Экспресс-конкурс «Давайте поиграем в буриме...»

Экспресс-конкурс «Давайте поиграем в буриме...»

Внимание! Объявляется конкурс экспромтов и буриме.


Участники должны написать в комментариях к этой статье стихотворный ответ (от 4 до 16 строк) на стихотворение, приведенное ниже, либо на любой уже оставленный к нему поэтический комментарий.


Ответ может быть стихотворением, связанным по смыслу, либо, как в классическом буриме, использовать те же рифмы. 


Между двадцать третьим и восьмым

Две недели счастья и любви...

Скоро март... меня ты обними,

В темной комнате давай зажжем камин,


Сядем рядом, завернувшись в плед,

Будем говорить о том, о сем:

Для чего на свете мы живем,

Как оставить в этой жизни след,


О чужих космических мирах

И о яблоне, что во дворе растет,

Скинем с плеч привычный груз забот,

Запах нежности оставим на губах


И уснем. Пройдет твоя мигрень...

Завтра будет новый, яркий день.

 

Срок проведения — до 3 марта. Ввиду неожиданно высокой активности участников срок конкурса сокращен.


Тема разговора, как можно понять, свободная.


Судей не предусмотрено, вернее, судьи — сами участники. Победителем станет тот, чьи стихи «зацепят» наибольшее количество наших авторов и, таким образом, наберет больше всех стихотворных ответов.


Приз — «добрик» из моего личного кармана и виртуальные кубки. Стихи, получившие больше всех «плюсиков», без ответа, получат виртуальный приз зрительских симпатий. 


Удачи в конкурсе!

+22
2469
RSS
Комментарий удален
18:48
+4
Буриме — это главным образом шуточное стихотворение.
И я тоже экспромтом разродился пародийной абракадаброй…

+ + +

Если хочешь счастье из любви
вынуть — вынь, но разожги камин,
и ни один, а — восемь; пред восьмым
камином милую за плечи обними,

закутав её сердце в теплый плед.
И пусть огонь бубнит о том о сем,
мы сами знаем: невпопад живем,
как пламя копотью свой оставляя след.

В каких чужих витали мы мирах?
А счастье наше в нас самих растет,
но мы бежали от Судьбы и от забот,
и горький привкус стынет на губах…

Да, мы умрем. Смерть вылечит мигрень.
Но воскресит нас счастья новый день!
Да, гильотина (как шутил один король),
Прекрасно лечит головную боль,
Но я считаю — рано умирать,
Мы собрались тут в буриме играть!
Да, в буриме играть таких здесь — рать.
И я не против рифмы собирать.
Сразиться с каждым я давно готов,
Обуревает буриме котов…
Март на подходе, снова зов крови —
Орать о страстной, неземной любви!
В душе я — кот, а с виду — человек,
Всем кошечкам шлю пламенный привет!
Коты-соперники, держитесь только скромненько,
Подрал немало их. Так кто на новенького?!
Ах, Bы поэт? Таких, как Bы, нас — рать!
Мы все собрались в буриме играть
И кошечек к себе стихами звать
Чтоб у камина их в тиши любить!
Нас — рать, но не на всех на*рать,
Вы можете стихом своим марать,
И пусть лишь мартовские мы коты,
Но как возвышены у нас мечты!
Любовь — не вечна. И поэты врут…
И Вы, поэт, средь них такой же Брут.
Неважно, что недолго нам любить,
Но как же с кошечкою хочется побыть!
Мур…
17:07
+2
Нас — рать — возможно, если рать — вольна.
Поэты пишут кровью письмена.
Пантера — кошка — мудростью снабдит
И будет сыгран в буриме гамбит.
Гамбит прекрасен. Но еще игра
Вся впереди, и впереди эндшпиль.
Смешался низкий и высокий штиль,
Кто победит, когда придет пора?
17:56
+2
Волна высокой в море поднялась,
А был в ночи (спокойной) полный штиль.
Эншпиль зовёт — его сегодня власть.
В строках победных утонченный стиль.
17:26
+2
Ан, нет, для кошек только слово: «Брысь!»
Ты хоть сонетом пылким разродись,
в огне любви сгори, воскресни вновь:
коварна долгая кошачая любовь…
18:01
+5
Гроза собак — отважный горний кот
Он всех стихом своим перегрызёт.
Любовь в огне, в крови-потоке мысль…
Не смей кричать его напору «Брысь!»
19:58
+3
Кота мы заберем в созвездье псов:
в миру нам ненавистны только кошки,
да и для них мы сделаем лукошки,
и под стальной отправим их засов.
21:43
+2
Я вам скажу без лести и затей,
Сама я кошек не особо… тоже.
Они разводят множество детей…
А пёс — не кот, не вышел хитрой рожей.
wink
23:00
+1
Ага! Пусть кошки ластятся игриво,
мы завернемся в плащ из конской гривы.
Дам расфуфыренных погоним мы взашей.
Мой верный пес: еще вина налей!
Всё выпьем и помчимся зверя гнать
сквозь пыль и дым… Какая благодать!
01:06
+2
Прогоним прочь — воистину взашей?!..
Не шее — вши, иль кошка — враг мышей?
На гриве льва роскошная блоха,
Неужто вам, подкованным, плоха?
Ваш верный пёс — алкаш и вас споил.
И друг ему лохматый гамадрил.
15:07
+2
Мой друг, поэт из Екатеринбурга Вячеслав Кислицын не удержался и написал свой буримунчик в тему:
Я гамадрил и может я неправ,
неся в ваш храм свой нрав и свой устав,
в ваш Нотр-Дам, в Париж, в огни — в Монмартр,
я вижу их в названьях старых карт.
В ночи все кошки белые — черны,
Париж заходит в марте в наши сны…
порвав в клочки заснеженный февраль,
и тащит чёрт меня на Пляс-Пигаль!

15:56
+1
Мой верный пес, как верная жена,
подносит кубок на большом подносе,
Хоть сам с усам, меня оставить с носом
не трудно, коли выпью я до дна.
До дна забудусь вдрызг. Потом гитару
я обуздаю, как коня, навзрыдно.
И пусть меня в дыму словес не видно,
я — есмь гусар! я буду плакать даром…
18:01
+2
В завесе дыма, кошек поносЯ,
Крутил усы собаке наш повеса:
Кот слопал ночью дерзко порося,
Поэт собаке оплеух отвесил.
Гитары стон, обузданный, молчит,
Умчался пёс набуцканный с подносом.
И вновь пускает кольца наш пиит,
Дымя цигаркой, словно папиросой.
20:25
+1
Нет, жизнь трагичней, чем гитары звон.
Поэт всегда — гонимый и побитый:
его — и скалкой и бандитской битой —
во всех грехах повинен только он.
Он никогда не спал с чужой женой,
хотя слывет среди друзей повесой.
И знает, что когда-нибудь повесит
себя за голос свой прокуренный, родной…
Ну, а пока — гусарь! Вино — рекой.
И у кота понос от передозов
Как хороши, как свежи были розы —
но куражом боль сердца успокой.
21:30
+2
Насыпав с верхом в кивер фуража,
Поэт помчался во хмелю гусарить.
Ему так не хватало куража
Что на дрожжах на старых нужно вдарить.

Гусак гусыню гнал на скотный двор,
Она с гусарским гУсем закадрила,
Тем временем во двор пробрался вор —
Огромная лохматая горилла.
Она вина схватила два ведра,
И вмиг наперерез гусарским гУсям.
И тут такая вышла чехарда,
Что описать без смеха не берусь я.
Повеса, не повесил пьяный нос,
Избитый крепкой скалкой рядом мчится.
А кот, который мучает поднос,
Вокруг двора на птичнике резвится…

Короче, сбили с ног его они,
Горилла пролила Киндзмараули
Сверкали за рекой уже огни,
В вине как той реке все потонули.
22:21
+1
Абсурд абсурдом в нас взрастил абсурд.
Поэт давно в абсурде моет ноги.
Не будьте ж Вы с поэтом очень строги —
он там, во глубине сибирских руд
перебирает жизни долгой четки:
и в памяти — то кот, то пес, то птичник
гусыню исцеляет от чесотки…
И ничего давно уже не лично.
И только дико мучает вопрос,
тот, до которого еще он не дорос.
А следовательно вновь в абсурд, как в бездну,
лететь вниз головою, как в надежду,
но невпопад его впадает рифма —
поэт разбился о граниты рифа…
23:02
+1
Об риф разбился фирменный пиит,
(Судьба ему преград нагромоздила)
Сражаться с морем в шторм — вот это сила!
От шума волн ритмических фонит.

Приливы — это всплеск, а не цунами,
И с блеском разбиваются стихи
О каменные лбы, как об татами
Пока не прокудахчут петухи.

Сибирская руда давно скудна.
Суда гуляют по морю порожно.
В цене лишь только грешная вода,
В которой моют ноги осторожно.

И пёс с ней — необузданной тщетой,
На чётках наколдуем сорок песен,
Тогда споём, мой друг, наперебой,
О том как мир поэтов интересен.
_______________

Вопрос… донос Всевышнему объёмен,
Как самый запредельный океан,
И тот дорос, кто в строках неуёмен
Кладёт те письма Господу в карман.
14:39
+1
Поэт — он потому поэт, что двести,
иль триста тысяч раз о рифы разбивался.
И чудом в жизнь настырно возвращался:
поскольку он носитель дивной вести,
которую и слушать не хотят:
в ушах гремит лишь шторм стихов цунами,
где рифмы изголяются над нами
и кол вогнать нам в сердце норовят.
Но то напрасно, ведь поэт — бессмертный:
он возрождается вслед каждой новой песне…

15:44
+1
Упыри, и вурдалаки, и вампиры правят бал,
Кол осиновый для драки чёрт для них заколдовал.
Разбиваются цунами о поэмы в сто страниц:
Между ними, между нами понастроили границ.
Гул в ушах гремит громАми — обессилил наш поэт —
От него остался всуе лишь киота трафарет.
Новой песне вторят волны, дивной вести чаек гвалт
Если шторм, пусть тонут чёлны от писательских кувалд.
16:20
+1
Пусть же вурдалаки ныне правят бал,
пусть хоть расстреляют Слово наповал.
В нашу жизнь Поэта Бог судьбой послал,
а судьба Поэта, что девятый вал,
И Поэт пред Богом лишь держит свой ответ:
на него управы, кроме Бога нет.
17:10
+1
Верно говорите! Видно не простак!
Пир у вурдалаков — с ломанный пятак.
Бог в России — Мара, ей и править бал,
И поэт — мужчина: жен — Девятый вал!
В нашу жизнь-судьбину вурдалаки прут,
Их чертовский голос — не поэтов труд.
Облекайте Слово в исповедь Руси,
И просите снова: Господи, спаси!
11:15
+1
Мара? — Верно, Мара —
мать России нашей.
Мы для Мары сеем и для Мары пашем.
По ученью Мары избегаем свары.
В каждой бабе Мару
видим мы с почтеньем:
вечность в песнопеньях,
преклоняясь, дарим.
15:44
+2
Россия — женская страна,
Она сынов своих лелеет,
Нас не погубит сатана,
Наш флаг над Родиной алеет.
О, Мара! Сохрани мужей
И нашу землю от напастей,
Твой предок — праведный Кащей
Отринет беды и напасти.
17:20
+1
Так, Мара — ведь ни только смерть:
Она — хозяйка возрождений,
она — заведует рожденьем:
чтобы воскреснуть — умереть
сначала нужно. Бесконечна
смертей и жизней череда:
без кипятка не будет льда,
а между ними — нити вечность,
в миру которая судьбой
зовется. Матушка Россия
испепелит мороку силой
сердечной, ангельской, родной…
17:35
+1
О, милый Друг мой, я в восторге
От поэтичности ума.
В простом и вечном мирном торге
Плодятся Божьи имена.
Храни Вас Велес! Вы ПерУна,
И сын, и брат, и голос Мары,
Пусть вам сопутствует Фортуна.
И не иссякнут Ваши чары!
Но выплыли на зорьке они вновь,
С гориллой вместе в рощу сиганули.
Познали там счастливую любовь,
А после пить пошли Киндзмараули.
19:06
+1
Сигают в рощу только кенгуру,
Влюблённые шагают мерным шагом,
И шепчет им напутственно гуру:
Попробуйте вино с Универмага.
Я знаю Ци-ца красное вино,
И Пшиш — белее белого медведя.
Киндзмараули не было давно,
Не скоро с новой партией приедем.

16:35
+2
В буриме есть закоперник,
Кто первее, тот видней.
Так и в Космосе Коперник
Видит звёзды горячей.
17:17
+2
Горячей, как звездочей,
мне он, право не соперник.
Я в кино хоть и не Верник,
но зато пока ни чей…

Сгинул груз с моих плечей:
это точно — баба с возу.
Но пришла она с мороза —
сердцу стало горячей…
18:43
+3
Баба с улицы пришла — не растаяла с мороза,
Сору в доме намела, в унитаз спустила грозно.
Голый муж в углу храпит, третий день смердит гулящий,
До соперниц аппетит — голод самый настоящий. strong
20:06
+2
Голый муж потер чело,
челюсть судоргой свело:
а любовница в постели
еще громче захрапела.
Храп её жену потряс.
налилА в бодягу квас,
окатила стерву враз
и пустилась в дикий пляс.
21:11
+2
Голый муж проснулся в луже —
Брага вылилась наружу.
Заскворчал сковородой,
И отправился в запой.
Но жена схватила скалку,
В лоб влепила как в крикет
Муж, скатившийся на свалку,
Портит в доме этикет.
no
С прибором не клади на этикет,
А то, гляди, отправишься на свалку,
Не зная броду, не влезай в крикет,
Заместо биты приспособив скалку.
Насилием прервётся твой запой,
Не скалкою – тогда сковородой
Богатый мир твой выплеснут наружу
И заключён в одну большую лужу.
22:34
+2
Приборы не у всех в ассортименте,
Бывает только ложка, под лубок,
Обидно, если с виду в экскременте
Сидит под лупой праведный Божок.
И битой бит не будешь без изъяна,
Когда не муж, а стихо-обезьяна.
А впрочем, жарь — на то сковорода!
Отведают гурманы — господа. pitchup

22:39
+1
Голый муж — гусар. Корнет
его вещи носит. Но
за гусаром влез в окно,
смачно вляпался в кларнет:
тот завыл, едрена мать,
как теперь вас понимать?
Кто с его женою спит,
и доселе не убит?
22:54
+1
И гусары и корнеты — кавалерии служаки —
И уланы и драгуны — все они сильны до драки.
Сабли, пики и винтовки, кирасиры… залп орудий…
Разбежались с голым задом — мать едрёна правосудьем.
И кларнеты и кадрили видно в окна, слышно смачно,
Не ходи к жене корнета, подпоручик — неудачник.
tongue
00:01
+1
Вдогонку не получилось, сайт завис в моём мониторе.
Досылаю с улыбкой:

Я строгий вам исполню менуэт.
(Прошу при дамах впредь не выражаться!)
В крутом пике исполнен пирует.
Упал, а значит следует отжаться.

(не нажраться и не ус… ться, добавит юморист, исполнив твист).
smile
22:53
+1
На морозе — шум и гам,
голый муж, как хулиган,
расставляет ноги грозно…
Но до ужаса морозно!
Пьяный муж, как Аполлон
красотой блистает он.
Но как столб уже застыл:
нету водки — нету сил…
00:12
+1
Водки нет — иди до ветру,
Голый муж жене не нужен.
Полы шляпные из фетра
Тонкий профиль пальцев уже.
Кто же храбрый Аполлон,
Прёт навстречу хулиганам?
Нет штанов и нет нагана
Обессилен вовсе он.
Грозно, грузно, грязно… очень
Окна в окна, очи в очи…
И корнет нагой от дам
Прикрывает шляпой срам.
15:44
+1
Срама — нет, он на морозе
отвалился, отдал душу;
и замершая мимоза,
как заботливая клуша
его пыл отогревает…
Может выйдет, может нет
из корнетушки поэт-
чудеса пока бывают…
15:52
+1
А не издать ли нам брошюру Буриме?
Не пропадёт пиитов труд и шутки ради!
(В своих экспромтах отражаясь, как в окне),
Представим всех достойных почестей к награде.

Убегаю, есть дела — срочные — молочные.
Что до вас не довела, допишу воочию.
Но позднее — горн зовёт…
23:20
+1
Брошюру Буриме? — Так это греет душу,
когда душа к душе, когда глаза в глаза,
когда без рифмы выдохнуть нельзя,
и сердца жар надсадно горло сушит.
Но это миг! Прекрасный чудный миг:
не внял ему — и все сгорело в пепел.
И потому растянутый нелепо
миг в вечность тотчас от досады сник…
15:50
+2
Мы издадим брошюру дружбы
И нашей радостной весны.
Мы все у Господа на службе,
И наши помыслы ценны.
Мы — За добро и за спасенье,
За мир и счастье на Земле.
А Буриме — благословенье,
И искры славы в хрустале.
17:08
+1
Ну, коли так — мала брошюра:
том с целый дом поэтам нужен!
Мы в жизни для того и дружим,
чтобы по чести и де-юро
Отчизне праведно служить:
размах нам нужен, чтобы кровью
писать и мир растить любовью.
и Божьи Даром дорожить.
17:42
+1
Под каждым словом ставлю подпись,
Скрепляю воском и печатью,
А уж потом уходим в отпуск,
Чтоб снова Буриме начать нам.
Комментарий удален
Прозаический не считается, рифмуйте! tongue
08:16
+3
И уснём. Пройдёт твоя мигрень…
Завтра будет новый, яркий день.
(продолжение)
… А во сне твоём цветёт сирень,
Утром рано просыпаться лень.

Завернёмся снова в мягкий плед,
Мы обнявшись будем ворковать.
И не включим прикроватный свет,
Тебя нежно буду целовать!

Не ответим на досадные звонки,
Ни куда сегодня не пойдём.
Мы сейчас с тобою так близки,
Не хочу я думать ни о чём…

Вот прошёл игривый, яркий день.
И давно прошла моя мигрень!
Венок сонетов… Как прекрасен он!
И как прекрасна жизнь, когда влюблен…
И я бы рад остаться до утра,
Но на работу, блин, с утра пора!
09:34
+2
Рабочий день пройдёт, настанет ночь!
И будний день я прогоняю прочь.
Любовь прекрасна, спора нет,
Я продолжаю свой сонет.

Опять безумство, нежность, тишина…
Я в сердце у тебя одна,
И ты в моём. В любви един,
Мой царь, король и господин!

Какое счастье, что есть ты,
То воплощение мечты!
Мне без тебя не жить ни дня,
Не покидай же ты меня!
Хоть для любви отсутствуют преграды,
Но все же есть такое слово: «Надо»…
10:34
+3
Позволю с Вами чуть не согласиться.
Счастливые часов не наблюдают.
И если им пришлось влюбиться,
И на работе в облаках витают!
Влюбленные часов не наблюдают.
И на работе в облаках витают!
А шеф за ними злобно наблюдает
И через месяц на фиг увольняет…
10:54
+3
Влюблённый чувств своих не скроет!
И шеф надеюсь не уволит…
Он ходит словно сам не свой!
Что делать с этой не спокойной головой?
Ах, как изящно в круг свернулся спор…
На этом мы закончим разговор,
Ведь гильотина, как шутил один король,
Прекрасно лечит головную боль *8)))))
11:11
+3
Ах! Гильотина — это интересно.
И в моём случае вовсе неуместна!
Ложится на неё пусть сам король!
Я лучше потерплю тупую боль…
А он и лёг. Вслед за своей женой.
«Нет хлеба — ешь бриоши» был совет
Его жены, Мари-Антуанетт…

Луи Шестнадцатый, обиженный судьбой…
О, несравненная, души моей принцесса!
Ты рано отдалась, подумай малость…
Я — рыцарь, а не тот повеса,
Которому в чувствах вдруг призналась.
Я не полцарства — сердце обещаю
Отдать тебе и целый мир в придачу!
Я буду ждать. Порыв тебе прощаю,
Приди, Буранова, я все переиначу!
Уйди ты, Головко, тебя я презираю,
Буранову уводишь от меня
Пусть не Васисуалий, а Виталий,
Но я приду, тебя, поэт, кляня!
Соперника достойный слышу клич,
Но мне — что Висисуалий, что Виталий,
Я — Александр — победитель ВИЧ
И прочих там, промеж что гениталий…
Не надо клясть, сразиться я готов,
Не зря март собирает всех котов,
Поэтов, рыцарей… А выберет принцесса,
Без всякого такого политеса…
13:24
+2
О дорогой мой Коновалов!
Поверьте, что от Вас я не уйду.
В мой адрес слов написано не мало,
Дай Бог с ума я не сойду!
Мари, я тронут. Видел, Головко?
Я победю (иль побежду?) тебя легко!
А, нет, я одержу блестящую победу
В пол-первого со вторника на среду…
14:24
+2
Какие страсти тут по мне кипят?!
Я вижу уже вызов на дуэль!
Не покалечьтесь с головы до пят,
В порыве, чтоб достигнуть цель!
17:37
+2
Дуэль поэтов — скоротечный бой.
И рифмы строят пламенный редут.
Но в ритме ямба кто-то валит строй.
Ему на смену новые придут.
20:12
+3
Голова у Головко, без сомнений всех светлей:
Строки пишутся легко, для Мари он — соловей.
Вы, Виталий, не сердитесь, рядом третьим не садитесь,
И ступайте в политес — там хватает поэтесс.
Вам с победой повезёт — уж скучает у ворот
Будет первым Коновалов без приколов и провалов!
08:33
+2
Натали, я так скажу:
Дружбу с ними я вожу.
Написали как легко
С Коноваловым и Головко,
Про рыцарей и про принцессу,
В современном стиле пьесу.
Отдохнёт пускай Шекспир,
В нашей пьесе в конце мир!
Обошлись мы все без яда,
Ну, а большего не надо.
19:57
+2
Я согласна, я бы рада,
Да, Шекспир писать велит.
Подсыпает в рифмы яда,
Всё обидеть норовит.
С Головко и я б дружила,
Да не принял мой союз,
Говорит: «Хватает вволю,
Мне на сайте нужных уз».
Пьесу создал Коновалов,
Он, Виталий — молодец,
Что стихов вбурили валом,
Взбуремились наконец.
13:29
+2
Я благодарна Вам рыцарь — Головко!
Признаюсь польщена Вашим признанием.
И пусть мне говорить так не легко,
Но Коновалов удивил своим вниманием!
Вниманье — Хорошо. Оно для старых,
А девушкам так хочется любви…
Буранова Мари — для счастья пара,
Ты только лишь намеком позови…
И пусть буран в твоей душе бушует,
Я солнцем лед на сердце погашу,
И превращу в любовь большую,
А Коновалова сражу в ушу!*

* Оздоровительная гимнастика
14:29
+2
Как лестны мне Ваши стихи!
Но это только для души.
Прости мне Господи грехи,
Ко мне на помощь поспеши!!!
Кого на помощь вы зовете?
Я не ошибся? Я — ваш бог!
Ко мне головку вы склоните,
Спешу к вам, не жалея ног!
Букет из роз и орхидеи
Несу и кой-чего вагон…
А с Коноваловым идея
Была напрасна, лишний он.
У-Шу? Зачем? Возьмите пистолет!
Стреляйте! Прямо в монитор, в упор,
Чтоб без сомненья разрешить наш спор.
А в буриме засчитан слив. Привет!
Согласен. Выстрел коль за мной.
Стреляю через монитор, в упор,
И разрешу я этот спор,
Сражу вас, ради той одной…

Но я не кровожаден, нет,
Пусть дама выберет ответ.
Я быть Дантесом не хочу,
Мне словом биться по плечу.
Хоть вы — не Пушкин, но поэт,
Живите долго — много лет!
А дама выберет меня…
… Простите, все это — фигня!
Ведь Вам уже немало лет,
Вам не поможет пистолет,
Ни ночью, ни при свете дня,
Сколь Вы ни льете фимиам,
Она годится в дочки Вам,
И выбрала она — меня…
16:37
+2
Кого же выбрать? Вот вопрос!
Я вас двоих вожу за нос!
Не убивайте вы друг друга,
Увы и ах, но я супруга.
Ему дарю любовь и ласку,
Я с ним попала словно в сказку!
Огонь ему я свой дарю,
И одного его люблю!
И я не вправе извиняться,
Могу вам только улыбаться!
Ловите нежный, тёплый взор,
Смотрите прямо в монитор!
Я повторюсь, нет я не ваша дама.
Я верная жена и мама!
Коварная! А я уже поверил,
Открыл тебе в своей душе я двери,
Сцепился я зачем-то с Головко…
Мне осознать, что был обманут, нелегко…
18:54
+3
Я такова была плутовка!
Играла вами очень ловко!
Не стоит вам по мне тужить,
Я предлагаю вам дружить!
Немало лет… Немало лет…
Твердит злорадственно поэт.
И выбрала она его,
Ну, это, право, ничего.
Коль по согласию, я пас.
Не стану разбивать я вас.
Да, мне уже немало лет,
Душа же молода — ответ.
Но так и вы, в своем запале,
Пойдете под венец едва ли.
Таких мы женихов видали —
Добьются и в кусты, генецвали))
17:10
+2
В кусты? Ха! Открою Вам секрет,
Что в браке с ним уже 15 лет.
И в храме нас Господь благословлял,
Детишек нам с небес послал.
А сын красавчик — копия отца,
И дочь — шалунья, нежная с лица.
Буранова Мари и Коновалов —
Красавчики, еще и хитрецы,
Туману напустили, генацвали,
Я просто в шоке, но теперь — концы
Бросаю в воду, руки умываю,
Да, опрометчив влюбчивый поэт…
Ну что ж, а вам друзья я пожелаю —
Семьи счастливой много-много лет!
22:26
+2
Отнюдь, запутались Вы точно,
Скажу Вам прямо, это срочно.
Что мой супруг не Коновалов!
Мой под фамилией Буранов!
С недавних пор мы с Коноваловым друзья,
Но вот у каждого имеется семья.
Ещё раз повторюсь мой друг,
Буранов Женя мой супруг!
Вот буриме смешное получилось.
Такое, что во сне и не приснилось!
Запутаться не мудрено
И, право, вышло так смешно,
Теперь понятно с вами, вы — друзья,
Немножко облажался я…
Но хоть и друг вам Коновалов,
С ним разобраться надо малость,
Он вызов бросил мне!
И я запал свой не истратил:
«Дуэль не кончена, месье!» —
Скажу ему. За все заплатит,
И праведный мой гнев,
Стихов моих досье
Здесь завершу я кстати!
11:29
+2
Да пОлно Вам, не надо мести!
Вы про дуэль мой друг забудьте.
Гнев не оправдан, много чести
Вам тратить силы. Выше будьте!
Вы правы, но певца слетело слово,
Я бросил вызов и пойду теперь на смерть…
Ах, буриме, характером сурово,
Ведь вылетела «птичка», круть ей верть!
Прошу я, будь, Мари, нам секундантом,
Вот слышу зов трубы, она зовет!
Споем, как Алигьери мы анданте
«Комедии божественной» исход.
А может быть помирите косынкой,
Как девушка-горянка, храбрецов?
Но вряд ли. Конвалов выгнет спинку,
И выстрелит стихи в мое лицо!
13:59
+1
Почту за честь у вас быть секундантом,
Поскольку не могу вас помирить.
Стреляйте же друг в друга вы талантом,
Хотя и словом можно-то убить…
Я не хочу от вас кровопролитий,
Но объявляю стихотворный бой.
Ввиду сложившихся событий,
Так предначертано судьбой!
Мари — польщен готовностью помочь!
Но мы наш спор решили мирно.
Ваш друг — админ, он отступает прочь,
А я не кровожаден, не настырный.
Баталиями я удовлетворен,
Бывало жарко здесь на поле боя,
И каждый был использован патрон,
Сражался честно, тем и успокоен)).
22:37
+1
О Александр, как за вас я рада!
Вы помирились, разрешили спор.
Для женщины лучшая награда
Потухший огненный напор!
Другое помню: «О, Александр, ты был повеса!
Как я сегодня хулиган...»
А я, быть может, тень балбеса,
А может, просто интриган?..
Не знаю. С точки зренья женщин,
Наверно, шаг разумный был
В том, что конфликтов станет меньше,
Но остренького факт уплыл…
Сразится в буриме — не доблесть ль?
Здесь побежденных, право, нет,
Я приобрел друзей и вдоволь
Игру познал, таков букет…
11:38
+1
Друзей здесь целый коллектив,
Такие классные ребята!
А в буриме такой актив.
А дружба в целом — это свято!
И я друзей приобрела,
Весёлых, умных, интересных,
Подумать даже не могла,
Как будет в конкурсах словесных?
А тут такая благодать!
И настроение сверх меры.
Я писем Ваших буду ждать,
Приятны Ваши мне манеры!
20:17
+3
Немало лет назад, тысячелетий…
В России был языческий обряд:
Соломенную куклу перед смертью
Рядили в новый, праздничный наряд.

И всю неделю празднество бурлило.
Пекли блины как символ теплоты.
Бог солнца древних русичей – Ярилло
Вселял в них настроение весны.

Сегодня Русь с Христом и Православна,
Но Масленицу чтит как и тогда,
Сжигая куклу ветхую исправно
В последний день до главного поста.

И каждый год народные гулянья,
На санках с горки, вкусные блины,
На лошадях веселое катанье,
Потехи в честь российской старины.
алаверды, как говорят у нас на Кавказе))

* * *
Давным-давно в лесах дремучих
Жил древних русичей народ,
Среди лесов и рек излучин
Текла их жизнь неспешней вод.
Была похожа быль на сказку:
Их племена не знали войн,
В труде, в охоте, в буйных плясках
Характер усмиряли свой.

И не было ещё поборов,
Друзей неведом был обман,
Решались полюбовно споры.
Всё было это у СЛАВЯН.
Бог наделил их дивной силой,
Душой широкой и красивой,
А женщин – редкой красотой,
Невинностью и чистотой.
22:07
+2
Славяне — Русичи, крепитесь,
МогУчи мы и только так!
Бредёт по лесу грозный Витязь,
Он не германец, а свояк.

У древних немок, говор русский,
До пола русая коса.
Наш ров широк, мосточек узкий,
Вокруг дремучие леса…
Там жизнь язычников царила
В глуши полей, в тиши дубрав,
Они молились на Ярило,
И добр, и кроток был их нрав.
А первозданная природа
Благоухала и цвела.
Под чистым древним небосводом
Вершились добрые дела.
Зверьё непуганое было,
Народ свободен, не гоним.
И не поруганы могилы,
И благосклонны боги к ним…
20:22
+2
Да, кстати друг мой Головко,
Мы с вами-то живём недалеко!
Край Ставропольский, с Вами мы близки:
Я — Изобильный, Вы — Ессентуки!
21:23
+3
У-шу. Зачем? Я мастер теквандо:
С ноги по монитору без упора.
Такое ушуистам… да легко!
Стреляются для пущего позора.
03:42
+2
И Сергиев Посад прими привет!
Кавказ тебя приветствует в ответ!
И за внимание я Вас благодарю,
Привет свой пламенный я Вам сейчас дарю!
19:33
+2
Кавказ, как много в этом звуке…
А, впрочем, в Сочи нет зимы…
Привет, станицы Ставрополья,
Я помню ваш Невинномыск strong
Меня невинности с любовью
Чуть не лишили разом — вдрызг…
Но это было лет в пятнадцать,
Сейчас Бальзаковский замес
Готова с каждый целоваться,
Кто ни проявит интерес…

Мари, привет с просторов Подмосковья,
Мы женский свой проявим интеллект
Ничуть не поведя холёной бровью,
Пропишем слов решительных комплект.
12:12
+1
В Невинномысске два-три раза в год бываю,
С детьми своими еду на соревнования
За них я всей душой переживаю,
Кикбоксинг — выбор дарования!
В станице себя пробую в сноровке,
И в раздевалке спрятана юбчонка,
Боксирую с детьми на тренировке,
А в жизни я спокойная девчонка!
14:22
+2
Кикбоксинг — круто! Круче теквандо,
Но здесь, похоже, бой идёт без правил:
Боксируют, ногами лупят дно,
Трещат чубы и перья ядом травят.
Сюда не стоит впутывать детей,
Сноровка в спорте — дело молодое —
По монитору книгой без затей —
Старик — поэт в стихах моложе вдвое.
В впрочем нам, девчатам, не впервой
Лупить чертей в самом Невинномысске,
И потому опять вступаем в бой,
Точа перо чернильное без риска.
14:53
+1
Чу, я ни в боксе, ни в сноровке не мастак,
Мне — лучше в покер: говорю я: ПАС.
И отойду в сторонку, выпью квас,
надену фартук, встану за верстак.
Мне лучше созидать, пусть безделушки,
чем яйца разбивать у бедной клушки…
И буду наблюдать со стороны
прекрасных женщин, потных и прелестных
и помнить о мгновениях чудесных,
когда без боя обходились мы…
Комментарий удален
16:17
+2
Стальные яйца клушины не тронь,
Не то потоком выстрелит огонь,
А безделушки можно сразу в таз,
А уж потом по покеру и ПАС.
Прекрасных женщин потных хоровод,
Меня берёт как бот на абордаж,
Берут на понт, и чувствуют кураж,
Тону как в луже в томном лоне вод.
Хотя писать поэмы не мастак,
Возьму перо, ведро густых чернил.
И пусть кружится фартук и верстак,
Пока яиц об лоб не налупил.

Эх, такая буремища улетела в никуда,
Потому пишу по-новой, но другая — ерунда.
Ну что ж, дружить нам городами,
Мы славимся нарзаном, вы — садами.
И если бы не добрый Интернет,
Не знали бы друг друга, точно — нет))
Я вам еще попозже напишу,
Теперь же — сериал, пока! Спешу…
Комментарий удален
17:27
+2
Настанет ночь и снова будет день,
А нам писать по-прежнему не лень.
Дотошных будней холод сгинет прочь
И мы друг другу поспешим помочь.
16:56
+2
Блины с утра — какая, право, блажь!
Жена в поту и в гАри полквартиры.
Её трудов горячий эпатаж
Намазан маслом с привкусом сатиры.

К блинам гусиной печени паштет,
Сметана, мед, горячий чай, омлет
Из двух яиц; и кот, поднявший вой
(Печенки просит) — вот и завтрак мой.
19:03
+2
Коты не просят, воют только псы,
Гусей печёнка — ценный трансплантант.
Сметана с мёдом пачкают трусЫ,
Горячий, блин, пришпаренный талант.
А у меня не вой, а звонкий лай:
«Хозяйка. мол, не жадничай, давай!»
Все вкусности, конечно же, собачке.
А у меня лишь мясом суп испачкан…
Скоро март, и пусть мы не коты,
Это всё же не последний факт,
Чтобы получать за просто так
Две недели счастья и любви.

Совпаденье совпаденью рознь!
Здесь нам свыше ясно дан указ:
Действовать не позже, а сейчас,
Чтоб к зиме ближайшей всё срослось.

И не важно, есть камин иль нет,
Да и плед здесь, в общем, не причём,
Ведь, не тайна, сто причин найдём,
На слуху, конечно же, мигрень.

Но любовь, она не любит ждать,
Да и времени у нас в обрез,
Важно только, что сейчас и здесь,
А на космос тоже наплевать…
Счастье и любовь за просто так
Получить нельзя — увы, но факт.
Быть счастливым — ежедневный труд.
Все любовь с терпеньем перетрут…
Спорить с Вами было бы смешно,
Да и грех мне на душу не взять,
Без труда нет в мире ничего,
Что посеешь, то и пожинать…
16:30
+2
Просто так не быть любви и счастью.
Факт, и применить вы дОлжны труд.
Чтоб к благословенному причастью
Золотом блеснула груда руд.
* * *
Как красиво вышиваешь ты словами,
так и хочется взять пяльцы и клубок.
Лишь коснёмся робко головами, –
трепещу, как сизый голубок…

За окошком долгий зимний вечер,
ты в солопе, а на мне − пенсне…
Оплывают в канделябрах свечи.
Вышиваешь, напевая мне.
И качаюсь в кресле у камина,
пяльцы – в них натянутая бязь.
Пальцы исколол − иголка мимо,
Заплетаю слов тугую вязь.
Хорошо сидеть нам у камина,
и сегодня будет, как вчера…
Но сказать тебе я не премину, −
Хороши в России вечера!
Рановато что-то Вы голубку
Облачили в старческий солоп,
Мой совет — купите лучше шубку,
И её мигрень на раз пройдёт!
Шубку? — Превращу сарказм ваш в шутку,
Что мне шубка, все — у ваших ног,
Я сорву на небе незабудку
Поэтический настрою слог,
И спою любимой серенаду,
Подарю ей яхту, море, дом…
Но в любви ни шуб, ни яхт не надо,
К звездам, взявшись за руки, пойдем!
Что Вы, даже в мыслях не шутила,
От души совет давала Вам,
Нынче в моде, кажется, шиншила,
Вам она, надеюсь, по зубам?
Мне самой на воротник хватило,
Недешёвый очень экспонат,
Незабудки — это очень мило,
Но размер ущерба маловат…
Марго! Нельзя любовь ущербом мерить,
Любовь — щедра, и ей неведом страх!
В любовь мужчин необходимо верить,
А не сверлить им дырочки в мозгах!
Вот только, знаете, не надо грязи!
И про мозги я что-то не пойму,
Про щедрость, кстати, сами Вы сказали,
И карты в руки, так я Вам скажу!
Ах, Марго, ну как же Вам не стыдно?
Как Вы меркантильны, Боже ж мой!
Не меняйте счастье на шиншиллы,
Ведь в любви нет грязи никакой!
Вы меня, Витюша, не стыдите,
И не шейте меркантильность мне,
Лучше по-хорошему скажите,
Что шиншилу купите жене!
Когда веселого, пушистого зверька
Ведут на смерть и отбирают мех,
Дождем холодным плачут облака
И замирает в скорби детский смех…
Мне самой зверюшек этих жалко,
Дам совет, тут есть промысловик,
Так, во всяком случае, назвался,
Вот ему отправьте этот стих…
Как жаль, что правы вы… До боли и до слёз…
Когда исчезнут в мире душегубы,
Казнящие лишь ради ценной шубы?
Вас, люди, греет смерти плед в мороз?

Незабудки, это лишь начало.
Что шиншила? — Норки, соболя…
Лишь бы у камина не скучала,
Не читала втайне книг Золя.
Я из ткани звездной шубку слажу,
Ну не шубку, может воротник.
И накину милой эпотжно,
Мне не жалко, я — промысловик*.))

* Ну тот, что промышляет шкурками, мурками, тужурками…
Вы бы с обещаньями своими
Осторожней, вдруг не так поймут.
Здесь же не Швейцария, Россия,
Не зовёшь их, а они придут!
Объясняй потом им про тужурки,
Людям прямо надо говорить,
Что мастак большой играть Вы в жмурки,
Вот и весь из Вас промысловик!
Ой, подруга! Вам-то что за дело,
Кто — кому и где мечта живет?
О себе печетесь вы так смело, — Вас моя мечта не подведет…
Я — другой надежды устремляю,
И соперник есть, увы, не слаб.
Вот его вам, кстати, предлагаю,
Неплохой поэт, еще тот хват…
Может меж собой договоритесь,
Или вам не безразличен я?..
Что, сыграем в жмурки. Не сердитесь.
С женщинами не вою я.
Ваш намёк мне вовсе непонятен
И обиден даже Вам скажу,
Если больше нечего сказать Вам,
Просто в дезертиры запишу.
Рисковать уже мне сильно нечем,
Спор решит народная молва,
Лишь одно её прошу учесть я:
Было двое вас, а я одна!!!
Маргарита, дверь всегда открыта,
А в окно я к вам не залетал,
Это вы претензии строчите,
В чем они — предполагать устал.
Не дарил шиншилы, соболя я,
Руку, сердце вам не предлагал,
Но спешить не надо, умоляю:
Не сердитесь, что стихи слагал.
Поддержать дискуссию хотелось,
Встрече с вами я конечно рад.
И простите вы меня за смелость,
Не искал каких-то я наград.
Не создали мы достойной темы,
Предложите вы! — Про бунт машин…
Может о любви решим дилемму,
Или о погоде пошуршим?
Ох, позвольте, Саша, Вам напомнить,
Что не я вмешалась в разговор,
Но я не в обиде. Впрочем, полно
Вам уже нести весь этот вздор.
Тему эту предложил Виталий,
Да и в гости тоже приглашал,
Правда, от меня скрывал он,
Что ещё и Вас сюда позвал.
Что сказать, теряли даром время,
Так от темы далеко ушли,
Что уже совсем не до дилеммы,
И, прошу простить, не до машин…
Не звал я Головко, он сам пришел,
Открытый конкурс, все имеют право;
А если кто на огонек зашел,
То должен мысль облечь в стихов оправу
Что ж, коли так, тайм аут мне
Сегодня полагается за вредность.
Но, если что, всегда я где-то здесь,
Откликнусь я на зов Ваш непременно…
И молока стакан, и теплый плед,
Камин, и книга, и, конечно, нежность
Поэтам полагаются за вредность,
За то, что оставляют в мире след…

… хотя бы на бумаге, карандашный…
Комментарий удален
Друг любезный, Коновалов,
Не крутитесь коленвалом,
Сбой дает ваш карбюратор,
Иль «забанил» модератор?
Не качает ваша помпа,
Сели вы на бампер-попу?..
Зря строчите вхолостую,
Пыл теряете впустую.
Устарел у вас авто,
И стихи давно — не то…
Выдохлись что ль в марафоне?
Поотстали вы в погоне,
Хоть моложе, здоровей
От усов и до бровей.
Что ж, пока, друг-стихоплет,
Дичь стреляют дробью влет!
Да просто надоел Ваш детский сад:
«Я папу позову, пиратом стану,
Вы пожалеете, попроситесь вы взад...»
Смешны попытки старого повесы
Пробраться к дамам в сокровенный сад…

Ax, да, на Порше впрыск, не карбюратор,
Я в баню сам пошлю, кого хочу,
В конце концов, я здесь Администратор
Я буриме вне конкурса строчу,
И Вам, поверьте, я не по плечу. tongue
Ну что ж, администратор, это круто,
Административный, так сказать, ресурс…
А мы с Мари стряхнули, словно путы,
Настрой наш боевой. У нас Эльбрус
Оказался вдруг ориентиром
Родина нам — Северный Кавказ.
И сошлись в объятьи с нею миром.
Муж — Буранов одобряет нас.
Ну, а с вами тоже не тягаюсь,
Вы — друзья у них и мне вы — друг,
Потому теперь я вам признаюсь,
Что запал потух мой как-то вдруг.
Есть у нас немало оппонентов,
Перья с ними крепче мы схлестнем.
В буриме немало есть моментов,
Где мы в схватке душу отведем…
Ах, Виталий, это он виновник?
Ну конечно, он сюда позвал,
Это ваш он, видимо, поклонник?
Под раздачу к вам же я попал.
Так и пойте другу дифирамбы,
Иль точите острый язычок,
А не то я вспомню про карамбу
И, как Сильвер, сделаю крючок.
И когда по морю поплывете,
Я возьму ваш бриг на абордаж,
Вот тогда не так вы запоете,
«Я — твоя, — мне скажете вы, — Саш!»
Ну и озорник Вы, Александр!
Я Вам слово, Вы в ответ мне сто!
Уж не знаю, где про абордаж Вы
Насмотрелись, может быть, в кино?
Мне, открою Вам секрет, по нраву
Мягкий и изысканный подход,
Маргаритою меня назвали,
Это Вам не Фёклин огород!!!
О, игривый тон у вас я вызвал,
Ну и я, как Карлсон, воспарил…
Прилетит он с крыши, вставит клизму
Малышу, чтоб внятно говорил.
Я же обломаю крыше крылья,
Чтобы крышу не сносило ей,
Родила уродца с хитрым рыльцем,
Он крадет варенье у детей!
Малыша тогда усыновим мы,
Купим спаниеля и кота,
Сдохнут все в округе подхалимы,
После их замучит икотА.
Боже мой, меня-то Вы спросили!
Планы эти лучше без меня!
И к чему про клизму замутили?
Рифма, видно, в голову не шла!
Попрошу свои шаги обдумать,
Здесь ушей, что нам не сосчитать,
И Виталий мне, к тому же,
Выходной позволил дней на пять!
Выходных я дал один, не пять.
После — снова в буриме играть!
Вы отчасти правы, в смысле рифмы,
Клизма-призма и «мелизмов» хрень…
В буриме слетаются вдруг нимфы,
Так что сносит крышу набекрень.
Ну и вы — то соколицей вьетесь,
То, как зайка, в тазик тихо шасть…
Выходной ваш кончился ль? В полете
Вы еще? Тут как бы не пропасть…
Строг у вас Виталик, как соколик,
Я же не люблю чужую дичь.
К нам приходит в гости алкоголик,
Это он задвинул речь, как спич…
21:32
+2
Шубку в шутку превратив, получил по фене,
Но минутку улучив, он нарвал растений.
Незабудки — говорит, — круче архидеев,
С той поры берёт в кредит у яхтсменов-геев.
kiss
Пока мы тут бодягу развели,
Очередной шедевр Вы создавали.
Спасибо, что на огонёк зашли
И мне поддержку оказали… inlove
Нынче девушки пошли очень меркантильные,
Лучше мальчиков любить, тех, что сами стильные.
Орхидеи не нужны, не нужны и шубки,
А девчоночки-княжны кушают пусть шутки 22 (10)
О, Александр, ну, просто победитель!
Чуть трудности пошли, в кусты,
Ну, до чего же надо дошутиться,
Чтобы ориентацию сменить!!!
Ориентация, ориентация,
Почти Констанция…
Люзетта, Жоржетта, Полетта,
Люсьен, Маргарита и эта…
Ну, в общем сменил их немало,
Признаюсь, конечно вы правы.
Нас Запад без устали учит
А мы не становимся круче…
И, право, нам поздно учиться,
Мужчина — не драная птица,
Достоинством надо гордиться!))
Да, подустали Вы уже смотрю,
Замолвлю, так и быть, за Вас словечко,
А то, что вижу, то и говорю,
И рифмы далеко не безупречны...))
18:14
+2
К концу подходит битва «Острослов»
Стихов набуримили с верхом возы.
Повысмеяли снобов и ослов.
Метафорные шлют теперь угрозы.
К концу? Да я на радостях напьюсь!
Не сплю, не ем, всё рифмы подбираю,
Угрозы эти, точно Вам скажу,
Смешны, мы обе это понимаем.
Да и у них уже прошёл запал,
Бессилие — вот весь их капитал!!!
19:46
+2
Я Марса «Капитал»… иль Карла Маркса
Отнюдь не прочитала до конца.
А потому без рифмы и без фарса
Напьюсь как два придурка из ларца,
Бикфордов шнур запалом не зарЯжен,
И спичкой подпалим его к шутам
Истошный вой рифмованный — протяжен
Стотысячнокатренный — пополам.
Да, чёрт с ним, с Марксом! Было и прошло!
Из Трира, кстати, был бедняга родом,
Повеселились всласть и хорошо,
Жаль, не успели только про погоду!!!
20:47
+1
Я «Капитал» прочел от корки и до корки,
как детектив, не в силах оторваться…
И начал в жизнь свободную влюбляться:
там, где к ногтю прижаты злые орки.
А тот, кто Марка не сумел осилить.
так и остался быть под властью орок…
Мне мир свободы потому и дорог,
что оркам супротив растут в нем крылья.
21:45
+2
Я с Марса — мне до фени Марик ваш.
И орки с Капиталом и без денег.
Взлетаю, шлю куплеты: баш — на баш,
Поэт, с другой планеты — соплеменник!
22:28
+1
Завидую, Вы — видно Воздух гороскопный,
а я — Земля: мне докучают орки.
Я прыгаю от сопки и до сопки:
До Марса мне, как до Сатурна топать,
хоть тысячу пар обуви сменю,
вас, марсиан, я в жисть не догоню.
Комментарий удален
Что рифмы? Совершенства в мире нет,
И ваши рифмы тож не безупречны,
И вы «поете» автору в ответ,
Вы перед кем замолвите словечко?
Пред руководством темы буриме?
Иль пред самим Всевышним, может?
Ну, первое помочь не может мне,
Другое тоже вряд ли мне поможет.
Я помню «приз», который нам «грозит»,
Но вряд ли это стимул для победы,
Сражаются амбиции-врази*,
И главное — признанье — наше кредо.
Уверен, мне победа не «грозит»,
Амбиции? — Чего бы не потешить…
Как в неизвестность делаешь визит, —
Зарядка для ума, неважна внешность…
Удачный образ, острое словцо,
Соперник умный — нервы на пределе…
Вот это важно. В рифме письмецо,
Мгновение удачи в самом деле.
А вам — удачи! Я благодарю,
Что не отвергли моего вниманья,
Со мной общались. Лишь себя корю,
Что где-то не хватило пониманья…
*врази — старославянское враги.
Ответ Маргарите Менчинской. Комент встал почему-то не по адресу…
Комментарий удален
Комментарий удален
20:09
+2
Не по адресу… не по адресу.
Адресат за плетнём у ворот.
Диким аистом, дивным абрисом
Спровоцирован этот цейтнот…
Виртуальные, гениальные
Лезут в голову образы… брр
Потому пропиши премиальные —
Буремешные нам, командир.
Пропишу я вам премиальные,
Ой какие их вам пропишу!
Коль такие вы — гениальные,
Гениальности сам попрошу…
Мы сойдемся — я вам премиальные,
Гениальности бросите мне,
Словно косточку псине сакральную,
Мы сойдемся сегодня в цене…
23:15
+2
Пропишу Вам, мой Друг, феэсбешные,
Буримешных пропишет Фейсбук,
Всё поэты и критики — грешные,
И изъянов огромный сундук.
Не просите на то подаяние,
От него всё сакральное в дым,
Не важнЫ нам ни те расстояния,
Ни желание быть уставным.
Ай, коварная искусительница,
фэесбешная домомучительница,
Буримешная соблазнительница,
так и знал, что задурит мозги.
Напустила тумана — не видится,
Фэесбуком грозится. Обидеться? —
Нет, я знаю поэтов — провидецы,
И грешки наши — свят, помоги!
Но грешки и изъяны зачтутся нам,
Не греша — не познаете святости,
И отпустят сакрального по делам,
Кому гадости, кому — радости…
14:40
+1
Без грехов не бывает падения,
Без вставания нету колен,
Буриме — это (есть) объедение,
Запеченный поэтом жульен.
Кому гадости, кому радости,
Кому тухлый салат-оливье,
Отрифмованной святости сладости,
и смакующий их шевалье.
Я, наивный, считал — без падения
Не настигнут субъекта грехи.
Без колен — не бывает вставания,
Нет кусания ног без блохи.
Вы в запале попутали логику,
Рифмоплетство, жульен и бульон,
И салат-оливье уж не модненький,
Да к тому ж если тухленький он.
Смаковать эти «святости-сладости»,
Все смешав, как стишки буриме,
Нет, Наталия, в этом нет надобности,
Пусть смакует их ваш шевалье.
00:16
+2
Оливье для шевалье, остальные проходят мимо!

Не хотите — не ешьте, гурманистый!
(Может вас одолели глисты?)
Шевалье мой голодный — покладистый,
Для стихов мне подносит листы.
Без подковы блоха окаянная,
Пусть собакой вам ногти грызет,
Логи-ногика — вещь покаянная —
На коленях вас в лес увезёт.
Винегрет из жульенов и булочек
И подтухших стихов — для врагов,
Мне, не модной, и старенькой дурочке
Варит борщ и компот крысолов.
Борщ из крыс и компот с винегретом,
Из «подтухших стихов для врагов»…
И без логики, смысла при этом,
Да к тому же совсем без мозгов…
Ну, «не модненька-старенька дурочка»,
Что ж вы так? Может вам повезет? —
Нет жуульена, купите тужурочку,
Да собаку, что ногти грызет.
Шевалье ваш — слуга поистрепанный,
Зря листы для стихов подает.
Пусть французской морщинистой попою
На диван, опустясь, отдохнет.
Да и вы отдохните, любезная
От протухших с глистами стихов.
Не нужна мне такая «поэзия»,
Поищите других женихов…
14:31
+1
Повинуюсь — избавлю от булочек,
Пирожков, что с глистами и без.
Покидайте скорее же дурочек
И влетайте орлом в политес.
Поэтессы такие голодные —
Растерзают и смачно съедят,
Обглодают катрены холодные
Для слепых поэтичных котят.
Вниманье Ваше было ценно мне,
Пусть даже я совсем не в Вашем вкусе,
Прекрасно поиграли в буриме,
Не умолкая, день второй смеюсь я.
Что вкусы, Маргарита, правы вы,
Внимание — вот это точно ценность!
Как не живут мозги без головы,
И голова без них — люцерна.
И я игрою удовлетворен,
И благодарен вам за все, бесспорно,
И честно, вашим слогом покорен,
И веселюсь, смеясь у монитора))
И уснем. Пройдет твоя мигрень…
Завтра будет новый, яркий день.

Может вновь сплошная дребедень,
Как забору моему плетень.
Ты на кол горшок скорей надень,
И уйди в спасительную тень.
13:33
+3
В хандре весенней нам поможет плед:
Исчезнет холод, сгинет груз забот,
Запутав мысли, вставит тайный след —
Весёлый Март и Трам — наоборот.

И будем дружно править буриме.
Поможет светом торжества камин.
Блуждая вместе в сладкой полутьме,
Узнает каждый: больше не один.

Пройдёт бесследно нудная мигрень.
Стихи гурмана вязнут на губах.
Поэты любят марта вкуснотень
Февральский лёд расстает в пух и прах.
15:34
+3
Еще одна абракадабра…

Когда у женщины разыграна мигрень,
не надо наводить тень на плетень!

Я расчехляю смачно гильотину,
и превращаю в пулемет иль, в автомат,
чтобы от бешенства вести заград отряд,
стреляя преимущественно в спину

всем женщинам, которые мигрень,
придумав, вносят в жизнь. И словно знамя,
её несут, чтоб, как из искры — пламя,
в мозгах мужчины возгорелась дребедень.

И в ночь и в день, и в ночь и в день, и в ночь и в день
лютует неподкупная мигрень:
не подступиться к ней, ни ублажить.
И нету мочи рядом с нею жить.
Когда мигрень, как нож, втыкают в спину,
Увы, Вам не поможет гильотина,
И не наводим тень мы на плетень,
Ведь лишь любовью лечится мигрень.
А если нет любви, то c'est la vie,
Мигрень не сгинет, сколько не зови…
Я не приду! Зови меня, зови!
И страстным взглядом пепели мне спину!
Коварна ты, поскольку (селяви!)
В туманных замыслах скрываешь гильотину,
Наводишь тень на новую плетень,
Ведёшь меня к закланью (как скотину!)!
Ты посягнула на мою мигрень!
Погибну я, но боли не покину!
Хвала тебе, высокая мигрень!
Смиренно бью челом, пусть не по чину.
Твоих мучений гордую пучину
Не отразит убогий бюллетень!
Трусливо мне ты не стреляешь в спину,
Иную выбираешь ты мишень,
На мой унылый мозг наводишь тень,
Набрасывая боли паутину!
Невыносимо мучает сирень,
От запаха её я просто стыну,
Гораздо легче выношу калину,
В изнеможенье нюхаю женьшень.
Свет повергает в горькую кручину:
Мучителен слепящий солнцем день,
Я равнодушен, как сосновый пень,
К жене и к тёще, к бабушке и сыну.
И двигаться, и даже думать лень,
Зову в упадке духа гильотину!
Но вдруг, ломая разума плотину,
Течёт стихов божественная хрень!
00:25
+2
Се ля ви! — мигрени скажем,
Ототрём щеку от сажи,
И шагнем через плетень
В новый стих и в новый день.
Спины гнуть рабам не ново —
(Гильотина — зов судьбы)
От любви почти пунцовой,
С синевой от худобы.
Мне не важно, будет ночь иль будет день,
Я войду в твой мозг, поскольку я мигрень,
Отражусь гримасой боли на губах
И на день тебя избавлю от забот,
Ты лежи себе и чувствуй, как растёт
Тошнота во всяких внутренних мирах.
Ты проложишь до дивана вялый след,
Ляг, помысли, хорошо ли мы живём;
Если сможешь, помечтай о том о сём,
Телом бренным завернувшись в мягкий плед.
Не топи чадящий дедовский камин,
Лучше тазик как подругу обними…
Ты проснёшься, обновлённым для любви,
Утром марта, удивительно восьмым!
18:18
+3
Мигрень, уйди, я твой властитель — мозг!
Гримасы боли убери с лица.
Довольно мне твоих кровавых розг,
Я жизнь пройду с начала до конца.
И в пледе мыслей нежусь, как Кентавр,
Мне Дионис по пинте вин налил,
Высокий звон магических литавр —
Мигрени звук похмельно приглушил.
Анакреонт звук лиры приглушил,
Шекспир вообще не жаловал литавр…
Мне друг вчера по-дружески налил –
И я четвероногий друг Кентавр.
Не ожидал подобного конца,
Я жаждал роз, а не жестоких розг,
И вот, сгоняя жизни цвет с лица,
Мигрень терзает мой несчастный мозг.
20:36
+3
Шекспир — хитёр, он давеча сказал,
Что розы колки — рифмы для зануд.
Занозы в сердце вставит стрекоза,
Её, певунью, поведут на суд.
Анакреонт адреналином сыт —
В Теосе правил сам Аристократ.
Его стихами каждый сотый крыт.
Тиран особо отомстил сто крат.
Мигрень Кентавра — хохот жеребца
С лица — блаженный, право — идиот
И потому до судного венца
Иго портреты меряют в киот.
Икона боли вправлена в киот,
Мы честно проиграли до конца.
Не князь-Христос, но честный идиот
Парнасского седлает жеребца,
Пусть не кентавр – но преданней стократ,
Хоть матами не раз по пьяни крыт.
Казнись стихами, экс-аристократ,
Плебейской рифмой ты по горло сыт.
Опять толпа ведёт тебя на суд,
О стрекозле вздыхает стрекоза…
Я эндшпиль поэтических зануд,
Я ничего по сути не сказал…
22:20
+2
Поэты на иконы не глядят,
Над ними светят звезды, но не греют.
А то и критик вовремя огреет,
И окунёт в писульки, как котят.
У плебсов нет патрициев имён —
Безродны и бедны как пилигримы,
Но нищий в битвах жизни закалён:
Все миссии поэтов выполнимы.
07:22
+2
Да, выполнимы миссии вполне.
Вот например смешной наш буриме!
Как много тем мы в нём развили:
Влюблялись, и блины пекли, шутили…
А в нас ещё как много азарта,
Хватить должно до середины марта!
Удачи всем, чтоб не иссякли мысли.
И чтоб поэты часом не зависли!
Нас хватит всех до середины марта
(Кого инфаркт от смеха и азарта).
Родится в рифме новый анекдот,
Кто запоёт, как в марте юный кот,
Кто нарифмует на большую книгу,
Другой обидится и всем покажет фигу.
Его конечно, модераторы забанят.
Ах, буриме! С тобой как в жаркой бане!

11:49
+1
Со стороны, кто этот конкурс прочитает,
Того уж точно хватит эх инфаркт,
От смеха, а строка играет,
А ведь ещё совсем не начат март.
Про книгу, очень интересно!
«Сборник союзных буриме!»
Перечитаю повсеместно,
И кубок лучшим на стене! 22 (13)
16:22
+3
Источник буриме созвучен немного моему старому стихотворению.

Ты пришла, Непрошеная Грусть…
Проходи, незваная подруга.
Адрес мой ты знаешь наизусть.
Я тебя впускаю без испуга.

Здесь живет со мной веселый смех.
Побродить ушел, должно быть ночью.
Он вчера имел большой успех,
А сегодня ничего не хочет.

Ты садись, а я поставлю чай.
Расскажи о снах и непогоде.
Коль тебя обижу невзначай.
Не сердись, я не хотела, вроде.

Мы с тобой о многом помолчим.
Пересмотрим старые альбомы.
Расставаться нет у нас причин.
Ты пошла? Я буду завтра дома…

Вот стучится в дверь Задорный Смех.
Я так рада, ты не заблудился.
«Первый день апреля! Был у всех —
Развлекал, шутил и веселился!»

1 апреля 2005 г.
18:25
+4
Что-то плюсиков не вижу…
Мы, поэты — скупердяи?
Минусуем в потной жиже,
Перлы горда сочиняя.
Буриме — игра для мозга,
Пазлы лезут в храм мозаик,
В виражах икот нервозных
Лопнет со смеху прозаик.
18:33
+3
Вот и всё! Я всем отплюссовала,
И пойду попью… не крови — чаю.
А вернусь — добавлю, если мало.
Я за мир и сытость отвечаю.
Люблю я тишину в ночи. От света-тень,
И счастье, И тепло, где ночь сменяет день.
Глядеть в глаза. И звезды видеть в вышине.
Сиять в полуулыбке. Вот, что нужно мне. smile
20:46
+3
И тишина в ответ нас полюбила,
Смиряя спесь кичливого дебила.
Звездой во лбу горит Наполеон —
Перо, как лычка, ляжет на погон.
А крупных звёзд немного в этом мире:
Они как Боги и подвластны Лире. dance
Комментарий удален
11:04
+2
Не за плюсы — смеха ради!
Говорил Поэт, что радий
каждой строчки лижет пятки.
Нет и нет, не скупердяи,
мы смеемся без оглядки,
чтоб наутро быть распятым
на кресте своих стихов.
Но ведь лишь поэт, ребята,
жизнь за стих отдать готов…
09:59
+4
В ночной тиши его я полюбила
(не разглядела признаки дебила),
Он убежал, как из Москвы Наполеон,
В руке моей остался лишь один погон,
Теперь одна с погоном в этом мире.
За*ранец он! А так брынчал на лире…

С погоном и на лире? Во дебил!
Гусары, кажется, используют гитару,
Другие, вроде, водочную тару
(Пустую)
Он ведь сердце Вам разбил!
На берегу мы с ним сидели…
И серебрился даже ил!
Его я сильно так хотела,
А он бухал и всё тупил…
И вот когда он удирал,
Я поняла, что не гусар!
01:24
+1
Когда удирал Адмирал,
Гусар мне на гуслях играл.
Он столько листов измарал —
В стихах настрочил интеграл.
Потом мне наплёл макрамэ
Про подвиги, веру, любовь,
И я прихожу в Буриме,
Желая с ним встретиться вновь
Да, кстати, в Вас гитара есть?
Чтоб отомстить за мою честь?
Медведь мне в детстве наступил на ухо
И к музыке влеченье оттоптал,
Теперь я только набиваю брюхо…
Проказник Мишка оттоптал влеченье…
На то он неуклюжий обормот.
Но, слава Богу, кушайте варенье.
Пюпитра избегайте, резких нот…
21:07
+1
Ехали медведи на кривой «Победе»,
А за ними кот, не берущий нот…
18:43