Леокадия
0

Леокадия

Наши авторы Ведущие рубрик
Леокадия
  • Рейтинг: 1404
  • Последний визит: 12 часов назад
  • Регистрация: 1 год назад

Анкета

Город:
Москва
Возраст:
50 лет

О себе

Поэтесса, прозаик, спецкор.

Награды

Третье место в литературном проекте "Берега надежды"

Второе место в поэтическом флешмобе "Весны звенящее дыхание"

Победителю конкурса "Лучший проект 2022 года" - 3 место за проект "Наедине с природой"

Победителю конкурса "Лучший проект 2022 года" - 1 место за проект "Путешествие в мир добра"

Третье место в экспресс-конкурсе "Новогодние тосты"

Приз зрительских симпатий в осеннем проекте "Янтарно-медная пора"

Третье место в литературном проекте "Ароматы летних дней!"

Первое место в летнем конкурсе "Готовим вместе"

Добрик:
3

Стена пользователя

Загрузка...
1 год назад
#
Дачная тусовка

Сладкий запах дыма, листьев ароматы,
трели лягушачьи с озера слышны.
Чай, дымком пропахший, с листиками мяты,
и шансон разливом с радиоволны.

Дачная тусовка, гости отовсюду
съехались, дождавшись солнечного дня.
Я опять, как прежде тамадою буду,
претендентов много, выберут меня.

Приласкает нежно тёплый летний вечер,
опьянит дурманом скошенной травы,
вспыхнут друг за другом в небе звёзды — свечи,
и укроют землю россыпью канвы.
Загрузка...
1 год назад
#
Пара утренних предложений.

— Долго я буду терзать себя обидным ожиданием?- гудела зычным голосом Таисия Львовна.- Кто-нибудь соизволит обратить внимание на женщину уважительного возраста?- намеренно не сбавляла она своего возмущения. — Дети, если ваша мама выйдет из доброго и заботливого образа, всем здесь окажется одиноко, напоминаю вам об этом.
Однако ответа на её монолог не последовало.
— Михель, не доказывай мне, что тебе безразличен этот день.
— Ма,- раздался на этот раз недовольный мужской голос,- можно мне выспаться хотя бы один раз в месяц.
— Один раз в месяц, дорогой мой сын, ты мог бы уделить матери час своего внимания, которое я уделяла тебе всю свою тяжелейшую жизнь.
В комнате по-прежнему стояла тишина. Немного выждав, Таисия Львовна продолжила свой громогласный утренний монолог.
— В отличие от тебя, Михель, твоя сестра уже встала, но и у неё не находится для матери пара утренних предложений. Она бродит по комнате в образе привидения и делает вид, что меня это никак не касается.
-Касается,- отозвался спокойный женский голос, — тебя, мама, касается абсолютно всё, ты умеешь затмить собой всё наше жизненное пространство. Напоминаю тебе, что оно и без того возмутительно тесное.
-Михель,- зычно прогремел голос Таисии Львовны,- нас не хотят замечать, мы мешаем, и нам не рады уже с утра.
Сын продолжал отмалчиваться и не вступал в обыденное приветствие женщин.
— Ты что, решил оставить меня одну, на полное непонимание?
Не дождавшись ответа и на этот раз, она решительно устремилась на кухню и демонстративно плюхнулась на стул напротив дочери.
— Юся- сказал она, глядя на дочь неторопливо пьющую кофе,- воскресенье уже началось, мне бы хотелось услышать несколько выходных слов про наступившее утро. Я бы совсем не огорчилась, если бы вы с братом пригласили меня на завтрак, где-нибудь на милой лужайке. За окном уже тепло.
Юся продолжала монотонно крутить ложкой в кофейной чашке, не обращая на слова матери никакого внимания.
— Нет, сегодня ко мне все возмутительно невнимательны,- всё больше распаляясь, обиженно заголосила Таисия Львовна.- Если бы это видел наш папа, он бы не оставил меня одну так рано. Он бы непременно нашёл для меня большие радости в этой маленькой квартире.
— Да не будоражь утро, ма,- отозвался сонный мужской голос из ванной комнаты.- Я уже иду развешивать твои радости по всем стенам нашей кухни.
— Вот,- ткнула она толстым пальцем в стол,- наконец-то хоть один любящий голос отреагировал на материнское одиночество.- А ты, незаменимая часть моей истерзанной жизни, по-прежнему остаёшься возмутительно безучастной,- обратилась она к сидящей за столом дочери.
Та продолжала молча пить кофе и смотреть в окно. Немного погодя, тяжело вздохнув, она крикнула брату:
— Тебе заварить кофе, или ты сам себя накормишь?
-Вот до чего нас доводит равнодушие,- тут же встрепенулась Таисия Львовна,- тебе уже трудно налить чашку кофе измученному работой брату. А именно он, и никто другой не заботится о тебе с абсолютно нескрываемым трепетом в сердце.
— Да не трудно ей, не трудно,- бурчал входящий на кухню заспанный Миха. — Она просто хочет ещё раз получить причитающуюся ей порцию удовольствия, громко озвучив заботу обо мне.
— Вот–вот,- тянула нараспев Таисия Львовна.- Однако ни один из вас не намеревается отломить матери хоть маленький кусочек от этого вашего возмутительного утреннего удовольствия.
— Ну, что ты завелась, ма?- вяло отозвалась Юся, глядя на возбуждённую потоком своих речей мать.- Что ты так жаждешь от нас с первых утренних минут?
— Вот этот вопрос уже несколько ближе к моему подорванному настроению,- успокаивалась взбудораженная Таисия Львовна. – А хочу я, между прочим, чтобы мы сегодня выехали на природу, устроились на самом краешке цветочного лужка, расстелили малюсенькую скатёрку и получили от этого утра массу недостающих нам радостных эмоций.
Она артистично подняла глаза к потолку и смиренно скрестила на груди распухшие руки.
– И всего-то,- обречённо вздохнул Миха.
— Не надо ограничивать себя в приятном,- продолжила свой монолог Таисия Львовна,- мы скоренько собираемся и едем сливаться с прелестями окружившего нас мира. Конечно, если мы сегодня сможем их встретить, ещё же так рано.
— Ма, а ты не хочешь хотя бы на время слиться с чем-нибудь ещё? Сегодня у меня дела,- Юся, улыбаясь и сонно потягиваясь, направилась к окну.
-А у тебя есть хоть что-то стоящее на примете?- наиграно удивлённо уставилась на неё мать.- Тогда почему я до сих пор это не созерцаю?- продолжила она с явным желанием не прерывать начатый ею разговор.
-Юся, встрял в их разговор Миха,- прекрати так опасно шутить. Это плохо кончится, если в нашем доме вдруг появится ещё один любитель ранних воскресных завтраков на траве.
Юся с усмешкой взглянула на брата.
Раздался телефонный звонок.
-Как, это твоё кое-что, с чем ты предлагаешь мне слиться с самого утра, уже нам звонит?– глаза Таисии Львовны округлились до небывалых размеров.
-Ма, это определённо хотят обрадовать именно тебя,- шутливо произнесла дочь и подмигнула брату.
Таисия Львовна грациозно поплыла к телефону.
— Ты уверена, что это нужный мне звонок? — обратилась она к дочери, тыча пальцем в телефонный аппарат, прежде чем снять трубку.
Но уже через минуту она расплывалась в широкой улыбке, переключив своё внимание на звонившего.
-Здравствуй, Марочка,- щебетала она, на короткое время прервав свой утренний монолог. – Да, дорогая, конечно, я тебя очень понимаю. Зачем ты спрашиваешь? Мы как раз готовимся сливаться с прелестями заскучавшей без нас природы. Конечно, ты можешь это сделать с нами. Сейчас я только уточню маленькие подробности завтрака у моих всё ещё непроснувшихся детей.
Она повернула голову в сторону дочери и, не снижая голоса, спросила:
— Я могу предложить своей подруге разделить с нами завтрак, вы готовы уступить ей место на нашей поляне?
— Готовы, готовы, передавай ей привет,- привычно кивнула Юся.
-Не слышу полного одобрения,- Таисия Львовна укоризненно взглянула на сына.
— Да готов, конечно же, готов разделить что угодно и с самого утра. А что, у нас может быть иначе? Без тёти Мары ты закатаешь нас в траву, и забудешь где это было,- отозвался Михель.- Ну, какой завтрак может случиться без твоей обожаемой подруги, ма? Он же неминуемо закончится общим несварением. Кстати, почему она не позвонила ещё раньше? Я уже стал волноваться за её сон,- не переставая шутить, бурчал сын.
-Как, ты будешь даже не одна, к тебе приехал племянник?- не обращая внимания на его слова, продолжала расспросы Таисия Львовна.- Откуда? Он так скоро вырос? Как всё неожиданно. Тогда где же он так долго задерживался? Ровесник моей Юсе?- после этих слов она встрепенулась и заметно оживилась.- Ну и что ты там медлишь? Я уже хочу видеть этого племянника,- затараторила она, многозначительно посматривая на дочь.- Да, едем мы уже, едем, летим на крыльях неожиданного интереса. Как я тебе рада, Марочка,- щебетала Таисия Львовна, предвкушая интересные для неё новости.
Вдохновлённая услышанным, Таисия Львовна закружилась вокруг стола, перекидывая с него всё съестное в приготовленную с вечера корзинку.
— Мы уже выезжаем. Нас ждут очень интересные подробности,- тараторила она, многозначительно кидая взгляды на дочь.
— Не суетись, ма,- дай договориться с мыслями,- пытался урезонить её сын.
— Ты не договоришься с ними никогда. Вы не дружите, и давно. Ты всё время плетёшься сзади нужного. Не задерживай меня в принятых решениях, срочно просыпайся, и погружай нас в машину. Почему она до сих пор не тарахтит под нашими окнами? Ты удивляешь меня, Михель,- не затихала Таисия Львовна.
— Юся,- накинулась она на дочь,- быстро одевайся, нам приготовили такие неожиданности. Они явились из красивых тёплых мест, где я намереваюсь в скором времени побывать. Я это уже очень чувствую.
Не пытаясь остановить красноречие матери, брат и сестра, привычно вздохнув, стали собираться. Через полчаса они уже подъезжали к знакомому подъезду, где их нетерпеливо ждали тётя Мара и молодой человек с явно невыспавшейся наружностью. Обменявшись шумными приветствиями, они загрузились в машину. Молодой человек тщетно старался продолжить свой сон. Возбуждённая Таисия Львовна таращила на него глаза и донимала разговорами.
— Леонид,- совестила его тётя Мара, — это мои самые что ни на есть родные друзья. Ты хочешь проспать всё интересное? И почему они все хронически хотят спать?- обратилась она к подруге, открыто выражая недоумение.
— Да, именно так, – расплылась в улыбке Таисия Львовна,- у них у всех какие-то патологические недосыпы. А это мои Юся и Михель, — гудела она низким зычным голосом, не отрывая от молодого человека въедливого взгляда.
Трое молодых людей, переглянувшись и натянув на лица улыбки, приветственно понимающе кивнули друг другу. Мара не переставала болтать всю дорогу, её племянник и Юся напряжённо затаились на заднем сидении старенького автомобиля. Наконец, высмотрев небольшую полянку, Михель остановил машину и привычно без спешки принялся выгружать пакеты.
— Как здесь дышится,- восторгалась Таисия Львовна, оглядываясь по сторонам широко и артистично раскидывая руки,- этот пейзаж пробуждает во мне желание радоваться. Это так волнительно.
— Да, располагает,- соглашалась Мара, потягивая тонкую сигарету и умело выпуская кольцами дым.
Юся и Михель молча перекладывали из корзинки на скатерть маленькие баночки и стопку одноразовой посуды. Леонид скромно сидел чуть поодаль и грустно наблюдал за происходящим.
-И откуда мы прибыли в столь раннее утро ?- обернулся к нему Михель.
— С Житомира.
— И как оно там?
Представьте себе, точно также,- он мотнул головой в сторону удаляющихся женщин. — Те же восторженные приливы, временами переходящие в шквальные волны.
Юся прыснула от смеха, Михель тоже растянулся в понимающей улыбке.
— Ма, — крикнул он,- кушать подано, вас ждут именные места в партере.
— Лучи моего воскресного утра,- отозвалась Таисия Львовна, тяжело усаживаясь на предусмотрительно расстеленные цветастые салфетки,- прекрасней этого завтрака может быть только обед, и то при условии, что на нём будут все присутствующие. Как вам моё предложение вместе продолжить это утро на траве?
Обе женщины смотрели на молодых с нескрываемым обожанием.
Ма,- испуганно остановил её намеки Михель,- ты торопишь события быстрее, чем вокруг рассветает. У меня куча важных дел и обедать сегодня я вообще не планирую.
Таисия Львовна посмотрела на сына с чувством глубокого огорчения.
— Если бы ты знала, Мара, — обратилась она к подруге, аппетитно поглощающей толстый бутерброд,- их необдуманные планы погружают меня в постоянные конфликты с моим внутренним состоянием. Они умудряются не планировать даже собственные обеды. Разве им до того, как при этом без обеда обойдётся их мать?
Мара понимающе кивнула, и с улыбкой уставилась на Михеля. Тот постарался скрыться от её взгляда, закрывшись большой кружкой дымящегося чая.
Когда с завтраком было покончено, подруги, многозначительно переглядываясь, демонстративно удалились бродить по живописным окрестностям.
Молодёжь, вздохнув с облечением, блаженно растянулась на раскинутых подстилках. Воцарилась долгожданная тишина, каждый думал о своём.
— Марго,- Таисия Львовна ухватила подругу за плечи,- срочно поведай мне за своего племянника.- Ты же не просто так порушила моё утреннее уединение. У тебя есть планы, я это услышала ещё в трубке. Зачем он приехал, скажи? Меня просто разрывает от нетерпения.
— Конечно, не просто так,- отозвалась Марго,- этот парень до сих пор пребывает в ежедневном одиночестве. Сколько можно там зависать?- спросила я свою сестру по телефону на прошлой неделе. Когда жe он займётся более важными делами? А с кем же ещё ему туда погружаться, как не с моей любимицей Юсей? Вот я и подумала…
Услышав эти слова Таисия Львовна аж подпрыгнула, словно в неё неожиданно впилась оса. И, с особой теплотой посмотрев на подругу, обхватив её за плечи ещё крепче, зашептала на ухо, как будто кто-то чужой и ненужный мог их услышать.
— Ты правильно подумала. Как я жду этого, Марочка, ты же знаешь, как я этого жду. Сколько можно мне одиноко заботиться о ней? Цветок расцвёл, им же надо любоваться. Ты же знаешь, Юся – прелесть, и сейчас одна только потому, что не послушала меня в свои самые красивые годы, и выскочила замуж за непросветлённого болвана. Что он мог разглядеть в ней из своей полной темноты? Я как вспомню его бледную тупую физиономию, у меня случается несварение желудка на любые вкусности.
— Да,- утвердительно кивнула Мара, именно так. – Непросветлённая особь, точнее и не скажешь. Как только Юся усмотрела в этой пустой личности что-то интересное, а главное решилась пойти против твоего материнского взгляда? Для меня это до сих пор остаётся загадкой.
Она недоумённо повела плечами и прикрыла рукой глаза.
— Не будем вспоминать о ненужных нам историях,- оборвала подругу Таисия Львовна,- лучше остановимся на приятном. Как ты думаешь, они смогут увидеть друг друга?
— Должны, я так надеюсь. Смотри, как мирно они лежат на траве и даже, кажется, разговаривают.
В это время Юся действительно вела довольно оживлённую беседу с гостем. Михель старался в разговор не встревать. Он всё ещё надеялся погрузиться в сон, прежде чем услышит рядом зычный голос матери.
— А помнишь, Мара,- продолжала Таисия Львовна,- как мы с тобой вот также завлекали своих мужей? Какими в ту пору мы были очаровательными и наивными. Я до сих пор не пойму, зачем я тогда прилагала столько усилий, чтобы понравиться своему Моне. Представляешь, я даже красила губы на ночь, думала, вдруг он зажжёт свет и разглядит мою бледность.
Они обе прыснули, и зашлись в громыхающем смехе.
Михель вздрогнул и повернулся на другой бок.
— Миха, брось эту затею,- посоветовала ему сестра. — Сейчас они вернутся и всё вокруг взбудоражится. Ты же знаешь, сном от них не отгородиться.
— От них ничем не отгородиться,- еле слышно простонал Михель.
Он всё ещё пребывал в иллюзиях возможности выспаться и быстро перекатился от стола поближе к кустам.
— Что он там потерял?- увидев это, заволновалась Таисия Львовна.- Мара, нам необходимо вернуться, там что-то потеряли. Этих молодых нельзя оставить без присмотра ни на минуту, что бы они не нанесли мне какой-нибудь урон.
— Раскрой глаза, Тая,- твой сын, как всегда надеется выспаться, пока тебя нет рядом. У этой молодёжи всеобщий недосып. Интересно, как это может быть в твоём доме? Хотя, и у меня Леонид пытается делать то же самое.
Она, хитро улыбаясь, довольная собой, скосила глаза на подругу.
-И для этого надо ползать по кустам?- не обращая на неё внимания, возмущалась Таисия Львовна.
— Оставь сына в покое, позволь хоть здесь сбыться его крохотной мечте. Сейчас нам интересней те двое, пусть Михель пока сливается с природой,- и она руками развернула голову подруги в противоположную от кустов сторону.
— Да,- спохватилась Таисия Львовна.- Сейчас эти двое, только они. А что будем делать мы?
Она вопросительно уставилась на подругу.
— Дышать ароматами утра! Они ещё не всё спросили друг у друга. Пусть подольше повисят в своём прошлом. Там информации не меньше, чем в компьютере.
— Ты с ума сошла. Что там копаться? Это прошлое не блещет алмазами,- разволновалась Таисия Львовна.- Надо немедленно подключаться к их разговорам. Иначе они углубятся не туда, куда следует,- она красноречиво закатила глаза и прижала руки к груди.
— Не суетись, Тая, давай лучше я расскажу тебе за племянника и свою сестру, — уговаривала подругу Мара.
— Ну, давай, только не долго, мне и так будет всё понятно с первых букв.
Неожиданно раздался голос Юси. Та настойчиво предлагала им вернуться. Обе женщины незамедлительно устремились в сторону стола.
— Ма,- нарочито игриво обратилась та к матери.- Леонид зовёт меня отправиться к нему, причём, не раздумывая,- добавила она, слегка намеренно запнувшись.
Юся смеясь, в упор смотрела на мать и её подругу.
— Как это не раздумывая? Что прямо отсюда, от этих кустов?- возмутилась та. — Мы ещё не услышали в каком климате он проживает, а ты необдуманно туда спешишь? Может я пропустила что-то заглавное, пока Мара уводила меня дальше от этих зарослей, около которых твой брат безмятежно проводит утро?
Она укоризненно уставилась на сына, всем видом упрекая его в том, что он, находясь рядом с сестрой, позволил их разговору порушить её планы. Тот молчаливо приподнял брови, пожал плечами и сделал невозмутимое выражение лица.
Мара смотрела на всех с лёгким недоумением и нескрываемой улыбкой.
— Марго,- ты не сказала мне ничего за то, что твой племянник так скор на решения. — А за мои ответы ты его успела предупредить? — и она многозначительно глянула в сторону подруги. — Я ещё не вникла в погодные условия этого, как его там, Житомира, а на этой поляне уже сменили пейзаж. Молодой человек,- возмущённо обратилась она к Леониду,- Вы ещё пока не раскинули перед нами все свои красивые возможности, и я не поняла, есть ли они вообще. А около меня уже стучит ваш паровоз.
Она выглядела раздосадованной и даже несколько обиженной. Мара вцепилась ей в локоть, пытаясь остановить поток возмущённых и резких слов.
— Не тискай меня, Марго,- решительно отстранила её Таисия Львовна.- А вдруг там, куда они собрались, даже утро просыпается без интереса? А моя дочь знает, что она будет делать там в такие безрадостные моменты?
Мать буквально впилась в Юсю негодующим взглядом.
— Она знает, ма, знает, впрочем, как и все тут присутствующие,– подал голос Михель.
— Я надеюсь. Но, мне кажется, что кто-то на этой поляне понимает это не до нужного конца, — бурчала недовольная мать и косила выразительные глаза в сторону дочери.
-Ма, я же не замуж выхожу,- отозвалась Юся.
— Вот именно,- вспылила Таисия Львовна,- а давно пора. Нет, вы определённо поторопились с вашей экскурсией, молодой человек. Мара, что ты всё время молчишь? Что это за акция побега, спланированная без моего настроения?
— Михель,- накинулась она на сына,- ты намеренно уполз в кусты, чтобы дать возможность сестре уехать в неизвестность прямо отсюда? А я ещё собиралась с вами обедать. Так нет же, здесь уже пакуют чемоданы. Как только я отдалилась на два нужных слова, эти двое уже разместились на верхних полках.
-Тая,- пыталась успокоить подругу Мара,- это всего лишь предложение. В конце концов, что тут такого, если Юся поближе познакомится с Житомиром. Красивый старинный город, там живёт моя младшая сестра. На неё во всём можно положиться.
— Насколько поближе? — не унималась Таисия Львовна.- Лично я не вижу пока никаких нужных мне достопримечательностей.
— Всё, продолжаем отдыхать,- вступил в разговор Михель.- Все дышат, все любуются. И вообще, ма,- обратился он к матери,- мы тоже иногда строим личные планы, бывает, прямо с утра. Кстати, ты должна радоваться, что с тобой ими делятся незамедлительно, безотлагательно, сразу по мере их появления.
Да,- подтвердила Мара,- никто не собирался оставлять тебя в неведении или сообщить об этом в последний момент. Твоя Юся – прелесть, сразу подумала о тебе, не выходя с этой поляны.
После этих слов Таисия Львовна слегка притихла и удовлетворённо взглянула в сторону дочери.
-Ну, мы хотя бы успеем вместе отобедать,- несколько успокаиваясь, спросила она.- Всё утро вы перебиваете поток моих мыслей. Просто терроризм какой-то.
— Успокойся, ма, мы даже отужинать успеем. Леонид пригласил меня в принципе.
— Принципиальный, значит. Не успели мы намазать бутерброды, а к нам уже и принципы подсели,- отозвалась мать и укоризненно уставилась на Леонида.
Тот стоял с невозмутимо улыбчивым и спокойным видом.
-В чём собственно разногласия?- спросил он, дружелюбно глядя на Таисию Львовну. — Как Вы правильно успели заметить, в нашем купе есть ещё две нижние полки, и вы с тётей Марой приглашаетесь там удобно расположиться. Я буду только рад нашей общей задумке. Я просто уверен, что Житомир встретит вас, как родных, а я ему в этом активно помогу.
— И впечатлит нас своими красотами,- подхватила его мысль Марго.
— Ну, это несколько меняет направление моего самочувствия, — облегчённо выдохнула Таисия Львовна.- Но, напоминаю вам, что резкие перепады не для моего истерзанного вдохновения.
Таисия Львовна грациозно стояла напротив Леонида. В её воинственной позе чувствовалась стать недовольной тигрицы. Казалось, она едва сдерживает себя, чтобы не вступить в открытый бой. Леонид, нисколько не смутившись, смотрел на неё почти в упор. В его спокойном насмешливом взгляде чувствовалась уверенность и глубина. Воцарилась напряжённая пауза. Таисия Львовна интуитивно предугадывала вероятность предстоящей размолвки с дочерью. Но та тоже выглядела на удивление миролюбиво, сидела и с интересом наблюдала за развивающимися событиями за соседними кустами. Там молодая семья с детьми шумно выползала на поляну из большой, запылённой машины, и пространство вокруг них стойко наполнялось восторженными голосами.
— Ну, вот,- возмущённо фыркнула Таисия Львовна,- наш обед терпит фиаско.
-Мы его ещё не начинали,- попытался заметить ей сын.
Вот именно, а его уже сворачивают,- оборвала недовольная навязавшимся соседством Таисия Львовна.
— Тая успокойся, до обеда ещё далеко и мы, по правде говоря, здесь его не планировали.
— До него не дальше чем до вашего Житомира. А моя дочь, пренебрегая обедом, уже одной ногой там. Так может, тогда мы уже и поедем? Во сколько отходит наш поезд?- она, со свойственной ей артистичностью округлила глаза и с явным вызовом уставилась на гостя.
— С вашего разрешения, мы ещё немного задержимся, у меня не сведены кое-какие дела,- сказал Леонид, пытаясь смягчить накал.
— Успокойся,- шепнула ему Юся, — мать уже сдаётся, я её знаю,- и она кивком головы дала понять, что вопрос улажен.
После вынужденно недолгого пребывания за столом вся компания стала собираться домой. В машине царило явное напряжение. Таисия Львовна по-прежнему не хотела сдавать своих позиций без точных пояснений со стороны житомирского гостя. Все остальные тоже не решались начать разговор даже на другие темы. Тётя Мара периодически сжимала локоть племянника, давая ему понять, что он на правильном пути, и она его полностью поддерживает. Тот отвечал ей понимающей улыбкой и кивал головой. Юся не переставала улыбаться и поглядывать на недовольную мать. Та, видя дочь улыбающейся, сдерживалась из последних сил от своих обыденных въедливых комментариев. Леонид что-то шепнул Юсе на ухо, и та расплылась в широкой одобрительной улыбке. Это не осталось незамеченным зорким оком матери.
— Нет, они определённо перешагивают через все наши возмождности,- шёпотом процедила она подруге.
Та, улыбаясь, утешительно обняла её за плечи.
— У них всё ладится, и это хорошо, что так скоро и без нашей помощи. Я это вижу очень отчётливо, положись на меня, — заверяла она подругу.
-Может быть, может быть. Но почему так стремительно? Хотя… Кажется, я тоже начинаю что-то разглядывать, но всё-таки не так ясно, как бы мне хотелось,- кивала та с нескрываемым недоверием.
Быстро распрощавшись со всеми, Марго с племянником скрылись в полутёмном зашарпанном подъезде.
Машина медленно покатила по узкому проулку.
— Ты что вся в непонятных улыбках? — обратилась Таисия Львовна к дочери.- Что такого он нашептал в твоё ухо, чтобы так сиять с самого утра?
Она недовольно скривила губы и с шумным выдохом посмотрела в сторону Юси.
— У нас свои дела, ма,- отмахнулась от неё дочь. — Через пару дней я уезжаю всего лишь на экскурсию. Лично мне очень нравится это деловое знакомство. Я давно хотела куда-нибудь выбраться, а тут такой вариант подвернулся. Не тормози меня. Дай свободу мысли.
— Да уж, вариант, и как ведь подвернулся, просто прошмыгнул, протиснулся и прямо в наше утро,- цедила сквозь зубы Таисия Львовна.- Едва я позволила ему присесть за наш завтрак, а он уже дирижирует моим самочувствием.
В комнате раздался звук хлопнувшей двери, это Михель умчался по своим делам.
— В решительные моменты моего недовольства все несутся в разные стороны,- заметила ему вслед Таисия Львовна.
— Мне тоже пора,- Юся чмокнула мать в щёку и выпорхнула вслед за братом.
— А ты куда?- только и успела крикнуть Таисия Львовна,- но ответа уже не последовало.
— Разбегаются. Ох Мара, Мара, и надо тебе было так взбаламутить утро. Теперь эти двое не появятся до вечера, а мне изнемогать в думах.
Она не торопясь прошла в комнату дочери, на глаза попалась большая дорожная сумка. «А ведь умчится, налегке, с одной улыбкой» — подумала она, и стала заботливо укладывать её вещи. Когда сумка заполнилась до отказа, она со вздохом облегчения задёрнула молнию и довольная собой уселась с чашкой кофе у окна. «Теперь пусть едет, — размышляла она вслух,- хоть в этом я успела их опередить. Но если уж очень вдуматься… чем собственно он не партия? Скорая, конечно, просто напористая какая-то партия, но Мара..., она же не может навязать мне нечто безрассудное и нелогичное. Пусть уже едут, осматривают его достопримечательности, если они вообще там есть».
Негромкий телефонный звонок оторвал её от лирических размышлений.
— Тая,- раздался взволнованный голос подруги, — ты представляешь, оказывается они просто пошутили над нами. Никуда они не едут и мы с тобой тоже. Эти двое решили таким варварским образом быстренько свернуть наш отдых. Скомкали всё утро и умчались каждый в свою сторону. Порознь, представляешь по-ро-знь,- растянула она последнюю фразу почти по слогам.
— Порознь?- взорвалась Таисия Львовна,- это возмутительно,- я уже упаковала дорожную сумку и что мне прикажешь теперь её распаковывать? Я облюбовала нам нижние полки. В чём собственно дело, Марго? Откуда у тебя такой нелогичный Леонид? Почему ты навязала мне его с самого завтрака? Они что уже не едут в Житомир?
На том конце трубки что-то булькало. Было похоже, что подруга всхлипывает.
— Нет, этим их веселье над нами не закончится, я им устрою неповторимые обстоятельства,- распалялась в чувствах Таисия Львовна,- никто не может просто так порушить моих выстраданных планов. Если мы с тобой решили познакомиться с Житомиром, значит, мы с ним встретимся. Или ты не разделяешь мой интерес, Марго?- буквально рявкнула Таисия Львовна.
— Разделяю Тая, с тобой разделяю всё,- взволнованно выпалила подруга.
— Тогда едем мы. А они,- она гневно затрясла рукой, как — будто пыталась кого- то напугать,- они пусть улыбаются здесь. Нашли, чем испортить мне утренний отдых. А Юся, какова? Так разочаровать мать. Нет, — кипела она,- мои подорванные нервы — не плющ на житомирских заборах, чтобы ими размахивать во все стороны. Марго, немедленно собирайся, мы едем к твоей сестре. Я чувствую, что она уже очень хочет нас видеть. Не будем добавлять ей разочарований. Это ещё успеют сделать за нас эти двое.
— Когда едем, Тая?- в голосе Мары послышался испуг.
-Сейчас,- отрезала та,- пусть они знают, что принимать решения по выходным вразрез со мной невозможно по определению. Мы подождём твоего племянника там, и отобедаем с ним на их житомирских полянах. Он ещё очень увидит мои кулинарные способности. Я сумею удивить его на все дни нашего пребывания.
Из Таисии Львовны низвергался вулкан возмущений. Мара знала, что в такие минуты подруге лучше не противоречить. И она, набрав в лёгкие побольше воздуха, уверенно выдохнула.
— Я готова с тобой, куда угодно, на любые непредвиденные просторы, даже на те, которые не нанесены на карту, что двадцать лет пылится у Михи в комнате,- с этими словами она решительно положила трубку.
— Ну, сюжеты моего выходного дня, теперь уже я пакую свои вещи,- грозно шипела Таисия Львовна, выкидывая из шкафа лёгкие цветастые блузки.
Через каких-нибудь полтора часа две немолодые полнотелые дамы решительно вышагивали по заполненному суетой перрону, тяжело волоча за собой выцветшие полотняные сумки на колёсиках.
— Как ты считаешь, Марго, я должна предупредить этих весёлых о нашем решении? Или пусть они и дальше пребывают в утренних улыбках?
— Не волнуйся, Тая, я оставила Леониду сообщение. Там подробно указан адрес, где он сможет с нами встретиться, если решится на это. А заодно позвонила сестре и сказала, что мы с тобой надумали приехать сами, оглянуться на их красоты. Словом, намекнула ей на твоё внезапное желание ими любоваться.
Таисия Львовна понимающе посмотрела на подругу и утвердительно мотнула головой, давая понять, что полностью одобряет её мысли.
Водрузив пухлые сумки на верхнюю полку, подруги облегчённо вздохнули и устремили взоры в тусклое окно. По перрону сновали взмокшие от жары пассажиры, волоча за собой тугие видавшие виды чемоданы. Поезд, издавая скрежещущие звуки, дёрнулся и заскользил вдоль перрона. Мара с волнением перевела взгляд на подругу. Та, морщась от резких звуков, нервно обмахивалась цветастой салфеткой.
— Я не была там уже восемь лет. Как они могли так быстро пролететь? Ты помнишь, как прошли твои восемь лет, Тая?
— Вот, вот,- оставив без внимания этот её вопрос, откликнулась Таисия Львовна,- благодаря этой молодой поросли, ты, наконец, встретишься с сестрой. Это так трогательно, моя дорогая. А я …- она мечтательно закатила глаза,- когда ещё соберусь в дорогу? Однако, как это всё заманчиво. Мара, какое волнительное сегодня было утро. А этот милый завтрак на траве. Во мне бушует воспоминание,- и она томно закрыла глаза.- Расскажи мне за тот Житомир, куда мы едем. Я должна понять его ещё здесь, под стук этих проржавленных колёс, он уже выводит меня из равновесия. Твоя сестра охотно примет нас?- уточнила она немного погодя, вглядываясь в мелькающие пейзажи за окном.
— Не волнуйся, мы будем лучшими гостями, уверяю тебя. Вы с ней так похожи, так похожи. Она, как и ты, любит болтать долго и ни о чём. А Леонид… разве с ним поговоришь вволю? Вечно торопится, или сидит, уткнувшись в книги.
— И что она, уже готова заключить нас в объятья?
— Готова, Тая, готова,- у неё просторный дом и там хватит места для всего. Она тоже считает, что день нашей встречи наступил. Так что, дальше всё пойдёт, как тобой задумано.
— Лучше, чем на утренней поляне? Тогда ты тоже обещала мне много изумительного,- отозвалась Таисия Львовна.
Она вздохнула и расслабленно откинувшись, закрыла глаза. В её воображении поплыл тёплый вечерний перрон, наполненный стойким запахом спелых садов. Она представляла их безмятежно спокойную дорогу к незнакомому дому, где её ждут невероятно интересные беседы с женщиной, так похожей на неё. А Мара продолжала говорить и говорить о том, какие замечательные места там, куда они так неожиданно едут. Её детские воспоминания были наполнены манящими сюжетами и уютом.
— Мара,- тихо позвала она подругу,- какие они замечательные.
— Кто?- не поняла та,- достопримечательности?
-Наши Юся и Леонид. Как талантливо они всё придумали. Я уверена, что они именно так всё и видели. А как бы ещё можно было быстро и романтично собрать меня в дорогу? Это же надо знать. А Леонид, каков шельмец, он сразу понял авантюрную натуру моей дочери. Подыгрывал ей без лишних дублей. Мара, я, наконец, поняла, в каком достопримечательном городе живёт твоя сестра, и я её уже сильно обнимаю.
Таисия Львовна всё больше и больше расплывалась в широкой добродушной улыбке. Подруга смотрела на неё с обожанием и разливающимся внутренним покоем.
— И этот старый поезд, он почти удобный, так бережно волокёт нас туда, где мы будем наслаждаться и ждать их приезда. Мара, какой невероятный фантазёр твой племянник. Я поняла это сразу, как только увидела его рядом с моей Юсей. Ты же видела, что я поняла это сразу?- и она, вопросительно улыбаясь, уставилась на подругу. А за окнами плыли и плыли картины солнечного лета.
Загрузка...
1 год назад
#
Стол накрыт для друзей, сядем вместе за стол,
посидим, помолчим, поглядим друг на друга.
Поболтаем с тобой просто так, ни о чём.
от приятных минут голова пойдёт кругом.

Хочешь, песню спою, хочешь, стих прочитаю,
хочешь, вместе с тобой просто так посидим,
хочешь, я расскажу то, о чём я мечтаю,
хочешь, просто друг другу в глаза поглядим.
Загрузка...
1 год назад
#
Коммунальные отряды.

Как же хочется спокойно утро встретить, день начать,
элегантно и достойно вдоль по улицам шагать.
Замечать улыбки встречных, согреваться их теплом,
замирать от слов сердечных, наполнять покоем дом.
Вот бы в это окунуться, да понежиться бы всласть,
с радостью не разминуться, да в проблемах не пропасть.
Вот тогда б моя улыбка не сходила бы с лица,
а пока вокруг всё зыбко, и тревогам нет конца.
Сплошь досады, огорченья и ненужные звонки,
праздники и развлеченья мне всё чаще не с руки.
Только память и осталась, в ней и лето, и тепло,
а тревога и усталость — это всё сейчас пришло.
Иногда глаза закрою, вижу тот вечерний свет,
и остатки от покоя сразу сходят все на нет.
Далеко теперь он, в прошлом, вспоминается с трудом,
и о том былом хорошем позабыл мой старый дом.
Позабыл, промчались годы, не упомнить никому.
Сколько было там народу в коммунальном том дому!
Угловой на повороте, три подъезда, магазин.
Все трудились на заводе, он в ту пору был один.
Дружно праздники встречали, наряжались, кто, как мог,
хлебосольно отмечали, всех пускали на порог.
Ребятню не обижали, нас носился целый рой,
летом в лагерь снаряжали, ёлки ставили зимой.
Мы всегда болтались рядом, девочки и пацаны,
коммунальные отряды, поколение страны.
А потом, настало время, разлетелись кто куда,
и от дружного народа не осталось и следа
Загрузка...
1 год назад
#
Мчался поезд, и ночь обнимала вагоны.
Было душно, в купе не спалось никому.
Где-то слышался храп, чуть похожий на стоны,
он тревожил меня, не пойму, почему.
Я включила ночник, нас в купе было трое,
неуютно лежать и смотреть в темноту.
С нижней полки сосед был похож на ковбоя,
можно проще сказать — был похож на мечту.
Я ему улыбнулась, он сразу ответил,
завязался негромкий, пустой разговор,
и лениво на стол собирать начал третий,
разливая на всех недопитый Кагор.

После первых глотков сразу всем стало проще,
завязалась беседа и тему нашли,
и сосед рассказал, что уехал от тёщи,
что интриги её их семью извели.
Бросил дом и дела, с чемоданом уехал,
только сына вот жаль — плакал сильно пацан,
Так что в жизни, увы, появилась прореха,
и мальчишке по жизни шагать без отца.
Сожалел обо всём: что так рано женился,
и не знал, что на тёщу бы надо взглянуть, —
повстречались в метро, пульс неровно забился,
а потом не успел даже глазом моргнуть.

Жили долго одни, в общем, тихо и дружно,
а имели всего: угол, шкаф, да диван.
Но приехала тёща. Кому это нужно!
В дом, как змеи, вползли подлость, гнев и обман.
Что ни день, то скандал, ну, а вечером — слёзы,
парень нервный растёт, только ей хоть бы что.
Всё интриги плетёт, всюду лезет занозой,
что ни сделай, всегда всё не так и не то.
А жена, как назло, любит милую маму,
мол, внучонка растит, и хозяйство на ней.
А что в доме теперь то скандалы, то драмы, —
так во всём виноват только муж – прохиндей.

Он вздохнул тяжело и наполнил стаканы,
сделал пару глотков, вышел в тамбур курить.
От Кагора вокруг расстелились туманы,
закружилось купе, и в глазах стало плыть.
А ковбой всё молчит, смотрит только игриво.
Я спросила: «А ты тоже плохо живёшь?».
Он воткнулся в окно своей чёрною гривой,
улыбаясь — молчит, ничего не поймёшь.
Я хотела завлечь, я подкрасила губы,
щебетала о чём-то, не помню о чём.
А ковбой процедил что-то тихо сквозь зубы,
и меня от себя отодвинул плечом.

Может, что-то не так я сказала, не знаю,
может, просто ковбой всё устал начинать?
Ясно только одно: что ему не нужна я,
И ничем он не хочет себя напрягать.
За окошком темно, в небе звёзды уснули,
ну, а мне не спалось, всё мешало вокруг.
Бился ветер в окно и свистел, словно пули,
стало холодно мне как-то сразу и вдруг.
Возвратился сосед, что нахмуренный леший,
выпил пару глотков, отвернулся, затих.
Я хотела его успокоить, утешить,
он сказал, что не ищет утех никаких.

Тут уж я поняла: толку больше не будет.
Не сложилось у них, гложет злость на весь свет,
и заботу мою завтра каждый забудет,
Им ни я не нужна, ни мой добрый совет.
Вроде складная я, говорю всё по делу,
но не смотрит никто. Почему, не пойму?
Я на этих двоих все глаза проглядела,
всё равно не нужна ни тому, ни тому.
Им бы выпить — и всё, вылить горечь наружу,
а потом захрапеть, а проснувшись, забыть.
И подумала я: «Чем они лучше мужа?
Абсолютно ничем. Так о чём тут грустить?

Ветер злился в ночи, било в окна порошей,
темноту разрезал галогеновый свет.
Из Москвы в Петербург мчался поезд продрогший,
на стоянке вошёл к нам четвёртый сосед.
Он ворчал и сопел, на кого — то ругался,
и опять не уснёшь, мужики извели.
Не везло, вот и всё, разговор не удался.
Это ж надо – купе! Подобраться смогли.
Пассажир, что вошёл, всё пыхтел и метался,
что-то в сумках искал, ничего не нашёл.
Неуклюже на верхнюю полку забрался.
Поезд медленно в ночь от перрона ушёл.

Вот купе мужиков, я об этом мечтала,
завлекай, если сможешь, хотя б одного.
Я опору себе, где могла, там искала,
а найти до сих пор не смогла никого.
Я сморилась совсем, ночь почти на исходе,
мужики всё не спят, потихонечку пьют.
Разговоры ведут, я здесь лишняя, вроде,
я им всем не нужна, но и спать не дают.
Мужиков целых три, толку нет никакого,
хоть бы кто комплимент между стопкой сказал.
Пьют, едят, говорят, словом — всё бестолково.
Ночь прошла, и в окне показался вокзал.

Разошлись, как и ехали: всем безразлично,
слились вмиг незаметно с огромной толпой.
Слов прощальных никто не сказал для приличья,
я привычно одна пошагала домой.
Многолюдный перрон весь в снегу, и в заносах,
долгожданный трамвай и родимый порог.
Муж в дверях, как обычно, устроил расспросы,
мне с дороги раздеться — и то не помог.
Пол не мыт, и вода льётся тихо из крана,
в кухне лампочки нет, и в прихожей темно.
Как живут мужики? Непонятно и странно.
Молча лёг на диван, снова смотрит кино.

Надоело как всё. Где же счастье земное?
Где ж красавец ковбой, где духи и цветы?
Где слова о любви, под какою луною,
заплутали мои голубые мечты?

Загрузка...
1 год назад
#
Любовь на пляже

На южном пляже меня ты встретил,
не знаю даже, как и приметил.
В тени навеса я отдыхала,
и этой встречи не ожидала.

А ты старался крутиться рядом,
рукой касался, пронзая взглядом.
Вокруг девчонки, почти модели,
с ухмылкой явной на нас глядели.

Ты не стеснялся их колких взглядов,
сплошь обаянье, да мне не надо.
И что за глупость — любовь на пляже?
Я не поверю на йоту даже.

Тебя ждут дома жена и тёща,
и не посмотришь на это проще,
и я, как видишь, с кольцом на пальце,
зря, моя прелесть, ты вьёшься в танце.

Любовь на пляже. Она бывает?
А глупость точно всё поломает.
Уймись, не стоит плести узоры,
вздыхать влюблённо, сжигая взором.

Конец сезона не за горами,
и мы — не дети, всё знаем сами.
Угаснет лето, нависнут тучи,
и ты, приятель, найдёшь покруче.
Загрузка...
1 год назад
#
Ванильный запах лета

Я люблю прозрачные рассветы,
и закаты с розовым отливом,
я люблю ванильный запах лета,
и пейзаж с жасминовым мотивом.

Обожаю солнце, ароматы,
мятную вечернюю прохладу,
запах леса терпко горьковатый,
и луга с оттенками помады.

Вздохи улиц, солнцем утомлённых,
речек еле слышное журчанье.
Сколько в лето нас таких — влюблённых!
В холода я кутаюсь в отчаянье.
Загрузка...
1 год назад
#
Васильковое лето

Лето васильками расцвело,
расплескалось запахом духмяным.
На душе приятно и тепло,
словно я в краю медово — пряном.

Шепчутся чуть слышно васильки,
заливая поле фиолетом,
и роняет слёзы у реки
ива, невоспетая поэтом.
Загрузка...
1 год назад
#
***
Шипы и розы неразлучны,
не разделить любовь и месть
Цветок цветёт благополучно,
пока шипы на розе есть.

А если стебель сделать гладким
пожухнет прелесть лепестков,
и ароматом пряно-сладким
не будет веять от цветков.
Загрузка...
1 год назад
#
Всемирный день роз!
Этот дивный цветок восхищает и радует своим нежным ароматом, пробуждая при этом в человеке самые яркие и тонкие чувства. Завораживающие своей красотой розы любят нежиться в солнечных лучах! О них сложено много легенд и мифов, сказок, стихов и песен. Букеты роз издавна и до наших дней считаются признаком некой роскоши. Эти цветы любил Наполеон и разводил их в своём замке. Роза и по сей день считается королевой сада! Они бывают разных оттенков от невероятно нежных, до ярко — кричащих. Всем известно что, красная роза всегда выражала собой любовь, белая — чистоту и нежность, оранжевая роза символизировала страсть, розовая — привязанность. Есть даже такие сорта роз, которые меняют свои оттенки в зависимости от времени суток, днём они одни, а ночью совсем другие. Каждая женщина, которая держит в руках букет роз, выглядит королевой. Роза – это не просто цветок, это цветок — легенда, символ любви и страсти. Если человек дарит вам букет роз, нетрудно догадаться какие чувства он к вам испытывает. От милой симпатии до страстной любви. Вручая букет роз, он может даже не произносить никаких слов, эти цветы всё скажут сами за себя. Язык цветов известен людям ещё со времен Древней Греции.
Палитра роз чрезвычайно богата и каждый цвет несёт в себе своё значение. Надо сказать мы всегда рады цветам, правда, получаем их в подарок не так часто, как бы хотелось. Кстати, розы уместно дарить, как женщинам, так и мужчинам — коллегам по работе, деловым партнёра, в знак благодарности за сотрудничество и как знак уважения. Сейчас символика цветов уже не так значима, как это было раньше, но, тем не менее, роскошный букет роз считается изысканным подарком и в наше время. Пожалуй, мало кому неизвестно, что самый популярный цветок любви – это, конечно же, роза. Благоухающие, завораживающие по своей красоте розы многих из нас приводят в восхищение. А тонким изысканным ароматом и бархатистостью лепестков можно наслаждаться и наслаждаться. Кстати, это прекрасное средство от стресса, коим сейчас подвержен чуть ли не каждый из нас. К тому же из лепестков роз изготавливают вкусное варенье, любимое лакомство, при этом тоже очень полезное для здоровья.
А какие цветы любите вы?
Загрузка...
1 год назад
#
Дорожная история

Поезд мчится прямо в лето
к жарким южным берегам.
Я давно мечтал об этом,
бредил оказаться там.

Всё сбылось! Я еду в Сочи!
Умиляется душа,
и соседка, между прочим,
просто жуть, как хороша.

Я ничуть не растерялся,
и она не сводит глаз.
Чуть в любви ей не признался,
так со мною в первый раз.

И она надежду дарит,
не придётся мне скучать.
Я в восторге, я в ударе,
вместе едем отдыхать.

Оказалось — балаболка,
капитанша у руля.
Утром встал, пустая полка,
и в карманах ни рубля.
Загрузка...
1 год назад
#
Так хочется душевного покоя,
комфортного тепла и тишины.
Жизнь давит, будто облако тугое,
и чувственные ноты не слышны.

Настало время блеклое, чужое,
не объяснить и к сердцу не принять.
Что раньше было тёплое, родное
теперь лишь остаётся вспоминать.

Мне жаль то время тихое, простое,
не злое, не противное ни в чём.
А было оно именно такое,
как будто подставляло нам плечо.

Сейчас всё стало непривычно сложно,
ни красок, ни улыбок, ни тепла.
Расслабиться душевно невозможно,
тревога в жизнь хозяйкою вошла.
Загрузка...
1 год назад
#
Я шла наугад, я брела по привычке,
Наткнулась на взгляд, на вопрос:
есть ли спички?
Вздохнув тяжело, головой покачала,
Виденье ушло, и я вновь зашагала.
Но трудно давались шаги почему–то,
Вопрос отозвался в душе тихой смутой.
И вдруг услыхала опять за спиною:
Не страшно гулять здесь одной под луною?
Я дерзко взглянула, стараясь быть смелой,
Огнём полоснула, съязвила умело,
Одни на дороге, в висках застучало.
Свинцовые ноги, стояла, молчала.
Комок проглотив, я услышала снова:
Глаза опустив, не заметишь любого.
Прости, напугал, ты задумалась, видно, — И прочь пошагал. Мне вдруг сделалось стыдно.

Давно уже нет никого за спиною,
А свет его глаз ходит следом за мною.
Брожу, как всегда, наугад, по привычке.
В кармане лежат мне ненужные спички.
Загрузка...
1 год назад
#
Улица детства

Улица пахнет детством.
Запах духов волнует,
и замирает сердце
словно от поцелуя.

Где это всё осталось?
Так далеко, до боли.
Память волнует малость.
Сентиментальность, что ли?
Загрузка...
1 год назад
#

Мышка.
— Мышка, ты сегодня замечательно выглядишь! – улыбаясь произнёс Сергей, глядя на жену и желая сделать ей приятное перед тем, как они отправятся праздновать Рождество к её школьной подруге. Жена крутилась у зеркала и накладывала макияж на своё и так хорошенькое личико. Они уже несколько лет никуда не выбирались, и, получив приглашение от Анны, решили обязательно им воспользоваться. Тем более, что та очень уж настойчиво приглашала их к себе, что, в общем-то, было не в её манере.
«Мышка… Скажите, какие образы!» — подумала Ольга и, криво усмехнувшись, подозрительно посмотрела на мужа. – «С чего бы это?» — ничего не ответив мужу, она пошла в другую комнату за новым платьем, которое они вместе с Анной накануне долго выбирали в магазине. Ольга никак не могла решить, покупать это платье или нет, но Анна настойчиво уговаривала её сделать себе подарок к Рождеству, мотивируя тем, что сейчас от мужчин мало, чего можно ожидать, а уж такого потрясающего подарка — тем более.
— Вот увидишь, — щебетала она в магазине, — твоему Сергею этот фасон точно понравится.
В итоге платье было куплено, и теперь Ольга придирчиво расправляла перед зеркалом упрямые складки.
В комнату вошёл муж.
— Тебе очень идёт этот прикид, — заметил он, с улыбкой заглядывая ей в глаза.
«Ты смотри и, правда, одобрил… Как это Анька тогда угадала, ну просто уверена была в том, что платье ему понравится! Сговорились они, что ли?» — она опять подозрительно посмотрела на мужа. Сергей, поймав её настороженный взгляд, осёкся. Вообще-то, он всегда был не особенно красноречив в том, что касается комплиментов, но сегодня, когда жена сообщила, что они отметят Рождество в компании, у него сразу улучшилось настроение, и это, разумеется, не осталось незамеченным зорким оком Ольги.
«Ишь, прямо расцвёл, как — будто всё время только и ждал этого приглашения»… — в её душе настойчиво разливалось какое-то липкое неприятное ощущение. Она вдруг подумала о том, что подруга зазывала их в гости с совершенно несвойственной ей настойчивостью. К чему бы это? Несмотря на их давнюю дружбу, они уже давно не отмечали праздники вместе, и, в общем-то, обе не испытывали в этом особой необходимости.
«Интересно, — продолжала размышлять Ольга, — складывается такое впечатление, будто моя драгоценная подруга ищет повод встретиться с моим мужем, а он и рад, даже скрыть этого не может! А вдруг это всё ими просто ловко подстроено: и совместный праздник, и покупка этого платья?» — чувство тревоги разрасталось всё больше, Ольга мрачнела на глазах.
«Что это с ней?» — недоумевал Сергей, беспокоясь, что назревает очередной конфликт. — «Что её так разозлило? И зачем только я вообще с ней заговорил! Одевалась бы себе молча и всё. Сейчас чёрти что придумает, и недели три потратим на выяснение всяких глупостей». — Сергей нервно закурил и, опустился в кресло, но, так и не сумев уютно расположиться, встал и отправился на кухню.
«Нервничает, — отметила про себя Ольга, – не может места себе найти. Испугался! Значит, есть чего».
— Дорогой, — нарочно громко позвала она мужа, — а может, мы всё-таки останемся дома?
Ответа не последовало.
«Ну вот, начинается», — вздохнул Сергей, он уже понял, что теперь жена будет прислушиваться к каждому его слову и нафантазирует такого, что хороший писатель, слушая все её факты и доводы, смог бы настрочить закрученный роман о любви, изменах и предательстве на пятьсот страниц, не меньше. Сергей молча отправился на кухню и поставил чайник на плиту. В коридоре зазвонил телефон, жена сняла трубку. По её изменившемуся голосу он понял, что это Анна — интересуется, всё ли у них в порядке. Ольга отвечала, явно стараясь не показывать своего волнения, однако подругу всё же сумела насторожить. И та, поняв, что Ольга всё ещё сомневается, стоит ли им идти, во избежание отказа начала с удвоенной силой убеждать её хватать в охапку мужа и немедленно отправляться к ней. Тем более, что гости уже собрались и с нетерпением ждут появления опаздывающих. Ольга по-прежнему отвечала не очень уверенно, и Анна попросила её позвать к телефону Сергея. Это был финиш. Ольга, отшутившись, что муж занят активными сборами и именно из-за него они немного задерживаются, быстро положила трубку.
– Интересно, — едва сдерживая волнение, обратилась она к Сергею, — что же такого Анька хотела сказать именно тебе?
— Если тебе это было так интересно, позвала бы меня к телефону, я бы тогда сейчас смог ответить на твой вопрос более детально.
— А ты случаем не догадываешься? — продолжила жена уже с явно нескрываемой издёвкой.
— Я не догадываюсь, я знаю точно, что она просто хотела услышать однозначный ответ: придём мы или нет. Из твоей болтовни она ничего не поняла, а там собрались гости, и они ждут именно нас. Ей просто неудобно перед людьми.
— Ты смотри, как вы научились понимать друг друга на расстоянии, просто мысли по телефону друг другу передаёте, — не унималась Ольга.
— А по-моему, это вы перестали понимать друг друга, если ты столько времени беспредметно с ней болтаешь, и при этом умудряешься злиться на её приглашение, не имея на то никаких причин.
— Причины всегда есть, — многозначительно отрезала жена, но всё же продолжила собираться.
Всю дорогу они молчали. Сергею хотелось успокоить жену, развеять все её необоснованные подозрения, но он не решался заговорить первым, зная, что та всё равно найдёт тысячу причин, чтобы поссориться, если уж она за это взялась.
Почти у самого дома Ольга вдруг выпалила: — Вот сейчас и увидим, чего стоит наша многолетняя дружба, и кто чего ждёт от этого Рождества.
— Оль, ну о чём ты говоришь? Выброси из головы всё, что напридумала и давай по-человечески повеселимся, если уж в кои-то веки собираемся провести праздник в большой компании, — пытался успокоить её Сергей.
Ему хотелось как можно быстрее остановить нарастающее раздражение жены.
— Вы столько лет дружите, надо уже научиться беречь свои отношения. Зачем по пустякам нагнетать обстановку! – продолжал он уговаривать жену.
— Вот сейчас и посмотрим, что именно ты называешь пустяками, — и она многозначительно посмотрела на мужа.
Сергей тяжело вздохнул и снова закурил.
— Отношения…, — с издёвкой в голосе повторила за ним Ольга, — вот ты уже и об отношениях заговорил.
-Перестань, так можно договориться до абсурда.
Сергей раздражённо смял и выбросил сигарету.
— Нас ждут гости и твоя лучшая подруга. Мы давно никуда не выбирались, я прошу тебя, успокойся, и давай вместе со всеми встретим Рождество. Ты выглядишь замечательно, тебе очень идёт новое платье.
Он обнял жену и с надеждой заглянул ей в глаза. Но, встретив холодный взгляд, тотчас отодвинулся и молча пошёл рядом.
«Нет, равнодушным сухарём быть спокойнее, — подумал Сергей, — так что, дорогая жёнушка, в следующий раз на всякий случай никаких ласковых слов и комплиментов в твой адрес говорить я не буду».
Дверь открыла Анна, она радостно кинулась обнимать подругу и целовать её в щёки. Сергей предусмотрительно отступил на пару шагов назад. Анна заметила это и, улыбаясь, обратилась к незнакомому мужчине, который стоял немного поодаль и с явным интересом наблюдал за их встречей.
— Ну, что я тебе говорила: у Ольги не муж, а образец для подражания. Я всегда мечтала именно о таком.
Сергей даже вздрогнул от неожиданности. Ольга вызывающе глянула на мужа и напряжённо покачала головой. Когда все вошли в комнату и сели за стол, Сергей тихо шепнул жене на ухо: — Я здесь мало кого знаю, не оставляй меня надолго.
— Испугался разоблачения, — съязвила жена в ответ. Было хорошо видно, что она не на шутку разошлась в своих эмоциях.
Сергей нервно налил и выпил первую рюмку, не дожидаясь общего тоста. Всё это время Анна, как нарочно, буквально не сводила глаз с него и Ольги. Она видела, что у них что-то не ладится, и изо всех сил старалась помочь подруге помириться с мужем именно под Рождество.
«И эта ещё, как приклеилась», — с досадой поморщился Сергей. Настроение улетучивалось, а ему так хотелось просто погулять в весёлой компании, как когда-то в студенческие годы, когда за практически пустым столом собирались все их однокурсники. Мало, кто кого хорошо знал, но всем было легко и весело.
Есть решительно не хотелось, напряжение Ольги стало привлекать недоумённые взгляды гостей, и Сергей решил пригласить её танцевать, чтобы в танце ещё раз попытаться убедить жену отбросить глупые мысли. Но Анна, как назло, выключила музыку и предложила собравшимся выслушать её важное сообщение. Она вся светилась, её радость так и рвалась наружу, и, глядя прямо на подругу с мужем, она попросила всех наполнить бокалы. Сергей нехотя взял бутылку, и тут в глазах жены он заметил навернувшиеся слёзы.
«Что за чертовщина, — подумал он, – наверно, надо было не соглашаться на эту встречу!!! Сидели бы себе тихо дома, как обычно, вдвоём и смотрели телевизор».
Тем временем сияющая Анна подняла бокал и предложила выпить за любовь. При этом она пристально посмотрела на Ольгу и Сергея. У того ёкнуло в груди, он замешкался, а жена, опустошив бокал, вдруг громко произнесла:
— Я хочу танцевать и приглашаю на танец самого интересного и привлекательного мужчину из нашей компании.
Она стремительно поднялась и пошла к музыкальному центру, но от волнения, включить его ей не удавалось. Нисколько не смутившись этим обстоятельством, Ольга решительно направилась к незнакомцу, сидевшему рядом с Анной и наблюдавшему за разворачивающимися событиями. Встретившись с ней взглядом, он добродушно улыбнулся. Сама не зная, зачем, Ольга села рядом так близко, будто они были знакомы уже очень давно. Поймав удивлённый взгляд подруги, Ольга, довольная собой, обняла её спутника за плечи и, увлекая его к окну, стала тихо болтать на ухо какую-то чушь. Она знала, что со стороны это смотрится, как нежное воркование, и потому делала всё открыто вызывающе и демонстративно. Она не позволит этим двоим унизить её, да ещё при всех. Ах, если бы только она знала обо всём раньше! Как ловко они скрывали от неё свои отношения, и как глупо она купилась на этот праздник! Но теперь всё будет иначе, теперь ей всё стало ясно, и милый муженёк больше не отвертится от неё пустыми отговорками, да и подруга получит своё. Незнакомец, с которым, несмотря на безобразное настроение, открыто кокетничала Ольга, смотрел на неё и растерянно улыбался. Он продолжал молчать, силясь понять, что происходит.
В комнате воцарилась пауза, гости вопросительно наблюдали за сценой у окна. Растерянная Анна подошла к Сергею и стала тихо о чём-то с ним разговаривать. Тот, смущённо пожимая плечами, не сводил глаз с торжествующей жены. Ольга поняла, что настал её час! Она всё рассчитала правильно, и теперь сможет этим двоим показать, что и она не останется одна, стоит ей только захотеть.
И тут произошло неожиданное, обняв Ольгу за плечи, незнакомец вдруг заговорил с ней:
— Оля, ты очень эффектная женщина, Анюта о вас с Сергеем мне много всего рассказывала. Она так привязана к вашей семье, серьёзно волнуется, если у вас что-то вдруг разлаживается в отношениях, и очень дорожит именно вашим мнением. Она долго переживала, смогу ли я вам понравиться, одобрите ли вы её выбор. Дело в том, что я уже был женат, поэтому мы не решались поставить вас в известность о наших с ней отношениях. Анютка боялась, как только ты обо всём узнаешь, то станешь настаивать на немедленном прекращении общения со мной. Но теперь многие неприятные проблемы решены, и мы с Анной собираемся расписаться. А сегодня, в кругу друзей и как раз под Рождество, хотим объявить о нашей свадьбе. Так что давай теперь и мы с тобой попробуем друг другу понравиться. Для Анюты это так важно! Ты самая любимая её подруга.
Он говорил и говорил, глядя ей прямо в глаза. Ошарашенная услышанным, Ольга не знала, что отвечать, с нескрываемым испугом она таращила глаза на незнакомца и молчала. Она вдруг всё поняла, но сказать что-то вразумительное в ответ у неё не получалось. «Ну, надо же, — досадовала она, — Анька закрутила серьёзный роман, дело докатилось до свадьбы, а мы с Серёгой вообще не в курсе. Хороша подруга! Тайна на тайне. А может, это только я одна в непосвящённых, а Сергей всё знал? Нет, вряд ли! — размышляла она, — Такую новость он не смог бы от меня утаить, это точно!!!».
А Сергей и Анна, оставшись за столом, так же недоумевая, смотрели на Ольгу и её взволнованного собеседника, не понимая, что, собственно, между ними происходит.
— Они что, знакомы?- дрожащим голосом спросила у него испуганная Анна.
Тот пожал плечами и промолчал, он сам совершенно запутался и отказывался что-либо понимать в поведении жены.
— Так Оля не хотела приходить сегодня потому, что избегала этой их встречи и последующих объяснений с нами? – продолжала говорить с дрожью в голосе Анна.
На её глазах заблестели слёзы.
— Ну что ты, что ты,- пытался успокоить её Сергей,- давай дождёмся следующего сюрприза. Может, он будет чуть приятнее и что-нибудь прояснит, — неуверенно предложил он.
— Серенький,- почти умоляюще пропищала Анна,- это что же наша Олька выделывает? Между прочим, я собралась выходить за этого человека замуж сразу после Рождества.
-Ты замуж? — изумился Сергей.
— А ты что, кандидатуру своей жены на место невесты выставляешь? — Анна еле сдерживалась, чтобы не разреветься у всех на глазах. — Вот я, дуреха! На что только надеялась. Решила познакомить вас поближе со своим женихом, в праздничной обстановке. Веселья захотелось и мишуры с шампанским.
— Похоже, тебе это очень даже удалось — ближе уже и некуда, — буркнул Сергей, испуганно глядя в сторону жены и незнакомца, которые по-прежнему стояли у окна и о чём-то увлечённо беседовали, не сводя друг с друга глаз.
— Хорош, однако, Аня, твой выбор, ничего не скажешь. Где ты только его нашла и на что надеялась! — добавил он неожиданно осипшим голосом.
— На счастливую семейную жизнь, надеялась, не хуже вашей. А сегодня хотела спросить совета у своих лучших друзей, между прочим. Как ты думаешь, они давно знакомы? Смотри, как мило беседуют, значит, у них много общего, о котором мы с тобой выходит не знаем, — у Анны продолжал дрожать голос, — того гляди, обниматься начнут у всех гостей на глазах, продолжила она.
— Ну что, будем дальше их разглядывать или начнём встречать Рождество? – обратился к ней Сергей, не отвечая на её вопросы.
Губы у Анны скривились в жалкой улыбке. Сергей обнял её за плечи, чтобы поддержать и успокоить, и оглянулся на гостей, которые за разговорами разливали уже не по первой.
— Смотри, — прошептал незнакомец Ольге, — народ уже вовсю празднует, и наши там не отстают. Надо срочно присоединяться, пока ещё есть, к чему.
Всё ещё растерянная Ольга, наконец, смогла сдвинуться с места, и, улыбаясь, вернулась к столу.
— Анюта, — начал разговор её избранник, — твоя подруга действительно самая замечательная, и она мне сразу понравилась. Я изо всех сил постарался, чтобы это было взаимно.
— Мы все это заметили, — с металлом в голосе отозвалась Анна, — однако до этой вашей милой беседы мне казалось, что у тебя здесь была совсем другая задача.
— Как другая? Ты же сама всё время твердила, что я должен непременно понравиться твоей лучшей подруге и её мужу. Что я должен приложить максимум усилий и обязательно выполнить это твоё рождественское желание. Я его выполнил, как ты и хотела.
— А мне кажется, — вступил в разговор Сергей, — наши милые девочки, болтая без умолку почти каждый день, решительно друг другу что-то недоговорили и, как оказалось, недоговорили самое важное, — Сергей облегчённо расправил плечи.
— А по-моему Анна не сказала любимой подруге самого главного, — подхватил его мысль незнакомец, — и это главное заключается в том, что мы с тобой, Анюта, решили пожениться и очень хотели получить одобрение от твоих лучших друзей. Я правильно излагаю наши планы?
— Именно так и не иначе. Правда, мы планировали всё это ещё до Рождества, — уточнила не менее ошарашенная таким поворотом Анна.
Наконец дар речи обрела и Ольга.
— Анна, что за спектакль ты тут устроила? Могла бы хоть намекнуть для ясности, навела туману. Мы с Серёгой чуть в дым не разругались, а у неё тут смотрины, оказывается.
— Ну, я просто хотела всех ошеломить, а возможно, и обрадовать, — стала оправдываться расстроенная случившимся Анна.
— Первая часть задуманного тебе явно удалась, ошеломила и ещё как — подытожил Сергей, — будем ждать вторую часть, праздничную.
— Так зачем дело встало? – тот час вступил в разговор незнакомец. — Давайте срочно начинать радоваться! Иван, — широко улыбаясь, он протянул Сергею руку.
Тот охотно ответил рукопожатием.
— Ну что, оставим наших девочек для вынесения окончательного вердикта и опустошим по бокалу? — Ивану не терпелось замять нелепую ситуацию и съесть, наконец, хоть что-нибудь вкусное – стол всё ещё выглядел весьма аппетитно, несмотря на то, что гости всё это время не забывали выпивать и закусывать.
— Давай-ка всё-таки повременим, Иван, а то эти подружки сейчас ещё какие-нибудь рождественские сюрпризы нам преподнесут. Чего доброго, рассоримся в первый день знакомства, — хорошо зная свою жену, Сергей не верил в столь быструю перемену её настроения.
Но Иван действовал решительно, широко улыбаясь, он притянул к себе Анну и стал что-то тихо ей нашёптывать, и та буквально разлилась в сияющей улыбке. Сергей смотрел на Ольгу, та всё ещё на что-то дулась.
— Ну что, — обратился он к жене, — может, выпьем за удачный выбор твоей подруги? И за вас двоих, понимающих друг друга с полуслова.
— А ты что, уже и выбор её разглядеть успел?
— За себя не скажу, а вот ты к этому её кандидату в мужья была так близка, стоя там, у окна, что, думаю, мнение о нём уже могла и составить. А я тебе в этих вопросах абсолютно доверяю. Ну, так ты одобряешь кандидата в мужья для своей подруги, или как?
Ольга, молча передёрнув плечами, подняла бокал.
— Ну вот и славно, Мышка, — улыбнулся Сергей. — А парень — молодец, всё распланировал правильно, и тебя обнимал со знанием дела. Надеюсь, теперь настала и моя очередь обнять свою жену, — и он, довольный собой, притянул её к себе.
Ольга миролюбиво поглядела на Анну и прошептала:
— Знаешь, а он мне сразу понравился и, правда, особенный, находчивый, главное толковый.
— И чем же, он такой особенный хотелось бы уточнить? — в голосе Сергея послышались наигранные нотки ревности.
— На тебя сильно похож, особенно в вопросах обхождения. Такой же баламут, как и ты.
Она разразилась смехом и довольная повисла у мужа на шее.
Загрузка...
← Предыдущая Следующая → 1 2 3 4 5 6
Показаны 46-60 из 85