Дедушкины сказы

Дедушкины сказы

Сказ о Снегурочке.

Маришка сидела и играла на планшете в игрушку. В комнате было тихо и только зимний ветер за окном легонько постукивал в стекло, да снежинки кружились. Хорошо на каникулах.

Казалось, что так будет всегда, но тут распахнулась дверь и в комнату ворвалась малышня. Машка, младшая сестренка, с визгом промчалась по комнате и вскарабкалась к Маришке на кровать, не прекращая визжать, накрылась одеялом с головой и только тогда притихла.

Игру пришлось остановить и тут на пороге комнаты показался самый младшенький Ванюшка.

— Взор-р-рву! Р-р-растр-р-реляю! Тер-р-рор-р-ристы!

Маришка вздохнула и покачала головой. Ванечка только-только научился выговаривать букву «р» и всех вокруг замучал. Особенно доставалось Машульке. Уж очень сильно она визжала, чем доставляла несказанное удовольствие малышу.

— Где Машка? — хитро прищурившись спросил Ванечка.

Маришка пожала плечами.

Но он увидев в ее руках планшет, тут же переключился:

— А ты во что игр-р-аешь?

Подбежал с другой стороны кровати и с любопытством стал заглядывать в планшет.

Маришка снова вздохнула и подвинув притихшую под одеялом Машу, похлопала рядом с собой приглашая. Ванятка залез и прижался вглядываясь в экран. Девочка продолжала играть дальше. Мальчик сопел рядом пытаясь понять смысл игры. Тут с другой стороны под одеялом зашевелилась забытая Машулька.

— А, — вскричал Ванюшка увидев торчащую из-под одеяла голову сестренки, — вот ты где! Я тебя нашел!

Но тут же снова завороженно уставился в экран. Машулька выползла из своего укромного места и тоже прижалась рассматривая, что же там происходит на экране.

Маришка уже потеряла весь интерес к игрушке. Ее герой стал запинаться, падал в пропасть и снова, и снова оказывался на одном и том же месте. А рядом сопели в два носа. Уже собралась было выгнать малышню из комнаты, как раздалось сверху:

— Ну, что ты все играешь, хоть бы сказку им почитала, в ваших ынтернетах наверное, много сказок для ребят можно найти.

Над ними склонившись стоял дедушка. Он грозно сдвинув брови покачивал головой. Не одобрял сидение за планшетом и специально коверкал слово «интернет».

Маришка хотела было возразить, да вдруг задумалась. Скорее всего в интернете есть много детских книг. Уже собралась было поискать, как вдруг Ванятка запросил:

— Сказку! Сказку! Деда расскажи нам сказку!

Машулька его поддержала и тоже, как заведенная, повторяла:

— Сказку! Сказку!

Дедушка усмехнулся в усы, придвинул поближе к кровати небольшое креслице и усевшись спросил:

— Какую вам рассказать сказку?

Тут Маришка взяла инициативу на себя:

— Зимнюю, новогоднюю, скоро же Новый год!

— Да! Да! — поддержали ее малыши.

— Про Снегурочку, — с восторженным вздохом тихо сказала Машулька.

Все знали, как она млела от красавицы Снегурочки на утреннике в садике, что даже свой на зубок заученный стишок, еле вспомнила.

— Да, про Снегурочку, — поддержала ее Маришка, — что то я не знаю такой сказки! Расскажи!

Дедушка чуть поерзал, поудобней уселся, сложил ладони на коленях и начал.

***

Жил-был в далеком-далеком, студеном-студеном, заснеженном лесу Дед Мороз. Жил не тужил, исправно исполнял свою работу: в свой черед выходил за пределы своего леса и не спеша приводил Зиму в мир.

Бывало идет по тропинке мерно палкой-посохом постукивает, а вокруг его друзья Ветры вьются да завывают, стужу да снег пригоняют. Взмахнет руками, да любуется, как иней ложится на пушистые ели, да сосны, как ажурной вязью оплетает голые ветви берез, да осин. Дунет на быструю реку, та покроется толстым, полупрозрачным, пузырчатым льдом. Тихонечко подберется к окраине поселка да устроит вечернее представление – при ярком свете луны запустит медленный танец толстых, но легких, огромных хлопьев снежинок. И посмеиваясь в свою белоснежную бороду наблюдает, как любуются в окнах все от мала до велика, сказочным танцем снегопада. А еще чуть позже, когда в небольших оконцах оставалась только самая любопытная детвора, легким прикосновением кончика ногтя рисовал на стеклах загадочные, изящные, будоражащие фантазию – узоры. Зоркие детские глазки примечали в них и далекие страны, и диковинных зверей. А самые замечательные, видели в узорах и часть своей судьбы.

И похулиганить любил Дед Мороз, то влюбленных снегом запорошит, то пьянчужке, спешащему своей нетвердой походкой, тропинку по-скольже под ноги подсунет, то самой сварливой бабенке белье к веревкам приморозит. А уж, как он любил малышей, с визгом съезжающих на салазках со снежных горок, хватать за щечки, да морозить им носы.

Время его было четко рассчитано и он привычно, согласно ежегодной традиции доходил до жилища сестрицы-красавицы Весны, привычно стучал в резные ворота, нежно целовал любимую младшенькую. И развернувшись, потихоньку пускался в обратный путь. Урезонивал разыгравшихся братцев-Ветров, да позволял льду истончаться, да снегу темнеть.

Вот так на обратном пути он ее и нашел. Сначала он услыхал тихий плач. Даже не плач, а почти поскуливание. Еще решил, что это раньше времени волчица разродилась под тяжелыми, густыми, висящими ветвями елки. Думал еще, мимо пройти, решив, что волчица сама разберется, не молодая уже. Но, что-то насторожило и он вздохнув полез под ель.

Одиночный сверток удивил его. А тот уже и тихого звука не издавал. Не сдерживая порыва он подхватил одеяльце и с несвойственной ему скоростью рванул к дому. Хорошо, что его время отступало, да до терема уже не далеко. Принеся сверток в теплую горницу, он развернул его. Так и есть. Малютка. Девочка. Сморщенное личико новорожденной девочки не двигалось, глазки закрыты. Даже замороженное сердце Деда Мороза екнуло. И тут маленькое тельце дрогнуло, ручками взмахнуло, губками зажевало и открылись глазки. Большущие, голубые, красивые. Невольно залюбовался старый. Еще немного малышка покривила губками и вдруг тихонечко заплакала. Сразу стало понятно, что даже на плач у малышки еле-еле хватает сил. Дед заметался по горнице в суматохе соображая. Охлаждать он мог, а вот греть ему никогда не было надобности. Но не зря он был древним волшебником. Небольшого огонька хватило подогреть малютке молока. Жадно впилась она в наскоро сооруженный рожок с молочком. А после, разомлев, раскрасневшись, немного поморгав своими глазенками, сладко уснула. Дед покусывая усы ходил из угла в угол и непроизвольно покачивал малышку.

Спустя неделю у малютки уже была резная люлька, как положено – из легкой, белокожей березки. Ее он привесил на крепкий крюк. Из белоснежных, расшитых яркими петухами рушников соорудил над ней полог. Малышка хорошела не по дням, а по часам. Дед вечерами качал колыбельку да пел ей свои волшебные песенки. А днем между кормлением, да прогулками старался, выгадать время, да выточить ей новую игрушку: то погремушку с бубенцом, то лошадку качалку. Вот уже почти закончил, осталось приладить саму лошадку к полукруглым полозьям, как раздался стук в дверь. От неожиданности выронил деревянный молоточек. Девчушка округлила свои и без того большущие глазенки и подползла к двери. Дед подхватил ребенка на руки, прижимая ее к себе прошел в сенцы и распахнул дверь. На пороге стояла растрепанная сестрица.

— Весна? — с удивлением в голосе воскликнул Дед, — Рад тебя видеть, проходи.

Посторонился он пропуская красавицу сестрицу в терем. Они прошли в горницу и он отпустил ребенка на лоскутное одеяльце, специально брошенное на пол. Обыкновенно малышка сразу ползла к игрушкам, а тут привстала на ножки и чуть пошатываясь пошла, распахнув ручки к гостье. При этом, что то лепеча на своем детском языке.

Гостья стояла и с удивлением наблюдала, как к ней приближается ребенок. Тут малышка покачнулась и чуть было не упала. Дернулись к ней оба, но Весна оказалась проворней и подхватила ее на руки. Малышка, как будто этого ждала и прижавшись к ней обняла за шею своими ручками.

— Откуда это? – только и смогла спросить Весна у старшего брата.

— Сам не знаю, в лесу под елью нашел, — просто ответил ей Дед Мороз. И поведал всю немудренную историю.

Весна, прошлась с малышкой на руках из одного угла до другого, а потом та запросилась к своим игрушкам. Гостья опустила ее на одеяльце, да и сама села на краешек рядом, подала ей погремушку. Та стала махать ручками и радоваться веселому звону. Весна сидя на полу, на краешке одеяльца и поведала братцу, что проснулась она от тишины. Оказалось, что пока Дед возился с подкидышем, Зима не пришла в назначенное время, а если почести, так ее вообще не было, да нарушился весь ход времен года.

— Реки льдами не покрылись, поля снежными одеялами не укрывались, — констатировала Весна, — зверье в лесу не уснуло, полегло много, да и людей не мало пострадало.

Задумался Дед Мороз.

— Да, плохо получилось, — только и смог сказать он в свое оправдание, — заигрался с внученькой.

И с теплотой во взгляде посмотрел он на малышку, катающую простенькую, деревянную повозку, вчера только выструганную.

— Ты уверен, что она не послана Ягой? – отвлекла от приятных мыслей его сестрица.

Тот только и смог пожать плечами.

— Все равно ход времени надо вернуть на место, — вздохнула Весна поднимаясь.

— А куда я ее дену? Нельзя же оставить ее тут одну.

Весна посмотрела на малышку и сказала:

— Значит будем по очереди нянчить.

На том и порешили.

Унесла Весна малышку, враз терем опустел. Но не стал тужить Дед Мороз, пошел дозором по своим владениям, пускай чуть с задержкой. Такой Зимы народ не видал никогда, старейшины только качали головами. Но Дед Мороз споро шел своей привычной дорогой, стараясь нагнать упущенное время.

Соблюдая очередность Брат с сестрицей растили малышку. Она росла послушной и прилежной. Весну звала матушкой, Деда Мороза дедулечкой кликала. С ним любила по зимним лесам ходить, да каждую елочку, каждого зайчика знала, жалела, да любила. То закоченевшую пташку пригреет, то лютого волка с руки покормит, да и погладит, медведю в берлогу сена побольше подложит. Звери лесные, птицы вольные любовью ей отвечали.

Да и Весна не могла ни нарадоваться. Уж и помощница, и рукодельница, и веселая. Любила она вечерами слушать, как за вышивкой, та чистым, тоненьким голосочком ласково песни напевает.

И с людьми ладила, а уж как детишек любила! И на салазках с ними каталась, и ягоды – цветы по лесам собирала.

Так и жили они: полгода она с Дедом Морозом, во всем ему помогая, да радуя, а другую половину у Весны.

Со временем люди стали называть ее Снегурочкой, внучкой Деда Мороза. Да поговаривали, что с ней Мороз нежней стал, теплей, да снежней.

Снегурочка совсем девицей стала. Да все чаще сама принялась ходить от Весны к Деду Морозу, да обратно. Все и стар и млад радовались да любили Снегурушку.

***

И только Яга-костяная нога, все посматривала в свою волшебную тарелочку с голубой каемочкой втихаря, издалека, да плела свои планы коварные.

— Эй, Ягуся, — раздался знакомый бас за крохотным окошком, и по обыкновению прозвучали заветные слова, — избушка-избушка, повернись к лесу задом ко мне передом.

Бабка Ежка привычно ухватилась за край стола и терпеливо ждала, пока изба сделает положенный поворот.

По высоким сходням раздался топот, затем скрип двери и в избу вошел Кощей.

Яга низко, до самых половиц, поклонилась и улыбаясь зашептала:

— Проходи, проходи Кощеюшка, садись за стол. У меня в самый раз, окрошечка готова, как ты любишь: с крапивкой, огурчиками, да мясцом. Да квас уже пузырится, как ты любишь, настоянный на черных корочках.

— Ох, люблю я Яга твою окрошечку, — сказал Кощей подходя к столу и потирая руки.

Взял большую ложку, дождался когда Баба Яга зальет ему окрошку квасом и поставит рядом сметанку.

А в это время Яга уже затевала чай. Большой, пузатый самовар был полон воды, в трубу, щипцами, закладывала угольки из печи, да вовремя в поддувало, снизу, у основания, что есть мочи дула. Когда угольки разгорелись ярко-алым жаром и самовар запыхтел. Сходила в кладовую да принесла оттуда туесок с лесной земляникой. Да порадовалась, что хорошо чары держат, ягодка к ягодке, как будто только с куста. Кощея надо баловать да потчевать. Вся задумка была на нем выстроена, да основная работа ляжет на его костлявые плечи. И он об этом знал и пользовался. Вот Яга и угощала его вкусностями.

Кощей, как почувствовал ее мысли.

— Ну, что, скоро там? — спросил он Ягу утирая рот.

— Скоро, милок, скоро, — залебезила тут же старая перед ним, — время уже подходит.

— Дай погляжу, — приказал он.

Баба Яга тут же достала с печи свернутый рушник, осторожно уложила его на стол, раскрыла. На расшитой замысловатыми узорами да знаками ткани лежало большое блюдо — тарелка с голубой каемкой да лежащее на ней яблоко. Яга легко толкнула наливное яблочко и оно покатилось — побежало по краю тарелки.

— Катись, катись яблочко, катись по тарелочке, по тарелочке с голубой каемочкой, покажи мне Снегурочку.

Яблочко катилось, а тарелочка легонечко покачивалась. И вдруг в середине тарелочки легкая рябь образовалась, да круглыми волнами начала расходиться. Яблочко замедлило свой бег, а когда совсем остановилось и показалась Снегурочка во всей красе. Напевая песенку она сидела у окошка и вышивала. Изредка поглядывая в окно.

— Ждет сидит, — тихо хихикая пояснила Баба Яга.

— Пускай ждет, — махнул рукой Кощей, — не долго осталось.

Легкая рябь снова пошла по тарелочке и изображение исчезло.

Кощей хмыкнул и потянулся.

— Ладно Яга, ты свисти, когда время придет, — и ушел.

Баба Яга постояла задумчивая глядя в след Кощею, почесала подбородок и стала убирать со стола.

***

Снегурочка ни о чем не подозревая, сидела у окна за вышиванием ярких цветов на подоле новенького платья Весны. Платье было прелесть какое красивое: легкое, воздушное, цвета легких весенних облаков на ясном небе. И все поглядывала в окно ожидая, когда Дед Мороз придет.

— Дедулечка! — бросив шитье вскочила Снегурочка встречать дедушку своего названного.

Пока стол накрывала, да потчевала, все расспрашивала то про детишек, то про зверей: как повзрослели, да как перезимовали.

Дед Мороз рассказывал, да в усы посмеивался. Уже чай допивал, да планировал, что сегодня будет делать, как вдруг Снегурушка его огорошила:

— Дедушка, а как я у вас с Весной появилась?

Дед Мороз, конечно давно ожидал подобного вопроса, но все равно он оказался внезапным.

И поведал ей о том, как нашел ее под елью.

Снегурочка выслушала, задумалась.

-А кто ж меня туда положил? — не удержалась она от резонного вопроса.

— Не знаю, внученька, — пожал плечами старик.

Подумал и решил, что она должна все узнать, посчитал, что так будет лучше.

— Мы с Весной сначала опасались, что это Баба Яга мне тебя подсунула, но вон сколько лет прошло, а она не объявлялась.

— А зачем она тебе меня подбросила? Если это она, конечно.

— Ну, понимаешь, внученька, она давно нам с Весной козни строит.

— А почему? Вы ее чем то обидели?

Дед Мороз почесал бороду, да решил, что все честно поведать надо.

И рассказал все.

«Баба Яга не всегда была вредная, да противная, да козни строила. Раньше она была очень красива, добра. Ягиня — дoчь Bия, властителя мира Haви и названная дoчь Maкoшь — бoгини cудьбы. Нам с Весной она сестрицей названной приходилась. И являлась покровительницей детей-сирот. Раньше на нашей земле не было детей-сирот. А еще она свободно могла ходить из нашего мира в мир Нави и являлась хранительницей границы между нашим и их миром. У неё была младшая сестра — Златогорка, Золотая Баба, великанша, первая супруга Даждьбога. Красоты не уступающей красоте своей старшей сестрицы. И жили они душа в душу. Пока однажды Ягиня не повстречала Кащея. Тот был одержим мечтой стать бессмертным. Хитростью, наветами, да лестью он рассорил сестер. Заставил Ягу позавидовать Златогорке, да затаить на нее злобу. Оклеветал перед всеми Бабу Ягу, а сам смог убедить помочь ему обрести такое желанное бессмертие. Та оказавшись забытой, всеми заброшенной взяла да помогла. Провела его тайными путями мира Нави, да вытащила из него смертушку, да и поместила в первый предмет, что оказался под рукой — в кончик иглы. Вий рассердился на дочь, когда узнал, что сотворила она и лишил ее молодости да красоты. После этого она и осерчала на всех. И на меня с Весной. Все время нам с ней козни строила, да злые сплетни плела. Все мечтала нас с сестрицей рассорить, да ее место занять. Все думала, что тогда к ней молодость вернется.»

Выслушала Снегурушка грустный рассказ, да пожалела Бабу Ягу. А Дед Мороз только головой покачал. А после и вовсе стал задумчивый да молчаливый.

Много ли, мало ли времени прошло с тех пор мы незнаем, но однажды Снегурушка, как обычно пустилась в путь к названной матушке — Весне.

Шла тропами заветными, дорогами знакомыми, лесами, да лугами давно изученными. И уже показалась крыша терема расписного, как вдруг на пути увидала старенькую женщину, пытающуюся на спину большущую вязанку хвороста закинуть. Подбежала сердобольная Снегурушка к ней, да стала помогать.

— Давай, бабулечка, я тебе помогу, — сказала она старенькой.

— Ой, дитятко! Ой, доброе! — воскликнула старушка, — а помоги мне — донеси хворосту вязанку. Тут недалеко.

Заверила старушка, да помогла Снегурушке поднять вязанку.

Долго ли, коротко ли шли они тропами незнакомыми. Снегурушка уже побоялась, что они заблудились, как вдруг старушка воскликнула:

— Вот и все! Пришли! — взяла принесенную вязанку хвороста, — Ой, спасибо тебе девица-красавица! Устала поди, на испей водицы ключевой.

И подала Снегурушке чарку с водой.

И стоило ей только пригубить, как упала замертво.

Баба Яга приняла свой облик и удовлетворенно потерла руки. Морок наведенный вокруг развеяла, да и оказалось что находятся они в избушке на курьих ножках. Накрыла Снегурушку хрустальным куполом, да кота своего черного, словно ночь глухая, кликнула. Тот с печи спрыгнул, да уселся перед Ягой. Та дунула, плюнула да превратила кота в чернокрылого ворона.

— Лети к Кощею Бессмертному, скажи, что дело сделано. И стрелой обратно! — приказала она и проводила взглядом, как ворон метнулся в печь, да через трубу вылетел.

А сама достала черную книгу, да стала листать. Бормоча, что то себе под нос.

***

Весна расчесывала свои волосы, да приговаривала слова заветные. И тут вдруг в что то в окошко стукнуло. Она замерла, да поглядела в окно. И снова, что то ударило в стекло. Она подошла и распахнула створки и тут в него влетела зарянка. Малышка-пичужка, вся коричнево-серенькая, а грудка цвета солнышка просыпающегося.

— Ты чего в окно бьешься? — спросила Весна и тут же сердечко сжалось, поняла, что что то случилось, — Ни как со Снегурочкой беда приключилась?

И тут же поняла, что так и есть. Наскоро косу заплела, да на крыльцо вышла. Да, как свиснет, что есть мочи, аж ворота растворились.

Сначала был слышен только щебет птиц, да шелест березок, потом к ним прибавился легкий гул, а еще мгновение спустя раздался топот копыт и в распахнутые ворота влетел конь невиданной красы.

Вскочила Весна на коня, хлопнула по покатому крупу:

— Неси меня Бурушка, быстрей ветра неси!

Конь встал на дыбы, передними ногами взмахнул да и полетел ступая прям по воздуху.

Когда Весна растрепанная, да запыхавшаяся появилась на пороге, Дед Мороз тоже все понял.

— Все-таки Яга! Будь она неладна! — сокрушался Дед ходя по горнице из угла в угол.

Весна только поддакивала да вздыхала.

— Надо что то делать! Придумать как вызволять будем внученьку!

— В том то и дело! — пода голос Весна, — Знать бы где она.

Мороз покачал головой да еще больше расстроился: понимал, что Весна права.

Искали ее всем миром. Дед Мороз, да Весна всех кликнули: от самой малюсенькой мышки, до огромных красавцев-братцев Ветров. Ни ответа, ни привета. Ни на небе, ни на земле, ни в воде, ни в огне. Ни где не могли найти Снегурушку. Ох и горевали Дед Мороз с Весной, но время бежит, а исполнять свои обязанности надо. Не только народ отметил, что зима, да весна странные стали. Да и провожать друг друга они стали не до ворот, а прямо до дверей терема. И жили только ожиданием.

***

Ягиня все искала нужное заклинание и все бубнила себе под нос:

— Оно точно было, — послюнявила свой палец, перевернула страницу, — ведь точно помню, что было. Мне же Кащей его здесь показывал.

И тут раздался знакомый голос:

— Избушка-избушка повернись к лесу задом ко мне передом.

Баба Яга привычно ухватилась за стол.

-Здорово, Ягиня!

— Здрав будь и ты!

— Ну, что, попалась наша птичка? — потирая руки Кащей прохаживался вокруг купола и Снегурочки под ним.

Ягиня, довольная собой подскочила поближе:

— Да, как миленькая, клюнула на самую банальную наживку.

— А это чем ты ее накрыла? — полюбопытствовал Кащей.

Яга зарделась:

— Это хрустальный купол, это я придумала, да наколдовала. Под ним она всегда жива будет. А с виду мертва-мертвешенька. Правда здорово?

— Да! Молодец!

И что то в этих словах Бабе Яге показалось зловещим. Она не успела взглянуть в глаза Кащею, как он взмахнул рукой, что то бросил об пол и тут же густой туман окутал Ягиню и упала она без чувств.

***

Когда Баба Яга появилась на пороге терема Деда Мороза и застала там Весну. Та еле успела удержать старика, который в ярости чуть не огрел Ягу посохом.

— Наказать всегда успеем, давай выслушаем, коли уж сама явилась, — увещевала его сестрица.

Тот только то и потряс своим посохом почти перед носом Яги. Потом, скрипя сердцем, проводил в горницу.

— Так зачем явилась?

В два голоса они спросили у нее.

И тут она заплакала.

— Он меня обману-у-у-ул, — сквозь всхлипывания и слезы они еле расслышали.

Весна сбегала, да принесла ключевой водицы. Стуча о края чарки зубами Ягиня выпила да успокоилась.

А когда и слезы закончились то она поведала.

«Идея подкинуть махонькую сироту Деду Морозу родилась у Кащея. Сначала он говорил, что это так, просто: подразнить старика, да рассорить с Весной. Увещевал Ягиню, что дед вцепится в ребенка, потому, что давно о внучке мечтает. Так и случилось. Первое время. Говорил, что Весна придет его в себя приводить, да четко свои обязанности исполнять, так ребенка увидит, тоже начнет отбирать. Так и рассорятся.

Но решилось все, к неудовольствию Кощея, миром.

Потом он Ягу уговорил выкрасть повзрослевшую Снегурочку. Даже книгу черную принес, показал в ней колдовство древнее, как завладеть телом девы молодой. Обещал, что у Яги все получится и станет она сызнова молодой и красивой. Она же так воодушевилась, она же так обрадовалась, что сразу поверила на слово. Они все продумали, все просчитали. Даже, как поймать Снегурочку, он предложил до смешного простой способ: всего-то прикинуться беспомощной. Так ведь и вышло — не смогла та пройти мимо старушки и не помочь.

Ягиня очень веселилась да горда собой была, даже купол хрустальный сотворила. Думала, глупая, что сможет совладать с древним колдовством. А если вдруг не получится, то еще проще: будут удерживать Снегурку в заложниках, да шантажом выпросят Яге красоту обратно. А вот о планах Кащея она, на радостях, даже не задумывалась.

А тот явно имел свои планы. Ведь в черной книге, того колдовства, что он ей показывал — не оказалось. Видно морок на Ягу навел. И Снегурочку прямо с колпаком выкрал. Яга долгое время без сознанья лежала, а когда очнулась поняла, что надо бежать за помощью.»

Дед Мороз с Весной выслушали рассказ.

— А это не твой ли новый план? Может ты нас снова обманываешь? — грозным голосом спросил Дед Мороз.

— Не, кипятись, братец, ты же прекрасно видишь, что она не врет.

Дед кивнул головой, соглашаясь, но взгляд у него так и остался колючим, да недоверчивым.

— Так зачем он украл нашу Снегурушку, — спросил Дед Мороз.

— Да не знаю я! — вспылила Баба Яга, но тут же тихим голосом добавила, — Я правда не знаю, наш с ним был план — вас шантажировать. А в свои он меня не посвящал. Боюсь, что он задумал что то очень плохое. Потому то я к вам и пришла.

Говорили в тот день они долго. Уже Ярило во всю поднимался по небосклону освещая мир. А они все решали, да обдумывали. И решили!

***

В свой черед, как водится и водилось испокон веков, вышел Дед Мороз да и повел Зиму в мир. Как обычно нарядил деревья в белые платьица, реки в ледяные шубы, накрыл землю толстым слоем пушистого снега. Да в самой середке зимы вдруг остановился. И стал творить волшебство. Выбрал самую высокую елку, которую отовсюду видать. Нарядил ее замысловатыми шарами, конфетами, пряниками в блестящей бумаге, хлопушками, да волшебными, светящимися гирляндами. Да призвал всех-всех и стар и млад на праздник.

И пришли все. И веселились, и песни пели, танцы танцевали, поздравляли, да счастья друг другу желали. Уж когда веселый праздничный день клонился к закату Дед Мороз устроил волшебный снегопад. А потом вышел из него да и показался всем.

— Поздравляю весь честной народ с праздником! Вот и год старый уходит, да новый сменяет его. Весело, встречаем его! Эх, только жалко нет со мной Снегурочки, внученьки моей. А давайте позовем ее?

Все обрадовались да стали ее кликать, звать. И стар, и млад.

На весь мир раздался призыв. И достиг тайного жилища Кощея Бессмертного. И достиг купола хрустального. Не устоял купол под натиском призыва. И лопнул. И мелкими осколками осыпался на пол. И услыхала Снегурочка, что ее зовут. И очнулась от вечного сна. Улыбнулась. И мгновенно явилась на зов.

Уж как обрадовались и Дед Мороз и все-все, когда вдруг появилась Снегурочка у нарядной волшебной елки. Еще больше праздновать стали. Тут откуда ни возьмись под елкой огромный куль появился. Его Дед Мороз достал и оказалось, что полон он подарков, игрушек да гостинцев. И стала Снегурочка весь народ благодарить, да подарки раздавать. Всем хватило, всех порадовала. И я там был и подарок свой получил. Вот и сказочке конец, а кто слушал молодец.

***

Дедушка оглядел притихших детей. Машулька сидела с полными глазами слез. Сразу видно переживала за Снегурушку. Ванечка все кулаком грозил Кащею Бессмертному. А Маришка… А Маришка удивленно улыбалась.

Ягиня

Маришка сидела задумчивая у окна. Темно. Уже поздний вечер. Телефон лежащий на подоконнике рядом тренькнул. Девочка отвлеклась от раздумий и глянула на экран. «Ах, это Настька», — мелькнуло у нее в голове, когда она увидела сообщение. Обычно она хватала телефон и начинала тут же общаться с подружкой. Но не сегодня. Ей сегодня не хотелось. Вообще общаться не хотелось. Ни с кем. И она снова задумчиво уставилась в окно. Там, в свете фонарей кружились снежинки. Красиво. «А вот Настька поступила не красиво!» — вдруг вспыхнуло в мыслях. Маришка попыталась отмахнуться от грустных мыслей. Но, увы. Память все время возвращалась к началу сегодняшнего дня. А ведь так все здорово начиналось!

Утром позавтракали все вместе и папа, и мама, дедушка и малышня. Даже Ванюшка не сильно баловался за столом, хотя обычно он частенько чудил. То толкнет Машульку, то разольет чай, то, однажды, кашу по столу размазал. А сегодня – на удивление, даже сказал, что очень вкусно и спасибо. Сам! Напоминать не пришлось, как обычно. И дед на радостях их повез всех кататься на санках. С большущей горы. Так было здорово! Так было весело! Маришка, разгоряченная, раскрасневшаяся, счастливая не сразу заметила одноклассника. Он, оказывается тоже катался. Один.

Она и поздоровалась. Они в классе с Вовкой не особо то дружили. Он девчонок обижал, часто за волосы дергал, мог пенал спрятать, а потом веселиться и «Машей-растеряшей» обзывать. Короче не был он другом Маришки. Так. Одноклассник.

Вот так и получилось. Маришка стояла уже внизу, накатавшись ждала малышню и Вовка подошел.

— Катаетесь? – немного смущаясь он спросил.

Маришка понимала, что это он только завязать разговор, но подвоха не почувствовала:

— Да, дедушка привез покататься.

— А знаешь, что Смирнова на каникулы заграницу умотала?

Конечно же Маришка знала, что ее любимая подружка уехала отдыхать с родителями, даже знала куда.

— Да, конечно знаю, они в Испанию поехали, — совершенно искренне радуясь за подругу сказала она.

— Да, — небрежно махнув рукой подтвердил Вовка, — она мне сказала, что только такие лохушки, как Маринка пускай в снегу каникулы отдыхают, а она, как все цивилизованные люди будет отдыхать заграницей. Ладно, бывай.

И ушел таща за собой санки и Маришкино веселье.

Вот и сидит сейчас Маришка, смотрит в окно и совершенно не обращает внимание на тренькающий телефон.

— И чего ты внученька заскучала? — спросил дедушка тихонечко, почти шепотом в ушко и приобнял, — еще утром счастливая такая была, а сейчас вдруг грустная. Что-то случилось?

Маришка совершенно не услышала, как дедушка зашел в комнату и совершенно не хотелось ей разговаривать, а уж объяснять, что с ней случилось и подавно.

— Все хорошо дедушка, — сказала она и высвободившись из его объятий поспешила к своей кровати, — я спать укладываюсь.

И распахнув одеяло забралась на кровать и демонстративно накрылась, давая понять, что разговор окончен.

Дедушка подошел ближе, поцеловал в лоб и, как обычно пожелал:

— Ну, тогда – спокойной ночи! – а потом вдруг посмотрел Маришке прямо в глаза и тихо спросил, — А ты ни чего у меня спросить не хочешь?

Маришка открыла было рот сказать: «не хочу», как вдруг задумалась, замерла, а потом тихо спросила:

— А как Кощей Бабу Ягу обманул? И зачем?

Дедушка усмехнулся, выпрямился, покачал головой и пригладил бороду. Так постоял подумал, а потом махнув рукой придвинул кресло, сел и стал рассказывать.

***

Жили-были в тридевятом царстве, в тридевятом государстве две сестрицы и пускай названные, но родные дочери Вия. Ягиня от богини судьбы Макошь, да младшенькая от Бури-Яги — великанша Златогорка. Любили они друг друга, держались всегда вместе. Вместе в деле, вместе в играх.

— Ягиня! Ягиня! – раздавалась вокруг.

Это младшенькая сестрица искала расшалившуюся егозу и уже исходила Навий лес вдоль и поперек.

— Ягиня! – в ее голосе уже звучали нотки раздражения и нетерпения, — Ягиня! Макошь, трапезничать зовет!

Яга, юная, прекрасная дева, становившаяся равной красоте своей любимой тетки Лады, весело рассмеялась, да и показалась развеяв вокруг себя тщательно сооруженный морок, совершенно ее скрывавший от глаз не только любимой сестрицы.

-Ах, вот ты где! – сдвинув брови, грозя пальцем, но не сдержавшись улыбнулась великанша Златогорка, — вот вечно ты морочишь меня!

И они стараясь обогнать друг друга кинулись к родному дому.

Макошь накормила оголодавших от шалостей детей, да и занялась своим делом: села прясть нити судьбы. Ее сестры-помощницы Доля и Недоля тут же взялись помогать ей.

В один из таких вечеров Златогорка вдруг спросила у богини-матушки Макошь сказать ей ее судьбу.

Та и поведала, что станет она женой Даждьбогу – любимому сыну самого Перуна да русалки Роси — носительницы солнечного света.

Златогорка хмыкнула, да порозовела от удовольствия, а Ягиня вдруг поспешила матушку уговаривать не предсказывать ей ее будущее, да не смотреть его без ее ведома, да и уговорились они, что Ягиня станет женой только того, кто в бою честном и равном одолеет молодую и прекрасную деву.

В час предначертанный миром Нави, да в срок, подошедший в мире Яви наделил Вий своих дочерей любимых приданным.

Златогорка была наделена силой сверхмерной, и никто ее одолеть не мог, да добротой. Приносила она свое золото на поля и колосья наливались ее златом да добром.

Ягу же наделил любовью материнской к деткам-сироткам, умением передавать им Веды, да следить за границей миров Нави и Яви.

Пришел день и час предсказанный Матушкой-Макошь и пришел Даждьбог за своей суженой Златогоркой. И стала она женой ему.

А спустя время пришел к Яге младший сын Чернобога от простой, земной женщины – Кащей. Просил ее стать женой ему верной, да только рассмеялась она. И ушел он ни с чем. Она то знала, что рожденный от смертной и сам смертен. Да и догадывалась, что сватовство его преследует только одну цель: получить столь желанное бессмертие. Ведь, когда живешь среди вечных понимаешь на сколько ты ущербный. Не смотря на все богатства подземные.

Забыла Яга, а он обиду затаил.

Долго ли, коротко ли, но стал Кащей являться все чаще. То помочь тайные тропы расчистить, то с границ прогнать недостойных, то просто поболтать. А однажды принес ей в дар волшебный предмет. Не больно он был надобен Яге, да уж очень забавный был, да удивительный. Знала Ягиня, что полна сокровищница у Кащея в подземелье всяким волшебным добром, понимала, что не спроста дарит ей он вещицу, но уж так хороша была тарелочка с голубой каёмочкой, что не удержалась, да и взяла она подарок. Частенько веселилась вечерами поглядывая кто чем занят.

Так в один вечер и увидала она, как любимая младшенькая сестрица Златогорка, примеряя новое платьице смеется, что пору оно только ей и никакой Ягине, никогда в пору не станет. А тут еще Кащей под руку: «ах, ах какое платье. Ах, ах как хороша. Ах, ах никому такое не снилось». Обиделась Яга, да и с горяча прокляла сестру:

— Ах, так вот ты как сестрица! Так с этой поры ни чего тебе в пору не станет акромя гроба каменного!

Тут же пожалела о словах своих, да уже сказанного не воротишь.

Горько плакала Ягиня, когда слова ее горячие сбылись. В горах Арарата нашла Златогорка гроб каменный, да и полезла его примерять, да и выбраться не смогла больше, там и погибла. Безутешный муж Даждьбог оплакивал ее, Отец – Вий тоже слезы лил, даже мать, названная – Макошь утирала глаза. Как вдруг Кащей поведал им о проклятьи Ягини. Осерчали все, да отвернулись от нее. Так и осталась она одна одинешенька.

И только Кащей ее навещал, да сетовал какая грозная да бессердечная у Ягини родня.

В один из таких дней, пожалев ее да попричитав он и предложил ей:

— Ягиня Виевна, а сотвори дело хорошее, дело славное – сотвори меня бессмертным. Вот все и увидят доброту твою, сердечность, да и глядишь, простят тебя.

Ягиня задумалась, да и показалось ей, что дело стоящее, да и согласилась она.

И повела она Кащея тропами заветными, да дорогой тайной, да и привела в самое сердце Нави. К волшебной огненной реке Смородине, провела через Калинов мост, к великан-камню Алатырь, да к Мировому Древу. Из-под корней его било два ключа. Один с живой водой, другой с мертвой.

— Пей, — приказала она Кащею указывая на мертвую воду.

Только камни были под прозрачной водой. Задрожал Кащей, но наклонился, зачерпнул мертвой воды да испил. И тут же рухнул замертво. Наклонилась к нему Ягиня и увидав исходящий дух зацепила первым под руку попавшим предметом — иглой. Что подол платья держала. Да и Смерть Кащеину в нее поселила. Наклонилась к другому ключу. Круг него буйно трава росла, цветы цвели. Зачерпнула полные ладони воды, да и влила ее в рот Кащею. Тот ожил, сел подле корней Древа, только головой покачал.

— Вот твоя смерть – на конце иглы! Спрячь ее понадежней и пока она будет недосягаема да цела быть тебе бессметным.

Поблагодарил Кащей, бережно взял иглу, да и огляделся. Увидал на ветвях гнездо, да и схватил яйцо. Поместил в него драгоценную иглу, только вспорхнула уточка из кустов, как околдовал ее и вложил ей яйцо. Мелькнул заяц на опушке и его околдовал – в него утицу поместил. Взмахнул руками и призвал волшебный ларец их туда упрятал, да и на цепях подвесил на самой макушке Мирового Древа. Не успел он это сотворить, как раздался дикий вой и свист, топот и грохот, и появился Вий у моста, да как вскричит:

— Ягиня, дочь моя, что же ты наделала? Смертному бессмертие дала! За это не бывать тебе девой младой!

Да и обернул он дочь свою любимую старой, дряхлой, уродливой старухой, да и велел жить только на границе Нави и Яви, да запретил домой являться.

С тех пор и живет Ягиня, прозванная Бабой Ягой в избушке на курьих ножках, на краю леса. Охраняет границы свои.

И я там был, лесной мед, да темное пиво пил. По усам текло да в рот не попало.

***

Как малышня оказалась в комнате Маришкиной она не заметила. Видимо так сильно занята сказкой была, что не учуяла, как малышня, привлеченная дедушкиным сказом, прибежала, да и уселась рядышком.

Машулька, как всегда, роняла слезу сочувствуя Бабе Яге. Ванюшка же потрясал кулачком своим сердясь на проделки Кащея. А Маришка задумалась, а потом махнув рукой взяла телефон и стала звонить своей любимой подружке. Уж лучше сама спросит, как оно было на самом деле…

Сказ про Деда Мороза

— Марина, ну Мариш, — Ванюшка канючил, рядом и дергал сестру за рукав теплого, пушистого халата.

— Чего тебе? — сердясь, обернулась Маринка, отрываясь от своих уроков.

Ванюшка слышал разговор старшей сестры по телефону с подружкой, она ей диктовала заданные уроки и все сокрушалась, что Марьиванна, на завтра назначила контрольную. «Ты представляешь? Прям так и сказала: «Завтра пишем контрольную, кто не сдаст, в четверти получит двойку!» Тебе хорошо, ты вот с ангиной валяешься, а мне готовиться надо!», — нервно шагая, из угла в угол комнаты тараторила она в трубку.

Ванюшка улыбался и представлял себе эту неизвестную Марьиванну и большую птицу-двойку. Только, что такое четверть он не знал, но раз так сестренка сокрушается, значит это что-то жутко нужное и важное.

Он знал, что когда Маришка делает уроки к ней нельзя приставать и мешать. И он с младшенькой сестренкой Машенькой сидел и смотрел мультики по телеку. Мультик был очень интересный, про ребят написавших письмо Деду Морозу. В котором просили в подарок елку. А потом вложили его снеговику, и тот понес это письмо через лес. Очень интересно! Ванюшка так переживал за снеговика. А потом очень радовался, когда Дед Мороз получил письмо ребят и подарил такую красивую елку.

Следующий мультик он уже не смотрел. А все думал. Писать буквы он умеет. Не все слова, конечно, но можно же спросить у Марины. Вот он и побежал. А Маруська продолжала с удовольствием смотреть мультики.

— Маришенька-душенька, — Ванюшка, льстиво улыбаясь, выпрашивая, продолжил, — помоги мне письмо Дедушке Морозу написать? Маруське вон, хорошо, она картинку нарисует и все дела! А я так здорово рисовать не умею! Но я тоже хочу подарок на новый год! Я и тебе тоже что-нибудь попрошу!

Сестрица сначала хотела отмахнуться от младшего брата, а потом задумалась.

Достала маленький складной столик, детский стульчик и усадила брата. Положила перед ним альбомный лист и цветные карандаши.

— Если хочешь написать письмо, то надо это делать правильно, — строгим голосом произнесла она, чувствуя себя взаправдашней учительницей. Ну, прямо, Мария Ивановна на уроке.

Ванюшка подпрыгнул от радости, сел за стол и взялся за карандаш.

— Для начала, в письме, нужно поздороваться, — начала обучение Маришка, — представь, что открывает Дедушка Мороз письмо, а там сразу: «Хочу мороженое, хочу пирожное, хочу, хочу, хочу!» Что подумает Дедушка Мороз про такого ребенка, написавшего ему письмо?

Ванюша задумался. Да, некрасиво получится:

— Подумает, что ребенок спешил? – предположил Ваня.

— Спешил! – передразнивая, повторила Маришка, — Дед Мороз подумает, что ребенок невоспитанный и избалованный! Ни тебе «здравствуйте», ни тебе «как у вас дела»! Как ты думаешь, захочет ли он исполнять желания такого ребенка?

Ванюша отрицательно помотал головой. Он не хотел бы, что б его желания в письме не понравились Деду Морозу.

— Вот поэтому, вежливый ребенок, сначала поздоровается с Дедом Морозом, спросит как у него дела, расскажет о себе, что вел себя весь год хорошо, помогал маме, папе, дедушке, сестренкам и вот за это, пожалуйста, подари мне… И тогда описываешь свое желание. Тебе понятно?

— А если я не помогал? – испуганно, шепотом переспросил Ванечка.

— Ванюш, — покачала головой Маришка, — ты же знаешь, что подарки Дед Мороз дарит только послушным детям и тем, кто весь год себя хорошо вел! Остальные останутся без подарков!

— А я хорошо себя вел? – еще тише переспросил Ванечка.

Он от неожиданности совершенно забыл, как он себя вел, и помогал ли. А вдруг ему нельзя просить подарки у Дедушки Мороза? А вдруг он плохо себя вел?

Маришка увидела, что Ванюшка очень напугался и растерянно замер над листом с карандашом. Она, как любящая сестричка поспешила на помощь:

— Ты же слушался маму? Ты дедушке помогал порядок наводить, когда он уронил все со своей полки? Ты помогал Маруське, когда она не могла наклониться и сама завязать шнурки? Ты, в конце концов, стараешься мне не мешать уроки делать, не кричишь, не бегаешь! Послушно выполняешь папин наказ! Я права?

И Ванюшка тут же все вспомнил! Да, папа строго-настрого запретил бегать и отвлекать Маришку, когда она делает уроки. И они с Машулькой частенько сидят и смотрят мультики, и не лезут к старшей сестре в комнату! И да, дедушке он тоже помог, тот уронил с полки большой ящик с мелкими шурупчиками и гвоздиками, и пришлось, долго ползать даже под столом собирая все с пола. Тяжело было, но он не мог не помочь любимому дедушке, тот сам бы никогда не собрал бы все-все. Он сам так сказал ему и похвалил! И Маруська, такая смешная в своем теплом комбинезоне, в рукавицах, в теплой шапке и шарфе, вдруг вспомнила, что не завязала шнурки на ботинках, и чуть было не разревелась, а он помог ей! Просто сел на пол и завязал ее смешные шнурки! Хотя, конечно можно было и напомнить, что завязывать шнурки нужно раньше, до того как напялишь варежки! Но она так мило его благодарила, что он просто взял ее за руку и повел на улицу, с горки кататься! И маме он помогает! Точно! Она всегда ему доверяет класть на стол тарелки и ложки, перед ужином! Нет, все-таки он молодец и может с чистой совестью писать письмо Деду Морозу!

Он приготовился писать и вдруг снова задумался, как писать: «здраствуй» или «здаствуйте?».

— Мариш, — он решил уточнить у сестры, — а как писать вежливо: «здраствуй» или «здаствуйте?».

Маришка улыбнулась:

— Ванюша, — стала она пояснять брату, — правильно написать: «Здравствуйте». Все первые слова в предложении пишутся с большой буквы и слово «Здравствуйте», пишется: з-д-р-а-в-с-т-в-у-й-т-е.

Продиктовала она по буквам. Ванюша снова собрался было записать слово, как вдруг понял, что забыл, как ему только что продиктовала сестра.

— Марин, — смутившись так, что аж покраснел, он прошептал, — а еще скажи как правильно?

Маринка, отвлекаясь, собралась было отругать его, да вдруг вспомнила, как ей бывает неприятно, когда ругается учительница. Ну, бывает же, что от напряжения можешь и забыть как правильно, а переспрашивать стыдно, да еще и ругают. Она вздохнула и сказала:

— Давай я тебе продиктую?

— Это как?

— Я буду говорить букву, а ты ее тут же писать, под диктовку, — пояснила Маришка.

— Давай, — обрадованно согласился Ванечка.

— Первая буква, ты же помнишь что большая, — напомнила Маришка, — буква «з».

Так по буквам Ванюша записал первое слово в своем письме. Ух и здорово и сложно.

— Дальше, я бы написала «дорогой», — подсказала Маришка.

«Здравствуйте дорогой Дедушка Мороз!» — ух ты как хорошо, получается, подумалось Ванюшке: «Прочитав такое, Дедушка Мороз ни за что не подумает, что я не воспитанный!» Слово «дорогой», он выводил старательно. Записывая о себе он от напряжения высунул язык. И про маму написал, и про папу, про дедушку тоже. Осталось про Маруську написать, да забыл как слово «шнурки» пишутся.

— Мариш, — снова отвлек он сестру, — продиктуй мне слово «шнурки», а то я не помню «шнюрки» или «шунурки».

Маришка рассмеялась и продиктовала по буквам. Ванюша старательно записал.

Уже заканчивал писать, как он не мешает сестре заниматься уроками, как вдруг в комнату заглянула Маруська.

— Ванюш! – испуганно прошептала она, — нам же нельзя мешать Маришке уроки делать, ты чего ей мешаешь?

— Тише ты, — шикнул на нее брат, — я тоже занимаюсь, я пишу письмо Деду Морозу, а Маришку отвлекаю только совсем чуточку! Она мне слова диктует, которые я сам забыл, как пишутся!

— А, — заинтересованно протянула Машулька, — а что ты пишешь Деду Морозу?

Ванюшка, стараясь говорить шепотом, рассказал, о чем пишет в письме.

— Сейчас допишу и попрошу подарок себе, — похвалился он сестренке.

— А мне? – тут же надулась Маруська, — я тоже хочу подарок от Деда Мороза!

— Что ты хочешь? Давай я от нас двоих напишу, — тут же нашелся Ванечка.

— Я хочу котенка, — улыбаясь, выдала свой секрет Машенька.

— Котенка? – удивился Ванечка.

Он собирался просить машинку на пульте управления и совершенно не задумывался, что можно попросить живого котенка. Он, вообще-то, тоже хотел котенка, маленького, пушистого, что бы бегал за фантиком на веревочке, что бы пил молочко из блюдца и мяукал.

— И я хочу котенка, — задумчиво и тихо сказала Маришка.

Ванечка смотрел на старшую сестричку и удивлялся, что она тоже хочет не планшет, не новый смартфон, а как они с Машулькой – котенка.

— А давайте от всех напишем про котенка?

Предложила Машулька. И Ванечка написал в письме к Деду Морозу, что они с сестричками хотят маленького котенка. А потом внизу, на остатке листа Машулька нарисовала карандашами милого котенка, с бантиком.

— И что это вы тут делаете? – раздался голос дедушки, — Маришке уроки мешаете делать?

— Нет, — тут же вступилась за малышню старшая сестричка, — я просто помогла им написать письмо Деду Морозу! Они ему желание загадали!

— А! – усмехнулся дедушка в бороду, сел на внучкину кровать, — Деду Морозу говорите, письмо говорите… с желанием. А вы знаете, что Дед Мороз не всегда был такой добрый? Да исполнял желания детишек? А вы знаете, что раньше это был страшный бог лютой зимы Карачун?

У малышни округлились глаза, Маришка тут же развернулась от стола на своем кресле.

— Расскажи, расскажи! – тут же все запросили.

— Ну, слушайте, — дедушка пригладил бороду и начал рассказывать сказку.

***

В белой шубе, босой, лохматый и злой! В руках посох волшебный – кого этим посохом коснется, всяк замерзает!

Родился этот бог в кузнице самого Сварога. В час, когда великий кузнец ковал мир. Вобрал в себя Карачун все самое плохое, что есть в людях.

Долгими веками он выходил в мир в свое время и нес по земле зиму лютую. Проходил мимо рек – и заковывало их льдом, шел мимо лесов – и замирали деревья от стужи. Мир замерзал от его дыхания.

Очень плохо было в суровые морозы и живности лесной и людям. И видел Карачун своим предназначением: уничтожить все светлое, доброе и живое, что есть в мире.

С каждым его приходом мир становился все мрачней и безжизненней.

Призовет, бывало своих помощников: вьюгу да метель. Да в один из своих приходов, так разошелся, так высоко, да далеко морозный ветер поднял, что солнце замерзло, да и исчезло. И остались на земле только стужа, да вьюга.

Долго ли это длилось, мало ли, но заволновались боги светлые и собрались совет держать, что же делать с лютым стариком, солнце то нужно вызволять.

Сколько ни думали, как не прикидывали, а не могли ни чего придумать. И только светлая, молодая богиня Лада – Весна спустилась вниз на землю, да и решила остановить злого Карачуна.

Идет старый, лохматый дед босиком по остывшей земле, да тихо посмеивается. Все застудил, всех заморозил. Даже солнце замерзло от его духа!

Встала Лада-Весна на пути Карачуна, так ее снегом и запорошило.

Идет Карачун, глядь: на пути стоит снежный ком, на нем еще ком, поменьше, сверху совсем махонький. Удивился дед, подошел ближе. Ба, да это Баба Снежная.

— Кто такая? – взревел Карачун.

Молчит Снежная Баба. Стукнул своим посохом оземь, дыхнул ледяным дыханьем. Ждет когда рухнет, да рассыплется Снежная. А она стоит. Только слеза на щеке блестит. Подлетел Карачун ближе, огреть посохом своим задумал, только замахнулся, как увидал, что еще одна слеза по снежной щеке побежала. Не удержался, вытер рукой ее.

Как только коснулся живой влаги пальцами, так заледеневшее его сердце и оттаяло. Увидал он Лелю прекрасную, сестру Весну свою названную, подхватил, да и понес в свой терем отогреваться.

И мир стал потихоньку оттаивать да и оживать. Вот и солнце вернулось.

Так сестра Весна помогла Карачуну в Деда Мороза превратиться.

С тех самых пор договорились они, что Дед Мороз приходит в мир в свое время, помогает земле уснуть под снежным одеялом, а после уступает месте сестре своей – Весне. А чтоб случайно обратно в лютого Карачуна не превратиться, стали люди по всей земле Снежных Баб лепить, как напоминание. Увидит их Дед Мороз да и усмирит стужу, да лютый холод.

Сказка ложь, да в ней намек, добрым молодцам урок.

***

Маришка удивленно смотрела на дедушку. Он раньше ни когда не рассказывал таких интересных сказок.

Маруська счастливо улыбалась: так хорошо, что все закончилось добром. А Ванюшка… Ванюшка задумался, о том, как здорово было бы Снежную Бабу во дворе слепить.

— Ну, что, — подмигнул внукам дедушка, — пойдем письмо Деду Морозу в ящик опустим?

— А Снежную Бабу слепим? – тут же спросил Ванюшка.

— Конечно! – пообещал дедушка.

И когда они уже оделись и готовы были выйти, наклонился дедушка к внуку и тихо сказал ему:

— Если свое желание произнести Снежной Бабе, оно обязательно сбудется.

И пошли они все вместе во двор.

Кот Баюн.

— Маришка сегодня за старшую!

Папины слова: «Маришка, а ты остаешься за старшую!», — оказались неожиданными и очень приятными. Она сразу себя ощутила старшей и очень важной. Да еще мама, Ванюшке и Машульке, строго на строго наказала слушаться старшую сестру во всем. И дедушка, даже, руку пожал, как самой главной.

Взрослые поехали, почему-то, сразу все вместе. Такого еще ни разу не было. Обычно кто-либо из них был всегда дома. А тут, вдруг, они вздумали все разом уйти.

Ее гордости хватило ровно до первого радостного визга Ванюшки, когда за родителями и дедушкой закрылась дверь. Машулька довольная поддержала братца.

Они развизжались! Ух и разозлилась же она! Даже ногой топнула:

— А ну, прекратите кричать!

Ванюшка, хулиган, показал язык и смеясь побежал прятаться, а Машулька тут жевыпятила свои губки и глазки ее наполнились слезами. «Сейчас заревет», — с ужасом подумалось Маришке. Она знала, что Машулька любительница была залиться слезами. И это была катастрофа! Плакать Маруська любила и могла подолгу, с чувством, с самоотдачей. Если сейчас расплачется то времени ее успокоить уйдет уйма. Маришка поняла, что надо сейчас же что то делать. А как остановить ребенка, который собрался расплакаться? Ну конечно же отвлечь!

— И куда это он побежал? — нарочито громко и грозно сдвинув брови воскликнула Маришка обращаясь к Машульке.

Слезы застыли в глазках, губки удивленно распахнулись.

— А ну пошли, Машулька, искать этого хулигана! Ух, мы ему зададим! Нас тут за старших оставили, нас слушаться надо, а он нам язык показывает и сбегает! Ух, мы ему!

Тут же глазки высохли, тут же руки сжались в кулачки. И пошли они с Машулькой Ванечку искать.

Оказалось, что дело это плевое. Тихое хихиканье раздавалось из маминого шкафа. Машулька хотела было тут же распахнуть дверцу и найти баловника, но Маришка остановила, приложила палец к губам, хитро подмигнула и нарочито громко произнесла:

— И куда же наш хулиганистый братик подевался?

Из шкафа раздался заливистый хохот. Но Маришка громко потопала и чуть тише произнесла:

— Наверное на кухне прячется! Пойдем Машулька его на кухню искать!

Маруська, поняв, хихикнула и тоже громко потопала ножками.

И тут же раздался скрип открываемой дверцы шкафа и выглянула довольная, улыбающаяся мордашка братца.

— Ага! — взвизгнула Машулька и весело расхохоталась.

Ванюша, поняв, что его обманули, нахмурился и погрозил кулаком сестрицам.

— Ванюш, вылезай из шкафа, — смеясь уговаривала его Маришка, — Пойдем мультики смотреть?

Ванюшка на секунду задумался, но потом выскочил и понесся в комнату к телевизору. Машульку уговаривать не пришлось, та тоже рванула за братиком. Когда Маришка пришла в комнату включать им мультики, они смирно сидели на диване. Она включила им их любимый мультфильм про космических собак. И, пока они завороженно глядели в экран, она села с планшетом в кресле. Понимая, что на долго их мультиками не займешь, Маришка задала поиск: «чем занять малышей». На экране планшета вылезло огромное количество ссылок с разнообразной информацией. Из них она почерпнула, что детям нужно чередовать активные игры и спокойные. Она бросила быстрый взгляд на малышей и для себя решила, что просмотр мультиков это спокойное времяпрепровождение. Значит дальше надо с ними поиграть в активную игру. Только вот в какую? Пока она раздумывала, да искала, Ванюшка устал смотреть мультики и схватился за мячик.

«Ой, здорово!», — сразу же подумала Маришка, — «Игры в мяч — это активные игры!» Ванюшка размахнулся мячом и бросил его. Тот подскочил, ударился о стену, взмыл вверх и задел люстру. Та от удара покачнулась. «Сейчас рухнет!» — с ужасом поняла Маришка. Но люстра покачалась из стороны в сторону, но оставалась висеть. «Уф! Повезло!» — подумалось девочке и она поняла, что игры в мяч плохая идея. Мяч скакал в направлении маминой комнаты, Ванюшка веселясь спешил за ним.

«Что же придумать?» — спеша за мячом и братцем думала Маришка, — «Отобрать мяч у Ванюшки не получится, это его только раззадорит! Еще и все вазы посбивает нарочно!» В коридоре стояла коробка от маминых новых туфель. Яркая, красочная. Тут же идея родилась в девчачьей голове.

— Ван-ю-ю-юшка! — хитро пропела сестрица и подхватила коробку.

— А? Что? — тут же появился в дверях сорванец замахиваясь мячом и выискивая куда бы его запулить.

— А спорим ты в коробку не попадешь? — и прищурившись улыбнулась.

— Попаду! Попаду! Ставь коробку!

Маришке только этого и надо.

Она поставила коробку на пол. Ванюшка подбежал и бросил мяч в коробку.

— Го-о-ол! Попал! — тут же победно он прокричал.

— Э, нет, хитренький, — старшая сестричка рассмеялась, — надо из далека кидать. А вот из далека ты не попадешь! Спорим?

Ванюшка выхватил мяч из коробки и, демонстративно шагая обратно, вернулся к дверному проему. Вытянул руки, примерился, даже язык высунул от старания.

И конечно же не попал. Насупился. Задумался.

— А ты и сама не попадешь! — топнув ногой выдал он.

Маришка гордо выпрямилась, подошла к братику, взяла в руки мяч, прицелилась и попала точно в коробку.

-Ух, ты! — восхищенно воскликнул Ванюшка.

— А меня научить? — тут же потребовал он.

— А ты слушаться будешь? — получил он встречный вопрос.

Склонил голову, обдумал и глядя в глаза сестричке сказал:

— Научишь, буду слушаться!

Маришка вздохнула и, встав позади Ванюшки, стала ему подсказывать, как замахиваться, как прицеливаться.

Пару раз он промахнулся, а потом попал.

— Ура! Гол!

— Молодец! — искренне похвалила братца Маришка.

— А я тоже хочу мячиком в коробку, — раздался голосочек Машульки.

Ванюшка сбегал к коробке, достал мячик и подал его сестренке.

— Ты прицеливайся и руки вытяни, — командным голосом брат объяснял сестре.

Мяч не попал в коробку.

— Ну, вот, мазила! Не так! Дай покажу как!

И побежал за мячом.

Маришка оказалась проворней.

— Ванюш, — строго сказала она брату, который пытался отнять у нее мяч, — тебе не стыдно?

— За что? — удивился мальчик и аж замер.

— Я тебе вежливо, доступно объясняла, как попасть мячом в коробку, учила тебя, а ты не то что даже не помог сестренке, а еще и обидел ее. Разве можно так?

Ванюшка оглянулся на сестренку, та стояла растерянная, теребила подол платьица и снова готова была расплакаться.

— Машуль, — подбежал он к ней и погладил по плечу, — я большене буду, я тебя сейчас научу и мы вместе будем попадать в коробку. Правда?

Машулька кивнула.

Дальше Маришка поочередно им подсказывала. Ванюшка уже четко попадал в коробку, а у сестренки получалось через раз. Но они с братиком каждый раз хвалили ее.

Когда они наигрались в мяч, Маришка повела их на кухню воды попить. Она и сама очень хотела водички. Уж очень азартна оказалась ею придуманная игра.

Дальше она предложила им почитать книжку.

Выбрали самую любимую — со сказками-малютками. Она, когда была маленькой, тоже очень любила эту книжку. Яркие картинки, коротенькие, но очень захватывающие сказки: про цыпленка и утенка, про трех сорванцов котят, про веселую компанию путешественников.

Она уже дочитывала про котят, когда они все вместе услышали, как в двери, в замке провернулся ключ. Малышня тут же подскочила и с криками побежала встречать родителей. Маришка улыбнулась. Немножко посидела в тишине и тоже пошла в коридор.

— Покажи, покажи что там! — кричали на перебой Машулька и Ванюшкапрыгая вокруг дедушки, который, поднимая большую коробку повыше, шел в сторону кухни.

Мама снимала туфли, папа подал ей тапки и они тоже пошли на кухню. Маришка замыкала эту процессию.

Дедушка поставил коробку на пол и хитро прищурившись и улыбаясь в усы спросил:

— Кто угадает: что в коробке?

Коробка была большая, светлая, с крышкой, а в крышке были дырочки.

— Подарок!

— Сюрприз!

— Игрушки!

Маришка тоже очень-очень хотела узнать, что же такого интересного принесли родители. Она подошла поближе. В коробке, что то пискнуло. А после зашуршало.

— Ой! Пищит! — с восторгом заметил Ванюшка.

— Ой! Шуршит! Там кто то страшный! — прячась за маму прошептала Машулька.

Дедушка наклонился и снял крышку коробки. Там по дну коробки, осторожно перебирая трясущимися лапками и пытаясь выбраться из коробки, скребся маленький котенок.

— Ой! Котенок! -в три голоса восхитились дети.

Дедушка аккуратно подхватил его ладошкой, вытащил из коробки и поставил его на пол. Тот разъезжающими лапками пошел изучать кухню.

— Киса, киса, киса! — требовательно позвал Ванюшка и подошел к нему, хотел было взять его на руки.

— Ванюша, — мама подошла к сыну, обняла его и тихо, но чтобы все дети слышали сказала, — это еще совсем маленький котенок, малыш, с ним надо осторожно и аккуратно. Хватать его на руки нельзя. Вот он подрастет и сам будет прыгать к вам на руки. А сейчас мы ему поставим лежанку, миски для воды и еды. Мариш, сходи принеси из прихожей большой зеленый пакет.

Маришке хотелось еще полюбоваться котенком, но она ощутила себя совсем взрослой, раз мама дала ей такое важное задание.

Принесла из коридора большой, объемный пакет и они с папой достали сначала две одинаковые миски с милой кошачьей мордашкой, большую, овальную, мягкую подстилку и какую-то большую, пластиковую коробку с небольшими бортами и вложенную в него пластиковую сетку и, на Маришкино удивление, широкий пластмассовый совок. Да еще и дырявый.

Пока Маришка доставала все из пакета, мама взяла котенка на руки и собрав вокруг себя малышню объясняла:

— Вот, смотрите, какие маленькие у него лапки, какой малюсенький хвостик. И гладить его нужно аккуратно. Вот, Машулька нежно, ласково ладошкой погладь.

И показала, взяв в руку дочкину ладошку, как надо гладить котенка.

— А теперь ты, — сказала она поворачиваясь к Ванюшке и беря его за руку, — вот так, не нажимая, нежно, поглаживать.

Котенок заурчал как маленький паровозик.

— Вот, слышите, он мурлычет, значит ему нравится!

Ванюшка набрал было воздуха в легкие, что бы прокричать, как ему нравится гладить котенка. Но мама вовремя его остановила, чуть сжала ладошку:

— Тихо, не кричи! — шепотом сказала мама, — смотри какие у него ушки маленькие, ему будет плохо, если ты будешь кричать. С ним, пока еще, надо разговаривать тихонечко, чтоб он не пугался. А то будет тебя бояться и убегать от тебя. Ты же не хочешь, что бы он от тебя убегал?

— Нет, не хочу, — тоже шепотом согласился Ванюшка.

Маришка смотрела, как малыши гладят котенка и ей тоже хотелось его погладить.

— Дайте Маришке малыша потрогать, — вступился за нее дедушка.

— Так, — грозно сказал папа.

И Маришка вдруг испугалась, что ей не дадут погладить котенка, что она уже большая, а котят дают только малышам. И грустно вздохнула.

— Вы Маришку слушались? — продолжил папа, обращаясь к малышне.

— Да, да!, — на перебой закивали Ванюшка с Машулькой.

— Мы мультики смотрели и в мячик играли, — похвастался Ванюшка, — я прямо в коробку попадал!

— Еще Маришка нам книжку читала, — продолжала Машулька.

— Вот умница! — похвалил папа.

Маришка почувствовала, как у нее загорелись щеки от удовольствия.

— Сядь на стульчик, — попросила мама.

Маришка послушно села на стул и мама положила на колени ей котенка.

Маленький, теплый, пушистый комочек, перебирая лапками, потянулся понюхать Маришку. Она, со страху, что котенок может упасть с ее колен, приобняла его руками. Он чуть потыкался, покрутился, улегся и замурчал.

— Такой тепленький! Такой миленький! — только и смогла сказать Маришка.

Ванюшка с Машулькой стояли рядом и осторожно гладили мурчащего котенка.

Весь оставшийся вечер семья провела вокруг него. И кормили его все вместе. И играли с ним все вместе. Оказалось, что даже игрушку родители купили: на длинной тонкой палочке, на веревочке привязанный яркий пучок перышек. Он так потешно бегал за ними! Маруська с Ванюшкой визжали от счастья.

Когда котик устал и улегся в новенькую лежанку спать, детей тоже стали отправлять чистить зубки и укладываться в кроватки.

— Сказку! Сказку! — в два голоса затребовала малышня.

— Ну и про кого вам рассказать сказку сегодня? — спросил дедушка, когда малыши почистили зубки, надели пижамки и улеглись в кроватки.

— Конечно про котика! — смеясь предложила Маришка и села на край кроватки к Машульке.

Дедушка придвинул кресло поближе и начал.

***

Жил-был в тридевятом царстве, в тридесятом государстве покровитель Междумирья, властитель Яви и Нави — всемудрый Велес. Ему ведомы все тайны мирозданья.

Пустился он как-то в странствие по миру Яви. Любовался лесами, реками, горами да полянами. Остановился подле огромного поля пшеницы. Колосок к колоску, солнцем наливается, живым золотом питается. Любуется благим делом сотворенным великаншей Златогоркой. Тут и порешил переночевать. Растянулся под березкой, протянул руку, сорвал колосок, сунул в рот. Хороша пшеничка. Солнце за горизонт ушло. Братцы-ветра успокоились и притихли. Уже и Велес прикемарил, как вдруг зашуршали мыши, запищали, да и стали воровать пшеницу. Да разбудили его. Осерчал Велес, кинул в мышей своим кушаком чтоб распугать. А из него кот и появился. Тут же кинулся ловить мышей, да всех разогнал.

Похвалил Велес кота, погладил. А тот замурчал, да и завел свою волшебную песенку. Велес и заснул убаюканный, да и стал видеть заколдованные сны. Долго спал Велес под песни, да колдовские сказы кота. И мир Яви ненароком тоже стал засыпать. Леса заснули, реки, горы, поля, звери и птицы.

Баба Яга — хранительница границ миров первая заметила, что с миром Яви не все в порядке — скоро мир совсем исчезнет. И забеспокоилась. Быстро добраться до места, где мир рушится она не могла. Посидела, подумала, да и кликнула братца названного Сварога, покровителя кузнецов.

— Светлый бог неба Сварог, братец мой названный, изготовь мне колесницу быструю, да легкую, чтоб могла я границы миров своих мигом облетать, да оглядывать.

Вопрошает с небес великий бог:

— Какую колесницу ты хочешь? Золотую, али серебряную?

Задумалась Баба Яга: золотая, да серебряная красиво конечно, блестеть, да сиять будет, да только тяжела, да слишком шумна и яркая. А ей бы тихонечко, тайно, чтоб ни кто не видал, да не слыхал ее.

Осерчал Сварог, что почем зря Яга отвлекает его от дел праведных, да махнул рукой, свалил дуб широкий. Шарахнул молнией по нему, да появилась дыра в нем. Двинул пальцем, да собрались ветви. Нанизал их на длинный волшебный посох да и получилась метла.

— Вот! — грозно произнес он, — Ступы с тебя хватит!

И вернулся к своим делам небесным.

Оглядела Баба Яга чудо-чудное диво дивное, залезла, метлой махнула и полетела. Обрадовалась – то, что нужно!

Вот, на своей новоявленной ступе, она и пустилась в путь — искать откуда же в мир Яви порча идет.

Вдоль реки застывшей, мимо гор спящих, до поля с дивной пшеницей. Там то, под спящей березкой, она и нашла уснувшего Велеса. Да и мурчащего кота на его груди.

Стала она Велеса будить, да кота с его груди сгонять, как зашипит кот, да как кинется! От злости огромный стал, вот-вот съест! Еле увернулась Баба Яга. Видит Яга — не справится она с котом. Вернулся кот на могучую грудь Велеса, да свернулся клубком. Стал кот песни петь, да сказы сказывать. Чувствует Ягиня, что и сама вот-вот уснет. Отошла от них, за пригорок спряталась, да призадумалась. Не одолеть ей кота без хитрости.

Заколдовала метлу свою, прошлась по опушке леса, собрала с елей смолу.

Заткнула уши смолой, да пустила метлу в поле. Осторожно выглянула из-за пригорка, да и стала наблюдать. Зашуршала заговоренная метла в середине поля. Ну, словно мыши шуршат. Замер кот, повернул голову. Углядел, что посреди поля шуршит что что-то. Привстал, лапами затопал, споро спрыгнул и прижавшись к земле, таясь, пополз в сторону шуршания. Только хвостом нервно подергивает. А потом, вдруг, как прыгнет с диким ревом! Как вцепится в метлу зубами, да как зажмет ее когтями!

Тут Баба Яга выскочила из-за пригорка, да давай будить храпящего Велеса. Насилу управилась.

Потянулся Велес во весь свой могучий рост, чуть было Ягиню не зашиб. Пока Яга выуживала смолу из ушей, Велес огляделся. Сразу увидал всю силу разрушения своего нечаянного сна, всю наведенную порчу на мир. Осерчал бог! Ухватил кота за шкирку, да и собрался кинуть о землю, да и прибить.

— Не серчай многомудрый Велес! — взмолилась Баба Яга, — Не убивай Кота Баюна! Его песни, да сказы- целебны. Просто его надобно приручить!

— Вот и приручай! — велел ей Велес, сунул в руки уменьшившегося от страха кота, да и споро вернулся в свои чертоги.

Вздохнула Баба Яга, погладила кота по мягкой спинке, усадила на плечо. Призвала свою потрепанную метлу, села в ступу и вернулась в свою избушку. Стал ей кот Баюн служить.

Вот и сказочке конец, а кто слушал молодец!

***

Улыбнулся дед и собрался было из кресла вставать, как тут раздался тихий шепот Машульки:

— И наш котик тоже такой волшебный?

— Ну, конечно внученька, только его беречь надо, да ласково с ним обращаться и он будет волшебные, целебные песенки вам петь. Будете его беречь?

-Да! Да! — в два голоса согласились Машулька с Ванюшкой.

Маришка покивала головой соглашаясь и вышла следом за дедушкой, пошла спать к себе в комнату. И снились ей и могучий Велес, и Баба Яга с Котом Баюном.

Котоназывание

Маришка сидела на кресле и смотрела в окно. Ванюшка, как обычно, со своим пластиковым мечом, с пластиковым же щитом и улюлюкая, словно дикий индеец, носился из комнаты в комнату. Он думал, что так он изображает былинного героя – богатыря, и охраняет семью от «врагов постылых».

Мама, как обычно гремит кастрюлями на кухне, папа с дедушкой занялись починкой компьютера. «Что-то он барахлить стал, разобрать да почистить его надо», — поговаривал папа почти каждый вечер, и вот этот вечер настал.

Машулька высунув язык, сидит за столом с альбомом и красками – пытается изобразить уснувшего на подоконнике котенка.

Все заняты делом. И Маришка тоже занята. Только очень странным делом: она обижается!

Да, да! Именно — обижается! Вы спросите на кого? И тут же Маришка Вам может сказать, чуть не глотая слезы: «На всех!». Да, да! Именно «на всех»! И на маму! И на папу! На Машульку с Ванюшкой! А особенно на деда!

Она-то думала, что дед ее поддержит! Что согласится с ней! Да, что там согласится! Она была уверена, что он поможет ей уговорить всех!

Ну, то, что мама предложит для котенка самое обычное из всех обыкновенных кличек – «Пушок», Маришку не удивило. Дальше посыпались не менее заурядные: Васька, Рыжик, Мурзик. Замыкало это «буйство человеческой фантазии», конечно же, самое простое, а потому и самое нелепейшее «Кот». Папа ни чего умней предложить не смог. Даже Ванюшка с его выкрикиванием самых разнообразных слов: от мяча, до холодильника, были интересней и приемлемей, чем эти их обыкновеннейшие кошачьи клички.

Маришка мысленно осуждающе покачала головой. Все прокручивая и прокручивая в голове утренние события.

А ведь так все здорово начиналось. После всех гигиенических процедур, они все вместе готовились к завтраку. Даже позволили Ванюшке с Машулькой самим (ну самим это конечно громко сказано, все-таки мама насыпала в плошку корм из пакетика, наливала воды, но!) подать коту корм и позвать на совместный завтрак. Звать на завтрак, тоже можно было бы конечно сильно не орать, котенок крутился на кухне вместе со всеми, но малышня выполнила условное «позовите котенка кушать», со всей вложенной в них детской ответственностью. В два голоса, стараясь перекричать друг друга, они вопили, что есть мочи обыкновенное «Кис, кис, кис!» Но, надо отдать должное, что Ванечка миску с едой на пол поставил аккуратно, а Маруська, почти, что даже не пролила ни капли воды, пока опускала на пол кошачью плошку.

И завтрак был вкусный. Маришка очень любила, когда папа готовил яичницу. С легким, нежным, вкусным белком, с ярким словно солнышко желтком. Мама конечно тоже умеет готовить яичницу, но, почему-то у папы она получается вкуснее. Сидели за столом весело, поглядывая на довольного котенка и смеялись, когда он наевшись сидел и умывался.

Это тоже было еще то зрелище! Забавное! Пока он передней лапочкой умывал мордочку все было просто умильно! Но когда он стал пытаться помыть языком и задние лапы, он все время смешно заваливался! Слишком мал еще был для таких ответственных кошачьих процедур.

Вот так веселясь и смеясь все позавтракали. А дальше случился скандал! Началось все с невинных слов мамы: «Ну и как мы назовем это безобразие?»

Вот тут то Маришка и выдала единственную, как ей казалось, приличную кличку для котенка. И неожиданно не получила поддержки! До сих пор она не может понять, почему ее не поддержали. Особенно дед. Обида на него была особенно сильна. А вдвойне обидно, что котенка так, ни как и не назвали. Не смогли прийти к общему мнению. Ванюшка просто зовет его «кис-кис», Машулька, почему-то кличет «буханкой». Папа называет простым «кот», дедушка никак не зовет. А мама совершенно не обращает на все это внимания! Как-будто так и надо! Типа: как хотите, так и называйте!

У Маришке от всех этих мыслей наворачивались слезы.

В комнату зашел дедушка и Маришка демонстративно уткнулась в планшет.

Машулька обрадовалась и позвала его оценить ее творчество.

— Ой, какой котик красивый! — похвалил внучку дед.

Ванюшка, забежавший за дедушкой следом, залез на стул и сунул свой любопытный нос в рисунок сестренки.

— Ага! Здорово! — тоже похвалил малыш.

Маришка опустила глаза ниже, что бы ни кто не видел, как капают из них слезы.

— Дедушка, — требовательным голосом произнес Ванюшка, уже усаживаясь рядом с Маришкой, — расскажи сказку!

— Да! Да! — засуетилась Машулька закрывая краски и усаживаясь поудобней на стуле, — про кота!

Маришка быстрым движением ладони вытерла щеки.

***

Жила-была в тридевятом царстве, в тридесятом государстве в своем прекрасном доме, вместе с двумя сёстрами: Долей и Недолей, пряла нити судьбы богиня Макошь. Как для простых смертных, так и для богов, а Доля и Недоля сматывают эти нити в клубки. Если клубок возьмет Доля, то у человека будет счастливая судьба. Клубки, смотанные Недолей, приносят несчастья.

Заглянул как-то к Макоши на огонек ее любимый бог Велес, да и поведал ей историю, о том, как сотворенный им кот Баюн, чуть было не разрушил весь мир Яви.

— Да, ты представляешь, — сетовал он, — сам создал тварь эту! Хорош, красив, пушист! И ведь, шельмец песни поет — убаюкивает! Сказы рассказывает — убаюкивает! Одно слово — Баюн! А злой оказался! Еле-еле дочь твоя Ягиня справилась с ним. Осерчал я на него, чуть не прибил, да Ягиня Виевна заступилась, так ей и отдал на перевоспитание злыдня.

Макошь покивала головой, да от неожиданности упустила клубочек. Покатился клубок по полу.

И вдруг подумалось ей, вот бы такого кота, а лучше кошечку, чтоб клубком играла, да песни пела — душу грела. Дунула богиня на упавший клубок, тут же появилась кошечка — серенькая, полосатенькая. За ниточку ухватилась, да премиленько играть начала. А потом прыг на коленки Макоши, клубком свернулась, да и песню завела. А богиня только рукой поглаживает мягкую, да пушистую шерсть. Увидала сестра-помощница Доля:

— Сотвори мне тоже зверя невиданного, зверя дивного, да только пускай мой — будет охотницей знатной — совсем мыши одолели.

Кинула о земь другой клубок богиня Макошь, дунула и появилась рыженькая кошечка. Потянулась, оглянулась, прислушалась. Сидит Ушками водит. Подняла Доля кошку, погладила. Прижалась та своим рыжим боком, пригрелась.

— И мне! -тут же подала голос Недоля — только чтоб в ночи не видать было, чтоб следить за моими подопечными.

Уронила Макошь черный клубок, дунула и появился котейка — черней ночи. Скользнул тенью к хозяйке своей.

Понравилось Макоши сотворять кошек и решила она, что будет их великое множество: и рыжих, и серых, и черных, и белых, и цветных! И умных, и игривых, и капризных, и полезных, и тихих, и шумных! Каждой кошке дело найдется. Деткам — игра, да развлечение, да колыбельная на ночь. Взрослым — охрана, да избавление от вредителей. Пожилым — от болезней, да от скуки избавление.

Решила Макошь, что полезно будет наделить кошек и котов силой обитать во всех мирах. Чтоб могли они свободно переходить границы всех миров. Так и было.

Долго ли коротко ли катился клубочек сказки, но стала замечать Макошь, что отлучается стала кошка частенько, да приходя домой сыто облизывается.

«Верно охотится где-то», отмахнулась Макошь да продолжила прясть свою пряжу, чтоб потом в клубки сматывать. Намыв свои усы лапкой кошка прыгает на колени Макоши да и поет ей свои успокаивающие песни. У нее от песен и клубки ровней получаются. Не на радуется Макошь на свою кошку. И за ушами чешет, и спинку поглаживает.

И вдруг в один из вечеров кошка домой не вернулась. Удивилась Макошь, но решила, что загуляла кошка, да заигралась. На другой день заволновалась.

Вышла, огляделась и поняла, что позвать то она свою кошку не может. Имени ей она не дала.

— Кошка! Кошка! — попыталась она позвать.

Мигом все кошки собрались вокруг. А ее серенькой нет. Повелела она кошкам искать их сестрицу.

Разбежались кошки.

Много ли времени прошло, мало ли тут слышит Макошь в дверь кто то скребется. Открыла дверь а на пороге черный, как ночь кот сестрицы Недоли. Нервно лапками перебирает, хвостом помахивает — зовет за собой. Пустилась Макошь за котом. Стараясь не упустить его с глаз своих, спешит за ним, не оглядываясь. Вот уже и границу прошли в мир Яви вышли. Мимо гор, холмов, лесов бежит кот черный, а за ним Макошь не отстает.

Возле пруда остановились. Сел кот у пруда да завел свою песню.

Чует, Макошь, на песню ему кто-то из пруда откликается.

Призвала она местную мавку.

Вышла дева младая, увидала богиню, поклонилась ей да спрашивает:

— Матушка Макошь, что привело тебя к моему пруду?

— Кошка моя пропала, серенькая такая, не видала ли случаем?

Враз изменилось лицо у мавки:

— Как не видать, видала! Всю рыбу у меня распугала, да пожрала! — серчая выругалась она, — вот я ее и поймала, да в клеть посадила.

Свистнула, топнула и вынесла волна на берег кошечку серенькую.

Обняла Макошь кошку, пальчиком погрозила, да и велела всем кошкам воды избегать, да в водный мир не ходить.

Так с тех самых пор кошки стали только между мирами Нави и Яви ходить, а в водный мир не суются.

Вернулась Макошь домой со своей серенькой кошечкой да и повелела всем кошкам разные имена давать, чтоб различать их.

Так и повелось.

И я там был, мед пиво пил, по усам текло да в рот не попало.

***

— Так почему ты маня дедушка не подержал? — выпалила Маришка, — я же предложила такое имя хорошее для кота! Баюн! Как в сказке!

Дедушка улыбнулся хитро-хитро, подмигнул малышне, которая притихла от удивления:

— А потому, внученька, что Баюн это было бы хорошее имя для кота. А наш котеночек, все-таки вырастет и станет кошкой!

Тут от удивления и у Маришки рот открылся.

А котенок, лежавший на подоконнике, вдруг поднялся, потянулся выгнув спинку и громко муркнул.

— Вот ведь мурлыка какой! — восхищенно сказала мама зайдя в комнату к детям.

— Он не какой, а какая! — улыбаясь сказала Маришка.

— Кто какая? — спросил папа заходя следом за мамой.

— Кот наш, — от удивления разводя руками ответила ему мама.

— Так что это кошка? — тут же со всеми вместе удивился и папа.

— Да, — подтвердил дедушка, — а то вы все кот, кот, не уже ли не видели, что взяли кошечку?

— Ну и здорово! — почти одновременно сказали и мама и папа.

— Мурка! — позвала Маруська котенка.

Тот тут же муркнул в ответ и спрыгнув с подоконника подошел к людям.

Елочный шарик

Папа достал большую коробку. И тут же Маришка захлопала в ладоши:

— Елку! Елку! Будем наряжать елку!

Ванюшка бросил все свои машинки и побежал смотреть, что за елка и, причем тут коробка. Он точно знал, что елку на Новый год им приносит Дед Мороз! Ванечку с Машулькой обычно укладывали спать, а на утро все просыпались, и в комнате стояла уже украшенная елка от самого лучшего волшебника!

— А как же Дед Мороз? — недоумевая, спросил Ванечка, наблюдая, как папа открывает коробку.

— Ванюш, — мама приобняла за плечи, — Дед Мороз приносит елку только когда детки маленькие, а вы с Машулькой уже большие и он доверяет вам самим наряжать елку.

Машулька взвизгнула, как она любит и тут же с нетерпением стала подпрыгивать возле папы, ожидая, когда он достанет все части елки.

А Ванечке надо было все обдумать. Ну, да, он уже большой! Совсем взрослый! Уже в садик ходит не в малышковую группу. Тут мама права. Ну и елок у Деда Мороза на всех детей, наверное, не хватит. Да, видимо, правильно, что им уже пора заводить свою собственную елку. Сам с собой согласившись, он улыбнулся и тоже, присоединился к собиранию елки.

Это оказалось так увлекательно! У нее были лохматые, пушистые, зеленые лапки, которые нужно было в строгой определенности вставлять в специальные пазы.

Маришка, как самая старшая и самая умная, показала им, что нужно все лапки елкины рассортировать по размеру и подавать папе начиная с самых, длинных, а значит с самых нижних. Они с Машулькой немного запутались сначала, а потом у них все пошло как по маслу. Поочередно брали нужную веточку, подносили к папе и с удовольствием наблюдали, как он прикрепляет ее в нужное место. А потом снова бежали за новой веткой. А в конце папа водрузил самую пушистую и красивую ветку – макушку. Красота!

И вот они уже стояли и любовались своей собственной елкой! Маришка обходила вокруг и расправляла пушистые веточки. Машулька довольная сидела на полу и смотрела на нее снизу вверх, любуясь, какая она большая. А Ванечка просто был горд собой.

— Ну, что, сначала гирлянды, а потом шары? – спросил папа и дедушка серьезно кивнув, достал еще коробку.

— Разматывать гирлянду нужно аккуратно, — поспешила предупредить мама.

И Ванюшка с сестренками получили большущий моток проводов с малюсенькими лампочками.

Смеясь, но стараясь аккуратно, как велела мама, они разматывали провода. Ванюшка держал самый кончик и отходил все дальше и дальше, уже даже в коридор выйти пришлось, а гирлянда все не кончалась.

— Вот какая длиннющая! – весело кричал он всем из коридора, — Я уже почти у двери стою!

Машулька придерживала возле входа в гостиную, чтобы гирлянда не провисала.

— Так, — услышал он голос папы, — я сейчас буду гирляндой елку украшать, поэтому осторожно подходите с ней обратно и не тяните, а то порвется и все! Елка будет не красивая!

Ванечка напрягся. И тут гирлянда в руках натянулась, и чуть было не вырвалась. Ванюшка сделал пару шагов обратно к комнате. Так он и шел за натягивающейся гирляндой. Уже стоя в дверях гостиной он любовался, как папа осторожно обходя елку, укладывает на ее ветки провода. А последний виток он приподнял Ванюшку и тот сам уложил остаток на самую макушку.

— А сейчас проверим, — сказал папа, опуская сына на пол.

И воткнул в розетку вилку. Тут же елка засияла разноцветными огоньками. Красный! Желтый! Зеленый! Синий! Вспыхивали и гасли! Перемигивались! Вроде бы такие маленькие лампочки, а сияли, освещая всю-всю комнату! Отражаясь в стеклах окна! Красотища! У Ванюшки аж воздух в горле застрял от восторга!

— Ой, как красиво! — воскликнули все хором.

Маруська хлопала в ладоши, а Ванюшка скакал на одной ножке.

— Может так, и оставим? — спросила мама, любуясь мигающей елкой.

— Нет! — воскликнули все.

— Там же шары красивые и мишура, — напомнил дедушка.

— И снежинки! Снежинки! — зачастила Маришка.

И папа с мамой достали с антресолей еще одну коробку. Большущую. Раскрыли. И Ванюшка ахнул! В ней полным полно было елочных игрушек! Ярких, блестящих, а самое главное разнообразных. Он завороженно глядя на лежащие в коробке блестящие игрушки подошел ближе. Вот его любимый шарик с мишкой – сияющий, круглый, с нарисованными глазками, носиком и ушками, а снизу бантик. Уже протянул руку взять его, как мама предупредила:

— Так, с шарами и игрушками надо быть аккуратными, они стеклянные и хрупкие, могут разбиться. А это значит — будет много осколков и можно порезаться! Поэтому напоминаю: с игрушками быть очень аккуратными! Брать только по одной!

Ванюша осторожно взял в руки шарик с мишкой. Какой же он красивый! Сверху в маленькой железной петельке была еще петелька, большая из блестящего дождика. Ванюша внимательно ее осмотрел и понял, что за эту петельку вешают на елкину веточку шарик. Довольный своим открытием он поспешил к елке. Обошел ее со всех сторон и выбрал самую нужную ветку – со всех сторон она видна, а это значит, что и шарик все-все увидят. И повесил за петельку шарик на зеленую лапку. Отошел, полюбовался, даже заметил, как мишка ему благодарно улыбнулся! И довольный пошел за новой игрушкой.

Они все вместе, поочередно, подходили к коробке, брали игрушку и вешали ее на елку. А та все больше и больше преображалась! Машулька, сосредоточенно брала очередную игрушку и осторожно ступая, шла к елке, вешала ее на ветку, любовалась и шла за новой. Они с Вашюшкой вешали их на веточки пониже, Маришка доставала до веток повыше, а папа с мамой и дедушкой вешали на самые верхние ветки.

Машулька взяла очередной шарик, подошла к елке, обошла все ее вокруг и поняла, что все ветки уже заняты игрушками. А на одной даже целых две! Подняла глазки повыше и увидела пустую ветку. Но до нее надо дотянуться. Она встала на цыпочки и попыталась повесить шарик. Неловко потянулась и оступилась, петелька вырвалась из рук, и шарик рухнул на пол. Дзинь! И на полу остались только блестящие осколки. Мама быстро подбежала, подхватила Машульку и подняла высоко над полом, чтоб та не порезалась невзначай.

— Эх, руки-крюки! – произнес Ванюша, качая головой и завороженно смотря на осколки на полу.

Машулька, как обычно, разревелась.

— Иван! – строго сказал папа.

Ой! Если папа так назвал Ванюшку, значит, он злится на него! А за что? Это ведь Машулька разбила шарик, а не он! Несправедливо!

— Ванюш! – сквозь волну удивления и непонимания он услышал мамин голос, — Машенька разбила шарик нечаянно, она испугалась, такое могло случиться и с тобой тоже. Тебе было бы приятно, что вместо того, чтоб успокоить и помочь, тебя обругали бы?

Ванюшка понял, что он виноват и обидел сестренку. Ему стало так стыдно! Он подумал и подошел к маме, на руках которой сидела ревущая Машулька. Он поднял голову стараясь посмотреть сестренке в глаза:

— Машуленька, прости меня! Пожалуйста!

Сестренка, продолжая реветь, кивнула, давая понять, что она его простила.

— Так! Дети все на диван, а мы соберем осколки, — прокомандовал дедушка.

Мама опустила плачущую дочку на диван и Ванечка с Маришкой уселись рядом. Дедушка с мамой осторожно собирали крупные осколки, а папа пошел за пылесосом.

Ванюшка сидел рядом с ревущей сестрицей и не понимал, чего она все еще плачет. Он же прощения попросил и она, вроде бы, его простила. А все равно сидит и ревет. Папа собрал пылесосом все оставшиеся осколки и выключил его. Стало тихо, и Ванюшка спросил у сестры:

— Машулька, я же попросил прощения, ты чего все плачешь и плачешь?

Та закрыла ладошками мокрые глаза и сквозь рыдания сказала:

— Это… был… мой…самый… любимый… шарик… со… Снегурочкой…

И разрыдалась еще сильней.

Маришка обняла плачущую, и поглаживала по спине. Папа растерянно оглядывался, мама тоже подошла обнять дочку.

— Мы новый купим шарик со Снегурочкой, — сказал дедушка и взял в руки телефон. Долго разговаривал, и из этого разговора стало понятно, что он договаривался о поездке. Даже Машулька успокоилась и с интересом слушала дедушку.

Как только тот договорил, она тихо спросила:

— А куда мы поедем?

Дедушка загадочно улыбнулся и сказал:

— Ко мне на работу, — и подмигнул папе с мамой.

— Куда? – Ванюшка аж подпрыгнул, — ты же не работаешь!

— Да, сейчас я на пенсии, а раньше работал. Но давай те это будет вам сюрприз, а сейчас обедать и собираться!

Мама улыбнулась, вытерла ладонями мокрые щечки Машульке и всех повела на кухню.

Пообедали на удивление быстро. Ни кто не ковырялся, не капризничал, и все тарелки были пустые. Маришка сама вызвалась помыть посуду, пока мама с папой собирают малышню. Дедушка еще раз созвонился, и спустя час они уже ехали по дороге, выезжая из города.

— А где ты работал? – все спрашивали то Машулька, то Ванюшка, сидя в своих креслицах в машине.

Дедушка улыбался и однообразно отвечал:

— На фабрике.

Ванюшка знал, что такое фабрика. Это как завод. Только фабрика. И ни как не мог сообразить, причем тут елочные шарики… А вопрос, о том, что дедушка работал на фабрике его еще больше занимал. Почему раньше ему не говорили, что дедушка работал? Все думал и думал, соображал, и ни как у него не складывалось в голове. Поглядывал на рядом сидящую Маришку и старался ей подражать. Она просто сидела и терпеливо ждала, когда весь сюрприз раскроется. А Ванюше все не терпелось, но он себя сдерживал. Однажды Маришка ему сказала, что сюрпризы для того и бывают, что бы испытать человека на терпение. И если вытерпишь, то сюрприз будет самый-самый приятный и радостный, а вот если не вытерпишь, то он окажется не настоящим. А Ванюшке очень хотелось самого настоящего сюрприза! И потому он очень-очень терпел. Старался.

Повернулся в другую сторону, там в таком же, как у него креслице сидела сестренка Машулька, она просто наслаждалась поездкой – смотрела в окно и радовалась елочкам в снегу. А ведь мимо проезжающий лес и правда, был почти как волшебный.

И вдруг, Ванюшке подумалось, что они едут в волшебный лес на волшебную фабрику. Точно! И как ему сразу не пришла в голову такая мысль? Ванюшка даже внутренне удивился. Он посмотрел на впереди сидящего дедушку. Тогда получается, что его любимый, самый справедливый и самый умный дедушка, работал на волшебной фабрике. А кто работает на волшебных фабриках? Конечно же, Ванюшка знал! Там работали, конечно же – ВОЛШЕБНИКИ! И получается, что его дедушка раньше был волшебником! От этой мысли у Ванюшки аж замерло дыхание. Он тут же схватил Маришку за рукав и подергал, привлекая к себе внимание. Она наклонилась к нему, и он прошептал:

— Мариш, а дедушка у нас волшебник что ли?

Маришка улыбнулась, приложила палец к губам и прошептала:

— Только ни кому не говори! Это страшный секрет!

Подмигнула и снова отвернулась к окну.

Ванюшка так и сидел ошарашенный до самой остановки.

Остановились они действительно посреди леса. И только здание стояло. А вокруг много машин, автобусов и людей. И все заходили в это здание. Оно казалось обыкновенным и ни чего волшебного в нем не было. Здание, как здание. Ванюшка разочарованно вздохнул и ждал, когда его отстегнут и позволят вылезти из машины.

Они все вышли из машины. Мама велела им с Машулькой взяться за руки и идти вместе, чтоб не потеряться. И все вместе вошли в это самое здание.

Их встретила улыбчивая женщина. Обрадованно обнялась с дедушкой и почему-то называла его «Иваныч». Ванюша зачарованно смотрел на них.

Тут женщина повернулась к ним и сказала:

— Иваныч, это твои внуки? Ну, давайте знакомиться!

Протянула руку Маришке и представилась:

— Я Елена Васильевна!

Маришка пожала руку и тоже представилась:

— Марина Анатольевна!

Женщина рассмеялась и тоже приобняла Маришку. И наклонилась к Ванюшке с Машулькой.

— А вас как зовут?

— Меня Маша, — чуть стесняясь, представилась.

— А меня Ванечка, — представился мальчик, и подумав добавил, — мы тоже Анатольевны.

Все сразу рассмеялись.

Мама с папой тоже ей пожали руку.

— Ну, что, пойдем я покажу вам нашу фабрику, — сказала женщина и пошла вперед.

Все двинулись за ней следом.

Вошли в большое помещение, подошли к столу, за которым сидела женщина и у нее была странная штука в руках, из которой горел огонь. Ванюшка зачарованно смотрел на эту штуку.

Она тоже тепло поздоровалась с дедушкой и стала рассказывать, что она мастер по изготовлению стеклянных елочных игрушек – стеклодув. Назвала горящую штуку «горелкой». Дальше показала прозрачную трубочку и… На глазах у Ванюшки произошло волшебство!

Нагревая трубочку горящей штукой «горелкой» и дуя в нее, на их изумленных глазах появлялся прозрачный шар. У Ванюшки аж рот открылся от удивления! Настоящий! Прозрачный! Елочный шар! Дальше было еще удивительней! Из тоненькой, прозрачной трубочки у тети получилось сразу два шара, один побольше, другой поменьше и длинный кончик. А! Так это же елкина верхушка! Прямо, как на Ванюшкиной елке! Только у них она блестящая и красная, вся в золотых блестках. Маруська захлопала в ладоши. Ванюшка подхватил и оглянулся, что все тоже аплодировали! Женщина довольно улыбнулась и поклонилась им. А потом подозвала Маришку и позволила ей тоже дунуть в трубочку. Ванюшка как зачарованный смотрел, как надувается шарик. Им с Машулькой тоже позволили! Чуть-чуть, конечно, но оказалось, что так сложно дуть правильно, что бы получался шарик. Голова у Ванюшки кружилась. Дальше им показали, что если дуть в трубочку и зажать в специальной формочке, то получиться может и домик, и снеговик, и колокольчик, и даже Дед Мороз со Снегурочкой! Маруська аж, взвизгнула от радости, увидев получившуюся Снегурочку. Мама строго посмотрела на нее, но не заругала. Только покачала головой. Маруська тут же поняла, что так нельзя делать и зажала рот руками.

Тут вошел высокий мужчина, тоже поздоровался с дедушкой и называя его «Иваныч», повел их всех за собой в следующую дверь.

Там оказался цех покраски. И к восторгу Ванюшки показали, как окрашиваются прозрачные игрушки. Оказалось, что после покраски их подвешивают в специальный шкаф – печь, и спустя время они становятся блестящими! И Маришке, и ему, и Маруське позволили немножко покрасить из специальной штуки прозрачные шары. Потом при них повесили в шкаф-печку.

В следующем цеху было много-много рабочих. Почти все женщины, сидели за столами, возле них стояли коробки полные уже блестящих шаров и они кисточками, макая их в специальную краску, рисовали на шарах рисунки. Тут Маришка выглядела обалдевшей, а Маруська вообще замерла от счастья.

Подошла к ним одна из женщин и, тоже поздоровавшись с дедом, повела девчонок смотреть, как украшают игрушки. Мама с папой пошли с ними. А Ванюшку дедушка подвел к одной из сидящих женщин, поздоровался, Ванюшка тоже сказал «здравствуйте». Тетя улыбнулась, сказала, что она художник по росписи и, вручив кисточку Ванюшке, сказала выбрать себе шарик и самому нарисовать на нем рисунок. Сказать, что Ванюшка обалдел, это ни сказать, ни чего. Только дедушка попросил его быть аккуратным. Ванюша гордый от важности выбрал из большой коробки самый большой, самый красный шар, сел на предложенный стул и долго думал, держа кисть и шар в руках, что бы ему нарисовать. И вдруг придумал! И стараясь аккуратно, макая кисть в краски, стал рисовать. Вот получился дедушка, рядом папа, с другой стороны мама, тут и Маришка, а с той стороны Маруська и он сам. Рисовать было чуть страшновато, и не совсем удобно. Надо было чуть подкручивать шар в руках и следить, чтобы не размазать пальцами рисунок. Но добрая тетя ему помогала и даже немножко поддерживала то шарик, то руку. Потом, когда все были изображены, он передал ей шар, и она точными движениями сделала надпись «С Новым Годом!». А потом, взяв его руку, вложив в нее малюсенькую ложечку, зачерпнула из баночки с блестками и посыпала ими шар. Затем аккуратно тряхнула шар, и блестки остались только на буквах.

— Все! – сказала она Ванюшке, — держи свой шарик! Повесишь его на самое видное место!

— Этот шарик можно унести? Себе домой? – удивленно он переспросил у доброй тети.

Та рассмеялась:

— Да! Конечно! Это же ты сделал этот шар! Теперь он твой!

Ванюшка был счастлив! Он сам сделал елочный шар! Самый настоящий! Всамделишный!

— Давай мы его в коробку положим? – откуда ни возьмись, появился дедушка с коробкой в руках.

Ванюшка осторожно положил шар в специальную коробку и прижал ее к себе. И пошел за дедушкой, который нес в руках еще несколько таких коробок. Они подошли к Маришке, и ее шарик тоже уложили в коробку, потом к Маруське. И даже папа с мамой свои шарики положили в коробки.

Так Ванюшка и ходил дальше, бережно прижимая к себе коробку со своим шариком.

А дальше тоже было интересно. Оказалось, что на фабрике есть свой музей елочных игрушек. И самые старые, как сказала тетя экскурсовод, сделанные из ваты, и из цветных стеклянных трубочек звезды, и шары-шишки, сосульки, домики, гномы, грибочки, матрешки и много-много других игрушек. У Ванюшки кружилась голова от разнообразия.

Дальше они пошли в комнату, где было много-много елок украшенных самыми разнообразными игрушками. Оказалось, что это специальное место, где можно сделать кучу фотографий. Тут обрадовалась мама:

— Ой, место для фотосессии!

И они фоткались и фоткались, и фоткались. Ванюшка даже устал. Совсем немножечко.

Потом их дедушка завел в магазин с игрушками, и они все вместе, семейным советом, решили купить еще и щелкунчика. Такой красивый, в блестящем военном мундире, с высокой шляпой, понравился всем. И такого у них еще ни когда не было. Но Ванюшка считал, что его шарик самый-самый лучший.

Так и ехали они, обратно прижимая свои шары в коробках.

Дома каждый повесил свой шарик на самое видное место. Маруське помог дедушка, приподняв ее повыше. Ее шарик с лисичкой очень всем понравился. Маришка на шарике изобразила единорога с цветной гривой. У папы была нарисована веселая рожица, мамин — с цветочками. Ванюшкин очень всем понравился! Повыше, поближе к макушке нашли место для щелкунчика. И тут дедушка, из ниоткуда, прямо из воздуха достал еще одну коробку! И там лежал шарик со Снегурочкой! Маруська снова взвизгнула от радости и крепко-крепко обняла дедушку. Это шарик повесили поближе к стоящему, под елкой фигурке Деда Мороза. За окном было темно, в комнате тоже было темно, и только елка мигала всеми своими цветными лампочками и блестели разноцветным шары на ней. Дети завороженно глядя на нее сидели на полу и любовались. «Как же, здорово, наряжать елку самому!» — подумалось Ванюшке.

Когда дедушка пришел обнять Ванюшку уже лежащего в постели, он тихонечко на ушко сказал ему:

— Я знаю, что ты волшебник! И работал на самой волшебной фабрике елочных игрушек! Ты самый лучший!

— Только ни кому меня не выдавай! – сказал дедушка, улыбнулся, обнял внука, поцеловал, пожелал «спокойной ночи».

Детектив.

— Кис-кис-кис, — звала мама уже заметно подросшую кошечку, — Мурочка, киса, иди я тебе остатки кашки отдам.

Маришка заглянула к маме на кухню.

Та растерянно оглядывала подоконник и покачивала головой. Увидала дочку и тут же спросила:

— Мариш, ты котейку нашу не видела?

Маришка задумалась. Утром за завтраком видела. А после не встречала.

Только собралась было об этом сказать маме, как сзади в нее врезался Ванюшка. «Вечно носится по квартире, как будто ходить спокойно совсем не умеет» — подумалось старшей, серьезной сестрице.

— Что, наша Мурочка пропала? – тут же включился младшенький

— Получается, да, — ответила мама.

И всем стало понятно, что она серьезно переживает.

Дедушка тоже подошел, услышав, что на кухне творится, что то интересное. Не успел он задать вопрос, что происходит, как Ванюшка тут же его известил:

— Мурочка наша пропала, — и сам же испугался своих слов и уже тише продолжил, — наверное, ее кто-нибудь стащил.

— Да, ладно, — улыбнулся дедушка, — спит она себе где-нибудь в шкафу или за телевизором.

Ванюшку два раза просить не надо. Он тут же пулей кинулся в гостиную.

Не успели мы с дедушкой дойти до нее, как услышали:

— За телевизором ее нету!

— Кого нету? – в дверях детской возникла малышка Машулька.

— Машуль, — Ванечка поспешил уведомить сестричку, — Мурочка наша пропала!

— Как пропала? – у сестренки тут же налились глазки слезами.

Маришка тут же пришла на помощь:

— Маруська, ты чего? Спряталась она, где-нибудь у вас в комнате, в ящиках с игрушками, в шкафу на полках. Ты же знаешь, она любит прятаться. Надо просто найти!

Ванюшка задумался, а потом вдруг неожиданно подпрыгнул:

— Ура! Играем в детективов! Ищем пропажу!

И тут же обращаясь к дедушке:

— Можно я возьму у тебя со стола то большое, круглое стеклышко?

Дедушка сначала нахмурился:

— Что за стеклышко?

Ванюшка тут же начал показывать руками и сбивчиво объяснять:

— Ну, такое большое, круглое, на палочке!

Дедушка задумался, пытаясь сообразить, что же просит любимый внук.

— Ну, как у детектива в кино! Следы рассматривать! – пытался объяснить ему Ванюшка.

— А! — дедушка понял и закивал, — Лупу! Да, конечно бери!

Ванюшка обрадованно подпрыгнул и умчался к дедушке в комнату.

Спустя секунду, появился, победно тряся увеличительным стеклом в руке. Приложил лупу к глазу и на всех смотрел своим огромным глазом, приговаривая:

— Детектив Ванюшка найдет пропажу!

— У всех детективов есть план расследования и помощники, — дедушка решил подыграть внуку, — так, что детективное агентство «МВМ» берется за расследование пропажи члена семьи!

Ванюша потешно козырнул рукой, как заправский военный, сразу видно, что он любит смотреть фильмы с папой.

А Маруська сжав кулачки и собираясь со всей серьезностью искать пропажу спросила:

— А почему детективное агентство «МВМ»?

— Марусь, ну, конечно же, это начальные буквы ваших имен: Маришка, Ванюшка и ты – Маруська!

Совершенно серьезно пояснил дедушка. И вдруг улыбнулся.

Маруська и Ванюшка аж вытянулись по стойке смирно от возложенной серьезной обязанности на них.

Мама смотрела на них и улыбалась, подмигнув деду сказала:

— Уважаемые детективные агенты, прошу вас, найдите потерянную Мурку!

Маришке тоже понравилась своеобразная игра, и она предложила:

— Давайте разобьемся и будем искать каждый в своей комнате, а мама поищет на кухне. Смотреть каждую полку в шкафу, каждый ящик.

— Молодец, агент, дельное предложение! – похвалил ее дедушка, — Маруська с Ванюшкой ищут в своей комнате, у них больше всего ящиков с игрушками. Я ищу в своей комнате и спальне родителей, там полки выше. Ты, Маришка, обыщешь свою комнату и за тобой ванная и туалетная комнаты. И если не найдется, то сходимся в коридоре и все вместе ищем в большом шкафу прихожей.

На том и разошлись.

Маришка подошла ответственно к заданию. Пересмотрела все полки в шкафу, даже на антресоли залезла, все ящики выдвинула, даже в рюкзак заглянула. Любит она в рюкзаки да сумки залезть. Нет кошки. Слышала, как шуршали Ванюшка с Машулькой в детской, как дедушка выдвигал ящики в своей комнате, как мама на кухне хлопала шкафчиками. Маришка все ждала, когда кто-нибудь из них воскликнет: «А! Вот ты где! Все! Нашлась!». Но, увы. Вздохнула, подошла к окну, внимательно посмотрела на подоконник. Нет. Только мамины цветы. Кошки нет.

И пошла, осматривать вверенную ей территорию: ванную и туалет. Даже под ванную заглянула, в ведро и тазик. Даже за унитаз. Кошки там не было. В коридоре уже стоял дедушка, и они стали осматривать самый большой шкаф. Вскоре к ним присоединились и младшенькие. Маруська сосредоточенно проверяла даже ботинки. А вдруг? Ванюшка, освещая маленьким фонариком и не выпуская из руки лупу, осматривал все выдвижные ящики.

Вскоре все собрались на кухне. Все выглядели уставшими, расстроенными и озадаченными.

— Ну, что, детективные агенты, — тихо произнес дедушка, — есть какие либо соображения?

Все молчали. Маруська насупилась, и было видно, что вот-вот заревет.

— А когда папа уходил на работу, — пода голос Маришка, выходя из своих раздумий, — он не мог случайно выпустить Мурку из квартиры? Она любопытная, могла в приоткрытую дверь шмыгнуть, а папа и не заметил?

Все находились на новогодних каникулах, и только папа продолжал ходить на работу. Его работа была очень важная, и каникул у него не было.

— Резонно, — согласился дедушка, — только как мы узнаем, выбежала кошка с ним или нет?

Маришка пожала плечами, она раздумывала над этой задачей, но как ее решить она не понимала.

— Я сейчас папе позвоню и спрошу у него! – решительно сказала мама и пошла в комнату за телефоном.

Было слышно, как она разговаривала с папой. Поговорив, она вернулась.

— Ну что? – с надеждой в голосе спросила Машулька.

— Папа сказал, что он точно не выпускал Мурку. Он вышел из подъезда, и посмотрел на наши окна. Кошка сидела на подоконнике. Он ее точно видел. Она постоянно смотрит в окошко, когда он уходит на работу.

— Куда она могла деться? – с недоумением выдал Ванюшка.

— Она обиделась на нас и ушла… — прошептала срывающимся голосом Маруська.

— А вы, что, ее обижали? – удивилась мама.

— Нет, конечно! — почти хором произнесли дети.

— Значит, найдется! – резюмировал дедушка.

— Может мы плохо искали? – с надеждой в голосе спросила Маришка.

— Она любит сидеть под елкой, — напомнила Машулька.

— Точно! – вскричал Ванюшка и тут же понесся в комнату к елке.

Все поспешили за ним. Но, увы, ни под елкой, ни за елкой, ни на самой елке кошки не было.

Ванечка рассматривал шарики на елке с лупой и размышлял. Потом сходил в свою комнату и принес оттуда свой маленький стульчик. С рыбкой.

У них с Машулькой почти все было поровну: и вот такие стульчики, но чтоб различать на его стульчик папа нарисовал рыбку, а на Машкином мордочку котенка с бантиком. У них за столом даже тарелки были одинаковые и ложки, и чашки для чая. Только картинки были разные. Ему, как мальчику, нравились картинки машинок, роботов, да всякой техники. А Машульке, как девочке, доставались с картинками всяких там кошечек, зайчиков, принцесс и прочей лабуды.

Он знал, что они с Машулькой близняшки, но любят они совершенно разное: он, очень этим гордился, любил все мужское: тачки, спорт, технику. А она, как все девчонки: котят, принцесс и рисовать.

Но он, как мужчина, любил всех членов своей семьи и даже свою кошку. Она была еще котеночком, тем более он за нее ответственный!

Вот и поставил свой стульчик напротив сидящей на диване мамы, уселся на него и начал допрос. Как в том фильме, что они с папой смотрели.

— Так, мама, к тебе приходила с утра тетя Рита! Так может это она унесла к себе нашу Мурочку? Она всегда говорила, что она ей очень нравится! Вот она, наверное, и захотела себе такую же!

Мама тут же стала защищать свою подругу:

— Ванюш, ты чего? Ритка не могла! У нее вообще собака есть! И та не любит кошек! Поэтому они и не заводят кошку!

— Вот! – тут же включилась Машулька, — ее злой Ричард будет обижать нашу Мурочку! Пускай она вернет нашу кошку!

— Я точно знаю, что Ритулька не стала бы забирать нашу кошку! – возразила мама.

— Но, Мурка могла сама случайно залезть в сумку к тете Рите, — сообразила Маришка, — сколько раз было, что мы ее там находили! Вспомните! У тети Риты такая сумка большая, что она могла не заметить, как кошка туда забралась и нечаянно унесла ее с собой!

— Могла, — резюмировал дедушка, — позвони, спроси!

Мама вздохнула и снова пошла в комнату, звонить подруге, которая прибегала ее проведать, попить кофейку и похвастаться новым подарком.

Спустя пару минут мама вернулась и, разводя руками, рассказала, что тетя Рита точно помнит, что кошки в сумке не было, потому что, перед выходом из квартиры она доставала из сумки перчатки. И точно видела, что кроме ее вещей в сумке ни чего лишнего не было, тем более кошки.

Мама снова ушла на кухню, а все остальные оставались сидеть Ванюшка на своем стульчике, а дедушка с Маруськой и Маришкой на диване.

— Может ее украли? – вывел из задумчивости всех Ванюшка.

— А кто ее мог украсть? – шепотом спросила Машулька.

— Какой-нибудь Кощей! – злобным шепотом ответил ей брат, стараясь напугать, — он любит всех красть!

— Да! – задумчиво кивнул головой дедушка, — это у него семейное!

— Как это? – удивленно переспросила Маришка.

Дедушка почесал подбородок и поведал.

***

У могучего бога Сварога, которого создал себе в помощники самый главный бог Род. Создал себе родича, творца и помощника. И чтоб он мог смотреть сразу на четыре стороны, создал ему четыре головы.

В жены бог Сварог взял себе самую прекрасную богиню Ладу. И жили они в ладу, да в любви.

И народились у них три прекрасные дочери. Леля – богиня Весна. Такая же нежная, веселая, игривая, добрая. Жива – богиня Лето. Прекрасная, теплая и солнечная. И Морана – прекрасна, как сама Земля. Красоты совершенной, нежная, хрупкая и гордая.

Жили они душа в душу, веселились и любили друг друга.

Все было хорошо, да только в подземном мире Чернобога, его прародитель Кара-Скипер-Зверь завидовал их счастью и любви. Задумал он поработить землю и задумал страшное.

Гуляли, как-то сестрицы по свежесозданной Родом земле, радовались теплому солнцу, звенящим рекам, густым лесам, да просторным полям, как вдруг окружило их злое змеиное воинство, разверзлась земля, да и поглотил их Скипер-Зверь. Памяти лишил, превратил в чудовищ, да и заставил пасти своих страшилищ – грифонов-воинов, да василисков шипучих, да змей и гадов ползучих.

Триста лет и три года жили прекрасные богини в образе чудовищ, да прислуживали страшному Скипер-Зверю. В это время и народил себе в помощь он и злого Чернобога, и сына его Кощея сделал воеводой в своем подземном царстве. Именно от него и научились они зло таить в сердце своем, да коварные замыслы плести, да пакости творить.

Плакали Сварог с прекрасной женой Ладой по своим пропавшим дочерям. Пусто стало в их жилище без веселого детского смеха, да без их веселых голосов. Горевали, да сокрушались. И только старший сын Сварога – грозный повелитель грома и молний Перун пытался найти своих сестриц. Так и скакал триста лет по свету белому, перемахивал с холма на холм и с горы на гору перескакивал. Конь под ним быстрей ветра летел, рек под ногами не замечал, дремучие леса в один скок перепрыгивал. Все сестер выглядывал, да пропажу искал. Нет их на белом свете.

Вот тогда он спустился в царство подземное, да в царство страшное. Долго блуждал, да все же нашел черный дворец. Видит вокруг него стада звериные, меж них змеи ползают, чудовища грифоны, да василиски. А пасут то стадо три девицы в страшном обличье. Кожа у них древесная кора, волосы пожухлая трава. Присмотрелся он к ним, волшебное виденье включил и увидал, что это сестрицы его родные. Пустил коня своего заговоренного прямо в стадо. Да потоптал могучий конь стадо чудовищное. Подъехал Перун к сестрам своим заколдованным, да и подхватил их и умчал к матери с отцом.

Там приняла их Лада, провела через реку смородину, омыла волшебными водами, напоила живой водой и вновь стали они прежними.

Сказка – ложь, да в ней намек, добрым молодцам урок!

***

Ванюшка задумчиво крутил в руке лупу. Маруська, как обычно сопереживала похищенным сестрицам. Маришка все думала, куда же могла спрятаться кошка.

Как вдруг зашевелилась штора на окне, раздался звук падения на пол и из-под шторы потягиваясь и жмурясь вышла Мурка.

Ванюша подскочил схватил ее на руки, обнял.

— Где ж ты была? – удивленно спросил дедушка.

— Она тепленькая, даже горячая, — сообщил Ванюшка.

Маруська тоже подбежала обнимать потеряшку.

— А! – догадалась Маришка, — Это она на батарее лежала, под подоконником! Там пространство маленькое, вот ее и не видно было! Вот мы ее и не заметили. Везде искали, а туда заглянуть не догадались. Ну, что коллеги детективы – дело о пропаже кошки закрыто!

И весело рассмеялась. А кошка счастливо и хитро жмурилась своими янтарными глазками.

Сказ о Моране Свароговне

Ванька смотрел на сломанную любимую игрушку и недоумевал. Как же так? Он же был аккуратен, как когда-то давно ему велел дедушка! И кнопки нажимал не сильно (ну только разве что самую малость) и с антенной был предельно нежен, когда убирал машинку в коробочку. А та (глупая антеннка) так и норовила зацепиться, да оторваться. И батарейки, Ванечка, всегда-всегда вынимал из пульта. Что бы они ни испортились, внутри и сам пульт не испортили.

Ванька легонечко потряс пульт, прислушался ни чего, не гремит ли в нем, вдруг самый важный винтик отлетел, или вообще самая ответственная плата. Это слово «плата» он слышал у папы и знал, что это самый важный механизм для работы всего-всего, в чем есть механизмы, даже в компьютере и в Маришкином планшете. Да! Точно! Это стопроцентно (тоже слово, услышанное от папы) сломалась плата. Мальчик грустно вздохнул, еще раз включил пульт, нажал кнопки, но, увы… машинка так и не загудела и не закрутила своими колесиками. Такое горе! Он пнул ногой только что любовно уложенные кубики. Вот зря старался и строил трассу. Ведь даже у мамы спросил разрешения частично занять коридор. Там так удобно было заворачивать за угол и разворачиваться, ну прямо как заправский гонщик.

Собрался было и машинку кинуть на пол и пнуть, но передумал. Уж очень она ему нравилась. Алая, с крутыми большущими колесами, с рисунком раскрытой клыкастой пасти на капоте. Мечта, а не машинка. Эх.

Ванюшка хотел было уже сложить ее в коробку и убрать на полку, как вдруг услышал тихие рыдания из комнаты сестры. Кто там сестренку посмел обидеть? Ванюша, так с машинкой в руках и ворвался в комнату к Маришке.

Маришка склонилась над младшенькой и пыталась ее успокоить, а Маруська заливалась слезами.

— Мариш, это ты ее обидела? — испуганно спросил Ванечка.

Он понимал, что просто так Маришка, как старшая, ни кого обидеть не могла, но Маруська же плачет!

— Нет, конечно, — Маришка только плечами пожала, — у нас тут катастрофа!

Катастрофа? Ванечка тут же оказался рядом, готовый помочь сестренкам.

— Что случилось? — спросил он, пытаясь глазами найти эту самую катастрофу.

— Да, вот, — тихо шепотом сказала Маришка, — у Маруськи краски закончились.

— Мои самые любимые, — снова запричитала сестренка.

— А, — разочарованно махнул рукой мальчик, — у меня катастрофа хуже!

Маруська так и застыла, забыв как плакать.

Старшая сестренка всплеснула руками и удивленно воскликнула:

— А у тебя то что?

— Вот, — потряс машинкой Ванечка, — машинка не едет, наверное, какая-нибудь плата сломалась. Все. Уже не починишь.

И грустно вздохнул.

Маруське стало так жалко брата и его машинку, что она собралась с новой силой зареветь.

— А у меня сегодня спортивные кеды порвались, — тихо сказала старшенькая.

Тут рот и у Ваньки открылся. Как же так? У их старшей сестрички, которую им всегда в пример ставят и что она аккуратная, бережливая и вообще самая-самая. И вдруг кеды порвались!

— Хорошо, что не прямо на уроке, — вздохнула сестрица, — уже снимала, переодеться с физкультуры, как бамс, подошва отвалилась. А они были такие удобные. Я в них бегала и ни разу мозоль не натерла.

Ванька продолжал удивляться, и тут хлопнула входная дверь, возвещая, что пришла мама с покупками.

Дети высыпали в коридор.

Мама стояла озадаченно глядя на пол, а перед ней горой лежали покупки.

«И чего это мама все на пол свалила!» — мелькнула мысль у Ванечки.

Но тут Маришка кинулась к маме, стала поднимать покупки, брат тоже бросился следом. И младшенькая с ними. Они втроем все подняли с пола и отнесли на кухню.

— Ну, надо же, — мама шла за ними следом и, держа в руках что-то странное разглядывала, — эта сумка так мне нравилась, у нее такие были крепкие ручки, такая была вместительная, а тут раааззз… и отвалилось дно сумки.

И просунула руку, показывая, что совсем-совсем порвалась сумка.

— Хорошо хоть дома это случилось, а не на лестнице, — вздохнула мама, — а то я бы не смогла все собрать.

Маришка покачала головой.

Вечером за ужином вдруг выяснилось, что у дедушки сломались дужки его любимых очков, у папы разорвался кожаный ремень на брюках.

Но страшней всего случилось за семейным чаепитием, Машулька и сама не поняла, как выскользнула ее любимая чашечка с лисичкой. И не успела кружка коснуться пола и разлететься на тысячу мелких осколков, как она уже ревела. Да так горестно, что даже терпеливый дедушка не выдержал:

— Машуль, да не плачь ты, это же просто чашка! Купим другую — новую, еще лучше прежней!

Но малышка от его слов залилась еще громче.

Папа грозно сдвинул брови и произнес:

— Маша! Всякое бывает и вещам приходит их конец, надо уметь стойко это принимать!

Машулька вначале затихла, но потом снова разрыдалась.

Мама с Маришкой молча собирали осколки с пола.

Дедушка посидел, пожевал ус и вдруг спросил:

— А если я тебе сказку новую расскажу, ты успокоишься?

Машулька всхлипывая, размазывая ладошками слезы по щекам, часто закивала.

Дедушка подхватил реву на руки и понес ее в комнату. Следом за ним тут же увязался Ванечка. Да и Маришка, скинув с совка в ведро осколки, отряхнув руки, тоже пошла за ними. Любопытно же!

Дедушка усадил Маруську на кресло, сам уселся на Ванюшкину кровать, рядом тут же оказался ее хозяин, ну и Маришка присела на самый краешек.

И дедушка стал рассказывать.

***

После того, как Перун вернул сестриц своих, дочерей любимым родителям — могучему Сварогу, да прекрасной Ладе. Веселье закатили довольные родители, всех богов и богинь созвали на радостях. Две возвращенные сестрицы Леля и Жива, веселились со всеми приглашенными — пели песни, танцевали и только Морана, оставалась уныла.

Ни кто не обратил внимания на печаль богини красавицы и только всемудрый Велес заметил ее грустящую в углу. Внимательно присмотрелся. Хоть и спас Перун свою сестрицу, но уж слишком поздно, ибо тьма мира Нави уже овладела сердцем девицы.

Покачал Велес головой и стал тихонечко наблюдать.

Вот Яга Виевна подсела к Морене. Враз оживилась девица. И стали они что-то живо обсуждать.

Подсел Велес к Сварогу, тихо пошептался, и было решено, что надобно девицу замуж выдавать. И тут же возвестили об этом всех веселившихся богов и богинь. Сразу тишина настала вокруг. Встала гордая Морана Свароговна, сверкнула прекрасными очами, да громко голосом своим колдовским возвестила:

— Будь, по-твоему, батюшка, — поклонилась она Сварогу, — будь, по-твоему, премудрый Велес! Выйду я замуж только за того, кто три загадки мои сложные угадает.

Тут же Перун громовержец хлопнул в ладоши, да Макошь свет судьба поклонилась, принимая условие девы прекрасной. Дальше пир продолжился, все сызнова веселиться да плясать стали. Только Кощей, сын Чернобога задумчивый сидел, ни на кого не глядел, ни с кем не плясал, песен не пел.

Мало ли, много ли времени минуло с веселого пира, но пришел к Моране свататься первый жених.

Задала ему красавица первую загадку, почесал жених затылок и ушел ни солоно хлебавши.

Время бежит, дни тянутся, в недели складываются, но в один из дней пришел к прекрасной богине свататься еще один храбрец.

Задала ему свою загадку Морана. Долго думал, долго гадал, да так и махнул рукой, уходя от позора.

Задумал сам Даждьбог свататься к холодной девице. Да думал, гадал, как бы решить каверзные загадки непреступной красавицы.

Ходит Даждьбог по Нави, обдумывает, где бы взять мудрости да хитрости. Понимает, что простым знанием не обойтись. А тут как тут Кощей на встречу, как будто прогуливается по владениям своим. К нему Даждьбог и обратился со своим горем.

— Помогу я тебе бог светлый, — молвил Кощей, — обернусь я вороном черным, сяду тебе на плечо да буду тебе правильные ответы подсказывать.

Обрадовался Даждьбог такой хитрости, да и сговорились они на этом.

Пришел нужный день, да долгожданный час.

Явился пред прекрасными очами богини Мораны Даждьбог. Стоит, на плече черный ворон сидит.

Усмехнулась Морана, улыбнулась.

— Я свататься к тебе пришел Морана Свароговна., — храбро выпалил новоявленный жених, — задавай свои загадки.

— Ну, что ж, — отвечает ему богиня, — слушай первую мою загадку: Взглянешь — заплачешь, а краше его на свете нет.

Задумался Даждьбог, не знает он такого, что это может быть. Испугался вдруг, что Кощей его обманул и не сможет отгадать такую сложную загадку.

Но тут встрепенулся черный ворон на плече, да повернул голову к оконцу, увидал жених, как солнечным лучиком пробивается солнце в оконце. И тут же выпалил:

— Солнце это, наше светило небесное — Ярило!

— Молодец! — неожиданно для самой себя похвалила Морана и осеклась.

Подумала, погадала, мыслями раскинула, да придумала новую загадку:

— Маленько, кругленько, а за хвост не возьмешь.

Задумался бог. И так прикидывал и эдак, не получается у него отгадать загадку. Тут ворон на плече перебирает лапками да крылом потягивает. Глянул Даждьбог куда крылом указывает, а там Макошь нити судьбы прядет, да ее помощницы их в клубки сматывают. Да так споро, так умело. Засмотрелся на работу Доли и Недоли, аж забыл зачем пришел.

— Ну, что? — грозно сверкнув очами, вопрошает грозная богиня.

Встрепенулся Даждьбог, да и выдал то, от чего взгляд отвести не мог:

— Клубок.

Аж, сам испугался.

— Правильно, — сказала девица, да не смогла в голосе удивления скрыть, — ну тогда слушай мою самую сложную загадку: надену — ободом станет, сниму — змеей упадет. Тепла не дает, а без него холодно.

Хлопнул крыльями ворон и тут же с жениха соскочила опояска. Наклонился бог за поясом, глядь и впрямь лежит словно змея.

— Да вот же, — протянул он Моране пояс.

Смотрит Морана на протянутый ей пояс, да медлит. Поняла она, что раз обещала, то надо выполнять — замуж за Даждьбога выходить.

Веселая была свадьба, все боги пришли порадоваться за молодых, подарки дарили, вино-медовуху пили, пели да плясали.

Много ли, мало ли времени прошло со дня свадьбы. Счастливы были молодые, но Кощей не был бы повелителем зла, горя, да коварства.

В один из дней заявился он к молодой жене – холодной красавице Моране. Она, как хорошая хозяйка потчует гостя и не догадывается, что неспроста он пришел, пока молодого мужа нет дома.

И открыл ей властитель подземного царства, что это он разгадал все ее загадки. Разгневалась Морана, но тут же взяла себя в руки, ибо сама всегда почитала справедливость.

— Делать не чего, — молвила гордая красавица, — раз пред всеми богами обещала я выйти замуж за того, кто мои загадки угадает – так тому и быть.

И ушла она по своей воле с Кощеем в его подземное логово.

Вернулся домой Даждьбог, а молодой жены нет. Уж искал он, звал ее, да только тишина была ему ответом.

Созвал всех богов, да вопрошает: не видал ли кто жены его – Мораны Свароговны.

Все только головой машут, да плечами пожимают. Одна лишь Яга Виевна задумчиво в стороне стоит.

И поведала она всем, о том, как обманул всех Даждьбог, да воспользовался подсказками Кощея. Как пришел Властитель Подземного мира за своим обещанным выигрышем – и увел свою жену законную – Морану.

Восхитился Сварог, отец Мораны, похвалил ее, что слово свое держит. Да и порешил, быть его дочери Повелительницей Нави, властительницей Подземного мира, да покровительницей справедливости.

Так и правили они с Кощеем, и только одна она могла урезонить Кощея.

И была у нее подруга, та, которая понимала холодную гордость Мораны, да развлекала диковинными рассказами – Яга. Одно то, что жила она на границе между Навью и Явью делало их закадычными подругами. Часто бывала Морана в гостях у Виевны, да развлекались глядя в волшебное блюдо с голубой каемочкой. Бывало, покатят яблочко по краю каемочки и наблюдают, кто, чем занят. Дивятся, как, Ярило колесницу свою, пылающую, запрягает, как Макошь нити судьбы плетет, да как Перун-громовержец молнии свои вострит, да тучи темные собирает. Да, изредка, хихикали, над тем, как Велес над братцем, своим названным, Сварогом подшучивает. То огонь в печи задует, то мехи припрячет. Ни чего и ни кто не мог утаиться от волшебного блюда, да от очей Мораны Свароговны да Яги Виевны.

Вот приходит Морана к подруге в избушку на краю Нави, да дивится, что это та ее не встречает.

А она сидит над осколками и чуть не плачет. Лежат они на полу разбитыми голубыми каемочками, да валяется наливное яблочко. Жалко стало Моране подругу, а еще жальче терять единственное развлечение.

— Не тужи Яга Виевна, подруга моя преданная, не жалей осколков. Сделаем себе новое, даже лучше.

Огляделась она, подошла к зеркалу на стене, осмотрела себя, да наворожила, чтоб оно тоже показывало все, о чем его попросят.

И стали они сызнова смотреть, да хихикать.

Так и прослыла Морана богиней возрождения.

Сказка ложь, да в ней намек – добрым молодцам урок.

***

Оглядел дедушка своих внуков. А они притихли, задумались каждый о своем.

— Мы же новую кружку купим? – спросила Машенька, нарушая тишину.

— Да, конечно, — поспешил успокоить ее дедушка.

— Лучше прежней?

— Ну, конечно! Пойдем все вместе в магазин, и ты выберешь самую лучшую!

— И краски?

И все рассмеялись. И даже Машулька смеялась.

 

Прочли стихотворение или рассказ???

Поставьте оценку произведению и напишите комментарий.

И ОБЯЗАТЕЛЬНО нажмите значок "Одноклассников" ниже!

 

0
12:37
70
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!