Фейерверк

история неправдоподобно-милицейская и любовно-мистическая...


А капель – всё громче. Рассвет, сквозняк, шелест бамбуковых занавесей. Они – везде, и он скользит сквозь них тут и там, чувствуя влажным лбом сухое касание потрескивающих трубочек.

Щелчок, комната озаряется холодным белым пламенем. Он становится перед унитазом, поднимает крышку… и взлетает к потолку – там, сразу из нескольких мест бьют багровые ручейки. Стена залита красным… Похожая на кровь вода льётся по стене, огибая её неровности; на его глазах рождается граффити. Это - лицо. Лик некого.

…Вскоре капель прекращается. След от воды подсохнет, кровавый лик выцветет, но две новые, прозрачные струйки побегут от глаз по щекам – подобно слезам.
— Здравствуйте Вам… Я живу этажом ниже…Понимаете, Вы вчера залили…
Халатик на одной пуговке, синие губы, жёлтая чёлка:
— Да что ты говоришь, сосед, пойдём, посмотришь!
— Ну ладно, раз Вы говорите, что не…
— Нет уж, пойдём! – она летит по коридорчику к ванной комнате, держа его за руку, и он послушно плетётся следом. — Видишь, всё сухо, говорит она ему, — а, вот, смотри – у меня тоже подтёки…
Девочка становится на унитаз, трёт длинными пальцами тёмно-красную корку на стене… Каким-то образом она переворачивается в его сознании — тонкие загорелые ноги возносятся к потолку, халатик распахивается…
— Да ты поплыл, дядя!
— Но у Вас нет Лика, — шепчет он смуглому животику и пальцам, поглаживающим его губы…
— Я ничего в этом не понимаю, — говорит она.

Он поднимается этажом выше. Ему долго не открывают, высматривают в глазок, шепчутся, возятся с замками…
— Командир, — говорят ему какие-то небритые личности, — на, сотню, иди по своим делам, вон у тебя домов сколько.

— Я в форме? – спрашивает он себя.
Зелёная бумажка хрустит в руках соседки:
— И что, у тебя так каждый обход? – спрашивает она, усаживаясь на табуретку в коридорчике, подтягивая его за полу плаща.

— Ну вот, так само так, — говорит начальник, – немножко подождём и устроим им фейерверк, а пока пусть поживут нелегалы, своих вызовут, – у каждого не меньше десяти штук в поясе… Да ты не рассуждай, капитан, иди, служи — не тужи.

— Убери руки от него, парень, — а то…
— Чего «а то»? Слушай, мент, – это же дрянь нерусская, посмотри, — сколько их кругом, пройти нельзя! Захватили тут все рынки, баб наших е… Может, купили тебя? То-то смотрю, — не пуганные они!

Лик, лик… Вновь слёзы текут по стене – и никому никакого дела!
— Ты чего развёл здесь? – это начальник… – А где бабки? мы же с тобой договорились, — а ты… Приведи себя в порядок, «Иисус»!
«Приведи себя в порядок»… Ему снится ванна, в какой лежит замоченная для стирки форма. В неё стекает со стены потоками кровь, а длинноногая соседка прыгает в багровой воде и притворно молится на Лик…

— Быстро сюда! – крепкие ребята с автоматами вышвыривают его из квартиры и буквально заносят на верхний этаж. Его ставят перед дверью:
— Голос подай, ну!
— Это я, Ваш участковый, — говорит он…
— Участковый я, — повторит он...
— Ну что ещё тебе, а? – и сразу за щелчком защёлки – крики, удары, выстрелы…
— Давай понятых, капитан, живо!
— Да подожди пока с понятыми, Валера, подожди…Капитан, как там тебя, выйди-ка на лестницу, подыши! ну, чего уставился, иди отсюда, пьяная морда!

У загорелой соседки светлые кудряшки, голубые спокойные глаза, внизу — маленький треугольник белой кожи. Он прижимается к треугольнику квадратным лицом служаки:
— Они выгнали меня, понимаешь?
— Там стреляли, зачем тебе это? – шепчет она, закрывая лицо простыней. – Подожди, дай мне лечь поудобнее, милый… что ты говорил? помедленнее… не кусайся, хорошо?

Ванна наполнена до краёв небом, на самом дне её масса живого разноцветного народу – маленькие, ничтожные существа… Кто-то, в белых одеждах из туч, стоит над ними и размешивает эту толпу, как размешивают обыденное варево в чане, — привычно и равнодушно. В руках у него большой крест из дерева ситтим.

— Прости меня, Господи, — но и ты сам что можешь? Война будет – раса на расу – один народ день ото дня свирепеет, другой – мстит!

А капель всё громче, – на самой высокой ноте её он встаёт с кровати и, пошатываясь, идёт в сторону коридора… Звонят в дверь. 
Щелчок задвижки и всё сначала озаряется белым светом, потом в него втекают красные струи, потом всё проваливается в чёрную тишину.



 

Прочли стихотворение или рассказ???

Поставьте оценку произведению и напишите комментарий.

И ОБЯЗАТЕЛЬНО нажмите значок "Одноклассников" ниже!

 

+1
17:14
685
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!