Приглашаем к обсуждению стихотворения Галины Скударёвой

Приглашаем к обсуждению стихотворения Галины Скударёвой

Уважаемые участники!

Сегодня у нас открытый разбор. Приглашаем вас обсудить стихотворение постоянного автора нашего Клуба, Галины Скударёвой, которая пришла в Школу поэтического мастерства с конкретным запросом.

Она хочет получить от рецензентов ответы на следующие вопросы:

1) устарели ли сонеты как форма,
2) актуален ли сегодня акростих,
3))трогает ли мой сонет за душу,
4) есть ли недостатки исполнения.

Каждый участник в комментариях может высказывать своё мнение, оценить стихотворение с точки зрения техники, настроения, смыслового содержания, дать ответы на вопросы автора, не забывая при этом наши основные правила:

— критика должна быть дельной, поддерживающей, мотивирующей;

— необходимо убрать эмоциональную составляющую (сарказм, высокомерие и т.д.);

— недопустима личная критика, как автора, так и его героев, а также выбранного жанра или стиля;

— недопустима деструктивная, разгромная критика, самореклама и троллинг (за два последних сразу последует бан);

— в зависимости от вашего уровня экспертности критика может быть общей (и выражаться в небольшом комментарии\комментариях) или детальной (в виде развёрнутой рецензии), но в любом случае – обоснованной;

— любые замечания должны быть высказаны дружелюбно, вежливо и тактично.

Не допустим переход на личности и оскорбления автора или участников дискуссии.

Все тексты публикуются в авторской редакции.

Осенний ветерок

(акростих)
Октябрь вступил в права. Грустит мой старый сад.
Седой густой туман окутал всё селенье —
Ель старая одна стоит как привиденье,
Намокший куст ирги погоде этой рад.

Но время, как ни жаль, не отмотать назад!
И вновь терзает грудь пустое сожаленье:
И кажется, что мне подарит вдохновенье
Всеведущий октябрь, как много лет назад.

Его благословлю. Я октябрём жива!
Теперь лишь, в тишине, пишу намного чаще.
Ещё не выпал снег, ещё видна трава —
Рябины красной кисть, как маячок горящий,
Огнём своим давно зовёт к себе меня.
Как в сердце не сберечь той искорки огня!
+5
11:32
762
RSS
12:11
+4
Вот что ответил один уважаемый мной писатель на мои вопросы:

«Дорогая Галя!

Что скажу о твоем стихотворении?
У меня нет причин приукрашивать, потому скажу, как думаю.
Акростих сам по себе — напоминает дерево из французского парка, изуродованное садовником. Отвратительное зрелище. Дерево должно быть ДЕРЕВОМ, а не кубом или конусом.
Форма тобой выдержана идеально.
НО.
Твои стихи не трогают, не берут за душу, не оставляют следа в памяти.
Они — безнадежно устаревшие.
Ты завязла в прежних эпохах. Пиндирюшкин, Хермонтов — точнее, еще глубже, какой-то Вильям, Трясущий Копьем.
Все это не просто устарело, а давно обратилось в прах и сегодня уже имеет нулевую значимость.
Твои стихи, Галя, совершенны, идеальны по форме, академичны.
Но в них нет ЖИЗНИ, от них разит нафталином.
И потому они не вызывают трепета в душе.»
13:46
+4
Я бы дополнила, что вообще-то сама форма акростиха не очень подходит для того, чтобы вызывать у кого-то эмоциональный трепет. Это литературная игра! В качестве примера такой игры стих, с моей точки зрения, отличный. Кроме того, он атмосферный, читать его легко и радостно, то есть какие-то эмоции он однозначно рождает, пусть это и не буря чувств кипящих ))). А трепет должны (точнее — могут) вызывать стихи, написанные без жёсткого следования той или иной заданной форме…

Насчет нулевой значимости «классических» стихов: сегодня плюс — минус любая поэзия имеет нулевую значимость. Но это не мешает сотням и тысячам людей писать. Может быть, как раз потому что в жизни каждого из нас должно присутствовать что-то, кроме прагматики. Хотя бы для того, чтобы мы не разучились слушать и слышать друг друга, и не утратили облика человеческого. Вообще все, что делается с душой, имеет смысл. Даже если для кого-то он не очевиден))).

Согласна с тем, что каждому пишущему всерьез, Галине в том числе, полезно не только следовать за предшественниками, но и искать «свои» темы и «свой» голос в творчестве. Тогда даже классическая стихотворная форма станет более актуальной и живой. Новаторство — как мне видится — далеко не всегда одной формой достигается. Чаще — не только и не столько формой.

Желаю Вам удачи и успехов — внешних и внутренних — в сфере творчества!
Согласна с Вами, Елена! Как ни банально, но поэзия делает нас лучше.
Вы частично ответили на мой вопрос, сказав, что это литературная игра.
21:38
Если не поэзия не делает нас лучше — она ничего не стоит.

Значит, моих слов тебе недостаточно? По-поводу игры… Не увлекайся! И учебы там — ноль, от слова совсем.
21:37
Я просто влюблён в Елену. Сколько ни читаю ваши, Елена, комментарии по всем темам, совершенно со всем согласен, будто сам написал. Родственная душа. Окромя веры в Бога. Простите атеиста. blush
19:59
+1
Да уж, Ваша симпатия ко мне давно очевидна!.. jokingly Я фаталист, Альмир. Насчёт моей религиозности — это Улин выдумал с какого-то перепоя, не помню уже, по какому поводу, а мне было лень его переубеждать, да и не люблю говорить о своих личных воззрениях прилюдно… Сравнительно с Виктором я, пожалуй, и вправду верующий (во многое) человек. А так — нет, увы, никакого внятного религиозного воспитания я не получила unknown . При этом согласна с Д. Лихачевым, что «воспитывая детей в заветах определенной религии или вероучения, мы делаем их более свободными в выборе веры, чем тогда, когда даем им безрелигиозное воспитание, ибо отсутствие чего-то всегда обедняет человека, а от богатства легче отказаться, чем его приобрести». В общих чертах — со всем 46-м письмом согласна.
12:51
+3
Всегда уважал Галину за прямоту и непосредственность, ибо где непосредственность – там и талант. Вот и сейчас она поставила перед нами вопросы, которые могла задать только она, и может быть даже не давая себе отчета в том, насколько они значимы. И чтобы ответить на них, нужно набраться смелости ответить на вопрос фундаментальный: ЗАЧЕМ ВООБЩЕ НЫНЕ ПИШУТСЯ СТИХИ?

Если для самоудовлетворения (категория: пишу, потому что не могу не писать), то на все вопросы Галины ответы утвердительные. Поскольку в эту категорию входят и гении, и графоманы. И каждый может за свой счет издать книжку своих стихов, чтобы раздарить их родным и знакомым, совершенно не заботясь о том, будут ли они прочитаны.

Ежели для того, чтобы в писательских организациях (тусовках) найти единомышленников, и быть признанным ими, чтобы не чувствовать себя в абсолютном одиночестве, то и в этом случае на все вопросы Галины ответы положительные. Она безоговорочно (на мой взгляд) принята в семью Клуба писателей за добро.

Но ежели для чего-то другого, высшего, заоблачно высокого, во имя, скажем, вселенского счастья на земле, чтобы своими живыми пламенными строками приближать это счастье, то, безусловно, прав оппонент Галины. Но – ровным счетом наполовину. Поскольку образ вселенского счастья – у каждого индивидуален. И такой поэт смотрит на мир (в том числе на поэзию другого) с позиции — насколько мир (в том числе и поэзия другого) соответствует этому образу. С точки зрения оппонента поэзия Галины не соответствует.

Но значит ли это, что поэзия Галины в принципе не может соответствовать образу вселенского счастья? Ни в коем случае! И сугубо классическая поэзия, в том числе и в форме акростихов и сонетов вполне может выражать это вселенское счастье. Но с одним принципиальным условием, ежели Галина выскажет, какие требования она сама предъявляет своим стихам. То есть выступит со своего рода манифестом. Кстати обычным делом для поэтов в серебряном веке, когда поэзия массово творилась во имя вселенского счастья, и манифесты были в порядке вещей.
Георгий, я пишу для того, чтобы доказать себе, что я что-то могу сотворить. И ещё есть один аспект — мистический: я думаю, что
Бог мне посылает стихи для утешения в моих трудных жизненных обстоятельствах.
Как понимаю, мы с Вами в этом схожи — Вы тоже пишите для себя.
Но мне надо понять в каком направлении двигаться, что мне даётся лучше, что хуже, что отбросить, что оттачивать.
Мне интересно учиться.
На роль создателя вселенского счастья я, конечно же, не претендую.
21:39
И для всего этого, тебе нужны акростихи и прочая хрень?
16:12
+2
Хочу уточнить: мои вопросы относятся не только к акростихам, а вообще к форме сонета.
Читает ли сегодня сонеты средняя возрастная категория?
21:41
Что за глупый вопрос?
Что за глупое времяпрепровождение!..)))
19:05
+3
Галина, добрый день!
С Леночкой Вишнёвой соглашусь: акростих прежде всего литературная игра.
Такой игрой он был всегда, что, впрочем, не мешало ему в руках мастера быть порой хорошими стихами.
Пишется вам, интересно вам — конечно же, пишите!

О сонете, о его актуальности сегодня и — шире- о т.н. «твёрдых формах»- родно, рондель, триолет и прочая, и прочая, и прочая…
Так или иначе, поэзия ( да и музыка тоже, да и все виды искусства) в своём вековом развитии проходила через ряд канонов.
Но, в отличие от постмодернистских экзерсисов последнего полстолетия, твёрдая форма — лишь затейливой формы сосуд, в который мастеру надо влить достойное содержание.
Это на самом деле очень очень непросто. Хорошие стихи, написанные в сонетной форме или в другой, это, прежде всего, хорошие стихи.
В музыке классической канонизация укоренилась куда как удачнее, чем в поэзии. Но ведь поэзия живёт внутри одного языка. а музыка над всеми…

Актуален ли этот жанр сегодня или устарел?!
Такая постановка вопроса не совсем верна: организация строфы может быть сколь угодно разнообразной, но, если в ней нет поэтической мысли, мастерским стихосложением текст в стихи не превратишь. Но с другой стороны, умение максимально выразить себя в жестких рамках канона, задача скорее творческая, чем стихосложенческая.
Ставите её перед собой — честь вам и хвала!
как-то так…
И.И.
Спасибо, Игорь, за одобрение!
19:17
+1
Форма стихотворения не имеет какой-то главенствующей роли – этим просто задаётся ритм (причём, для самого поэта). Читателю важно само стихотворение, и чем лучше оно написано, тем менее важна форма его написания – читатель просто этого не замечает.
Если откровенно – мне стихотворение не просто понравилось, а очень понравилось. Может, потому что октябрь это и мой любимый месяц осени…
Техника исполнения:
во 2-ом четверостишии рифма назад – назад масло масленое;
в 3-ем четверостишии рифма чаще – горящий неточная.
Но всё это исправляется на раз – два, при желании автора, конечно.

С уважением,
Сергей Фомин
Читателю важно само стихотворение, и чем лучше оно написано, тем менее важна форма его написания – читатель просто этого не замечает.
Нет, Сергей, я всегда отмечаю каким размером написано стихотворение и каков порядок клаузур. Удивляюсь, как я недоглядела такой грубый промах со словом «назад»!?
09:23
+1
Да потому что Вы профессионал, у Вас это на автомате. А я говорю о читателе, для которого что дактиль, что птеродактиль,… для которого важна душа произведения, красота восприятия и т.д.
Ну какой я профессионал! Посмотрите, сколько недостатков увидела Надежда и — вполне справедливых.
Всему надо учиться, серьёзно и глубоко.
21:43
… я говорю о читателе, для которого что дактиль, что птеродактиль,… для которого важна душа произведения, красота восприятия и т.д.

Отлично сказано!
21:42
… я всегда отмечаю каким размером написано стихотворение и каков порядок клаузур.

Да что с тобой?
21:22
+2
Не знаю смогу ли что-то добавить к уже сказанному. Просто выражу своё отношение к поднятой теме, своё вИдение. Я отношусь ко всякого рода существующим формам, будь-то акростих, тавтограмма и прочее, как к упражнениям для ума. Это полезное и увлекательное занятие, как и палиндромы. Но в жёстких рамках либо нет поэзии (априори), либо она присутствует с большой натяжкой (у ассов), и объясняется это просто: поэт пишет не так как ему хочется, а в угоду выбранной форме, которая загоняет автора в эти жёсткие рамки. Поэтому я, например, никогда не задумывась в какой форме писать — было бы о чём и это главное. Как душе угодно, так и пишу. Если есть что сказать другим — карты автору в руки. Если нечего сказать (чего-то нового, своего), то владение никакими формами не спасёт. Поэтому я не верю в устаревшие формы и в модные. Кто это решает? Искусственно они могут, конечно, существовать, а на деле всё равно обращать внимание будут прежде всего на содержание. Так зачем тратить время на их освоение? Ну, разве что, если (как я уже писала) поупражняться. Это как физзарядка для ума. Но каждому своё!
По поводу оценивания предложенного стихотворения: написано складно, с соблюдением ритма, рифмы. Но эмоционально меня не зацепило. (Причину я описала выше). Возможно то же самое но без жёстких рамок написалось бы с более интересными, живыми образами и уникальной подачей.
С уважением!
Да, Майя, я тоже ощущаю что сложная форма сковывает, но она и тренирует, побуждает к росту. Всегда интересно попробовать что-то новое, испытать себя. Моя беда в том, что я мало читала книг по этому вопросу.
21:46
Тренирует что? Тратить время впустую? Сложные формы сковывают, и только. И поди, избавься, после таких тренировок. Испытать себя? Ты — Петрарка? Какие книги? Все наши книги — наша собственная жизнь. Соблюдай основные правила и вперед!
21:44
И ни добавить, ни прибавить!
22:42
+1
Благодарю за стихотворение и за вопросы, Галина.

Вопросы сложны и интересны. Как сонет испытывает поэта в безупречности исполнения трудного задания, так и эти вопросы требуют ответа наиболее точного.

1) устарели ли сонеты как форма
Да. Такой форме, как «сонет», 800 лет. Сонет есть не что иное, как попытка свести воедино два вида искусства: поэзию и архитектуру.
Сонет — это ода готической архитектуре. В основе сонета — готическая схема прямоугольного фасада с равнобедренными треугольниками шпилей — крыш.
Следовательно, задавать вопрос, устарел ли сонет, это всё равно что спрашивать: устарела ли готическая архитектура Собора Парижской Богоматери?
Естественно, она устарела. Но и архаизмы — это устарелые слова, которые, тем не менее, несут собственный стиль, придают особый пафос, т.е., даже устарев, продолжают выполнять свои функции. Мой фамильный серебряный кубок стар, но не бесполезен. Старая мебель — винтажная. У старого иная функциональная задача, чем у нового.

2) актуален ли сегодня акростих
Я убеждена, что и в случае акростиха всё упирается в цель. Зачем нужен акростих? Многие комментирующие справедливо отмечают — для игры.
А в чём заключается игра? Как в данном случае уважаемая Галина играет с читателем при помощи акростиха?
Слова «осенний ветерок» и так содержатся в названии. Значит, угадывать загаданное название уже не представляется возможным.
В стихотворении нет напряжённого поиска ответа, не задаются никакие вопросы, чтобы читающий всей душой и разумом искал на них ответы.
В чём смысловая задача этого акростиха?
На самом деле, ответ — ни в чём. У этого акростиха нет цели, а есть, видимо, как у самурая, только путь. Этот акростих просто есть.
Мой ответ Галине: чтобы акростих оправдывал своё появление, необходимо чётко (или хотя бы смутно) осознавать, зачем он тут.
Чтобы он стал игрой, нужно придумать условия игры.

3) трогает ли сонет за душу
На мой взгляд, в данном сонете намеренно гасится истинное поэтическое напряжение, без которого невозможно вздрогнуть душой. «Тревога духа» слегка проявляется во втором катрене — с мотивом сожалений о безвозвратно ушедшем прошлом.
И драматическое напряжение как бы тонет в суетливом оптимизме финала.
«Седой густой туман» — это символ сомнений «без огонька», творческого кризиса. Это тезис.
Тоска по прошедшему — антитезис. Лирическое «я» внутри этого сонета хочет «повторить себя», как в старые добрые времена. Быть не хуже себя вчерашнего. Хотя бы не потерять себя вчерашнего.
Финальные терцеты — попытка сберечь мёртвую траву перед неминуемо наступающей поздней осенью. Но её же не спасти. Рябина — символ огня посреди холода и угасания. Лирическое «я» ощущает в себе угасание, пытается противопоставить ему своё былое «вдохновение» и находит утешение в последних вымученных бликах красок перед приходом зимы. Пафос в конце оптимистический, бодренький. А зачем? Сама идея борьбы с неизбежным угасанием, с остудеванием огня в творческих жилах, с уходом поры расцвета тревожна и искренна. Весь лиризм — в ней, а не в любовании природой. Но бодренький пафос — подкреплённый уменьшительным -ок в «ветерке» — в конце сводит на нет всю тревогу духу, всю тоску по несбыточному, всё прометеевское стремление к огню. Томившийся без огня удовлетворился горящей рябинкой?..
В чём глубинное идейное содержание? В том, что, едва осознав тоску надвигающейся «зимы», едва побледнев перед творческим охладеванием, лирическое «я» быстренько спохватывается, утешает себя и находит успокоение — хватается за «маячок рябины», как за спасательную соломинку? Но истинный лиризм — не в этом заранее спланированном бравурном финале. Лиризм истинный — в первых тревожных катренах, и финал в сравнении с ними предстаёт более сниженным, упрощённым.
И в чём же суть «осеннего ветерка»?
Этот ветерок — дыхание приближающейся зимы, сезона омертвения?
Нет, потому что уменьшительность претит зиме.
Стало быть, истинная суть «ветерка» — именно в его уменьшительности, в попытке разбавить слишком омрачившийся пафос. А не надо, если хочется сонетами трогать за душу.

4) есть ли недостатки исполнения
К примеру, в сонете недопустимы повторенья слов без особой нужды. То есть особая изящность — это не повторять. А октябрь повторён 3 раза, огонь — дважды.
Наконец, на мой взгляд, жёсткой «готической» структуре сонета не подходит этот уменьшительно-смягчённый пафос в заглавии, акростихе и финале. С точки зрения классического сонета, этот пафос противоречит твёрдости структуры.
Спасибо, Надежда! Вы указали на мои ошибки, которые буду стараться исправлять, по мере своих возможностей.
Вы точно отметили:" Лирическое «я» внутри этого сонета хочет «повторить себя», как в старые добрые времена. Быть не хуже себя вчерашнего. Хотя бы не потерять себя вчерашнего." это и есть главная мысль сонета.
Судя по приведённой Вами цитате, писать сонеты — невероятно сложно: надо знать очень много тонкостей, а я взялась за перо без чтения учебной литературы (хотя, думаю, если бы я её прочла, то вообще не решилась бы браться за такое трудное дело).
09:39
+2
Галина, ведь суть сонета и состоит в преодолении этих «невероятных сложностей», как бы пройти по канату, при этом жонглировать словами и ещё курить сигару. И при этом создать стихотворение. И все такие: бог мой, да он хорош. А поэт такой спрыгивает и — небрежно: да мне вовсе и не было трудно, так, размялся перед завтраком. Сонет — это изяшная игра в готические соборы.

Ещё ночью, после Вашего сонета, я думала о нём. Такое наблюдение: когда я его только прочла, истинная суть Ваших тезиса и антитезиса не «дошли» до меня. То есть я сразу по прочтении ясно не осознавала внутренней структуры этого сонета. Когда я проанализировала подробно, я сумела осознать эту структуру:

Тезис
Природа безвольно принимает угасание и приход зимы, она в тумане.
«Седой туман» — символ надвигающейся старости и старческого бессилия в творчестве.
Природа даже рада, она «всё приемлет». Быть «привиденьем» — приемлемо.

Антитезис
Лирическое «я» поэта противопоставляет себя смирению природы перед неизбежным.
Героиня тоже ощущает тоску и не хочет оказаться в тумане. В отличие от покорной природы, она тоскует и ищет свой путь.

Примирение тезисов
Как будто героиня говорит себе: если найду хоть что-то не смирившееся с «туманом» и угасанием в природе, значит, ещё не всё потеряно.
Она ищет знак, ищет надежду.
И она находит посреди засыпающей природы очаги «огня» — рябина горит, она не стала «привиденьем».
Рябина — как бы лирический двойник героини. Это символ того, что ещё есть надежда.
И в этом знаке героиня черпает свои духовные силы продолжать, черпает свой оптимизм, этой искрой зажигает остывающее сердце.

Возможно, пресловутым «рядовым читателям» непросто докопаться до сути. Не разбирая и не размышляя, не всегда поймёшь. Поэтому, если перед поэтом встаёт проблема: почему мои стихи недостаточно воздействуют? как сделать их более действенными? — необходимо, видимо, делать лексику и синтаксис более броскими, более эффектными. Идейное содержание тоже имеет значение: оно у Вас присутствует, пронизывает всю внутреннюю структуру, страстный поиск источника надежды и его обретение. Сделаю предположение, что это недостаточно оригинально. Оригинальней было бы найти оптимизм в более неожиданном предмете, чем рябина. Или сделать какой-то неожиданный вывод, который удивил бы читателя.

Беда сегодняшнего читателя — пресыщенность. Читатели — перекормленные сластями телевизоров и интернетов дитяти. Как говорил Лермонтов, нужна горькая пилюля. Нужно быть резкими, как пуля дерзкими. Как такими быть — уже второй вопрос. Если мы изначально не таковы, то нужно ли так сильно меняться ради читателя — ещё один вопрос. Если мы не таковы и не будем меняться, то, вероятно, и читать нас не будут. Тогда лучше смириться и работать для себя и искусства, а читатель в нашем «чистом искусстве» будет лишним.

Придумала такой конец: рябина пожалела героиню и заняла её место, сама стала писать стихи и публиковать в сборниках, и читателям понравилось. А поэт занял место рябины на дереве и вместо неё принял все тяготы зимы. Оказалось, быть рябиной совсем непросто: её плотью, как телом Христовым, норовили полакомиться снегири. Весной рябина вернулась и рассказала о своих победах в конкурсах и восторгах читателей. А поэт, побыв рябиной, прошёл через катарсис и весной пробудился обновлённым. Слез с дерева и стал классиком литературы.
Надежда, вы меня растрогали тем, что думали о моём сонете ночью, да ещё придумали сказочную концовку! inlove
Если вам — критику — понадобилось время, чтобы понять логику стиха, то что говорить о простом читателе — он, конечно, не будет над этим ломать голову — просто перевернёт страницу.
Вы точно подметили: я осознаю своё бессилие в творчестве и боюсь его. Вы, как опытный психолог, вывели на свет всё то, что находится в моём подсознании.
Резких и глубоких стихов, как у Лермонтова, за 8 лет пребывания в сети — я не видела. Зато видела искренние, до отказа наполненные болью.
Лексика и синтаксис — моё слабое место, я не смогу сделать их более эффектными.
Сейчас читателя ничем не удивишь и расти надо не ему в угоду, а для себя.
11:17
+1
Сейчас читателя ничем не удивишь и расти надо не ему в угоду, а для себя.

Единственный разумный вывод, тоже так считаю.
21:50
А там и до читателя дойдет. Честен перед собой, всегда заметишь.
21:49
Надежда — перфекционист. Я такой же.
21:48
Судя по приведённой Вами цитате, писать сонеты — невероятно сложно: надо знать очень много тонкостей, а я взялась за перо без чтения учебной литературы (хотя, думаю, если бы я её прочла, то вообще не решилась бы браться за такое трудное дело).

Разве не говорил я тебе (опосредовано) то же самое?

22:51
+1
Возможно, моим коллегам-поэтам будет интересно почитать о сонете, поднятая тема которого располагает как раз таки глубже разобраться в его истории и смысле формы.

Источник информации — Литературная энциклопедия 1925-го года.
Сонет есть не что иное, как попытка свести воедино два вида искусства: поэзию и архитектуру.

Суть сонета в том, чтобы создавать поэзию, при этом преодолевая ещё и трудность задания.

Сонет (название от sonnare — звучать) определился как твердая форма в XIII в., в Италии. Архитектура готическая победила романскую, в грандиозном размахе подчинила себе скульптуру, живопись, так называемые прикладные искусства. Точно и мудро копируя архитектурные достижения, поэзия откликнулась сонетом.

В основе сонета — готическая схема. Основная эта схема (западного фасада) такова: прямоугольник, чаще удлиненный вверх и на нем по бокам два удлиненных прямоугольника башен (северной и южной), завершенные равнобедренными треугольниками шпилей—крыш, подчас как придатков (Реймский), подчас отсутствующих (Иорский), подчас весьма развитых (Кельнский).

Схема сонета: прямоугольник двух четверостиший (катрэнов), чаще по рисунку удлиненные и завершающие его тело два трехстишия (терцеты). Свойства архитектуры и поэзии таковы, что мы здание неизбежно начинаем снизу, начинаем же писать по разным причинам сверху страницы (раньше свитка, листа).

И дерево, и трава растут так же. Если бы сонет рождался позже, искусственно, стилизируя архитектурную готику, он, может быть, и поместил бы терцеты вверху (в ложно понятом завершении). Но создатели сонета могли мыслить лишь логически правильно. Может быть даже, если бы сонет родился в эпоху не стиля, а стилизации, он, кроме того, что поставил бы терцеты в ложном верху, разместил бы их не один над другим, а налево и направо, проведя мысленную вертикальную линию хотя бы внутренними рифмами. Интересно, что в эпоху изживания сонетной сущности появился рядом с искажениями сонета и обратный (обращенный, перевернутый) сонет, имевший терцеты вначале (вверху), катрэны (тело) в конце (внизу). Строились сонеты и с терцетами, заканчивающимися (вниз) лишними маленькими строками, как бы подражание завершениям готических башен.

Сонетисты спорили долго и упорно о том, трактовать ли первые 8 стихов сонета как одно целое, как два, или как 4.

Примеры схем более употребительного расположения рифм таковы:
1) abba, abba, ccd, ede
2) abba, abba, cdc, dee
3) abba, abba, cdd, ccd
4) abab, abab, cdc, cdc
5) abab, abba ccd, eed,
и т. д.

Основною и самою красивою формою для первых двух четверостиший считается «опоясанные» рифмы: abba повторяющиеся в каждом четверостишии.
Наименее стильными считаются схемы сонетных четверостиший не с двумя, а с четырьмя рифмами.
Распределение мужских и женских рифм зависит от того, с какой рифмы начат сонет.
Построение трехстиший следует в особенности классическому правилу: если четверостишия построены на опоясанных рифмах по повторяющейся схеме abba, то третий стих первого терцета рифмует со вторым стихом второго терцета.
Если же четверостишия построены на перекрестных рифмах, по схеме abab то в терцетах общею рифмою связываются два первые стиха второго терцета, и общею рифмою соединены последние стихи обоих терцетов. Вообще же третий стих первого трехстишия рифмует или с предпоследним или с последним стихом второго терцета. Все остальные формы более или менее отступают от основной.
В общем идеальною, строго классическою формою сонета является его вид: abba abba 00d 0d0 (нулем обозначены свободные рифмы); а также форма: abab abab 00d 00d.

Само название ставит ряд условий и звучащей стороне сонета.

Все стихи должны быть равномерны с положенным местом для цезуры. Рифма требуется наиболее совершенная. Для четверостиший одна рифма мужская, другая — женская; для трехстиший с двумя рифмами тоже самое, а с тремя — обе рифмы одного рода и одна другого. В трехстишиях должны быть иные рифмы, нежели в четверостишиях. Повторение рифм на всем протяжении сонета недопустимо. Недопустимо повторение в сонете (без особой поэтической надобности) одного и того же слова. Помимо строгого соблюдения внешней формы и указанных условий гармонии, сонет должен обладать внутренним строением, связанным с его содержанием и настроением, как законченное лирическое переживание, развитое в частях сонета и возвращающееся в последнем стихе к началу его — в первом стихе. Содержание предоставляется выбору поэта и необыкновенно разнообразно.

Французы, впитавшие принципы Нотр-Дам, требуют до сих пор четырех repos в сонете. Когда Англия, претворив в себе германо-франко-итальянскую готику, дала свою англо-готику, она уменьшила стремление вверх, дала разнохарактерность двух основных этажей и не такую полную гармонию между наружным и внутренним видом, как в южных странах. Внутренность английской готики приближается к домашнему уюту, подчас даже давая деревянную облицовку; во Франции, в Италии, чем дальше на юг, тем более внутренность собора похожа на городскую площадь. То же и с английским сонетом. С Шекспира (XVI в.) он получил явно пониженное в сравнении с Петраркой содержание, разноликое строение катрэнов (baab, abab или наоборот). И если сонеты Данте и Петрарки таковы, что каждый камень их чувствуется со всех сторон и стены их постройки без обмана таковы же внутри, как и снаружи, то сонеты Шекспира и т. н. шекспировские, несколько пугая холодом одноликой архитектуры, успокаивают внутренним жизненным уютом. Пушкин выбрал инстинктивно англо-сонет, впитав культуры Шекспира и Байрона.

Вырождение сонета ознаменовано появлением, особенно во Франции, щегольство укороченными стихами до предельной меры — одна стопа, даже один слог; не столько поэзия, сколько преодоление трудности задания.

Сонет был жив, пока жива была готика.

У сонета было столько же врагов, сколько и у готики. И столько же друзей, если не считать, что по началу, конечно, было более грамотных в архитектуре и безграмотных в книжкой грамоте, потом наоборот. Умерло готическое народное мышление с ведьмами, чертями, грешниками и святыми, столь же простыми и реальными, как предметы обихода. Умер в те же сроки и сонет.

Интересен вопрос о сонете в России, где история не знает органически возникшей готики. Одинаково чуждые русскому духу, архитектурная готика и сонет имеют здесь различные пути. Создав много подражательных, бездушных, никакой самобытной цены не имеющих «готических» фасадов, беседок, часовен, архитектура в России все же дала настоящие ценности, могущие быть названными русской готикой; хотя бы несколько башен московского Кремля. Здесь нет рабского подражания ни в материале, ни в основных, ни во фрагментных канонах; здесь не чужой мрамор, а свой кирпич, нот ни круглых, ни стрельчатых окон с цветными стеклами и пр. и все же это настоящая национальная готика. Спорным является вопрос, много ли здесь русского гения и участвовал ли он вообще, но то факт, что это новое возникло на русской почве.

До сих пор никто не решился взять в сонет трехсложного метра и дактилической и гипердактилической рифмы, более свойственных русскому языку, чем пятистопный и шестистопный ямб с женскими и мужскими окончаниями. И если уж стилизаторски подражать, то чистый ямб не годится.

Русская светская литература начала расцветать тогда, когда начинало умирать сколько-нибудь самостоятельное русское зодчество. Тысячи западных поэтов могли вдохновляться живыми, при них рождавшимися архитектурными памятниками и просто живой прекрасной уличной архитектурой. У нас только Феофан Прокопович, Ломоносов, Державин и те, кто с ними, видели живую русскую архитектуру. Начиная с Пушкина всем нам приходится любить вчерашний день архитектуры (если не завтрашний).
Без исторически осмысленной народной подосновы нет стиля. Нет и сонета. Есть 14 строк.

Автор: Иван Рукавишников.

Литературная энциклопедия: Словарь литературных терминов. 1925.
Галина, мне понравился Ваш акростих «Осенний ветерок». В самом ключе, названии стихотворения, кроется что-то свежее, лёгкое, новое. Дуновение ветерка — это игра ветерка с листвой, а для поэта — новизна и благодать творчества. Желаю от всего сердца автору творческого вдохновения и новых стихов. Мне кажется, что форма сонета ни в коем разе не устарела, как не может устареть, например, классическая музыка. Если же автору удаётся написать в рамках сонета или акростиха хорошее поэтическое произведение, то это его огромная заслуга. Ругать Лермонтова, Шекспира и других классиков и гениев литературы, что делает автор приведённой Вами рецензии, просто глупо.
С уважением.
08:40
+2
Галина, здравствуйте. Сразу напишу, что Ваше стихотворение понравилось — в меру эмоциональное, без накала страстей, трогающее своей искренностью… Что касается рассуждений на тему… Читая стихотворение, постаралась стать на место обычного читателя, не обременённого знаниями по стихосложению, не знакомого с формами, которые существуют для выражения поэтом своих чувств, просто любителя поэзии. И читателю всё равно — акростих это или сонет. Главное, чтобы было написано понятно, легко читалось и трогало бы душу. Мы пишем ведь именно для читателя, чтобы он понял нас, вместе с нами порадовался, погрустил, полюбовался природой… А по большому счёту — любая форма изложения поэтической мысли не устарела. И акростих порой вызывает сильные ответные эмоции, если написан не формально, лишь для соблюдения формы и без логичной сути. Сонет же может быть разноплановым стихотворением, а не только существовать в рамках любовной лирики.И, как мне кажется, написание стихотворения в любом жанре есть литературная игра, литературное упражнение для ума, и души. Вот как-то так.
Спасибо, Ирина! Вот я и стараюсь вложить в каждое стихотворение свои эмоции, переживания, размышления так, чтобы их понял читатель. Как это получается — вам судить.
Спасибо, Людмила, за светлые слова одобрения!
Ругать Лермонтова, Шекспира и других классиков и гениев литературы, что делает автор приведённой Вами рецензии, просто глупо.

Имеется в виду, что «Литературная энциклопедия» их ругает?
Поискала в комментариях: вроде бы Шекспир и Лермонтов больше нигде не упомянуты, так что вероятнее всего имеется в виду выдержка из энциклопедии.
Во-первых, приводится не рецензия, а фрагмент научной статьи.
Во-вторых, в содержании статьи автор, естественно, не «ругает» ни Шекспира, ни прочих классиков литературы, а анализирует.

11:04
+1
Сонет, написанный Галиной, для меня важен не формой, а вкраплениями вечной реальности природы, слово «ирга», влитую вошедшее в него, для меня искупляет устаревшую форму «селенья». Если уж говорить всерьез, то для меня в любом стихотвореньи важно не то, что человек захотел и написал его, а то, что он увидел в поводе для вдохновенья. Поэзия, все-таки, это процесс поиска и восстановления истин, проверка их увиденной реальностью, открытие нового — хотя бы своеобразного авторского взгляда. Иногда этому может помочь сонетная форма, четче разложить и сложить головоломку мира. Когда-то, в глухую пору застоя, я написал, не стараясь играть формой, цикл сонетов. Не сразу, в течение нескольких лет. И форма строгого поэтического мышления помогла мне увидеть суть каждодневного вранья, конформизма, мою степень участия в этом. Я как бы выполнил задание совести, разобраться помогала структура сонета, о которой написала Надежда. А по поводу литигр… Последний раз я их пробовал в КВНе, лет пятьдесят назад. Там они, где необходимо внимание других людей, вполне уместны. А в поэзии вряд ли могут быть двигателем поиска, поскольку задача понравиться — не чисто поэтическая.
«Проверка истин увиденной реальностью» — это очень глубоко.
Спасибо, Иосиф Давыдович, за Ваше мнение!
13:20
+2
Относительно акростиха, соглашусь со всеми, ранее высказавшимися — это всего лишь игра, забава своего рода, определённая форма, всё равно, так или иначе, сковывающая автора в донесении своих мыслей и чувств. То же самое и о сонете — это определённая форма, возможно, оптимальный размер строк для высказывания. Хорошо, если автор сумел вместить в этот размер всё, что он хотел сказать, если сумеет быть более краток — ещё лучше, ну а если считает, что ему требуется больше печатного пространства — так пожалуйста, лишь бы было на пользу, и чтобы был смысл. В данном стихотворении мне показалось, что есть некоторые смысловые противоречия: «Грустит мой старый сад» — а «Намокший куст ирги погоде этой рад», да чему и как ему радоваться, ведь он уже почти что умер, замёрз и уснул до будущей весны. И ещё, в строке «И вновь терзает грудь пустое сожаленье»: может, я и не прав, но терзать грудь может горькое, например, сожаление, а если пустое — так чего им и терзаться. По форме, ритму и рифме всё выдержано, но в целом стихотворение особенно ничем не эадевает, скорее, хорошая пейзажная зарисовка, сжатая рамками акростиха.
но в целом стихотворение особенно ничем не эадевает, скорее, хорошая пейзажная зарисовка, сжатая рамками акростиха.
Да, Сергей, я это уже поняла по предыдущим комментарием.
Спасибо за отклик!
08:22
+1
Всех приветствую! Очень люблю разборы стихов.
Свои мучаю по многу лет. Всегда недовольна результатом. Поэтому рискну и тут, без обид(Я не мастер).Строка «Намокший куст ирги погоде этой рад», заменим на «Намокший куст ирги погоде мокрой рад»
избавившись от «этой» выиграем и украсим стихи… Я б даже сказала, избавимся от упрощения" многая и многая " графоманов этого века!.. Все забито местоимениями… Их зачеркнуть и попробовать вставить любые слва подходящие по смыслу, строка «И кажется, что мне подарит вдохновенье», кажется, что, мне,… поставляем подарит вдохновенье, что может подарить вдохновенье? подумайте… любовь великая, таинственная сень или отцветший свет, цвет… это по вашему желанию… А далее красиво «Всеведущий октябрь» и опять, досадливое сравнение, как… Всеведущий октябрь (придется поиграть смыслом ) вернет… назад
избавиться от «себе -меня) избавится от последней луковицы горькой ТОЙ… это графоманское ТОЙ везде где только можно… Простите уж Тут небольшие доработки… но они важны для скелета стихов

Спасибо за советы, Ирина, я, конечно же, ими воспользуюсь!
11:03
+1
Дело в том, что в сонетах необходимо избегать лексических повторов — это особое правило, которое ставит перед поэтом сонетная форма.
По этой причине ставить не только в одном стихе сонета, но даже в одном сонете «намокший» и «мокрой» недопустимо. Это сделает сонет неизящным и «кривобоким», несовершенным.
Надежда, дайте мне ссылку на книгу о «тонкостях» сонета.
Так извините, слова рандомные, просто показ как избавиться от местоимений
12:31
+2
Настолько подробно, конструктивно, доброжелательно и интересно прошло обсуждение стихотворения Галины, что даже и добавить нечего.
Поэтому выскажу главное своё впечатление. Когда задумывалась и начиналась эта рубрика («Рецензии»), именно такими хотелось видеть открытые разборы произведений наших авторов. Считаю, что это одно из лучших занятий Школы поэтического мастерства. А советы и замечания рецензентов будут полезны всем, пишущим стихи.
Спасибо Галине и всем участникам дискуссии!
12:57
+3
Я очень довольна тёплой атмосферой обсуждения и от души благодарю всех, кто смог откликнутся и дать совет.
Надеюсь, кто-то ещё присоединится к разговору, ведь эта тема интересна не только для меня.
Такие доверительные обсуждения сближают участников нашего сайта.
14:49
+1
Добрый день!
Прочитала сонет и комментарии к нему…
Мне близок комментарий Майи Ласковой.
Очень люблю осень…
В стихотворении, на мой взгляд, должен быть понятен смысл и
чувства, которые испытывает автор.
Тогда, каким-то «волшебным» образом,
эти чувства передаются читателю…
Но такое стихотворение может поднять настроение, а может,
наоборот, его испортить и даже вогнать в депрессию.
Стихотворение Галины, возможно, из «золотой» середины.
В последней строке;
«Как в сердце не сберечь той искорки огня!»
вместо «той» написала бы «ту»:
Как в сердце не сберечь ту искорку огня!
С самыми добрыми пожеланиями. rose
Спасибо, Елена, за отклик!
Депрессия — очень сильное и тяжелое чувство, меня ещё ни одно стихотворение не вгоняло в подобное.
17:36
Видимо, я немного сгустила краски)
Всем хорошего настроения!
01:01
в стихах есть форма и содержание. в русской-поэзии от формы — рифмы, размера, темпа не отказались. в других стихотворных культурах отказались практически полностью. от рифмы и жёсткого размера. следование традициям в форме, тесно связано и с наличием мастерства, и с уважением к находкам новых форм. я думаю акростих и сонет и все другие жёсткие формы, это тренажёр, упражнения для отработки техники. но бывает. проснешься и пишется стих. как легло на душу. и вдруг бац — а это сонет. с акростихом так не будет никогда. а с сонетом- запросто.
Спасибо, Анетта! Конечно, жёсткая форма — это тренажёр, но иногда хочется размяться и, главным образом, показать себе, что ты можешь.
в других стихотворных культурах отказались практически полностью. от рифмы и жёсткого размера.

Очень жаль! Надеюсь, мы всё-таки сохраним желание повышать своё мастерство.
22:06
Ты не можешь ничего. Относительно Петрарки. И никто. Всё, прошли эпохи… Чтобы писать сонеты, мало мастерства, нужно жить — там. Как правильно всё рассказала Надежда Бугаева.
22:05
… но, бывает, проснёшься и пишется стих, как легло на душу, и вдруг бац — а это сонет.

Факт!