Жена хранителя маяка. Глава вторая. Каменоломни.

Жена хранителя маяка. Глава вторая. Каменоломни.

Глава вторая. Каменоломни.

Новая вспышка. Осень — первая ее осень на острове — обрушилась внезапно. Ещё вчера тёплое октябрьское солнце приятно согревало во время работы в саду, где она срезала поздние розы и хризантемы, чтобы отнести их в церковь.  А с утра за  окном было потемневшее низкое небо, свинцовое бурное море и срывающиеся капли дождя.  На берегу ее муж вместе со стариком Мэтью поспешно вытаскивали на берег лодку, сворачивали сети. По радио передавали штормовое предупреждение, значит, день на маяке предстоял непростой. Ее поездка в город явно срывалась, но можно заняться домашними делами, которых никогда не бывает мало.

 Однако и через день, и через неделю шторм не прекратился, даже воскресная служба в церкви Святой Елены не состоялась, так как паром не привез викария. И хотя запасы продуктов позволяли им ещё долго прожить в изоляции от мира, она скучала по Розмари и городку. Чтобы хоть как-то занять себя, ведь муж целыми днями пропадал на маяке и в радиорубке, она решила выйти на прогулку, одевшись потеплее и натянув резиновые сапоги. Прихватила с собой и плетеную корзину, сунув в нее пару ломтей хлеба с ветчиной, яблоко и бутылочку воды – вдруг прогулка затянется. Можно будет перекусить, присев на каменную ограду какого-нибудь заброшенного пастбища, а в опустевшую корзину сложить красивые раковины, выброшенные на берег…

 Она и не заметила, как дошагала до середины острова, оказавшись у тропы, ведущей к заброшенным каменоломням. Во время совместных прогулок они с мужем никогда не сворачивали в ту сторону. 
– Там нет ничего интересного, только ноги посбиваем, — всегда заботливо говорил он ей.
Теперь же она была здесь одна, и извечное женское любопытство перевесило все предупреждения и страхи.
– Дойду до каменоломен, там и перекушу, — решила она и уверенным шагом двинулась по тропе.

Примерно через полчаса она добралась до бывших гранитных разработок, на месте которых громоздились огромные глыбы, местами увитые цепким плющом или скрытые ветвями густых кустарников, что разрослись вокруг. В поисках места для своего пикника она пролезла между двумя валунами и увидела вход в пещеру – довольно узкий разлом в гранитных плитах, уходящий далеко вниз. Она заглянула в лаз – на нее дохнуло сыростью, в темноте было ничего не разглядеть, где-то в глубинах пискнула летучая мышь – и она отшатнулась. Желания лезть в каменоломни не было, и она расположилась на плоском камне со своей корзинкой и принялась жевать сэндвич с ветчиной.

И не заметила, как потемнело небо, на какое-то время стих ветер – так он затихает перед бурей, чтобы внезапно налететь с удвоенной силой…и хлынул дождь….

Совсем как сейчас за окном, подумала она. Воспоминания прогнали сон, и она вылезла из кровати, накинула на плечи шерстяной платок и прошла на кухню приготовить чашку чая. Как там говорил сэр Артур Пинеро: «Пока есть чай – есть надежда».

Спасаясь от обрушившихся потоков воды, она подхватила корзинку и нырнула в каменоломни, пробравшись так, чтобы быть защищенной от разбушевавшейся стихии и в то же время не выпускать из вида тусклый свет, проникающий из лаза.

Постепенно глаза привыкли к темноте, и она смогла оглядеться. Узкий у самого входа, лаз расширялся и полого уходил вниз, образуя коридор с гранитными стенами и утоптанным земляным полом. Стоять в узкой части было неудобно, приходилось сгибаться под низко нависающим потолком, да и капли дождя то и дело долетали, попадая на лицо и волосы.
Она протиснулась вглубь коридора, внимательно глядя себе под ноги, чтобы не наступить на паука или ящерицу, или на острый камень. Наклонившись за выпавшим из кармана куртки платком, она с удивлением обнаружила под ногами странные кружки, ровной цепочкой уходящие в глубину каменоломни. Подцепив один кружок и покатав его между пальцами, она задумалась:  мягкий свечной воск говорил о том, что кто-то шел по этому коридору со свечой, причем не так давно…

Движимая любопытством, она стала потихоньку спускаться по коридору, держась свободной рукой за стену, чтобы не упасть. Корзинка мешала, цепляясь за выступы гранита, и она решила оставить ее, прихватив только  воду. Шаря в поисках бутылки в корзинке, она наткнулась на что-то небольшое, прямоугольное и даже вскрикнула от радости: это был коробок спичек, оставшийся с прошлого пикника. Вытащив припасенные бумажные салфетки, она скрутила из них жгут и подожгла, соорудив импровизированный факел, осветивший ей путь.  В зыбком свете она осмотрела неровные стены прохода и заметила впереди небольшую нишу. В ней (и почему она не удивилась?!) стояла коробка со свечами, мотком веревки и спичками. Ну как тут было не зажечь свечу и не продолжить свое путешествие?

 Неожиданно коридор вывел ее в довольно большое пространство, гранитную пещеру, из которой виднелось несколько очень узких выходов. Один же выход, пошире, был забран решеткой, закрытой на замок. Она бы решила, что это сделано в целях безопасности после закрытия разработок или несчастного случая с Томом, если бы не заметила сложенные за решеткой ящики и коробки. Кто-то спрятал в каменоломнях таинственный груз и позаботился о его сохранности, установив решетку и повесив крепкий замок. Странное место для хранения, подумала она, разглядывая ящики, на которых можно было различить какие-то буквы и цифры. Ей удалось разобрать: D……eu…… 92…., но что это могло значить, она не понимала. Что-то обожгло запястье – это капал оплавившийся воск, свеча догорала, и надо было спешить к выходу, унося с собой чужую тайну…

Она слегка поморщилась: чай капнул на руку, как тот расплавленный воск, придав ее воспоминаниям ощущение реальности. Надо бы налить горячей воды в грелку и взять с собой в кровать, иначе я так и не засну, — подумала она…

Коридор каменоломни завернул один раз, другой – и от легкого дуновения ветра свеча погасла окончательно. Уже должен был появиться свет, попадающий в лаз с поверхности, но впереди была темнота. Неужели она ошиблась и свернула не в тот коридор? – охватила ее паника.
Осторожно, держась за стену, она двинулась вперед маленькими шажками в сторону предполагаемого выхода. И внезапно громко закричала от страха – выставленная вперед рука наткнулась на препятствие, и это был явно человек. Её крик еще не успел затихнуть, эхом отозвавшись в глубине катакомб, как вспыхнул маленький фонарик, и она с изумлением увидела, что препятствием на ее пути был Том.

  — Я напугал Вас, мисс, — негромко сказал он, на удивление отчетливо. — Не бойтесь, я не причиню Вам зла. Ступайте за мной, я буду светить фонариком, чтобы Вы не упали…
 Через несколько минут они были у лаза, и Том помог ей выбраться на поверхность. За то время, что она провела в заброшенной каменоломне, дождь закончился, но над землей висела плотная пелена тумана, а день уже клонился к вечеру.
   — Позвольте, я провожу Вас домой, — голос Тома звучал приглушенно, но это был голос нормального человека, а не невнятное бормотание больного. – Вам не стоит больше ходить сюда. Каменоломни не место для прогулок, здесь таится опасность, а моя мама называет это место проклятым.
    — Том, милый, как я рада, что ты помог мне выбраться, — она слегка прикоснулась к его руке. – Но почему же ты никогда раньше не говорил со мной так?
   — Я ни с кем не говорю, кроме мамы, — опустив глаза, ответил Том. – И прошу Вас никому не говорить об этом. Мама очень боится,  за меня, за нас…Она хотела бы уехать с острова, но мой отец, он и слышать не желает об этом. Пусть все считают, что я так и остался не в себе после… после того случая в каменоломне.
Они пробрались сквозь заросли кустарников на тропу и пошли по направлению к маяку. В густом тумане его свет был слабым, призрачным, далеким.
  — Муж может хватиться меня, — взволнованно сказала она. – Я же не предупредила его и не заметила, что прошло так много времени.
  — Думаю, что в такое время у него много работы на маяке, — ответил Том.  Но все же стоит поспешить, пока опять не полил дождь и совсем не стемнело.
   Что-то странное послышалось ей в его голосе, какой-то непонятный намек, предостережение…

— Постой, Том, давай на минутку присядем, хотя бы вон на то поваленное дерево, — она махнула рукой в сторону. – Я передохну, а ты объяснишь мне, почему нельзя ходить в каменоломни, почему ты притворяешься больным и что же с тобой случилось.
— Но, мисс, — попытался возразить Том, она же прервала его.
— Пока не расскажешь, я не сдвинусь с места.
Вздохнув, Том опустился рядом с ней на старый поваленный дуб и начал рассказ.

 Сноска* Сэр Артур Уинг Пинеро (1855—1934) — английский драматург

 

Прочли стихотворение или рассказ???

Поставьте оценку произведению и напишите комментарий.

И ОБЯЗАТЕЛЬНО нажмите значок "Одноклассников" ниже!

 

+3
14:03
698
RSS
18:30
Загадочно и читается на одном дыхании
Рада, что заинтересовало! Спасибо за отзыв!