Открытое обсуждение рассказа о детстве - приглашаем всех участвовать

Открытое обсуждение рассказа о детстве - приглашаем всех участвовать

Тех, кто хочет немного отдохнуть от наших масленичных гуляний, рубрика «Мастер-классы по прозе» приглашает к Открытому микрофону для обсуждения рассказа  «Встреча с детством».
Именно в такую форму автор Stas облёк свои детские воспоминания. И, как всегда, ждёт ваших откликов и конструктивную критику.

По традиции, напомню правила обсуждения:
— критика должна быть конструктивной, поддерживающей, мотивирующей;
— в ней не должно быть негативных эмоций (иронии, сарказма, высокомерия и т.д.);
— недопустима личная критика, как автора, так и его героев, а также выбранного жанра или стиля;
— недопустима деструктивная, разгромная критика, самореклама и троллинг;
— в зависимости от вашего уровня экспертности критика может быть общей (и выражаться в небольшом комментарии\комментариях) или детальной (в виде развёрнутой рецензии), но в любом случае – обоснованной;
— любые замечания должны быть высказаны дружелюбно, вежливо и тактично.

Итак, ВСТРЕЧА С ДЕТСТВОМ

Пока окружающий вас мир наполнен разными звуками, вам не услышать тишину. Отключите все звуки, спрячьтесь в глубокий подвал. Замрите, прислушайтесь, и вы услышите её громкий гипнотический свист. В нем смешается время и уже не различить где сегодня, где завтра и где вчера. Потеряется ваш разум, и память найдёт события давно забытого прошлого.

Когда уходит вечер и наступает ночь, мир меняется, тишина становится громкой и отдаётся свистом в ушах. Такое бывает только зимой на безлюдном лесном хуторе. Ночь. Давно затихла протопленная печка. Ещё недавно треск горящих поленьев охранял вас от тишины, но теперь, когда погасли последние янтарные угольки, пришло её время. И она врывается громким свистом падающей кометы, заглушая и путая мысли.
Сегодня тихая ночь. За окном твердый и вязкий морозный воздух, а снег отсвечивает проблесками оконного света. В доме уютно и тепло. На своей печке я принимаю гостью тишину. Расслабившись и закрыв глаза, я ожидаю, куда унесёт она сегодня, какие уголки памяти всколыхнет. Мы с ней дружны давно. И приходит она только в такие, застывшие в морозной неподвижности зимние ночи. Я в полудрёме, и давящий свист тишины постепенно тает, вытесняемый образами из далёкого детства.
Мы с младшим братом идём в садик. Я старше и веду его за руку. Глубокая осень. Только-только светлеет горизонт рассветом над просыпающимся селом. Оно наполняется криками петухов и ревом голодных коров, ожидающих хозяек для утренней дойки. У меня во рту вкус парного молока, мама напоила нас перед выходом. Оно теплое и сладкое, пахнет сеном. Мы с братиком идём медленно, а куда торопиться? Там воспитательницы вредные, и взаперти сидеть ещё весь день. Молча бредём. Детсад расположен в центре села в бывшем имении помещика – огромный кирпичный дом на четыре веранды. Вокруг аллеи из вековых каштанов и вожделенное место наших забав – озеро. У нас его называют ставок. О нем и заговорил братик. Начал просить:
— Стась, давай искупаемся!
— Да ну, холодно, — отвечаю.
Но братца уже повело. Идёт и ноет.
— Ну, давай, а? Стась!
«А чего, — думаю — пойдём.»
Вода холодная, похлопав ладошкой, раздумал я купаться. Но братец, тот ещё цыганёнок, так мы его все за смуглость прозвали, быстро разделся, ткнул мне свои одёжки и, разогнавшись, плюхнулся в воду. И сразу же обратно выскочил, дрожащий, но герой! Оделся – и в садик, но уже бегом.
Меняются картинки. Мне, наверное, лет семь. Жаркое лето. Аллеи каштанов. Говорят, они посажены сто лет назад. Вокруг степь, а тут помещик создал оазис: каштаны и небольшой сосновый бор. Эти сосны завораживают меня. Высокие и гладкие, без единого сучка; и только верхушки огромным зонтиком веток создают причудливые острова зелени у самого неба. Там гнездятся грачи. Сотни гнезд! Их огромные стаи кружат тёмными тучами над полями. Я очень люблю лазить по деревьям. Но то обычные вишни, яблони – любой малец осилит, а тут, вот она — высота! С восторгом смотрел на огромные сосны, они, как заблудившиеся в степи гиганты-путешественники, с изумлением взирали на нас, лилипутов-людей. И каково это быть гигантом, и смотреть на село с высоты облаков?
Однажды я решился, и босиком, чтобы не скользить по гладкому стволу дерева, полез. Вниз не смотрел. Моя цель — царство гнезд у самого неба. Вжимался всем телом в скользкий ствол дерева, и все мысли — удержаться, и не заскользить, не сорваться. От усталости руки дрожали, и только одна мысль – вернуться, но мое упрямство сильнее! И, как мантру, себе вслух: «Я смогу. Фигушки вам! Я смогу!» Главное как можно сильнее прижиматься к дереву! И не останавливаться. Ведь до нижней ветки – не менее семи-восьми метров гладкого ствола. А я не мог сцепить ладони в замок, как я это обычно делал на деревьях потоньше, ведь сосна толще моего охвата. И потому удержаться мог, только крепко прижимая себя руками к стволу дерева. Стоило ослабить усилие, и я сорвался бы вниз, обдирая руки и ноги о наждачную шершавость коры. Наверное, я никогда в жизни так не рисковал, как в тот раз.

И вот она, первая ветка. Я на вершине блаженства! Птенцов нет. Конец лета. Гнезда плотно в ветках. Их так много, и так плотно уложены, что можно было ходить по ним без опаски. Умостившись поудобнее в одном из них, довольный собой, снисходительно смотрел сверху вниз на гуляющие каштановой аллеей парочки и воображал себя капитаном воздушного корабля, летящего среди облаков, над землёй. На высоте верхушек деревьев мир был другим. Мне казалось, что даже птицы приняли меня за своего и восторженными криками приветствовали в своём, недоступном для людей царстве. Вдоволь насладившись высотой, лёг на спину и стал смотреть облака. Они плыли в голубом море неба, и казались необычными существами. Очертания их напоминали животных, людей. Но время незаметно убегало и наступил вечер. Пора спускаться.
Но только один взгляд вниз, и мне стало страшно. Руки и ноги вмиг стали ватными и потеряли уверенность. А там, далеко внизу, знойный день сменила вечерняя прохлада и парк наполнялся гуляющей молодежью. Выходной. Звать на помощь никак. Засмеют. Так и сидел, пока темнота не скрыла ужас высоты, и я, торопясь, обдирая руки, заскользил вниз. Побежал домой. Я очень гордился своим подвигом.
Тишина вытесняет мысли. Картинки сменяют одна другую.
Засыпаю…
И новые образы уже ждут меня на пороге сна.

+4
13:07
644
RSS
14:36
+2
С Вами, Стас, была только что там, наверху, под облаками, в гнезде, и даже чувствовала запах хвои… Отличный рассказ. И так про тишину хорошо написали… Спасибо.
15:56
Спасибо, Анна.
Автора этого чудесного рассказа уже ни с кем не спутать. Трудно поверить, что человек недавно сделал ручку своим главным проводником в мир литературы. Прочитала, и на душе стало тепло. Теперь знаю, — лучший способ уснуть — вспомнить детство.
16:57
Спасибо большое, Маргарита.
15:59
+2
Стас, я ещё до сих пор помню вашего «Борьку»… Этот рассказ совсем другого плана. Как будто вместе с вами лезешь к верхушке, испытываешь блаженство, лёжа в гнезде и следя за движением облаков и… с диким страхом спускаешься вниз… А потом
гордишься собой!
Спасибо за полученное удовольствие от чтения.
Думаю, это здОрово, когда читатель так остро чувствует настроение героев, сопереживает!
16:59
Спасибо, Наталья. Мир нашего детства должен быть с нами, он помогает нам быть добрыми.
Вы совершенно правы, Стас.
Написано живо, образно! Читается легко. Только вот у меня возникает вопрос: как именно связаны два этих воспоминания? Меняются картинки — единственное, что их связывает. Если бы это была серия зарисовок о детстве, то да, а так не очень понятно.
21:56
Светлана, спасибо. Это не совсем рассказ, не ищите тут правил, это такой вот этюд, миниатюра. Воспоминания они не приходят по сценарию, они вот так, несистемно. Я пишу в основном миниатюры, полноценные рассказы редко. Спасибо что читаете.
Спасибо за возможность почитать )
00:15
О серии зарисовок о детстве интересно. Прием тишины и печки как посредника. Правда интересно. Спасибо за идею
07:12
+1
Конечно, это зарисовка, и написана она мастерски. Но у меня возникла потребность в третьей сцене. У числа 3 есть магическая сила, которую я не могу объяснить, но чувствую. Как шутку нельзя повторять больше трёх раз, так и в зарисовке должно быть не более трёх объектов или событий. И не менее. Моё мнение субъективно, поэтому можно не обращать на него внимания.
07:28
Ольга, огромное спасибо. У нас с вами прям мистика получается. Все дело в том, что была третья история и она о том же времени и месте событий. Там я в парке нашел монетку по тем временам для меня дорогую и хотел ее потратить на себя, а потом передумал и отдал маме. Но потом ту историю выделил в отдельный рассказ, уж очень он объемным вышел. Получился неплохой рассказ и назвал его " Внезапное богатство".
И потому вы правы, третья история и планировалась и была. Но так сложилось.
09:10
+1
Уютно, близко и тепло от прочтения. Мне понравилось, но вот тоже хочется продолжения. Возможно, объединяющий миниатюры финальный эпизод. Да, печка как некий «портал» из взрослой жизни в далекое детство, — отличный прием. Воспоминания в родительском доме ночью. Жизненно и реально. Написано по живому. Увлеклась повествованием, словно сама рядом… Можно чуть больше деталей в финале о том, что связывает взрослого и ребенка. Почему так дороги эти образы. Хотя, кто знает, почему память оставляет одни эмоционально значимые моменты, стирая другие.
16:35
Спасибо, над вашим советом подумаю.
19:51
Тема детства всегда беспригрышна. Тут у каждого есть что вспомнить. Автору удалось передать атмосферу. Яркие картинки! Мне тоже немного не хватило — хотелось продолжения, какого-то нового эпизода, а уже потом: вот на этом и закончилось мое детство… Я понял, что становлюсь взрослым… Ну что-то в этом роде…