.
— Олег, ты хоть понимаешь, что ты творишь? – набросилась на внука Марья Степановна. – Ты что, захотел в колонию, как твой непутёвый папаша?
Олег стоял в недоумении, силясь понять бабушку. Ему было горько слышать такие обвинения. Отца мальчик помнил смутно: ему было три с половиной, когда папа исчез. Малыш мог бы через некоторое время забыть о нём, но бабушка — с которой они жили — при каждом малейшем проступке
напоминала внуку о его непутёвом папаше. Во дворе и в школе его дразнили отпрыском уголовника. И это тоже «благодаря» бабушке. Марья Степановна имела странный характер: жёсткая и категоричная в семье, на людях она любила поплакаться. Приходя в школу на родительское собрание, Марья Степановна всегда садилась на задние парты — подальше от чужих глаз. Вид при этом всегда имела жалкий: часто вздыхала, картинно поднося платочек
к глазам. И, хотя Олег всеми силами старался учиться хорошо, бабушка на этих собраниях вела себя так, будто он закоренелый двоечник.
Оставив сумки в прихожей, Олег прошёл в комнату и увидел на столе десятирубрёвки, аккуратно разложенные по всей скатерти. Сердце его сжалось. Он осознал неотвратимость объяснения, которое так долго откладывал. Лицо мальчика стало серьёзным.
-Бабушка, сядь, надо поговорить! Помнишь Аньку из четвёртого подъезда?-у неё ещё мама выпивает… А папы, как у меня, нет… Аньке осенью в школу… Ты сама говорила, что еле-еле наберёте денег мне на новую сменку. Так вот, я и решил помочь скопить Аньке хотя бы на тетрадки, поэтому откладываю со сдачи. Тебе не говорил потому, что знал — ты не одобришь.
-Это что ещё ты придумал!?-вспыхнула Марья Степановна — Я, можно сказать, из своей пенсии тебя одеваю-обуваю, всякие гаждеты тебе покупаю, будь они не ладны, а ты — в благотворители заделался!? Нет, милый, так не пойдёт! Сначала сам копейку заработай, а потом уж решай, как её потратить!

Но у Олега уже был план. По дороге в школу было кафе. Около входа в него, раздавая листовки, слонялся молчаливый очень невысокий человек в костюме ход дога. Олег давно приглядывался к нему, пытаясь завязать знакомство. После двух недель стараний, они уже были приятелями.
В один из июльских дней, когда двухнедельная жара раскалила все стены города, Олег пошел навестить Юру — так звали его нового приятеля.
-Добрый день, Юрий!
-Да какой он добрый!? Вишь, как жарит? Я скоро сам ход догом стану! Сбегать бы домой — душ принять, да нельзя: я под неусыпным контролем начальства.
-А давай я тебя подменю!-радостно заявил Олег.- Думаю, час продержусь.
-Да костюм-то тебе великоват будет.- нерешительно проговорил Юрий.
— Снимай, дай примерить!-повелительно сказал Олег, уже стягивая футболку.
— Ну что ж, — согласился Юрий, спешно снимая костюм, по-видимому, боясь, как бы в следующую минуту Олег не передумал. — Раз уж так хочешь поработать хот догом, давай!
Костюм и вправду оказался Олегу великоват, но не намного. Гораздо труднее было вынести жару. Однако мальчик был горд тем, что впервые в жизни сам зарабатывает деньги. Теперь, он надеялся, что его перестанут вечно тыкать папашей-уголовником. Да и бабушка вряд ли будет возражать.
Через час вернулся Юрий и освободил порядком вспотевшего Олега от костюмчика.
На следующий день Олег пришёл снова и подменил приятеля уже на два часа. Вскоре он и Юрий уже работали посменно. Деньги, хоть и небольшие, стали появляться. Олегу уже не было необходимости откладывать со сдачи с денег, которые бабушка давала ему, когда посылала в магазин. Да и Марья Степановна теперь тщательно всё проверяла, требуя подробного отчёта за каждую копейку. Вплоть до того, что заставляла его фотографировать а магазинах ценники. И увидев, что внук ничего больше не прячет, обрадовалась: «Ну, наконец-то дури в голове поубавилось!».
Недели шли быстро. Олег, во время утомительных часов хождения взад и вперёд у дверей кафе, с грустью вспоминал, какие яркие планы были у него на лето; как он мечтал на утренней зорьке бегать на рыбалку, благо Ока протекала в двух километрах от дома. Да и земляника в ближайшем
лесу уже спеет. И сдалась ему эта Анька! Благотворитель нашёлся! Правильно бабушка говорит: если всех жалеть, жалости не хватит! Так тёмная сила внутри Олега боролась с его светлой душой. Когда становилось совсем невмоготу, Олег вспоминал героя книги Леонида Пантелеева «Честное слово»: там тоже мальчик стоял на вахте, да ещё и в темноте, и лет ему было меньше, чем теперь Олегу. Так что надо выдержать! Чего бы это ни стоило.
Однажды, когда Олег трудился, в гости к Марье Степановне зашла соседка — Дарья Дмитриевна.
— Ой, Степановна, твой Олежка — просто молодчина! Сам деньги зарабатывает! Не то, что мой Владик — бездельник и лоботряс!
— Зарабатывает? — удивилась Марья Степановна.
— Ну да, листовки вот раздавал с хот догами или как их там? Сам-то он был в костюме, но я до пенсии проработала в звукостудии — по голосу кого угодно узнаю.
«Мой внук раздаёт листовки? — Марья Степановна отказывалась верить своим ушам. — Вот это да! Я всё корила его папашей-уголовником, а мой Олежка оказался лучше меня!».
Она со стыдом вспоминала, как накинулась на внука, когда узнала, что он копит сдачу для того, чтобы помочь соседской девочке, как называла его стремление блажью. А у Олежки это благородное стремление оказалось настолько сильным, что он готов горбатиться, вместо того, чтобы, как все обычные школьники, гулять, отдыхать, наслаждаться беззаботным детством.
Когда Олег вернулся домой, ещё с порога почуял запах свежеиспечённых пирожков.
— Ба, ты пирожки испекла?
— Да, Олежка. С капустой, твои любимые. Садись за стол. И кстати, вот эти, что в пакете, отнеси Аньке. Пусть домашних пирожков покушает, а то пьяной мамашке, видимо, не до того, чтобы их печь.
Друзья! Я часто задавала себе вопрос: как в принципе можно писать в соавторстве? Мы все разные,
у каждого свой взгляд на вещи; как тут отстоять свою точку зрения и не обидеть товарища по перу?
Но с Ольгой у нас всё прошло прекрасно! Я очень благодарна ей за предложение написать рассказ
вместе.Я боюсь писать прозу.Вы можете увидеть на моей странице робкие попытки что-то сочинить в
прозе, но я понимаю, как далека хотя бы до среднего уровня.И тут появилась прекрасная возможность
поработать с более опытным соавтором, ну как ей не воспользоваться!?
Написали мы этот рассказ очень быстро и легко.Правда кое-что не вошло в окончательный вариант.
Я хотела закончить рассказ так:
"… И сдалась ему эта Анька! Правильно бабушка говорит: если всех жалеть, жалости не хватит!
Так тёмная сила внутри Олега боролась с его светлой душой.
Когда становилось совсем невмоготу, Олег вспоминал героя книги Леонида Пантелеева «Честное слово»:
там тоже мальчик стоял на вахте, да ещё и в темноте, и лет ему было меньше, чем теперь Олегу.
Так что надо выдержать! Чего бы это ни стоило. "
Это как раз вошло. Просто пока Олег думал: надо выдержать! — к бабушке как раз соседка пришла и стала говорить: какой у тебя внук молодец! Ну, бабушка и прониклась — решила, что он не только не похож на папашу-уголовника, но и оказался лучше неё самой.
13:28
+1
Евдокия Ивановна тяжело поднялась на четвёртый этаж, всё же возраст и болезни давали о себе знать. Она присела на пуфик в прихожей, чтобы немного передохнуть. Три тяжёлых сумки поставила рядом с собой, намереваясь их разобрать в ближайшее время. Она прикрыла глаза, размышляя о жизни. Внезапно сверху с потолка послышались какие-то звуки, она открыла глаза и хотела их скоро закрыть, потому что с потолка капала вода, причём всё больше и больше.
«Что поделать?! Последний этаж и весна», — посетовала Евдокия Ивановна. Пока она думала, какой таз лучше поставить под струи, капель с потолка прекратилась так же внезапно, как и началась. Евдокия Ивановна внимательно посмотрела на потолок, вспоминая, что там находится чердак, на котором её сын – Алексей в юности проводил немало времени. Как-то она поднялась наверх и обнаружила, что там у него мастерская, как он называл это пространство. Старушка усмехнулась: «Он мечтал стать великим художником. Хорошо, что этого не случилось. Где он был бы сейчас?!»
Евдокия Ивановна осторожно принесла сумки на кухню и стала выкладывать купленные продукты, с сына её мысли переключились на внука – четырнадцатилетнего Диму. Вот, странный парень: вместо того, чтобы больше времени проводить со сверстниками, он или дома сидит, или всё помогает кому-то, какие-то странные порывы у него бывают, хочется всех облагодетельствовать.
Евдокия Ивановна поставила вариться суп и решила прибраться в комнате внука, пока его не было дома, сам он не всегда занимался уборкой. Старушка зашла в комнату, ей в глаза бросилась открытая дверца шкафа, где Дима хранил свою одежду. Она хотела закрыть дверцу, но она не поддавалась – что-то мешало. Евдокия Ивановна распахнула шкаф, и наружу вывалился большой пакет. Она подняла его, заглянула внутрь, тихо охнула и присела на диван. Из мешка на пол вывались кисти, краски и плотная бумага. Пожилая женщина закрыла лицо руками и покачала головой.

День был по-весеннему светлый. Дима радостно шёл из школы домой. Он получил сегодня две отличных отметки по любимым предметам: математике и литературе. Придя домой, Дима сразу заметил, что бабушка чем-то расстроена: она грустно шмыгала носом, готовя на кухне обед. Евдокия Ивановна молча поставила перед внуком полную тарелку борща. Немногословная, полная, тяжело, с одышкой, ходящая по квартире, бабушка вызывала у Димы чувства любви и сострадания. Дима встревоженно думал: " Чем огорчена бабушка? Что её расстроило?" Евдокия Ивановна, вздыхая, подкладывала любимцу лучшие кусочки. Пообедав, Дима поблагодарил её и поцеловал в морщинистую щёку. Бабушка, наконец-то, улыбнулась. Дима пошёл в свою комнату, желая запечатлеть на листе бумаги только что увиденные, освещённые солнцем берёзы, землю, покрытую серовато-голубым тающим снегом и небо, светло-голубое, в белую полоску. Дима удивлённо увидел открытый шкаф, где лежала сумка с принадлежностями для рисования. «Почему бабушка против занятий рисования? Не этим ли она расстроена?» — думал подросток. " Ведь так увлекательно: нарисовать то, что тронуло сердце, в чём есть красота, или, наоборот, нечто отталкивающее, мимо чего нельзя пройти равнодушно". " Бедная бабушка, всю жизнь прожившая в деревне и только на старости лет приехавшая к родителям в городскую квартиру, не понимала, как чудесно творить, считала это пустым, ненужным времяпровождением" — думал Дима. Он вспомнил рассказы старших о её нелёгкой судьбе: раскулачивание, когда она с двумя маленькими сыновьями оказалась без мужа, без крова над головой и уехала к сестре в Ленинград, страшная Блокада Ленинграда, и, наконец, спокойная жизнь в деревне, с работой в огороде и по дому с раннего утра. И в городской квартире она трудится. Дима решил отложить работу над пейзажем и нарисовать портрет бабушки. Зеленоватые глаза, тонкие губы, зачёсанные назад, прямые, гладкие волосы с сединой и руки, загорелые, в прожилках, руки человека, занимавшегося физическим трудом. Дима долго и с любовью рисовал этот портрет. Получалось похоже. Закончив рисунок, Дима пошёл к своему школьному товарищу: делать уроки и помогать ему, так как друг учился немного хуже, чем он. Пока Дима радостно рассказывал другу то, что он запомнил на уроке истории из рассказа учителя, бабушка растроганно смотрела на рисунок внука, оставленный на столе, на котором она без труда узнала себя.
07:15
+1
Евдокия Ивановна, решив отдохнуть от домашних дел, присела в кресло у окна, её взгляд упал на рисунок, сделанный Димой – он написал её портрет. Слёзы потекли из её глаз, и старушка на мгновение прикрыла их, но вскоре она встала с кресла и, отложив рисунок, пошла в прихожую, там она открыла двери большой кладовки. После непродолжительных поисков Евдокия Ивановна вытащила видавший виды большой коричневый чемодан. Порывшись в нём, она достала оттуда старую бумажную папку.
Старушка пошла с ней в комнату, села на кресло, надела очки и начала перебирать бумаги в папке. Вскоре Евдокия Ивановна извлекла оттуда пожелтевший лист бумаги – на нём была изображена она, только было ей на сорок лет меньше, но черты лица остались неизменными. Этот рисунок был сделан её сыном Алексеем, и был одним из лучших в его коллекции.
Евдокия Ивановна тогда не хотела, чтобы сын стал художником, о чём он мечтал с детства. Она считала, что это не профессия, а развлечение, которое не приведёт к хорошим последствиям, потому что художники вращаются в сомнительных кругах. Под её напором он отказался от своей мечты. Как думала Евдокия Ивановна, сын будет больше внимания уделять ей, но он стал заниматься бизнесом вместе с женой, ездить в командировки, она, вообще, перестала его видеть, всё больше с Димой время проводила. Вот, и сейчас он уехал в Москву, когда вернётся – неизвестно, уже давно не звонил. Непонятно, может, лучше бы он художником стал и был бы рядом с ней.
Как будто в ответ на мысли Евдокии Ивановны зазвонил телефон, она ответила:
— Алло! Сынок, как хорошо, что ты позвонил. Хотела спросить, можешь найти в Москве лекарство для меня?
Обрадованная разговором с сыном Евдокия Ивановна переделала много домашних дел и пошла готовить ужин – скоро Дима должен вернуться от друга.
Внезапно опять зазвонил телефон. На связи была Татьяна Николаевна – мама Димкиного друга – Вовы:
— Евдокия Ивановна, здравствуйте. У меня к Вам важный разговор: мы не можем принять такой дорогой подарок от Димы.
— Какой подарок?
— Ваш внук решил подарить Вове принадлежности для рисования, он узнал, что мой сын хочет стать художником.
Евдокия Ивановна потрясённо молчала: значит, этот комплект был для Вовы, и деньги, которые он у неё просил неделю назад якобы на дополнительную школьную литературу…
— Но Дима сам хочет стать художником, — растерянно проговорила она.
Татьяна Николаевна засмеялась:
— Разве? Он говорит только про математику.

Евдокия Ивановна рассеянно положила трубку телефона, размышляя об услышанном. В душе она одобряла поступок внука, подарившего другу принадлежности для рисования. «Весь в отца, такой же добрый,»- думала старушка. Дима вернулся домой, держа в руках большой лист бумаги, свёрнутый в трубочку. Глядя на бабушку, с интересом смотревшую на лист, он засмеялся, очень довольный, и развернув перед ней лист, показал его. На листе была изображена красивая девочка с большими, ясными глазами, длинными, светлыми волосами и задумчиво-нежным выражением лица.
— Это портрет Кати, нашей одноклассницы, а рисовал её Вова, — с гордостью за друга сообщил Дима.
— Какая симпатичная! — сказала Евдокия Ивановна.
— Катя очень нравится Вове, — заметил Дима.
— Почему же он отдал тебе её портрет, зачем?
— Чтобы я показал его рисунок папе, он ведь — настоящий художник! — ответил Дима.
— А тебе кто нравится? — спросила Евдокия Ивановна.
— Мне нравится Наташа, мы с ней завтра пойдём гулять в Летний сад. Вова сказал, что там уже цветут подснежники, а в апреле сад закроется на просушку до мая, — рассказал Дима бабушке.
Евдокия Ивановна позвала Диму к столу: ужинать.
За ужином она спросила Диму, какой предмет он любит больше всего и в ответ услышала: математику.
Дима любил решать различные математические задачи, ему это страшно нравилось!
-Бабушка, на твои деньги я купил «Занимательную математику» Перельмана, а на оставшиеся — краски и кисти для Вовы: он так мечтает стать художником! — признался Дима.
Бабушка улыбнулась, грустно покачала головой:
— А как же ты будешь без красок и кисточек? — спросила она внука.
— Ничего, Вове они нужнее, он так рад был! — ответил Дима.
На следующий день, в выходной, Дима проснулся рано. Он наблюдал в окно, выходившее на набережную Невы, рассвет. Лучи солнца озаряли противоположный берег реки, и шпиль Петропавловской крепости золотился на солнце. На душе было светло и радостно. С Наташей они договорились встретиться у входа в Летний сад в десять утра. Наскоро позавтракав, Дима отправился к месту встречи заранее. Он гулял вдоль решётки Летнего сада, думая о том, какая весёлая и красивая Наташа, с тёмно-карими глазами и тёмными, слегка вьющимися волосами. Он был влюблён. Наконец, появилась Наташа, радостная, с румянцем на смуглых щеках. Посмотрев друг на друга, они, взявшись за руки, пошли в Летний сад. В Летнем саду снег местами растаял, было довольно сыро. Они шли по широкой аллее, разговаривая о разных пустяках, вспоминая смешные случаи.
— Где же подснежники? Я так хочу их найти и сфотографировать!- говорила Наташа.
Они стали внимательно глядеть на газоны, и Дима увидел белые, нежные цветы на тоненьких стебельках. Он показал их Наташе.
— Какая прелесть! — восхищённо воскликнула Наташа.
Она присела на корточки, чтобы сделать снимок подснежников.
Потом они фотографировали друг друга. Дима обещал сделать фотографии. Расставаясь, они договорились пойти в следующий выходной в Эрмитаж. Возвращаясь домой, Дима вспомнил о бабушке и позвонил ей по телефону.
— Алло, бабушка, это — я. Скоро приду домой. Надо ли купить картошку или хлеб?
17:30
Евдокия Ивановна после ухода Димы на прогулку с Наташей немного прибралась в квартире, поставила варить второе и села в кресло передохнуть. Она задумалась о дальнейшей жизни внука: хорошо или плохо, если он сейчас всем помогает. Пока он ещё не вырос, он делает довольно скромные подарки, как в случае с Вовой. А потом, через несколько лет? Когда Дима станет взрослым, он также будет помогать ближнему, забывая о себе? Но так можно и всё потерять в жизни, а окружающие будут пользоваться его добротой и бескорыстностью – рассуждала Евдокия Ивановна.
Её мысли были прерваны звонком в дверь. Пожилая женщина никого не ждала в гости, но пошла открывать. Распахнув дверь, она застыла на пороге от удивления – перед ней был сын Алексей. Евдокия Ивановна всплеснула руками:
— Лёша! Ты приехал! Но почему не предупредил?!
— Я и сам не знал, получится ли приехать. Удалось вырваться ненадолго.
— Проходи, у меня сейчас обед будет готов.
— Да, нет, мама, я только чай попью и бежать надо.
Алексей прошёл с большими сумками на кухню. Пока Евдокия Ивановна ставила чайник и накрывала на стол, он доставал из сумок подарки.
— А Дима где? – спросил он.
— Ушёл гулять с Наташей – это девочка, с которой он дружит. Должен скоро вернуться.
— Я тут кое-что ему привёз.
Вскоре мать и сын пили чай и беседовали.
— Представляешь, Лёша, Дима помогает своему однокласснику Вове, не просто помогает с уроками, а купил ему набор для рисования, тот хочет стать художником.
— А сам он кем хочет быть?
— Говорит, что математиком.
— Говорит?! Или это ты ему говоришь, чтобы он стал математиком, как мне в детстве, — недовольно проговорил Алексей.
Евдокия Ивановна расстроенно посмотрела на сына:
— Я же хочу как лучше, чтобы у него всё в жизни получилось.
— Пусть сам выбирает свою дорогу в жизни: хочет быть математиком – пусть, но если захочет заниматься рисованием, то не надо ему препятствовать. Я тут привёз ему небольшую сумму денег, пусть купит себе что-нибудь для рисования, если захочет.
Евдокии Ивановне оставалось только кивнуть. В этот момент у неё зазвонил телефон – Дима. Она проговорила:
— Димочка, папа приехал. Ничего покупать не надо. Иди домой.