На цепи

Растик медленно открыл один глаз и быстрая волна прокатилась по его спине. Он открыл второй глаз. Тугой ошейник привычно сдавливал шею. Ему было хорошо, все понятно — вот ошейник, цепь, будка, степь. И он, свободный от сомнений. Еще бледное утро кругом.
Причмокнув Растик снова закрыл глаза, глубоко вдохнул и с шумом выдохнул через нос.
В сидении на цепи вообще очень много свободы. Базовые потребности удовлетворены: еда, безопасность, кое-когда размножение. Даже смысл всего этого ясен и прост — сиди, охраняй. А главное есть для кого, есть тот, кому это нужно. Ведь кто-то приносит мясо, кто-то построил эту будку и кто-то создал эту степь. Значит нужно. И уже совершенно не важно на сколько цепь тяжела, коротка или может быть это вообще не цепь.

Растик не думал об этом. Вряд ли он вообще мог думать. Особенно в такое туманное утро.

Нет, все же это непременно цепь. Цепь привязанная к одному месту, совершенно конкретному и определённому. И каждое звено этой цепи — как каждое достижение человека. Так же держит, так же отдаляет. Чем больше достижений, тем длиннее цепь, тем дальше ты можешь отойти. Но ошейник тот же, возвращаешься туда же. Потому что если не вернуться — нет гарантии что будет ужин. Или завтрак. Или будка. Оторваться и не будет будки. И мяса. А ошейник будет. Ошейник твой, привычно давит. От этого спокойно на душе и приятно телу. Вы уже одно целое с ним.

Тихо. Воздух, который в такое утро физически ощутим, стоит неподвижно. Немного зябко. Растик дёрнул ухом, пытаясь понять — это он оглох или же правда нет ни звука. Тишина. Расти вздохнул и услышал своё дыхание. Не оглох.

Сколько философии можно родить сидя на цепи и не отходя от сарая. Тысячи формулировок, миллионы описаний тех мест и тех событий что лежат за границами приведенными для Растика. Вот бы умчать туда, за пределы границ. Но цепь. И ошейник. И мясо.

Цепь. Цепь событий что с каждым звеном отдаляет нас от дома, с каждым витком все сильнее тянет вниз. Приходится напрягать шею, сопротивляться или остаться. Растик оставался.

В те моменты, которые обычно происходили после ужина, ему казалось что ошейник сжат до предела. Он задыхался. Казалось совсем немного и он совсем передавит ему шею. Но через час-два это проходило и Растик вновь прощал и свой ошейник и свой аппетит, закрывал глаза и тихо посапывал.

Иногда Растику казалось что в сидении на цепи нет никакого смысла. Он и так не убежит. Да и куда бежать — все что нужно есть и здесь. Но хотелось чего-то. Вот ведь цепь — ее же даже не тянут. Лучше бы тянули. Тогда сопротивление, злость, вой. Энергия протеста в конце концов. Мыслей бы не было — сопротивляйся себе в удовольствие. Но не тянут. Ни разу не тянули. Просто висит себе, позвякивает.

Ну не будем будить нашего друга. А то может и нас потянут. Упустим же!

 

Прочли стихотворение или рассказ???

Поставьте оценку произведению и напишите комментарий.

И ОБЯЗАТЕЛЬНО нажмите значок "Одноклассников" ниже!

 

+4
16:01
512
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!