Елена Асатурова. Руководитель ЛитКлуба
+1

Елена Асатурова. Руководитель ЛитКлуба

Администраторы Наши авторы Гордость Клуба Члены жюри
Уважаемые авторы! Благодарю всех, кто принял участие в этом выпуске Школы поэтического мастерства. Надеюсь, что определенная польза в нашем бурном обсуждении действительно была. Как минимум, мы вспомнили такой сложный размер как амфибрахий и убедились, что им можно пользоваться и в современном стихотворчестве. Попытки разобраться в смысловом хитросплетении строк увели нас в сторону философских, религиозных и социально-политических рассуждений. Сам факт того, что произведение, представленное Мариной, спровоцировало такую дискуссию, положителен, потому как показывает, что творчество склоняет нас к анализу.

Но соглашусь с руководителем сектора Поэзии в Правлении МСП (КМ) Игорем Исаевым — задача рубрики Рецензии и Школы поэтического мастерства несколько иная. Здесь мы должны в первую очередь говорить о поэзии, технике стихосложения, исправлять ошибки, учиться на примерах и т.д. Ведь наши рецензенты, в том числе которых я специально приглашаю, готовятся, тратят время на анализ именно поэтической составляющей произведения, разбирают его построчно. А оказывается, что запрос у автора совсем другой — разобраться в своём видении мира. Для таких более пространных рассуждений, в том числе о смысловой нагрузке, философии, эзотерике и др. больше подошла бы Литературная беседка, где каждый из вас может самостоятельно инициировать любое открытое обсуждение и пригласить желающих.

Тем не менее, я рада, что представленные стихи вызвали интерес у наших пользователей (более 200 просмотров). И пусть не все отважились высказаться, но что-то для себя почерпнули.
Следующий наш урок в Школе состоится совсем скоро, он будет проще, хрестоматийнее, но, надеюсь, тоже привлечет ваше внимание.
Пы.Сы. Все комментарии будут учтены при раздаче Добриков, а Марине отдельный Добрик за смелость.

Обсуждение на этом закрыто!
Марина, вы меня не услышали. Кто вам сказал, что на заводах работают «необучаемые»? Чтобы управлять современными станками, необходимы знания куда более глубокие, чем, например у нас с вами. Мой папа, всю жизнь проработавший на авиационном заводе, постоянно учился, так как производство развивается, появляются новые станки, новые технологии. И, поверьте, ума у него было больше, чем у многих руководителей. Ему было уже за 80, а его продолжали приглашать для консультаций те самые начальники с двумя высшими… Он был представителем того самого рабочего класса, который в вашем представлении «с недостатком ума или образования», и гордился своей профессией, любил её. И, хотя это уже не имеет отношения к поэзии, я не могу не заступиться за таких, как он. Брр, я в шоке некотором пребываю. Все, кто имеет достаток, воры и злодеи, рабочие — тупая необразованная масса, лишь нищие на паперти — праведники. Страшная картина мирового устройства.
Мы с большой радостью встретимся с «ладожцами» снова вживую, в том числе на финале юбилейного фестиваля «Славянское слово»!
Спасибо Евгении за рассказ о подмосковном творческом объединении. Всегда интересно узнавать, чем живут наши друзья и коллеги в разных регионах. Я очень рада нашему сотрудничеству, тому, что талантливые авторы «Ладоги» участвуют и в наших конкурсах и мероприятиях. Среди них сама Евгения Шарова, Лариса Литвинова, Альбина Янкова. Особенно приятно, что «ладожцы» любят болгарскую литературу и поддерживают тесные культурные связи с писателями Болгарии.
Все поголовно, кто хочет красиво жить, мягко говоря, неправы странное мировоззрение. Равно как и причисление всех, живущих в достатке, к бездуховным ворам. Получается, что умный образованный человек, зарабатывающий своим трудом, умениями или талантами на «красивую» жизнь априори бездуховен и идёт по чьим-то головам? Или пусть не очень образованный, но ставший профессионалом своего дела и достигший кроны вашего древа, должен обязательно быть моральным уродом? Всего один пример: самый высокооплачиваемый спортсмен в мире Криштиану Рональду, входящий в число самых влиятельных людей, является одним из крупнейших благотворителей. Он не употребляет алкоголь, выступает за запрет курения и является донором крови. Кто больше пользы приносит миру- он или, например, Александр Емельяненко, после пьяного дебоша замаливающий свои грехи в монастыре Афона?
У нас, конечно, обсуждение уже вышло за рамки поэтические, перейдя скорее в философские. Но это тоже хорошо, раз написанное заставляет думать и рассуждать, спорить и искать истину. Но вот этим комментарием про «простых рабочих» вы меня, Марина, виртуально «убили». Такая точка зрения с божественным началом совсем не вяжется. Она обесценивает всё написанное выше и свидетельствует о том, насколько у вас искажённое представление о той иерархии, которую вы попытались нарисовать в стихотворении. Именно такое отношение к рабочему классу привело к тому, что у нас сейчас катастрофическая нехватка специалистов во всех отраслях промышленности и даже гвозди, как сказала г-жа Матвиенко, мы делать сами не умеем… Зато переизбыток тех, от кого экономике толку никакого.
Марина, спасибо, что так подробно раскрыли свою концепцию. Она, по сути, не нова и может быть представлена и в виде дерева, и в виде пирамиды. Но это, на мой взгляд, весьма упрощенная, особенно для современного общества, схема, из которой выпадают многие не менее важные ветви и части (армия, творческая интеллигенция, IT-специалисты, духовенство, СМИ и др.). Опять же несколько примитивной мне кажется упорно преподносимая и в самом стихе, и в пояснении мысль о том, что все, кто на верхних «ветвях», кому доступен достаток, априори порочны, не связаны с другими частями древа и не достойны быть близкими к Небу. Это такой посыл 1917 года, конфликт базиса и надстройки по Марксу. Возможно, именно поэтому само стихотворение вызывает у многих читателей если не отторжение, то чувство тяжести, потому что (тут соглашусь с Георгием) личного авторского отношения не чувствуется. А если всё же именно его хотелось передать, то автора становится жаль, ибо помимо назидательности сквозь строки читаются обида и даже неприязнь (не хочу употреблять слово более резкое) к верхним ветвям, кроне дерева.
Вот, кстати, интересное замечание Алёны! Для меня тоже стало неожиданностью такое «тяжеловесное» стихотворение Марины, которой присущ обычно лёгкий слог.
Ну вряд ли кому-то из смертных пиитов удавалось или удастся вложить в свои строки божественное начало. Это было бы слишком самонадеянно, поскольку оно есть частица Бога. Человек может лишь стремиться это начало постигнуть, ощутить его в себе, поднять своё сознание на такой высокий духовный уровень, который позволит ему по праву считать себя подобием божьим.
В самом же стихе больше о том, как греховная жизнь ведёт к утрате этого подобия, этого божественного начала.
Но это моё личное мнение, у кого-то может быть другой взгляд на эту тему.
Тогда получается, что корни — низы — самая обращенная к богу часть человечества? Весьма спорно.
Кстати, про рифмы Ольга Которова правильно заметила. За исключением сладострастья — счастья все они интересные, практически нет однородных.
У меня, Оля, последняя строка вызвала массу вопросов: почему корни повернуты к Небу? При этом Небо с заглавной буквы, значит, речь о божественном начале.
Спасибо за участие в обсуждении и ваше мнение, Иосиф Давидович! Образ дерева у автора действительно неоднозначный, как и его концепция. Но раз он пришёл с этим поэтическим трудом к нам, значит, мысль продолжает работать и ищет пути доработки.
Игорь, большое спасибо за развёрнутый комментарий, который позволяет понять, что именно не понравилось и вызвало вопросы в разбираемом тексте.
В споре, как известно, рождается истина.
Пока мы ждём остальных рецензентов и автора, вклинюсь с одним замечанием: прилагательное «подкронный» существует и очень широко используется, в первую очередь, конечно, в ботанике, агрономии и ландшафтном дизайне. Достаточно погуглить, и мы найдём и подкронный полив, и подкронную тень, и подкронную зону (область, пространство). В литературе же встречаются подкронные джунгли, мрак и т.д. Так что спасибо автору за расширение нашего кругозора и словарного запаса.
А вот с назидательностью, тональностью проповеди соглашусь. Это всегда отталкивает читателя. Слишком неприглядным получается образ тех, кто населяет это древо жизни. Все возможные грехи им приписаны. Как тут не вспомнить Евангелие от Иоанна.
Анатолий, спасибо за ваш отклик! Действительно, истина так проста, и это здорово, что вы увидели её в хитросплетении строк, которое устроил нам автор.
Действительно, Людмила, образ выбран замысловатый и много в ветвях этого «дерева» намешано. Надеюсь, автор нам позже разъяснит свою задумку.
Элеонора, спасибо, что приняли участие в обсуждении! То, что стихи заставили задуматься, это уже результат для автора, не так ли?
Игорь, я думаю не только автору, но всем нам будет очень интересно и полезно послушать ваши критические замечания. Ждём развёрнутую критику.
Онега, спасибо за такой развёрнутый комментарий. Не могу согласиться с замечанием о сбое ритма — его нет, выбранный автором ритмический рисунок соблюдён(17-18-17-15), просто из-за длины и сложности он воспринимается не с первого прочтения. А вот смысловые повторы действительно требуют внимания и доработки.
Вместе с Людмилой Королевой выступлю в поддержку окончания прилагательных женского рода в творительном падеже "-ею", "-ою". Они допускаются нормами современного русского языка, особенно в поэтической речи. Неусечённые окончания в творительном падеже до сих пор используются довольно часто и являются стилистически нейтральными. Для языка официального такая стилистика действительно недопустима, но никто и не напишет в статье «российской журналисткою». А вот в стихах «широкою дорогой» можно вполне «согрешить», если того требует размер и ритм.
Пока наши участники размышляют над этим непростым произведением, начну обсуждение и выскажу самые первые впечатления.
Безусловно, перед нами образец философской поэзии, в основе которой раздумья автора о смысле жизни, о вечных человеческих ценностях.
Неслучайно выбрана и форма, характерная больше для классической поэзии и редко встречающаяся в современной. Шестистопный амфибрахий, чередующий мужскую и женскую рифму, с усечённой до пятистопного последней строкой каждого катрена, с характерными паузами внутри строки, выдаёт автора — не новичка в стихосложении, а скорее опытного и экспериментирующего поэта.
Этот размер, его ритмика создают соответствующее настроение. Оно неспешно, вызывает грусть и в то же время затрагивает за живое, заставляет читателя вместе с автором задуматься над поставленными вопросами. Они, на первый взгляд, хрестоматийны, но всегда актуальны: выбор между материальными и духовными ценностями, поиск своего пути, сохранение веры. Если мы вернёмся к классике, то вспомним, что амфибрахий русские поэты использовали именно для таких размышлений:
Любить… Но кого же?.. На время — не стоит труда,
А вечно любить невозможно.
В себя ли заглянешь? — там прошлого нет и следа:
И радость, и муки, и всё там ничтожно…

Интересен и в то же время опять же хрестоматиен образ дерева, выбранный автором для философских рассуждений. Дерево (мировое древо, древо жизни, древо познания и т.д.) — это образ, характерный для мифопоэтического сознания, воплощающий универсальную концепцию мира. Крона его достигает небес, корни уходят в преисподнюю. Поэтому так часто поэты обращаются к образу деревьев. Исследователи даже вычислили некий «древесный код» в лирике А. Фета, С. Есенина. В рассматриваемом стихе автор представляет нам некое не наделённое признаками конкретной породы дерево — общий дом для людей, в котором каждая его часть, от подножия до кроны, олицетворяет и степень развития человека, и уровень получаемых благ, и место в пирамиде цивилизации. Эти тезисы очень интересные и нуждаются в их более тщательном осмыслении. Поэтому о своём восприятии позиции автора напишу попозже, надо ещё подумать.
← Предыдущая Следующая → 1 2 3 4 Последняя
Показаны 1-20 из 7287